Открыть главное меню

Моско́вская лингвисти́ческая шко́ла (Московская фортунатовская школа) — направление в языкознании, сформировавшееся под воздействием научных трудов и преподавательской деятельности академика Филиппа Фортунатова в Московском университете в 18761902 годах[1].

Московская лингвистическая школа оказала большое влияние на последующую лингвистику, занималась развитием общего и сравнительного языкознания, русистики и славистики.

Содержание

КонцепцияПравить

Теория грамматики была приоритетным направлением в исследованиях Фортунатова. Он старался понять основные законы, которым подчиняется грамматическая структура, и которые бы не были связаны с историческим развитием. Фортунатов уделял большое внимание типологии, сравнению строя языков, имеющих разную историю и родственные связи. В своих лингвистических исследованиях он стремился добиться точности, как в математике.[2].

Благодаря Фортунатову современная вузовская программа была дополнена теоретическими курсами общего и сравнительного языкознания, спецкурсами по санскриту, готскому и литовскому языкам[2].

Фортунатов выдвинул теорию о том, что форма слова это результат «живых соотношений, существующих в данном языке в данную эпоху», именно он предложил разграничивать формы словоизменения и словообразования и внешнюю и внутреннюю формы (значения и его формального выражения) в учении о грамматических категориях и разрядах слов. Эти теории легли в основу современной морфологии[2].

Р. О. Якобсон в 1960-е годы писал:

 Московская лингвистическая школа, верная заветам своего основоположника Филиппа Федоровича Фортунатова, была и остается призвана осознать, обосновать и развить его учение о том, что язык – не одна лишь внешняя оболочка по отношению к явлениям мысли и не только средство для выражения готовых мыслей, а прежде всего орудие для мышления. 

Ученики и последователиПравить

Учениками Фортунатова были академики В. М. Истрин, Б. М. Ляпунов, М. М. Покровский и А. А. Шахматов, члены-корреспонденты Академии наук С. М. Кульбакин, А. И. Томсон, Д. Н. Ушаков и В. Н. Щепкин, профессора М. Н. Петерсон, А. М. Пешковский и В. К. Поржезинский, а также зарубежные учёные О. Брок, А. Белич, Н. ван Вейк, Х. Педерсен, И. Ю. Миккола и другие[1].

Ученики и последователи Фортунатова добились выдающихся успехов в реконструкции праславянского языка, заложили основы праславянской акцентологии, создали первый образец системного описания отдельного говора.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Московская лингвистическая школа // Москва: Энциклопедия / гл. ред. С. О. Шмидт; сост.: М. И. Андреев, В. М. Карев. — М. : Большая российская энциклопедия, 1997. — 976 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-85270-277-3.
  2. 1 2 3 Московская формальная школа

ЛитератураПравить

  • Петерсон М. Н. Фортунатов и Московская лингвистическая школа // «Учёные записки МГУ», 1946, в. 107;
  • Щерба Л. В. Ф. Ф. Фортунатов в истории науки о языке // «Вопросы языкознания», 1963, № 5;
  • Реформатский А. А. Из истории отечественной фонологии. Очерк. Хрестоматия. М., 1970;
  • Березин Ф. М. Русское языкознание конца XIX — начала XX вв., М., 1976;
  • Панов М. В. Предисловие // Ушаков Д. Н. Русский язык. М., 1995;
  • Журавлев В. К. Московская фортунатовская школа // Русский язык. Энциклопедия. 2-е изд. М., 1997;
  • Отцы и дети Московской лингвистической школы. М., 2004.

СсылкиПравить