Моранди, Джорджо

Джорджо Моранди (итал. Giorgio Morandi; 20 июля 1890, Болонья — 18 июня 1964, Болонья) — итальянский живописец и график.

Джорджо Моранди
Giorgio Morandi
Джорджо Моранди в мастерской (фото Герберта Листа[en], 1953)
Джорджо Моранди в мастерской (фото Герберта Листа[en], 1953)
Дата рождения 20 июля 1890(1890-07-20)[1][2][3][…]
Место рождения
Дата смерти 18 июня 1964(1964-06-18)[1][2][3][…] (73 года)
Место смерти
Гражданство  Италия
Жанр натюрморт[4] и пейзаж[4]
Учёба
Награды
Премия Рубенса[d] (1962)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Будущий художник, старший из пяти детей, родился в семье Андреа Моранди (1858—1909) — совладельца болонского отделения французской фирмы, торговавшей коноплей, в 1889 году женившегося на 19-летней Марии Маккаферри[5][6]. Поначалу Джорджо работал в отцовской фирме, но рано проявившаяся страсть к живописи определила ему другой жизненный путь: в 1907 году он поступил в Академию Изящных Искусств Болоньи (итал. Accademia di Belle Arti di Bologna[7]). После ранней смерти отца, благодаря усилиям матери, стремившейся дать детям образование[К 1], Джорджо смог продолжить обучение и в 1913 году окончить Академию. Моранди добился в учёбе хороших результатов, но не получил от академического образования той школы творчества, к которой стремился. Эту школу ему могла бы дать поездка в Париж, о которой он мечтал в начале 1910-х, но материальные затруднения семьи не позволили ему покинуть Болонью[9], где в 19141929 годах он преподавал рисование в начальных школах.

В новой французской живописи, с которой Моранди поначалу имел возможность знакомиться лишь по чёрно-белым репродукциям, он ориентировался на работы Ренуара и, в особенности, Сезанна. Но если живопись Ренуара молодой художник смог непосредственно увидеть уже в 1910 году (на IX Биеннале в Венеции, где картинам Ренуара был предоставлен целый зал)[10], то искусство Сезанна он долгое время изучал лишь по репродукциям[К 2].

Самые ранние из ныне известных работ Моранди — пейзаж и портрет сестры Дины, выполненные в острой пластической манере, — датированы 1911 и 1912 годами[К 3]. В 19131914 годах Джорджо Моранди участвовал в нескольких футуристических выставках в Болонье и Риме, познакомившись с Умберто Боччони, Карло Карра и удостоившись похвалы лидера итальянских футуристов Томазо Маринетти[13], однако его творческие поиски в большей мере развивались под влиянием работ французских кубистов и отчасти — Анри Руссо[14]. Параллельно с интересом к экспериментам новейших течений Моранди углубился в изучение живописи старых мастеров — Джотто, Мазаччо, Уччелло, Пьеро делла Франческа — совершив поездки во Флоренцию (1910), Падую и Ассизи[15].

В связи со вступлением Италии летом 1915 года в боевые действия Первой мировой войны Моранди в том же году был призван в армию (из-за очень высокого роста его определили в гранатомётный полк), но, прослужив два месяца, пережил нервный срыв и был демобилизован[16]. В 1917 году Моранди вновь тяжело заболел и почти не мог работать.

В 19161919 годах творческие искания Моранди сближают его с представителями так называемой «метафизической живописи»[К 4]Джорджо де Кирико, Артуро Мартини и, в особенности, Карло Карра. В первые послевоенные годы эти художники вместе с Моранди входили в группу «Valori Plastici» («Пластические ценности») — по названию одноимённого журнала, основанного в 1918 году художником, издателем и торговцем произведениями искусства Марио Брольо, который в 1921 году организовал передвижную выставку группы в Берлине, Дрездене, Ганновере и Мюнхене[18]. Брольо первым заключил с болонским художником эксклюзивный контракт и начал продавать его работы[19]. Однако к 1922 году, когда Моранди ещё выставлялся вместе с де Кирико, Карра и Мартини на «Весенней выставке» во Флоренции (и де Кирико написал о нём статью в каталог этой выставки), его новые работы свидетельствовали о том, что «метафизический этап» остался для него в прошлом[20].

В 1930-е годы к Джорджо Моранди приходит первое признание. Сначала как к графику: успехи предшествующего десятилетия в области офорта позволили ему в 1930 году возглавить кафедру техники гравюры в Болонской Академии художеств (занимал кафедру до 1956 года)[21]. В 1932 году Моранди участвует в Первой выставке современной итальянской гравюры во Флоренции, и тогда же журнал «L`italiano» посвящает ему специальный номер со статьей Арденго Соффичи, по ходатайству которого в 1938 году Моранди становится членом-корреспондентом флорентийской Академии изящных искусств[22]. Постепенно и его живопись становится заметным явлением в итальянском искусстве: с 1931 года работы Моранди представлены на самой престижной национальной выставке — Римской квадриенале, в 1939 году художник удостоился чести показать 42 свои картины в отдельном зале III Римской квадриенале[23].

В середине 1930-х его живопись получила высокую оценку со стороны известного историка искусства Роберто Лонги и крупного коллекционера, критика и предпринимателя Ламберто Витали (1896—1992), с которыми Джорджо Моранди впоследствии связала многолетняя дружба[24]. В годы Второй мировой войны благодаря помощи Лонги художника удалось вызволить из болонской тюрьмы[К 5], а позднее поддержать его организацией персональной выставки во флорентийской галерее «Иль Фьоре», открывшейся 25 апреля 1945 года, в день освобождения Болоньи союзниками[26]. Витали стал не только одним из крупнейших коллекционеров произведений Моранди (самые ценные из которых оставил миланской Пинакотеке Брера), но и автором прижизненного каталога его графики (1957) и посмертного сводного каталога произведений художника (1977)[27].

Несмотря на известность, пришедшую к Моранди в послевоенные годы, он не изменил своего скромного образа жизни. Не будучи женат, он проживал вместе со своими незамужними сёстрами в старомодной родительской квартире в Болонье, одна из комнат которой служила ему мастерской и спальней[28]. Лишь в 1959 году он построил дом в сельской коммуне Гриццана, в 30 километрах от Болоньи, куда ранее многие годы приезжал летом, жил во время войны; здесь Моранди проводил с сёстрами летние месяцы и в последние годы своей жизни[29]. В 1985 году к названию этой коммуны было присоединено имя художника: Гриццана-Моранди.

Творчество и признаниеПравить

В конце 1950-х Джордо Моранди в одном из редких интервью так высказался о главном жанре своих работ:

«По сути, я являюсь художником, в творчестве которого львиную долю занимает натюрморт, способный передать зрителю чувство покоя и интимности — качества, которые я сам ценю более всего прочего. <…>

В целом на сегодняшний день, думаю, я выполнил около шестисот картин, а сейчас, когда у меня появились серьёзные проблемы со зрением, пишу только четыре или пять в год. <…> Я всегда был сосредоточен на куда более узкой гамме сюжетов, чем большинство художников, поэтому и опасность повториться была для меня гораздо сильнее. Думаю, я сумел её избежать, посвящая больше времени тому, чтобы построить свои картины как вариации на ту или иную из этих немногочисленных тем».[30]

В сводных каталогах Витали выявлено около 1340 произведений Джорджо Моранди, выполненных в технике масляной живописи[31], и 137 офортов[32][К 6] (не считая акварелей и рисунков). Пейзажи составляют чуть менее одной пятой его наследия[35], Моранди почти не оставил портретов (при этом известны 7 его автопортретов[36]); весь остальной массив произведений художника составляют натюрморты, к которым можно отнести и обширную группу его «Цветов» (он так и называл их — «цветочными натюрмортами» — и обычно дарил ценителям своего таланта, друзьям, своим сёстрам[37]), а также ряд картин и офортов с изображением раковин — «образы окаменевшего мира»[38].

 
Предметы для натюрмортов в мастерской Моранди (фото Паоло Монти, 1981)

Искусствоведы, побывавшие в мастерской Джорджо Моранди, отмечали особый подход художника к натуре, из которой рождались его натюрморты. По наблюдению Роберто Лонги это были «бесполезные предметы», то есть предметы, вырванные из реальности[39]. Виктория Маркова вспоминала: «…Почти все эти предметы — разнообразной формы бутылки, банки, вазочки — были либо покрашены гуашью в определённые цвета <…>, либо покрыты нарочито небрежно нанесённым слоем гипса, благодаря чему они утрачивали не только утилитарную связь с повседневностью, но и свою естественную фактуру и материальные свойства — стекло переставало быть стеклом, а металл — металлом»[29]. Куратор нью-йоркской выставки «Итальянское искусство XX века» (1949) Джеймс Тролл Соби обратил внимание на то, что, подготавливая предметы для своих натюрмортов (коробочки, параллелепипеды) Моранди нередко «…закрашивал их поверхности простыми геометрическими формами — квадратами, кругами, прямоугольниками — неизменно мягких цветов»[40]. Мария Кристиана Бандера, научный директор фонда Роберта Лонги, описывала предмет, «изготовленный из жести специально по просьбе Моранди и часто встречающийся в его работах — в форме опрокинутой воронки, надетой на цилиндр»[41]. Всесторонне изучив технологию работы художника, она подчёркивала, что Моранди отстранялся от функциональности своих постановочных предметов и долго их компоновал, приспосабливал друг к другу[42].

Знаменательно, что, сравнивая предметные композиции в разных натюрмортах Моранди одного и того же периода, к примеру, конца 1940-х, Бандера пишет о них в терминах музыки и архитектуры:

«Он то соединял их в единое целое, то поворачивал, оркеструя их мелодию красками, полными света, изысканными, утончёнными. Он отбирал предметы удлинённой формы — кувшины, вазы, лампы, бутылки. Чаще всего — бутылки, свои бутылки: тёмные традиционные бутылки для бургундского; бутылки с удлинённым горлышком, напоминающие шпили готических соборов, тянущиеся ввысь, с пятнами света, подчёркивающими их стройность; закрученные спиралью и рифлёные бутылки; бутылки пирамидальной формы, с треугольным основанием; „персидские“ бутылки — плоские, с коротким горлышком. Он отбирал сосуды как элементарные формы разной высоты и разных пропорций, помогающие выстроить композицию…»[43]

 
Джорджо Моранди. Natura Morta. 1956. Масло. Частная коллекция

Джорджо Моранди — совершенно самостоятельное явление в искусстве XX века. «Метафизическое» влияние, которое он испытал на раннем этапе своего творчества не представляло бы никакого интереса (это стереотипное расположение «манекеноподобных» фигур в духе Дж. Кирико в упрощённой до геометрии трёхмерности), и ничего не говорило бы о том художнике, с которым ассоциируется его имя, если бы даже самые ранние его произведения не выдавали изысканного колориста, каковым он предстаёт в наиболее выразительный период своей живописи, поэтому о близости и к минимализму, на которую указывают некоторые искусствоведы, говорить не приходится — гамма художника, при кажущейся простоте, чрезвычайно сложна, и построена на тончайших нюансах; да и формы, присутствующие в его произведениях — просты, но достаточно разнообразны, наделены характером, а порой — изощрённо причудливы, а не примитивны — в смысле, подразумеваемом этим стилем.

Ключ к пониманию его искусства кроется в живописи раннего итальянского Ренессанса, во фресках Джотто, в натюрмортах Ф. Сурбарана[44][45][46] или в несложных этюдах Ж.-Б. С. Шардена[47][48][49]. Сам образ жизни художника, дистанцировавшегося от проблем суетного мира (он практически не выезжал из Болоньи), говорит о стремлении увидеть и показать красоту простых форм, — возможность постоянно находить её в этой тихой, камерной жизни, предстающей за мнимой монотонностью в многообразии, «интимности» оттенков настроений его живописи.

Также интересны опыты Дж. Моранди в станковой графике. Офорты его отличает валёрно близкая к свойственной его живописным произведениям — мягкая тональная гамма, собственно, здесь он решает те же задачи, что и в масляной живописи, однако достигает того, используя технически совершенно иные средства, результат — единство образного строя. Сюжеты натюрмортов Дж. Моранди и здесь замыкаются на прозаических предметах обихода — кофейниках, банках, бутылках… Художник нашёл свой подход к решению интереснейших композиционных и художественно-пластических задач. При помощи пересекающих штрихов,- пересекающих друг друга или переходящих с одного предмета на другой, без контуров, он добивается передачи пространственных соотношений, света и тени. Предметы плавно переходят в фон, нет обводки, нет чётких границ. Художник достигает высокой гармонии и большой цельности эстампа[50].

Его произведения были отмечены премией по живописи на Венецианской биеннале (1948)[К 7], гран-при за серию офортов на биеннале в Сан-Паулу (1953)[52] и гран-при за живопись на биеннале в Сан-Паулу (1957)[К 8]. В 1962 году, после персональной выставки в Зигене, художник получил премию Рубенса, в 1963 — медаль «Золотой Аркиджиназио» от имени города Болоньи[54].

Натюрморты Моранди фигурируют в фильмах Федерико Феллини «Сладкая жизнь» (1960) и Микеланджело Антониони «Ночь» (1961)[55], «Идентификация женщины» (1982)[К 9].

Выставки произведений Моранди в СССР и РоссииПравить

Первая монографическая выставка Джорджо Моранди в Советском Союзе была организована с 18 мая по 10 июля 1973 года в Москве, в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина[К 10]. В её составе экспонировались 24 картины (включая две из собрания Государственного Эрмитажа), 13 акварелей и рисунков, 50 офортов[57].

В 1989 году Ленинград и Москва принимали большую ретроспективную выставку, посвященную 100-летию Моранди и организованную в рамках масштабного международного турне «Progetto Morandi Europa. Sette mostre in sette musei» («семь выставок в семи музеях»)[58]. Проект стартовал в ноябре 1988 года в финском Тампере, затем выставка была показана в Ленинграде: с 21 января по 19 февраля 1989 года в залах Надворной галереи Зимнего дворца экспонировались 58 картин, 25 акварелей, 25 карандашных рисунка и 22 офорта[59][60]. В Москве принимающей стороной выставки выступил Союз художников СССР, и в результате организационных недоразумений срок выставки, экспонировавшейся в марте в залах Центрального дома художника, был сокращен вполовину[К 11]. Далее выставка отправилась в Лондон, Локарно, Тюбинген; по данным организатора этого турне, Марилены Паскуали, оно завершилось в марте 1990 года в Дюссельдорфе[58].

Третья отечественная выставка Моранди прошла в Москве, в залах Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина с 25 апреля по 10 сентября 2017 года. В составе выставки экспонировались: 46 картин, 7 акварелей, 23 офорта и 8 офортных досок[62]. Существенным дополнением к показанным произведениям стал подробный каталог, выпущенный на русском и итальянском языках в параллельном переводе[К 12].

КомментарииПравить

  1. Мать сумела дать образование не только старшему Джорджо, но и трём его сёстрам – Марии-Терезе, Дине и Анне, — которые стали учительницами начальных классов[8].
  2. «Импульсом для возникновения интереса к Сезанну послужила статья Арденго Соффичи [1908], а в 1914 году внимание Моранди привлекли иллюстрации в книге “Шестнадцать произведений Сезанна” — разумеется, чёрно-белые, напечатанные в первом альбоме репродукций из серии “Современные мастера”, выходившей в издательстве “La Voce”. <...> В завершение десятилетия напряжённых занятий, формировавших Моранди как художника, он, наконец, словно в награду за все усилия, получает возможность увидеть своими глазами и подробно изучить работы Сезанна, выставленные в отдельном зале на Венецианской биеннале 1920 года»[11].
  3. Пейзаж поступил в собрание Пинакотеки Брера в дар от Ламберто Витали, портрет входит в коллекцию Музея Моранди в Болонье[12].
  4. Одна из первых работ Моранди этого периода — «Метафизический натюрморт с тремя предметами» (1916) из собрания Фонда Пегги Гугенхейм в Венеции[17].
  5. 23 мая 1943 года Моранди, друживший с искусствоведом Карло Лудовико Раггьянти, видным деятелем вскоре созданного Национального комитета освобождения от фашизма, был арестован и посажен в болонскую тюрьму Сан Джованни аль Монте. Через неделю его выпустили — после обращения Роберто Лонги к своему бывшему студенту, министру культуры Италии[25].
  6. Моранди предпочитал традиционный офорт другим техникам гравюры (исключением стала единственная ксилография)[32]; наиболее активно он работал над офортами с 1912 по 1915 год[33] и в 1920-х, последний офорт им выполнен в 1961 году[34]. Тематика офортов Моранди та же, что и в его живописных произведениях: натюрморт (включая цветы и раковины) и пейзаж.
  7. Жюри Венецианской биеннале признало лучшим живописцем Моранди, что вызвало негодование де Кирико, считавшего, что награда полагается ему и подавшего в суд на Биеннале[51].
  8. Международное жюри под председательством Алфреда Барра, присуждая гран-при, предпочло Моранди Марку Шагалу[53].
  9. Офорт в синих тонах в квартире кинорежиссёра Никколо.
  10. Первоначально планировалось показать выставку в апреле—мае в Москве, а в мае—июне в Харькове (как было заявлено в каталоге), — однако из Москвы произведения были отправлены в Италию, зато в апреле они неформальным образом побывали в Ленинграде, о чём сообщает В. Э. Маркова: «Очевидно, что до приезда в Москву работы Моранди были показаны в Эрмитаже. На это указывает датированное 3 апреля письмо Б. Б. Пиотровскому за подписью И. А. Антоновой, которая сообщала, что директор Галереи современного искусства в Болонье Франко Солми дал разрешение вскрывать без него ящики с экспонатами выставки. Подобную ситуацию сегодня представить невозможно».[56]
  11. Вместо заявленных по плану почти 4 недель (с 1 по 26 марта[60]) фактически вышло менее двух — выставка была открыта лишь 14 марта.[61]
  12. Каталог 1973 года был издан только на итальянском языке; малотиражный каталог выставки 1989 года — на итальянском[63] и финском[64] языках (но в собраниях отечественных библиотек практически нет и этих каталогов[60]).

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Giorgio Morandi (нидерл.)
  2. 1 2 Giorgio Morandi // Benezit Dictionary of Artists (англ.)OUP, 2006. — ISBN 978-0-19-977378-7
  3. 1 2 Giorgio Morandi // Encyclopædia Britannica (англ.)
  4. 1 2 3 4 RKDartists (нидерл.)
  5. Abramowicz, 2004, с. 3.
  6. Бандера, 2017, с. 62,345.
  7. Giorgio Morandi — it-wiki. Дата обращения: 29 мая 2010. Архивировано 9 мая 2011 года.
  8. Бандера, 2017, с. 62.
  9. Бандера, 2017, с. 62—63.
  10. Бандера, 2017, с. 64,345.
  11. Бандера, 2017, с. 65—66.
  12. Abramowicz, 2004, с. 31,33.
  13. Бандера, 2017, с. 67—69,345.
  14. Бандера, 2017, с. 69—70.
  15. Бандера, 2017, с. 71—73.
  16. Бандера, 2017, с. 75,345.
  17. Abramowicz, 2004, с. 52.
  18. Бандера, 2017, с. 77—79,346.
  19. Бандера, 2017, с. 79.
  20. Бандера, 2017, с. 91,346.
  21. Бандера, 2017, с. 103.
  22. Бандера, 2017, с. 347.
  23. Бандера, 2017, с. 105,109,347.
  24. Бандера, 2017, с. 106—107.
  25. Бандера, 2017, с. 112—113.
  26. Бандера, 2017, с. 114—116.
  27. Бандера, 2017, с. 107—109.
  28. Родити, 2017, с. 151—152.
  29. 1 2 Маркова, 2017, с. 47.
  30. Родити, 2017, с. 156,166.
  31. Abramowicz, 2004, с. 222.
  32. 1 2 Бандера, 2017, с. 297.
  33. Родити, 2017, с. 173.
  34. Бандера, 2017, с. 105,298.
  35. Бандера, 2017, с. 248.
  36. Бандера, 2017, с. 178.
  37. Бандера, 2017, с. 101,274.
  38. Бандера, 2017, с. 109,111.
  39. Бандера, 2017, с. 200.
  40. Бандера, 2017, с. 127.
  41. Бандера, 2017, с. 214.
  42. Бандера, 2017, с. 97,101.
  43. Бандера, 2017, с. 117,120.
  44. Francisco de ZURBARÁN. Cup of Water and a Rose on a Silver Plate. 1630. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 8 марта 2007 года.
  45. Francisco de ZURBARÁN. Still-life with Lemons, Oranges and Rose. 1633. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 30 сентября 2007 года.
  46. Francisco de ZURBARÁN. Still-Life with Pottery Jars. 1660. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 30 сентября 2007 года.
  47. Jean-Baptiste-Siméon CHARDIN. Still-Life with Pipe an Jug. 1737. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 5 января 2006 года.
  48. Jean-Baptiste-Siméon CHARDIN. 'La Brioche' (Cake). 1763. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 29 ноября 2005 года.
  49. Jean-Baptiste-Siméon CHARDIN. Water Glass and Jug. 1760. Дата обращения: 29 декабря 2008. Архивировано 7 июля 2007 года.
  50. Звонцов Василий, Шистко Владимир. Офорт. Техника. История. — Санкт-Петербург.: Аврора. 2004 ISBN 5-7300-0712-5
  51. Бандера, 2017, с. 124—125.
  52. Бандера, 2017, с. 129,348.
  53. Бандера, 2017, с. 129—130,349.
  54. Бандера, 2017, с. 135,349.
  55. Маркова, 2017, с. 43.
  56. Маркова, 2017, с. 25.
  57. Маркова, 2017, с. 23.
  58. 1 2 Pasquali, 2019, с. 324.
  59. Джорджо Моранди — живопись и графика // Сообщения Государственного Эрмитажа. Т.57. — С-Пб., Государственный Эрмитаж, 1997. — С. 96.
  60. 1 2 3 Маркова, 2017, с. 52.
  61. Подробности организации выставки Джорджо Моранди 1989 года в Москве. Архивная копия от 21 декабря 2021 на Wayback Machine.
  62. Бандера, 2017, с. 178—343.
  63. экземпляр каталога (1989) из собранияВсероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М. И. Рудомино Архивная копия от 21 декабря 2021 на Wayback Machine.
  64. экземпляр каталога (1989) из собрания Российской государственной библиотеки. Дата обращения: 21 декабря 2021. Архивировано 21 декабря 2021 года.

ЛитератураПравить

  • Бандера Мария Кристиана. Жизнь ради искусства; Живопись, акварель, офорт (каталожные описания); Биография Джорджо Моранди // Джорджо Моранди. 1890—1964. Работы из собраний Италии и России / ГМИИ им. А. С. Пушкина, Фонд Роберто Лонги, Флоренция. — Каталог выставки. — М.: Арт Волхонка, 2017. — С. 55—136; 178—343; 345—349. — 360 с.
  • Бирченоф Т. Джорджо Моранди: мастер тишины // Третьяковская галерея : журнал. — 2008. — № 4 (21).
  • Лонги Роберто. От Чимабуэ до Моранди / [Коммент. В. Д. Дажиной]. — М.: Радуга, 1984. — С. 310—313. — 353 с.
  • Маркова В. Э. Мир Джорджо Моранди // «Творчество», 1973, № 10. — С. 30—41
  • Маркова В. Э. Вселенная по имени Моранди // Джорджо Моранди. 1890—1964. Работы из собраний Италии и России / ГМИИ им. А. С. Пушкина, Фонд Роберто Лонги, Флоренция. — Каталог выставки. — М.: Арт Волхонка, 2017. — С. 23—53. — 360 с.
  • Мизиано В. А. Предмет в творчестве Джорджо Моранди // Вещь в искусстве [ГМИИ им. A. C. Пушкина: материалы научной конфереции. 1984. Вып. XVII]. — М.: 1986. — С. 187—196
  • Мизиано В. А. От метафизической живописи к «тональному периоду». Поэтика творчества Джорджо Моранди // Советское искусствознание. Вып 26. — М.: Советский художник, 1990. — С. 151—183
  • Родити Эдуард. Интервью с Джорджо Моранди [1958; опубликовано в 1960] // Джорджо Моранди. 1890—1964. Работы из собраний Италии и России / ГМИИ им. А. С. Пушкина, Фонд Роберто Лонги, Флоренция. — Каталог выставки. — М.: Арт Волхонка, 2017. — С. 151—175. — 360 с.
  • Сарабьянов Д. В. Мир Моранди // «Творчество», 1973, № 10. — С. 18—20
  • Федотова Е. Д. Искусство Италии. Век двадцатый. — М.: Памятники исторической мысли, 2013. — 287 с.
  • Vitali Lamberto. Giorgio Morandi. Opera grafico [catalogo generale]. Torino: Einaudi, 1957 (IV ed. ampliata, 1989)
  • Vitali Lamberto. Morandi. Catalogo generale. Milano: Electa, 1977 (II ed. ampliata, 1983)
  • Pasquali Marilena. Morandi. Acquerelli. Catalogo generale. Milano: Electa, 1991
  • Wilkin Karen. Giorgio Morandi. New York: Rizzoli, 1997
  • Bornfeld A. Seventy shades of green: a biography of Giorgio Morandi. Ventura: Morandi Editions, 1997
  • Giorgio Morandi: Paintings, Watercolours, Drawings, Etchings. Munich; New York: Prestel Publishing, 1999
  • Giorgio Morandi: die letzten Zeichnungen. München: Neue Pinakothek, 2000
  • Jaccottet Philippe. Le bol du pèlerin. Paris: La Dogana, 2001
  • Abramowicz Janet. Giorgio Morandi: The Art of Silence. — New Haven; London: Yale UP, 2004. — 267 p.
  • Pasquali Marilena. Giorgio Morandi. The Feeling of Things. — Pistoia: Gli Ori, 2019. — 343 p.

СсылкиПравить