Мерянский язык

Меря́нский язы́к (др.-рус. мєр(ь)скъıї) — мёртвый[1] финно-угорский язык, на котором говорило племя меря в центральной части России, проживающее, по летописным и археологическим источникам, в районе озёр Неро и Плещеево (где находятся, соответственно, Ростов и Переславль-Залесский).

Мерянский язык
Страны Россия
Регионы  Ярославская область,  Ивановская область,  Владимирская область, Костромская область,  Нижегородская область,  Вологодская область,  Тверская область,  Московская область
Общее число говорящих 0
Статус мёртвый язык
Вымер XI век
Классификация
Категория Языки Евразии

Уральская семья

Финно-угорские языки
Прибалтийско-финские языки
Письменность бесписьменный
LINGUIST List 0tw

Об этом языке известно очень мало: фактически до нас дошли только данные топонимики (впрочем, неоднозначно трактуемые). Язык исчез в Средние века после того, как племя меря было ассимилировано славянами (последний раз меря упоминается в летописи в записи 907 года, распад племенной структуры мери относят ко временам Ярослава Мудрого).

Исследования и классификацияПравить

Существует две основные версии относительно места мерянского языка в финно-угорской семье.

Согласно одной, он был близок к марийскому языку (из-за близости этнонимов мари и меря; её придерживался Макс Фасмер; проводился также анализ мерянской топонимики с опорой на марийские параллели[2]). Известный этнограф финно-угровед С. К. Кузнецов писал, что при передвижении на восток самоназвание меря (мере) переходит в мари, и что при объяснении хорографических названий мерянской земли он прибегает к марийскому языку, поскольку больше ни один из известных языков для этого не пригоден[3].

Согласно другой версии, мерянский язык стоял ближе к прибалтийско-финским языкам. Сторонником этой гипотезы является Е. А. Хелимский, предложивший свой анализ мерянской топонимии и сделавший вывод, что мерянский язык был ближе к финно-угорским языкам «северо-западной» группы (прибалтийско-финским, саамским)[4]. По его мнению, наличие марийских параллелей не является критерием принадлежности мерянского языка к марийской группе, поскольку это хорошо объяснимо былой смежностью территорий. Например, в вепсском языке имеются малое число слов, общих для вепсского и марийского, но отсутствующих в прибалтийско-финских и мордовских.

Существует также особое мнение известного финно-угроведа А. М. Шаронова, что мерянский язык был диалектом эрзянского языка[5]. Однако данное мнение не получило широкой научной поддержки.

Из-за наличия древних саамской топонимов глубоко — на юг к реке Волге — не отрицается также пограничное саамское/прибалтийско-финское положение мерянского языка.

Характерной особенностью мерянского языка некоторые исследователи отмечают образование множественного числа прибавлением к основе согласного -k, что сближает его с венгерским[6], — в отличие от показателя множественности -t (-d) во многих других финно-угорских языках.

ПримечанияПравить

  1. [bse.sci-lib.com/article114382.html Уральские языки] — статья из Большой советской энциклопедии
  2. Матвеев А. К. К проблеме расселения летописной мери Архивная копия от 24 сентября 2014 на Wayback Machine / А. К. Матвеев // Известия Уральского государственного университета. — 1997. — № 7. — С. 5-17.
  3. Кузнецов С. К. Анализ хорографических названий Мерянской земли. Московский Археологический Институт. 1910.
  4. Хелимский Е. А. Наследие северо-западной группы финно-угорских языков в субстратной топонимии и лексике: Реконструкции, историческая фонетика, этимология Архивная копия от 30 мая 2016 на Wayback Machine // Вопросы ономастики 3. Екатеринбург, 2006. С. 38-51.
  5. Александр Шаронов. Народ Эрзя и Русь: в фокусе русского неславянина.. Дата обращения: 31 октября 2010. Архивировано 11 февраля 2011 года.
  6. О.Ткаченко; Исследования по мерянскому языку; Грамматика Архивная копия от 21 января 2022 на Wayback Machine, с. 70.

ЛитератураПравить

  • Ткаченко О. Б. Мерянский язык / Ин-т языковедения им. А. А. Потебни АН УССР. — Киев: Наукова думка, 1985. — 208 с. (обл.)
  • Ткаченко О. Б. Исследования по мерянскому языку. — Кострома: Инфопресс, 2007. — 357 с.