Миграционная модель Тодаро

Миграционная модель Тодаро – теория, объясняющая миграцию из села в город как экономически рациональный процесс, несмотря на высокий уровень безработицы в городах. Работники сравнивают свои ожидаемые доходы в городе и начинают переселение из села в случае, если эти ожидаемые доходы превышают их средний уровень доходов в селе. Модель разработана в 1969 году американским экономистом Майклом Тодаро.

Модель Харриса — Тодаро – равновесная ситуация миграционной модели Тодаро, при которой ожидаемые доходы сравняются в сельских и городских секторах с учётом неформального сектора и полной безработицы. Модель разработана в 1970 году американскими экономистами М. Тодаро и Дж. Харрисом[en].

Парадокс Тодаро – любые мероприятия, направленные на улучшение городской экономики, которые приводят к росту городской безработицы, так как эти улучшения стимулируют ещё большую миграцию с сельских территорий.

История созданияПравить

Критика модели Льюиса в части того, что урбанизация стимулирует не только экономический рост, но ведёт к росту безработицы в городах, приводит к тому, что в 1969 году выходит статья М.Тодаро «Модель трудовой миграции и городской безработицы в слаборазвитых странах»[1], в которой впервые представлена была миграционная модель Тодаро (англ. Todaro Migration Model) и указан парадокс Тодаро (англ. Todaro Paradox).

А в 1970 году публикуется статья М.Тодаро и Дж. Харриса[en] «Миграция, безработица и развитие: двухсекторный анализ»[2], в которой впервые демонстрируется модель Харриса - Тодаро[3].

ОпределениеПравить

Миграция из села в город, несмотря на высокий уровень безработицы в городах, осуществляется, когда приведённая стоимость ожидаемых доходов будет превышать средний уровень доходов сельского населения в рамках миграционной модели Тодаро[4].

Парадокс Тодаро – это любые мероприятия, направленные на улучшение городской экономики, которые приводят к росту городской безработицы, так как эти улучшения стимулируют ещё большую миграцию с сельских территорий.

Модель Харриса – Тодаро — равновесная ситуация миграционной модели Тодаро, при которой ожидаемые доходы сравняются в сельских и городских секторах с учётом неформального сектора и полной безработицы[5].

Миграционная модель ТодароПравить

 
Миграционная модель Тодаро[4]
Допущения

Миграционная модель Тодаро имеет ряд предпосылок[3]:

  • экономика состоит из двух секторов: аграрный ( ) и промышленный ( );
  • спрос на труд в аграрном секторе -  , в промышленном –  ;
  • убывающая предельная производительность труда (снижающиеся кривые спроса);
  • общее количество рабочей силы   равна занятым в аграрном секторе   и занятым в промышленном  ;
  • кривая   — совокупная зарплата в городе при фиксированном доходе  x , демонстрирует возможности миграции работников в город.
Графическое изображение модели Тодаро

На рисунке «Миграционная модель Тодаро», составленная впервые в статье Макса Кордена и Р. Финдлей[en] «Городская безработица, межсекторная мобильность капитала, и политика развития»[6] указано, что[4]:

 ,
 ;
  • при уровне зарплаты в промышленности   установится занятость в промышленном секторе на уровне  , а в аграрном   с зарплатой на уровне  . Положительная разница в уровнях зарплаты   становится источником миграции из села в город. А отношение занятых в промышленности ( ) к общему количеству занятых в городе ( ) является вероятностью трудоустройства бывших сельских работников в городе ( ). Таким образом, зарплата в аграрном секторе, при которой сельский работник был бы безразличен к миграции в город, равна:
 ;
  • таким образом, при нейтральном отношении мигранта к риску в точке   устанавливается равновесный уровень пересечения кривых   и  , где определяется уровень занятых в аграрном секторе   и занятых в промышленности на уровне занятых  , зарплата в аграрном секторе   и уровень безработицы  ;
  • а с учётом риска кривая   сдвигается вниз, и равновесная зарплата   снижается по отношению к  , сокращается и безработица до  ;
  • если учитывать, что в городе появляется возможность работать в неформальном секторе, то кривая   сдвигается вверх, увеличивая уровень безработицы и сам неформальный сектор экономики города.

Парадокс ТодароПравить

Рост занятости в городе приводит к росту уровня безработицы, так как каждая новая вакансия может привлекать в город дополнительно до 3-4 сельских работников. Рост образования, неподкрепленный созданием новых рабочих мест, ухудшает экономическую ситуацию в стране, так как затраты общества на образование приводят к снижению отдачи от него, а бывшие студенты пополнят ряды уже высокообразованных безработных[3].

Перенаселенность городов можно объяснить и тем, что при принятии решения о миграции основополагающую роль играют факторы «выталкивания» (например, рост механизации и автоматизации сельского хозяйства, рост импорта продовольствия, засуха), а не факторы «притяжения»[3].

Свойства моделиПравить

Миграционная модель Тодаро учитывает четыре группы факторов миграции[4]:

  1. экономические выгоды (сравнение относительных выгод и издержек) и психологическая мотивация;
  2. сравнение ожидаемых уровней оплаты труда в городе и в селе с учётом вероятности получения работы в городе;
  3. уровень городской занятости, который прямо влияет на вероятность получения работы, и уровень городской безработицы, который прямо пропорционален вероятности получения её;
  4. существенные различия в ожидаемых уровнях доходов в городе и в селе, что приводит к миграции выше возможного поглощения дополнительной рабочей силы, что в свою очередь неизбежно приводит к высокому уровню безработицы в городе.

Миграционная модель Тодаро имеет пять следствий для стратегии экономического развития[4]:

  1. уменьшение различия между городом и селом в части занятости позволит снизить социальные издержки от миграции, которые могут существенно превышать личные выгоды мигрантов;
  2. увеличение рабочих мест в городе приводит к росту различий доходов между городом и селом, снижая вероятность трудоустройства в городе и объёмы производства в селе;
  3. ограничение инвестиций в образование до уровня абсорбционного позволит экономике поглощать то количество образованных людей, которое выпускается в текущем периоде;
  4. субсидирование зарплаты стимулирует формирование трудоёмких видов производств, что вызывает дополнительную миграцию и дополнительное количество безработных;
  5. развитие сельских территорий смягчает уровень безработицы в селе.

В целом М.Тодаро на основе эмпирических исследований выделяет 10 ключевых элементов стратегии экономического развития в части миграции и занятости:

  1. создание экономического равновесия между городом и селом,
  2. расширение малого предпринимательства и трудоёмкого производства,
  3. устранение искажение в ценах факторов производств,
  4. выбор соответствующих трудоёмких технологий в производстве,
  5. модификация прямой зависимости между системой образования и занятостью,
  6. снижение темпов роста населения,
  7. децентрализация власти в городах и районах в части ускоренной помощи населению,
  8. мобилизация неиспользованных возможностей для городской динамики,
  9. мероприятия в отношении потребностей жителей, живущих в крайней степени бедности, в условиях городских трущоб,
  10. прогнозирование и содействие размещению «климатических» мигрантов[en].

ПримечанияПравить

  1. Todaro M.P. A Model of Labor Migration and Urban Unemployment in Less Developed Countries // The American Economic Review. — 1969. — Vol. 59, № 1. — P. 138-148.
  2. Harris J.R.[en], Todaro M.P. Migration, Unemployment and Developmnent: A Two-Sector Analysis // The American Economic Review. — 1970. — Vol. 60, № 1. — P. 126-142. Архивировано 14 января 2019 года.
  3. 1 2 3 4 Нуреев Р.М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики. — М.: Норма, 2008. — С. 150-153. — ISBN 978-5-468-00159-2.
  4. 1 2 3 4 5 Тодаро М.П. Экономическое развитие. — М.: Юнити, 1997. — С. 671. — ISBN 0-582-23160-4.
  5. Todaro M.P., Smith S.C[en]. Economic Development, 12th ed. — Trans-Atlantic Publications, 2015. — С. 357-362. — ISBN 978-1292002972.
  6. Corden W.M. и Findlay R.[en]. Urban unemployment, intersectoral capital mobility, and development policy // Economica. — Feb., 1975. — Vol. 42, № 165. — P. 59-78. — doi:10.2307/2552986.