Открыть главное меню

Миранда играет в шахматы с Фердинандом, шутливо обвиняя его в обмане

Миранда играет в шахматы с Фердинандом, шутливо обвиняя его в обмане (фр. Miranda fait une partie d'échecs avec Ferdinand, qu'elle accuse, en plaisantant, de tricher, 1822) — наиболее известная картина французского художника Жилло Сент-Эвра (фр. Gillot Saint-Evre, 1791—1858) на сюжет из «Бури» Уильяма Шекспира.

Saint Evre Miranda playing chess with Ferdinand 1822.jpg
Жилло Сент-Эвр
Миранда играет в шахматы с Фердинандом, шутливо обвиняя его в обмане. 1822
фр. Miranda fait une partie d'échecs avec Ferdinand, qu'elle accuse, en plaisantant, de tricher
Холст, масло. 114,5 × 138 см
Le Musée de la Vie romantique, Париж, Франция
(инв. 2016.3.1)

Содержание

История картины и её судьбаПравить

Картина была впервые представлена художником на Парижском салоне 1822 года (№ 1161) и в том же году на подобном Салоне в Лилле (№ 204). Техника — холст, масло. Картина подписана и датирована — «Г. St Evre 1822» (в правом нижнем углу). Размер — 114,50 на 138 сантиметров[1]. Была продана на аукционе 31 марта 2016 года за 18 200 (лот 143). Картина находилась до этого времени в частной коллекции и практически была недоступна искусствоведам. Сейчас находится в коллекции парижского Le Musée de la Vie romantique[2].

Сюжет картиныПравить

В первых десятилетиях XIX века художники стали искать вдохновение не в классической древности, а сделали выбор в пользу Средневековья и эпохи Возрождения. Жилло Сент-Эвр выбрал шекспировские образы для обеих композиций, которые он выставил на Парижском салоне 1822 года: «Просперо, герцог Миланский, и его дочь во время бури в старой лодке» (судьба и современное местонахождение этой картины неизвестны) и «Миранда играет в шахматы с Фердинандом, шутливо обвиняя его в обмане»[3]. Это эпизоды из пьесы «Буря», исполненной в первый раз перед королём Яковом I и его придворными во дворце Уайтхолл в канун Дня Всех святых 1 ноября 1611 года.

Сцена происходит на заколдованном острове, где Миранда и её отец Просперо находятся уже на протяжении двенадцати лет. Главными действующими лицами картины являются молодые влюблённые Миранда и Фернандо, изображённые на переднем плане, а на заднем плане слева — их отцы, Просперо, свергнутый герцог Милана, и Алонзо, король Неаполя, который много лет назад организовал свержение Просперо, чтобы передать престол его брату[4]. Так описывается эта сцена в пьесе[5]:

 

«Открывается вход в пещеру; там Фердинанд и Миранда играют в шахматы.

Миранда

Мой нежный друг, не хочешь ли меня
Поймать в ловушку[6]?
Фердинанд
Ни за что на свете,
Любимая, хитрить с тобой не мог бы.
Миранда
За сотню царств наверно бы схитрил,
Но честной всё ж сочла бы я игру.
Алонзо
Коль это — лишь волшебное виденье,
Утрачу я единственного сына

Сегодня дважды».
 

В своём комментарии к Салону 1822 года, Чарльз Лэндон пересказывает так историю, которая разворачивается перед нашими глазами[7]:

«Миранда шутя обвиняет Фердинанда в обмане… принц защищает себя, говоря о своей любви… Просперо вводит короля Неаполя, позволяя ему увидеть своего сына, которого по его мнению, он потерял в результате бури»

Художественные особенности картиныПравить

Художник одевает персонажей в костюмы XVI-XVII веков. Четверо героев расположены в театральной обстановке: двое молодых людей сидят на переднем плане, освещены светящимся пламенем свечи, их отцы находятся в темноте, в холодном лунном свете; они входят в комнату, словно на сцену[8]. Миранда и Фердинанд кажутся отрезанными от мира, в котором присутствуют Просперо и Алонзо.

Два разных источника света присутствуют на полотне (тусклый свет Луны, идущий сзади; яркий свет факела, освещающий влюблённых сбоку), контраст света и тени подчёркивает драматизм события, персонажи выражают различные реакции на два разных события: Миранда и Фердинанд шутливо переговариваются за шахматной доской (озорная улыбка Миранды, растерянность Фердинанда); входящие отцы видят юношу и девушку (удовлетворение Просперо, изумление Алонзо, считавшего своего сына погибшим). Контраст между двумя мирами подчёркивается особым освещением. Оно напоминает картины представителей голландского искусства XVII века, особенно Годфрида Схалкена (нидерл. Godfried Schalcken; 1643—1706), последователя Караваджо.

Большинство критиков, присутствовавших на Салоне, были в восторге от этой картины. Адольф Тьер выдвигает на первый план глубину замысла и чистоту стиля, историчность костюмов персонажей, он назвал в своих заметках о впечатлениях от выставки Жилло Сент-Эвра «молодым художником, внушающим большие надежды»[9]. Картина предвещает искусство романтизма.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Miranda fait une partie d'échecs avec Ferdinand qu’elle accuse, en plaisantant, de tricher. BlouinArtinfo.
  2. Le musée de la Vie romantique accueille une peinture de Gillot Saint-Evre. Le Quotidien de l’Art.
  3. François Guillaume Dumas, Ludovic Baschet. Catalogue illustré Salon 1822. Paris. 1822. P. 130.
  4. Lot 143: Gillot Saint-Evre Bault-sur-Suippe, 1791 — Paris, 1858 Miranda fait une partie d'échecs avec Ferdinand, qu’elle accuse, en plaisanta. Le Figaro. (недоступная ссылка)
  5. Шекспир Уильям. Буря (в переводе). М. 1960. Акт V.
  6. В некоторых версиях перевода Миранда упрекает противника в том, что тот сделал ход, запрещённый правилами.
  7. Miranda fait une partie d'échecs avec Ferdinand, qu’elle accuse, en plaisantant, de tricher. АrtСurial. (недоступная ссылка)
  8. Bénédicte Bonnet Saint-Georges. Un tableau de Gillot Saint-Evre pour le Musée de la Vie romantique. La Tribune de l’Art.
  9. Adolphe Thiers. Salon de mil-huit cent vingt-deux. Paris. 1822. Р. 112—113.

ЛитератураПравить

  • Charles Paul Landon. Salon de 1822: Recueil de morceaux choisis parmi les ouvrages de peinture et de sculptures exposés au Louvre le 24 avril 1822. Annales du Musée et de l'École moderne des Beaux-Arts.
  • Salon de 1822, V 1. Paris. 1822. P. 81—83 et repr. pl. 51.
  • Adolphe Thiers. Salon de mil-huit cent vingt-deux. Paris. 1822. Р. 112—113.