Народно-освободительная армия Югославии

(перенаправлено с «НОАЮ»)

Народно-освободительная армия и партизанские отряды Югославии, сокращенно НОАЮ (сербохорв. Narodnooslobodilačka vojska Jugoslavije / Народноослободилачка војска Југославије), также партизаны, партизаны Тито — вооружённые силы антифашистского движения сопротивления Югославии, действовавшие под руководством КПЮ во время Второй мировой войны[2][3][4][5]. НОАЮ была самой мощной и организованной из вооружённых сил антифашистских движений Сопротивления в оккупированных нацистами странах Европы (за исключением территории СССР)[6].

Народно-освободительная армия Югославии
серб. Народноослободилачка војска и партизански одреди Југославије
хорв. Narodnooslobodilačka vojska i partizanski odredi Jugoslavije
макед. Народноослободителна војска и партизански одреди на Југославија
словен. Narodnoosvobodilna vojska in partizanski odredi Jugoslavije
Yugoslav Partisans flag (1942-1945).svgФлаг югославских партизан 1942—1945
Основание

27 ию­ня 1941 года

Роспуск

1 марта 1945 года переименована в Югославскую армию

Командование
Верховный Главнокомандующий Народно-освободительной армии и партизанских отрядов Югославии

Иосип Броз Тито[1]

Начальник Верховного штаба

Арсо Йованович

Военные силы
Призывной возраст

Общая воинская обязанность граждан в возрасте от 18 до 50 лет введена указом Национального комитета освобождения Югославии 29-30 ноября 1943 года (стала широко применяться со второй половины 1944 года).

Занято в армии

На конец декабря 1941 года около 80 тыс. человек.
В конце 1942 года около 150 тыс. человек.
В конце 1943 года около 300 тыс. человек.
На 31 декабря 1944 года около 600 тыс. человек.

Промышленность
Иностранные поставщики

Великобритания (с 25 июня 1943 года), США, СССР (с февраля 1944 года).

Приложения
История

Народно-освободительная война Югославии

Звания

Воинские звания и знаки различия в Народно-освободительной армии Югославии

За время создания и развития вооружённые силы (ВС) народно-освободительного движения, руководимые КПЮ, имели следующее названия:

  • Народно-освободительные партизанские отряды Югославии — с июня 1941 до января 1942 года.
  • Народно-освободительная партизанская и добровольческая армия Югославии (сербохорв. Narodnooslobodilačka partizanska i dobrovoljačka vojska Jugoslavije - NOP i DVJ / Народноослободилачка партизанска и добровољачка војска Југославије - НОП И ДВЈ) — с января до ноября 1942 года.
  • Народно-освободительная армия и партизанские отряды Югославии (НОАиПО Югославии) — с 1 ноября 1942 года до 1 марта 1945 года[2].

Процесс создания ВС начался после оккупации страны войсками нацистской Германии, фашистской Италии, хортистской Венгрии и Болгарии. 22 июня 1941 года Политбюро ЦК КПЮ обратилось к народу страны с призывом о подготовке к вооружённой борьбе с оккупантами. 27 ию­ня соз­дан Главный штаб (с сентября 1941 года Вер­хов­ный штаб) народно-освободительных пар­ти­зан­ских от­ря­дов (НОПО) Юго­сла­вии (сербохорв. Glavni štab Narodnooslobodilačkih partizanskih odreda (NOPO) Jugoslavije) во гла­ве с Иосипом Броз Ти­то. 4 июля Политбюро ЦК КПЮ приняло решение о переходе ко всеобщему восстанию про­тив ок­ку­пан­тов и их ме­ст­ных по­соб­ни­ков, опубликованное в воззвании ЦК КПЮ к народам Югославии от 12 июля 1941 года (сербохорв. Proglas CK KPJ narodima Jugoslavije od 12. jula 1941.)[2][7][8].

Создание НОАЮ включает четыре этапа развития. На первом этапе, со времени начала восстания в июле 1941 года, основной организационной формой ВС народно-освободительного движения являлись партизанские отряды. 26 сентября 1941 года на совещении Политбюро ЦК КПЮ и Главного штаба НОПО Югославии, состоявшемся в селе Столице (теперь часть села Брштица, Сербия), приняты решения о единой организации вооружённых сил и постепенном переходе к формированию регулярных воинских частей. Совещание ознаменовало конец начального этапа создания вооружённых сил, действующих под руководством КПЮ. Второй этап связан с созданием оперативно-мобильных подразделений (бригад) не привязанных к определённой территории. Третий этап берет начало от 1 ноября 1942 года, со дня издания приказа Верховного командующего НОАЮ о формировании первых дивизий и корпусов. В течение четвертого (последнего) этапа, начавшегося со второй половины 1944 года, НОАЮ реструктурировалась по советскому образцу с целью приспособления к требованиям ведения фронтальных военных действий, формировались оперативно-стратегические объединения, армейские группы и армии. НОАЮ переименована в Югославскую армию (ЮА), Верховный штаб НОАиПО Югославии преобразован в Генеральный штаб ЮА, созданы Министерство народной обороны и Военный кабинет, произошло окончательное оформление организационной структуры ВС, создавались и развивались виды, рода и службы вооружённых сил[2][9].

В конце 1941 года в составе НОПО Югославии сражались около 80 тысяч человек. В день окончания войны 15 мая 1945 года Югославская армия насчитывала 800 тысяч человек.

В рядах НОАЮ насчитывалось свыше 6000 граждан СССР многих национальностей, сражавшихся в составе 188 частей, соединений и учреждений, в том числе «русских» военных формирований[10].

Содержание

Характеристика обстановки на оккупированных и разделённых землях ЮгославииПравить

Режим на оккупированных и разделённых земляхПравить

В результате поражения в Апрельской войне территория Югославии была оккупирована войсками напавших на неё государств — Германии, Италии и Венгрии. По окончании военных действий, с санкции Гитлера, в югославские земли также вступили войска Болгарии. Югославское государство было ликвидировано, а его территория в основном разделена в ходе состоявшихся в Вене 21-22 апреля 1941 года переговоров между министрами иностранных дел Германии и Италии Риббентропом и Чиано[11].

 
Карта Югославии, оккупированной нацистской Германией и её союзниками в 1941—1943 гг.

Вскоре после раздела югославских земель государства — оккупанты установили на них репрессивные режимы или военные диктатуры, проведя полный или частичный демонтаж прежней системы управления. Расходы на оккупацию компенсировались за счёт местных ресурсов. Это повлекло за собой резкое обеднение населения, в некоторых местностях начался голод. Для потребностей Германии использовались югославская руда, сельхозпродукция и дешёвая рабочая сила[12].

В районах Словении, включённых в административную систему Третьего рейха, югославская структура гражданской власти была целиком ликвидирована и заменена немецкой. Население было рассортировано по этническим категориям. Немецкому меньшинству было дано гражданство Германии. В отношении словенцев проводилась политика ускоренной германизации, значительная их часть принудительно депортировалась. Во всех сферах общественной жизни разрешалось использовать тольно немецкий язык. Была введена тоталитарная система контроля за жизнью и поведением людей, проверки и оценки их политических взглядов, сегрегации по расовым признакам. Неблагонадежные и «расово непригодные» насильственно депортировались в Сербию, в НГХ и некоторые другие страны, оккупированные Третьим рейхом. Депортации подверглись около 80 тысяч словенцев. Евреи и цыгане обрекались на физическое уничтожение[13].

Политика ассимиляции, сегрегации, дискриминации по национальным и рассовым признакам, конфискации собственности, депортации и уничтожения неугодных осуществлялась и на других аннексированных югославских землях[13].

В Сербии, которую нацисты рассматривали как территорию с наиболее враждебным потенциалом, был установлен жёсткий военно-оккупационный режим под властью командующего расположенными здесь германскими войсками («командующий генерал для Сербии»). Ему были подчинены Косово и Метохия, а также югославский Банат. Однако в Сербии и Банате действовали свои, отличные одна от другой, системы управления[14][12].

В мае 1941 года в Сербии создаётся гражданская администрация во главе с Советом комиссаров (с 29 августа — Сербское правительство[К 1]), подчинённым германскому командованию. Оккупанты отводили сербским властям роль вспомогательного механизма для регулирования повседневной жизни населения[14].

В Совете комиссаров и его администрации (а позднее в правительстве Недича) наибольшую активность проявляли люди, ориентированные на нацистскую идеологию, либо разделяющие её положения. Так, гитлеровских оккупантов поддерживали члены движения «Збор», во главе с Димитрием Лётичем[К 2]. При поддержке немецкого командования Лётич с середины сентября 1941 года приступил к созданию добровольческих отрядов для борьбы с антиоккупационными выступлениями, насчитывающих к концу осени от 3000 до 4000 человек[11].

В югославском Банате, где проживало 120 тысяч немцев, из их числа была сформирована вся местная администрация. Она формально пребывала в пределах компетенции Совета комиссаров Сербии, но реально подчинялась германским оккупационным властям и действовала в духе нацистской политики. Местное сербское большинство подвергалось притеснениям, жестко проводилось расовое преследование и в итоге уничтожение евреев и цыган[15].

Другой крупной территорией с военно-оккупационным режимом управления являлась занятая фашистской Италией Черногория, в состав которой была включена преобладающая часть Санджака. Попытки итальянцев создать здесь «квислинговский» режим в виде Королевства Черногория были сорваны народным восстанием 13 июля 1941 года, в результате чего 3 октября 1941 года решением Муссолини создаётся военно-оккупационная единица — губернаторство Черногория. Местная, частично обновлённая югославская администрация с итальянскими офицерами на руководящих должностях использовалась для нужд гражданского управления. Частично были сохранены кадры югославской полиции и жандармерии. Для целей борьбы с партизанским движением, руководимым КПЮ, формировались контролируемые оккупантами местные отряды добровольческой антикоммунистической милиции[15].

Ещё одной частью оккупационной системы являлось Независимое государство Хорватия (НГХ) с установленным здесь, по сути, «квислинговским» режимом власти[16]. В процессе раздела югославских земель НГХ получило весь Срем, а также Боснию и Герцеговину. Вместе с тем территория НГХ была разделена на немецкую (северо-восточную) и итальянскую (юго-западную) зоны военного контроля[11][К 3].

Политика правящей силы НГХ в лице усташей была направлена на построение этнического хорватского государства, в то время, как хорваты составляли в нём немногим больше половины всего населения. Главным препятствием на пути достижения этой цели рассматривались сербы, составлявшие почти треть из более чем 6 млн жителей страны. Сразу после прихода усташей к власти начались активные антисербские действия: депортации сербов, их дискриминация, преследование и угрозы жизни сербского населения, вынуждающие его спасаться бегством из НГХ. С конца весны — начала лета 1941 года проводилась оголтелая пропагандистская кампания, изображавшая сербов врагами хорватского народа. Ограничивались их передвижение, возможности места жительства, имущественные права. Практиковались увольнения сербов со службы. Была запрещена кириллица, принудительно переименована «сербско-православная вера» в «греко-восточную». Оказывалось давление, в том числе законодательно, с целью принуждения православных к переходу в католическую веру. В довершение, с конца апреля 1941 года начались массовые убийства сербов в местах их компактного проживания, осуществлявшиеся вооружёнными группами усташей[16].

Реализуемая в НГХ экстремистская антисербская политика и кровавый террор, угрожавший самому существованию сербского населения, повлекли за собой крупномасштабное бегство сербов из усташской Хорватии в Сербию и Черногорию. Число беженцев в Сербию составило от 140 тысяч до 180 тысяч человек. В результате усташского террора значительная часть сербов стала с рубежа весны — лета 1941 года браться за оружие и выступила против режима Павелича. Сербы составили основу антиусташских и антиоккупационных движений, начавших разворачиваться на территории НГХ[16].

Оккупационные силыПравить

В начале июля 1941 года войска оккупантов и коллаборационистские воинские формирования на югославских землях составляли 4 немецких, 12 итальянских, 2 болгарские и 5 домобранских дивизий; 10 венгерских и 2 болгарские бригады; около 20 отдельных и около 100 различных полицейских батальонов общей численностью до 400 тысяч человек[2][8].

Антиоккупационные силыПравить

Первые выступления против установленного на югославских землях порядка произошли в начале мая, а затем в июне — июле 1941 года на значительной части территории НГХ — в Восточной Герцеговине, Лике, Книнской Краине, Западной и Восточной Боснии, Кордуне, Бании и других местах. Не смотря на многочисленность, восстания носили локальный характер, а их основными участниками становились крестьяне — сербы, поднявшиеся против усташеского террора. Хотя такие выступления жестоко подавлялись режимом усташей, всё же власти НГХ не располагали силами для контроля над всей территорией, ограничиваясь крупными населёнными пунктами и важными коммуникациями. С июля 1941 года эти восстания быстро распространялись, охватывая новые области Хорватии, Боснии и Герцеговины. Несмотря на то, что восстания не были хорошо подготовлены и организованы, зона выступлений занимала к середине лета 1941 года обширные пространства, преимущественно в южной, юго-восточной и западной части НГХ[17].

Возникшее как стихийные или полустихийные выступления, без заметного влияния КПЮ и иных партий, сербское повстанческое движение стало со второй половины 1941 года объектом активного устремления и противоборства организованных антиоккупационных военно-политических сил: сербского националистического антикоммунистического движения четников и народноосвободительного движения под руководством коммунистов. Важным фактором, побуждающим массы сербов к активизации и вступлению в борьбу, а также подымающим их боевой дух явилось нападение гитлеровской Германии на СССР 22 июня 1941 года. Со вступлением Советского Союза в войну сербское крестьянство связывало надежды на скорое сокрушение стран «оси» и получение помощи в избавлении от кровавой усташской напасти[17].

Первым организованным антиоккупационным движением на югославских землях стала нелегальная военная организация четников[К 4]. Движение четников получило поддержку среди военнослужащих Югославской армии, скрывавшихся или уклонявшихся от плена, а также среди гражданского населения. Практическая деятельность четников в первое время ограничивалась Сербией. С конца лета — осенью 1941 года они предпринимали меры для формирования структур организации в Черногории, Санджаке и ряде районов НГХ со значительным присутствием сербского населения, первоначально в близлежащих к Сербии территориях Боснии и Герцеговины. Начиная с середины лета 1941 года формируемое четническое движение, которое не проявляло никакой активности в противодействии оккупантам и подконтрольной им сербской администрации, столкнулось с новым фактором — антиоккупационным движением под руководством КПЮ[17].

Летом 1941 года компартия Югославии являла собой хорошо организованную нелегальную организацию, состоящую из около 12 тысяч членов. Это число дополняли, по различным оценкам, от 30 тыс. до 50 тыс. комсомольцев — «скоевцев» (сокращённо от сербохорв. Savez komunističke omladine Jugoslavije), а также симпатизирующие им лица. КПЮ не признала акт капитуляции Югославии и заняла резко негативную позицию по отношению к оккупантам. В возвании ЦК КПЮ к народам всех земель Югославии от 15 апреля 1941 года, а также рабочему классу, содержался призыв к борьбе с захватчиками за независимость всех народов Югославии и свободное братское сообщество. Не признавалось и созданное усташами Независимое государство Хорватия. Вместе с тем, учитывая существование пакта Молотова — Риббентропа и стремление советского руководства сохранить его действие, до нападения нацистской Германии на СССР КПЮ не призывала народ к вооружённым выступлениям против захватчиков и проведению диверсионных актов. В нелегальных листовках коммунистов содержались призывы к борьбе трудящихся за собственные права, против эксплуатации, преследования по национальным признакам и т. д.[18][2].

Такая линия партии радикально изменилась после 22 июня. В этот день руководителям компартий, в том числе КПЮ, поступило указание из Москвы от Исполкома Коминтерна о срочном и всемерном развёртывании борьбы против гитлеровских захватчиков. Призыв Коминтерна к вооружённому восстанию и общенародной войне с оккупантами соответствовал характерным для того времени идейно-психологическим представлениям югославских коммунистов о необходимости противодействия фашизму, освобождения отечества и солидарности с Советским Союзом — «первой страной социализма». С учётом военно-политической обстановки и реального соотношения сил, а также рекомендаций Коминтерна, руководство КПЮ приняло решение о начале партизанской войны[18][2].

Для руководства вооружённой борьбой 27 ию­ня был соз­дан Главный штаб (ГШ) НОПО Юго­сла­вии во гла­ве с Генеральным секретарём КПЮ Иосипом Броз Ти­то. 4 июля Политбюро ЦК КПЮ приняло решение о переходе ко всеобщему восстанию. Действуя по партийным инструкциям, а также инициативно, партийные и «скоевские» кадры активно создавали вооружённые группы, совершали нападения на оккупантов и коллаборационистские вооружённые формирования, акты диверсий и саботажа, вели пропагандистскую работу в народных массах для их привлечения в ряды повстанцев — партизан[18][2].

 
Казнь нацистами командира Тамнавско-Колубарского батальона Валевского партизанского отряда Степана Филиповича, Валево, 22 мая 1942 года[19]

Партизанские вооружённые силы на начальном этапе войныПравить

В августе — сентябре были последовательно сформированы партизанские штабы шести югославских земель, в которых, равно как и в большинстве крупных отрядов, задействовались партийные функционеры с опытом гражданской войны в Испании или прошедшие партизанскую подготовку в СССР. Согласно позиции КПЮ, начатая партизанская война впоследствии должна была объединить формы партизанской и фронтальной борьбы, обусловленные наличием свободных территорий и образованием крупных воинских частей. Основным военным формированием начального этапа являлся партизанский отряд. 10 августа 1941 года в «Бюллетене» ГШ НОПО Югославии были даны директивы и наставления партизанским подразделениям, в которых излагались принципы организации и тактики партизанской войны. Основным руководством стала напечатанная в бюллетене программная статья Тито «Задача народно-освободительного партизанского отряда». В ней формулировался тезис об объединении в рядах народно-освободительных отрядов всех патриотов страны. Подчёркивалось, что партизанские отряды являются боевыми формированиями не компартии, а народов Югославии[2][20][21].

Декларируя общеюгославский характер движения, КПЮ не ограничивалась какой-либо этнической устремлённостью, подчеркивая уважительное отношение к традиционно-региональным компонентам. С начала восстания народно-освободительное движение создавалось как объединённая национально/регионально-территориальная структура. Партизанские отряды формировались по территориальному принципу и были связаны с территорией, на которой они возникли. Им в основном присваивались названия регионов, выдающихся героев прошлого, революционеров и бойцов народно-освободительной войны. Необходимым условием являлось их подчинение местному областному штабу и верховному руководству ГШ НОПО Югославии. Отряды комплектовались добровольцами. Ядром партизанских отрядов были члены КПЮ, «скоевцы» и им сочувствующие лица. Каждый партизан принимал присягу, утверждённую Тито. Во всех партизанских подразделениях и штабах вводились должности политического комиссара и его заместителя, которыми назначались только члены КПЮ. Комиссары входили в состав руководства подразделения или штаба. Во всех партизанских отрядах создавались партийные ячейки КПЮ, а там, где коммунистов было недостаточно — партийный актив. Важной мерой в плане уважения югославских региональных компонентов стало решение о создании главных штабов НОПО в землях[К 5], подчинённых Верховному штабу (до 26 сентября — Главный штаб), а именно: Сербии, Словении, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Черногории (с Бокой), а также в Санджаке (позже, в 1942 году, был создан главный штаб в югославской (Вардарской) Македонии[22][2].

 
Взвод Рудницкой роты Чачакского отряда, начало сентября 1941 года

Первоначально отряды имели различные виды оружия, в основном югославского, оставшегося от Королевской армии и собранного в процессе подготовки вооружённого восстания. Затем вооружались, преимущественно, оружием, отнятым у противника. Имело место формирование отрядов, у которых не было оружия и располагающих самыми примитивными средствами (топор, виллы и т. д.). Основным источником снабжения партизанских отрядов был народ. Население обеспечивало партизанские отряды добровольной отдачей продовольствия, одежды и обуви, укрывало и лечило раненых и больных бойцов[2].

При формировании личный состав отрядов часто насчитывал не более 100 бойцов. Однако, некоторые отряды быстро переросли в воинские формирования численностью до 1000 бойцов и больше. До совещания в Столице партизанские отряды обычно состояли из взводов и рот числом от 20 до 50 бойцов, позднее в некоторых югославских землях и областях создавались отряды батальонного состава. Развитие партизанских отрядов и масштаб их действий имели региональные особенности и отличия в разных районах Югославии, обусловленные местной военно-политической обстановкой, силами и влиянием коммунистов, материальными возможностями и другими факторами[2].

Зоной наибольшей активности коммунистов на начальном этапе стала Сербия. Первую организованную боевую акцию здесь провела Раджевская партизанская рота под командованием Жикицы Йовановича (Испанца) из Валевского партизанского отряда 7 июля 1941 года у деревни Бела-Црква (на территории западной Сербии), уничтожив патруль жандармов, пытавшийся разогнать народное собрание[23].

Военные действия носили партизанский характер и включали диверсии на объектах линий коммуникаций и связи, засады и нападения на оккупационные подразделения и гарнизоны. До конца сентября было освобождено две трети Сербии. К этому времени здесь было сформировано 28, а после проведенной реорганизации осталось 24 партизанских отряда общей численностью около 14 тысяч бойцов. Наибольшая относительно свободная от оккупационных и «квислинговских» властей территория образовалась в Западной Сербии и Шумадии, известная как Ужицкая республика[К 6]. 16 сентября туда, на освобождённую территорию Валево, переместился из Белграда Главный штаб НОПО Югославии вместе с Тито и членами ЦК КПЮ, руководивший отсюда освободительным движением до 29 ноября 1941 года[22][2][25].

 
Карта восстания в оккупированной Югославии, сентябрь 1941 года

В июле — сентябре 1941 года вооружённое восстание разной степени интенсивности развивалось почти на всей территории Югославии, а в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, а также части Хорватии, оно приняло характер массового народного движения. Используя политические ошибки оккупационных властей, самой большой из которых являлась поддержка усташского режима в НГХ, вынудившего своей политикой геноцида взяться за оружие значителую часть сербского народа, а также военные слабости оккупационной системы (неподготовленность регулярных частей к асимметричному конфликту, неоформленность коллаборационистских формирований), партизаны создали к октябрю «свободные территории» во всех частях страны[2][25].

Ко времени совещания в Столице под командованием ГШ НОПО Югославии было сформировано 232 партизанских отряда (расформировано 31 отряд) и 71 отдельный батальон (из них 44 были переформированы или вошли в состав партизанских отрядов, 27 батальонов продалжали действовать)[К 7]. В Словении были созданы 20 партизанских рот, имевших характеристики партизанских отрядов. Наявные вооружённые силы вселяли уверенность в успешном продолжении народно-освободительной борьбы. Вместе с тем вооружённая борьба в июле — августе 1941 года была отмечена не только успехами, но и многими трудностями. Областной комитет КПЮ в Македонии не справился с задачами и не обеспечил развертывание восстания. В некоторых районах Словении и Хорватии восстание не достигло ожидаемого развития, в то время как в Черногории партизаны потерпели поражение под ударами итальянских дивизий и освободительная борьба временно затихла[2].

В условиях расширяющегося восстания, четники, опасавшиеся дискредитации в глазах населения из-за собственной пассивности, а также нежелающие лидерства коммунистов, отступили от стратегии невступления в борьбу до возникновения благоприятной обстановки на основных фронтах войны и начали активные действия против оккупантов. КПЮ, заинтересованная в расширении начатой борьбы, проявила инициативу в установлении контактов и 19 сентября состоялась встреча Тито с Михайловичем. Несмотря на различия в вопросах о будущем устройстве Югославии и стратегии войны, в сентябре — октябре началось временное взаимодействие между партизанами и четниками[22].

Развитие вооружённых сил до формирования НОАЮПравить

26-27 сентября 1941 года на освобождённой территории в селе Столице около населённого пункта Крупань состоялось военно-политическое совещание ЦК КПЮ и ГШ НОПО Югославии, ознаменовавшее завершение первого — начального этапа создания и развития вооружённых сил народно-освободительного движения. На нём были приняты решения, закрепляющие организационное единство НОПО Югославии, регламентирующие формирование и организацию партизанских отрядов и штабов, функций и компетенций областных военных штабов и порядок их отношений со штабами отрядов, утверждены знаки различия и знамена НОПО[К 8][2].

Главный штаб НОПО был переименован в Верховный штаб. Вместо областных штабов разных наименований было принято решение о создании главных штабов областей (земель) Югославии. Для всех бойцов по всей стране было принято название «партизаны», а основной и наиболее крупной боевой тактической частью определён партизанский отряд. Отряды подразделялись на 2-4 батальона, состоящих из 3-4 рот, каждая по 2-3 взвода. Отрядами и батальонами командовали штабы, состоящие из командира, политического комиссара и их заместителей. Штаб отряда обеспечивал воинскую дисциплину, организовывал работу разведки, связи, медицинской и интендантской служб. Было принято решение о возможности формирования групп партизанских отрядов со специальными временными штабами для выполнения совместных задач. Каждый партизан обязывался принять присягу, текст которой был опубликован в «Бюллетене» ГШ НОПО Югославии 19 августа 1941 года. Совещание подчёркивало важность комплектования командного и политического состава лицами из числа лучших и проверенных в боях бойцов[2].

Начавшееся в сентябре — октябре сотрудничество НОПО и четников, двух политических противников, было не долгим и завершилось противостоянием. Противоречия между ними возникали по широкому кругу вопросов, от дележа трофеев до организации власти на освобождённой территории. Расхождения касались и темы продолжения борьбы, связанной с большими жертвами мирного населения из-за карательных операций нацистов. Михайлович склонялся к свёртыванию восстания, но видел препятствие к этому в действиях партизан. 26 октября состоялась встреча Михайловича с Тито, которая лишь усилила напряжение в отношениях двух антиоккупационных движений. На рубеже октября — ноября между недавними союзниками произошло вооружённое столкновение. Предпринятые попытки остановить междоусобицу результатов не принесли. КПЮ обвинила Михайловича в коллаборационизме, четники, в свою очередь, объявили партизан Тито своими главными врагами. В результате с конца ноября внутри движения Сопротивления началась кровавая гражданская война, не прекращавшаяся до мая 1945 года[К 9][26][27].

Быстрый рост партизанского движения вызвал масштабные и серьёзные контрмеры оккупантов. Вслед за антипартизанской операцией итальянских фашистов в Черногории, немецкое командование перебросило в Сербию 113-ю пехотную дивизию с Восточного фронта (из района Житомира), а также 342-ю пехотную дивизию из Франции (из района Бурж — Тур). В ноябре 1941 года немецкие войска развернули наступление на освобождённые территории Западной Сербии[К 10]. Сочетание численного и технического превосходства немецких войск с массовым террором дало свои результаты. Понеся большие потери, в том числе из-за дезертирства, оставшиеся наиболее боеспособные и организованные отряды вместе с командованием и ядром партийного актива отступили в начале декабря в Санджак и Восточную Боснию[К 11]. Небольшие партизанские силы остались только на юге Сербии. С этого времени и до 1944 года на территории Сербии, кроме небольших южных районов, партизанской активности не было до 1944 года. Сохранившиеся сербские отряды во главе с Тито на новом месте соединились с местными силами НОПО и взаимодействовали с отрядами Герцеговины и Черногории, образовав в конце 1941 — начале 1942 годов обширные связанные между собой и контролируемые партизанами территории. Центром народно-освободительного движения в это время стал город Фоча, в котором располагались Верховный штаб и руководство КПЮ[26][25].

В первой половине декабря 1941 года, предполагая быстрый слом нацистского порядка в Европе после успехов Красной армии под Москвой, руководство КПЮ сделало вывод о начале объединения «реакционных сил империалистических стран» в борьбе с революционными народно-освободительными движениями, выразившегося в югославских реалиях в сотрудничестве четников с нацистскими оккупантами и формированиями «квислинговских» режимов. Следствием этого стали заключение о необходимости укрепления «классовой базы» и «рабоче-крестьянского ядра» народно-освободительного движения, а также его радикализация. 21-22 декабря 1941 года в населённом пункте Рудо из преданных КПЮ кадров была сформирована 1-я пролетарская народно-освободительная ударная бригада[К 12][26].

Под влиянием меняющейся оперативной обстановки и в духе решений совещания в Столице, до конца года осуществлялось переформирование отрядов с целью их укрупнения. Число отрядов сократилась с 210 до 51. Изменения коснулись и отдельных батальонов. С 27 сентября до конца года было сформировано 55 батальонов, а 53 прекратили существование в связи с включением в другие партизанские отряды либо расформированием. Всего в составе НОПО Югославии по состоянию на конец декабря 1941 года действовали 1 пролетарская бригада, 51 народно-освободительный отряд и 29 отдельных батальонов. Общая численность личного состава НОПО Югославии составляла около 80 тыс. человек (данная оценка численности считается преувеличенной[32]). В то же время оккупационные и «квислинговские» силы насчитывали 31 дивизию (в том числе 6 немецких, 17 итальянских, 2 болгарские и 6 усташско-домобранских), 5 отдельных бригад (3 болгарские и 2 венгерские), 15 отдельных полков и других частей и подразделений общей численностью около 600 тыс. − 620 тыс. человек[2][8].

В феврале — марте 1942 года были сформированы пять пролетарских бригад, подчинённых непосредственно командованию Верховного штаба и являвших собой ударные подвижные соединения, призванные действовать без привязки к какой-либо территории. Наряду с этим, для сохранения декларируемого общенационального характера партизанских сил, прежде всего на территории Боснии и Герцеговины в январе было начато создание «народно-освободительных добровольческих отрядов»[К 13], призванных объединить в своих рядах «тех патриотов, которые готовы бороться против оккупантов и усташей, но не хотят вступать ни в партизанские, ни в четнические части». Добровольческие отряды должны были находиться под общим командованием Верховного штаба и главных штабов соответствующих земель. Их личный состав мог носить на шапках лишь свои национальные триколоры, без красной звезды. На территории Боснии было сформировано семь таких отрядов. Под влиянием пропаганды четников все эти подразделения до мая 1942 года распались и прекратили своё существование[26][2].

Курс КПЮ на классово-революционную заострённость, названный позднее «левым уклоном» в народно-освободительном движении, сопровождался массовыми репрессиями против лиц, которых относили к категориям «капиталистических элементов», «кулаков», «враждебно настроенных», подозреваемых в качестве реальных или потенциальных участников «пятой колонны». Репрессии партизан способствовали усилению влияния четников среди сербского населения Черногории, Герцеговины и Восточной Боснии, а также действовавших здесь сербских повстанческих отрядов, находившихся вне контроля коммунистов, влекли за собой нарастающие трудности для народно-освободительного движения. Первая половина 1942 года была отмечена его относительной стагнацией. Раскол с четниками вызвал разделение повстанческих масс. Появление внутреннего врага (четников), сокращение базы пополнения, отсутствие стабильных источников снабжения оружием и боеприпасами сказывались отрицательно на боеспособности партизанских отрядов. Происходил отток из отрядов большого числа партизан, в том числе к четникам. Обстановку усугубляли ведущиеся с конца марта до середины июня крупные операции германских, итальянских, усташско-домобранских войск и четников в Черногории, Санджаке, Герцеговине и Восточной Боснии. Особенно кровопролитные бои велись на горном массиве Козара. Лишь под влиянием угрозы поражения и критики из Москвы, руководство КПЮ осудило 19 июня 1942 года «левый уклон», оценив его как «ошибки», носившие «сектантский характер». В это же время Верховный штаб принимает два важные решения. Во первых, чтобы выиграть время и избавить ядро армии от уничтожения основное внимание было перенесено с Сербии на западные районы страны. Во вторых, был подтверждён приоритет бригад как основной единицы вооружённых сил. 19 июня Верховный штаб санкционировал отступление крупной партизанской группировки под собственным командованием в направлении Западной Боснии и Хорватии[26][33][25].

 
Бойцы 4-й черногорской пролетарской бригады и 1-го краинского отряда около Яйце, сентябрь 1942 года

В течение лета — осени 1942 года си­лы пар­ти­зан, образовав ударную группу в составе 1-й, 2-й, 3-й санджакской и 4-й пролетарских бригад, из­бе­гая фрон­таль­ных столк­но­ве­ний и преодолев расстояние в 250 км, с тяжёлыми боями пробились в Боснийскую Краину в труднопроходимый рай­он на гра­нице Бос­нии, Гер­це­го­ви­ны и Чер­но­го­рии[К 14]. В ноябре Верховный штаб расположился в городе Бихач. Переход в новый район обеспечил партизанам не только сохранение основных сил, но и возможность расширения базы пополнения за счёт прилива в их ряды местного сербского населения. Этот регион НГХ находился в сфере германского и итальянского контроля. Из большей части своей зоны ответственности Италия выводила собственные войска, замещаемые силами режима Павелича. С приходом сюда партизан Тито местные сербы видели в них единственную защиту от террора усташей[26][33].

 
Контролируемая партизанами территория Западной Боснии с центром в городе Бихач, 1942 год

В целом развитие вооружённых партизанских сил на втором этапе характеризовалось укреплением их двух компонентов: территориального (партизанские отряды, группы отрядов и первые органы военно-тыловой власти), а также оперативного (манёвренного), представленного бригадами. Были созданы условия для формирования более крупных воинские соединений. До 1 ноября 1942 года, то есть до создания НОАЮ, в составе народно-освободительных вооружённых сил имелось 28 бригад, 15 отдельных пролетарских, ударных и молодёжных батальонов, а также 44 партизанских отряда. В соответствии с приказами Верховного штаба (февраль, сентябрь) созданы городские и районные командования (komande mesta i komande područja), на которые возлагались функции тылового обеспечения действующих партизанских частей. Верховный штаб реально был высшим органом планирования и управления подчинёнными войсками, в первую очередь благодаря пребыванию под его непосредственным командованием пролетарских бригад. Эти силы оперативно задействовались в соответствии с обстановкой и таким образом Верховный штаб постоянно находился в центре самых важных и обширных операций. Главные штабы в течение 1942 года выполняли функции командных оперативно-территориальных органов и задачи высших органов власти на своей территории[К 15][2].

Создание и развитие НОАЮ в период до капитуляции ИталииПравить

 
Тито проводит смотр 1-й пролетарской бригады, Босански-Петровац, 7 ноября 1942 года

1 но­ября 1942 года Вер­хов­ный штаб при­нял ре­ше­ние о соз­да­нии На­род­но-ос­во­бо­дительной ар­мии Юго­сла­вии, со­стоя­щей из бри­гад, ди­ви­зий и кор­пу­сов. В этот день был отдан приказ о формировании 1-й и 2-й пролетарских ударных дивизий. Идея формирования первых дивизий и корпусов созрела во время похода ударной группы бригад в Боснийскую Краину. Ко времени первого заседания Антифашистского вече народного освобождения Югославии, проведенного 26 ноября 1942 года в городе Бихач, организационная структура НОАЮ включала 2 корпуса, 8 дивизий, 31 бригаду, 39 партизанских отрядов, 12 отдельных батальонов, а также органы военно-тыловой власти[2][8]. В конце 1942 года НОАЮ состояла из 2 корпусов, 9 дивизий, 37 бригад, 36 партизанских отрядов и 12 отдельных батальонов, общей численностью около 150 тысяч человек[35].

Cостав первых дивизий был примерно одинаков. Они включали 3 бригады, могли иметь роту огневой поддержки (pratećа četа), роту или взвод связи, минёрский (сапёрный) взвод. Численность составляла от 2500 до 4000 человек. Дивизии являлись оперативно-тактическими организационно-структурными единицами, объединяющими характеристики пехотных и горных частей. Они были способны действовать как самостоятельно, так и в составе корпусов, оперативных групп ВШ, а позже и армий. Их боевое применение давало возможность планировать и проводить операции для решения различных задач, включая освобождение обширных территорий и городов[К 16]. Дивизии получали под свою команду постоянно или временно несколько партизанских отрядов. Корпус насчитывал от 2 до 4 дивизий. Средняя численность личного состава корпуса была около 15 тыс. человек[35].

 
Командир 1-й пролетарской бригады Данило Лекич беседует с бойцами перед прорывом на Сутьеске, июнь 1943 года

В течение 1943 года центр партизанского сопротивления оставался в Боснии. В ходе многомесячных военных действий больших масштабов, известных как битвы на Неретве и Сутьеске, НОАЮ со­рва­ла пла­ны германского ко­ман­до­ва­ния по раз­гро­му её главных сил, а также нанесла сокрушительный удар по крупным формированиям четников[8][37].

Несмотря на трудности и проблемы, стоящие перед НОАЮ в первой половине 1943 года, драматизм боевых действий оперативной группы дивизий ВШ на Неретве и Сутьеске, а также сложности материального снабжения и санитарного обеспечения войск в условиях отсутствия внешней помощи, этот период времени характеризуется, как правило, быстрым ростом бригад, дивизий и корпусов, а также возрастанием их доминирующей роли в вооружённой борьбе. На день капитуляции Италии НОАЮ имела 54 бригады в составе 18-ти дивизий и 4-х корпусов. В Хорватии и Воеводине образовывались группы ударных батальонов, из которых формировались бригады. В Сербии и Македонии создавались батальоны, которые не были связаны с одной территорией и ставшие предшественниками народно-освободительных бригад. Наряду с созданием крупных соединений, продолжалось формирование и развитие партизанских отрядов. С 1 января до 9 сентября 1943 года было сформировано или обновлено 96 партизанских отрядов, расформировано 47. Всего ко времени капитуляции Италии действовало 85 отрядов. В западной части Югославии они составляли основную силу при создании бригад, а группы партизанских отрядов, например, в Далмации, заменили более крупные тактические формирования. В структуре партизанских отрядов продолжалось создание ударных и молодёжных батальонов, которые затем целиком включались в состав вновь формируемых бригад. В Сербии к этому периоду началось укрупнение партизанских отрядов, из которых большая часть переводилась из ротного в батальонный состав (от одного до двух батальонов). Этим создавались условия для формирования бригад. Тем не менее, в некоторых районах Сербии, Македонии и Косово по-прежнему ещё оставались отряды небольшой численности и ротного состава[38].

 
Диверсионный батальон славонского корпуса, лето 1943 года

Рассматриваемый период отмечен формированием крупных диверсионных подразделений, способных проводить значительные масштабные диверсии. В Хорватии это были диверсионные батальоны, а в Словении — диверсионные взводы. Задачей и тех и других являлось разрушение главных линий коммуникаций на Югославском фронте. При этом, диверсии, как и ранее, оставались приоритетной задачей всех других вооружённых формирований НОАЮ, а также боевых и ударных групп в оккупированных городах и крупных населённых пунктах[38].

Одной из основных особенностей периода явилось создание в организационной структуре формирований НОАЮ подразделений родов войск и специальных служб, а также рост их влияния на огневую мощь и манёвренность частей и соединений. Дальнейшее развитие получили также органы тылового обеспечения армии на освобождённых территориях, выполняющих задачи мобилизационного, материального обеспечения, безопасности и санитарной службы[38].

В первой половине 1943 года ВШ НОАиПО Югославии издал ряд приказов и наставлений по вопросам нормативного регулирования военного строительства, а именно: наставления о ночной атаке на населенный пункт и о защите от боевых машин (конец декабря 1942 года); об организации защиты от атак с воздуха и отравляющих газов, инструкция ГШ НОАиПО Боснии о действиях в неблагоприятных условиях (январь 1943 года); о порядке образования и организации органов военной власти в тылу (8 января 1943 года); инструкция для ГШ НОАиПО Сербии о формировании бригад (28 августа 1943 года). Значительным событием явилось принятое в начале 1943 года решение о введении офицерских и подофицерских званий, вступившее в силу 1 мая 1943 года . 15 августа 1943 года были введены первые боевые награды НОАЮ: Орден Народного героя, Орден Партизанской звезды I-й, II-й и III-й степеней, Орден Национального освобождения, Орден Братства и единства, а также Орден «За храбрость» и одноимённая медаль[39].

В апреле и мае 1943 года югославский отдел Управления специальных операций (УСО), расположеный в Каире, направил в Югославию первые группы разведчиков для установления связи с партизанами. 28 мая туда прибыла первая британская миссия при ВШ НОАЮ под руководством офицера УСО капитана Уильяма Стюарта, возглавленная после его гибели капитаном Дикином[К 17]. Первый груз военной английской помощи партизанам Тито был доставлен по воздуху 25 июня 1943 года и с тех пор воздушные поставки проводились на регулярной основе. С 17 сентября при Верховном штабе начала действовать англо-американская военная миссия во главе с бригадным генералом Фицроем Маклейном (Fitzroy Maclean), сменившая убывшую группу Дикина[39][41][27].

НОАЮ в период от капитуляции Италии до конца 1943 годаПравить

Наступление Красной армии на Восточном фронте и особенно высадка Союзников на Сицилии поставили Италию летом 1943 года на грань поражения. Растущая сила и активность партизан в Югославии, особенно Боснии и Герцеговине, вынуждала утомлённые войной итальянские войска оставлять большие территории зоны своего контроля и ограничиваться охраной крупных городов и важных линий коммуникаций. Ввиду нарастающей угрозы капитуляции Италии, германское командование заменяло итальянские гарнизоны немецкими и размещало свои части в местах, где они могли быстро противодействовать возможной высадке войск Союзников. Однако, в условиях нехватки немецких подразделений, в ряде мест после ухода итальянцев эти территории занимали партизаны и немцам приходилось снова отвоёвывать их. По мере приближения падения Италии, перед германским Главнокомандованием Юго-Востока стала проблема удержания недостающими силами обширных и охваченных партизанской войной районов, а также обеспечения безопасности протяжённого на сотни километров и открытого фланга на адриатическом побережье от возможного вторжения превосходящих сил Союзников. Видя сложность положения немцев и итальянцев, командование НОАЮ активизировало действия партизан на западных югославских землях, особенно в районе Сараево[42][43].

Несмотря на предпринимаемые германским командованием меры, капитуляция Италии, объявленная 8 сентября после тайных переговоров между Союзниками и правительством Бадольо, захватила врасплох как немецких, так и итальянских командиров. Остро стал вопрос: кто получит контроль над итальянским вооружением? Немцы срочно развернули операцию (под условным наименование «Константин») по разоружению итальянских частей, нежелающих продолжать войну на стороне Германии. Командование НОАЮ в этой обстановке не упустило возможность получить необходимое оружие, боеприпасы, снаряжение и продовольствие, а также привлечь часть итальянских военных в свои ряды. В руках словенских, хорватских, боснийских, черногорских, македонских, косовско-метохийских и герцеговинских партизанских частей и пролетарских дивизий оказалось почти полное вооружение около 12 итальянских дивизий (по другим данным партизаны успели разоружить четыре полномерные итальянские дивизии и множество меньших подразделений[25]). Этот успех сопровождался повсеместным приливом добровольцев в ряды НОАЮ, воспринявших капитуляцию Италии как начавшееся поражение стран «оси» и решивших присоединиться к победителям, в результате чего армию пополнили около 80 тысяч новых бойцов. Были освобожденны большие территории на всём адриатическом побережье, от Триеста до Улциня, за исключением нескольких городов[42][43][44][45].

 
Капитуляция Италии и восстание в оккупированной Югославии, 1943 год

В результате массового притока добровольцев, включая растущее число хорватов и мусульман, только в сентябре и октябре в Словении, Истрии, Хорватии, Лике, Горски-Котаре, Далмации и Черногории были созданы 32 бригады, 8 дивизий и 4 корпуса. Одновременно в Сербии формируются четыре бригады, а в Македонии — две. Наряду с этим, как и во времена «Ужицкой республики», новообразованные подразделения не имели ни опыта, ни сплочённости, чтобы успешно противостоять масштабному немецкому наступление по плану операции «Ось», имевшей целью взятие под контроль побережья Адриатики. В ходе антипартизанских операций «Истрия» и «Волькенбрух» (сентябрь-ноябрь) немцы оккупировали Западную Словению и Истрию войсками, переброшенными из Италии, а местным партизанам был нанесён значительный урон. В тот же период части 2-й танковой армии вермахта заняли всё побережье Далмации (без островов). Бои за город Сплит длились 17 дней, в течение которых ожесточённое сопротивление ветеранских пролетарских бригад обеспечило партизанам возможность эвакуации из города итальянских вооружений, военной техники, боеприпасов и снаряжения. В целом германским войскам удалось до ноября вернуть под свой контроль большую часть бывшей итальянской зоны оккупации. Однако контроль этот был не повсеместным. Силы партизан продолжали успешно удерживать целые местности. Вместе с ранее освобожденными территориями в Центральной и Западной Боснии, Славонии и других областях, новые районы образовывали обширное пространство под эгидой НОАЮ[44][45][25].

Следствием итальянской капитуляции явилось создание так называемых заморских бригад (сербохорв. prekomorske brigade) НОАЮ. После апрельской войны 1941 года и оккупации Югославии было интернировано и оказалось на территории Италии в лагерях для военнопленных значительное число военнослужащих югославской армии. Многие югославы, словенцы, хорваты и черногорцы из бывших австрийских земель, присоединенных к Италии после Первой мировой войны, а также из зоны итальянской оккупации, были мобилизованы в так называемые рабочие батальоны. Капитуляция Италии побудила многих из них присоединиться к народно-освободительному движению. Большая часть интернированных лиц из северной Италии сумела прорваться в Югославию, где они вступали в НОАЮ. Югославы из лагерей Центральной и Южной Италии собирались в лагерях для интернированных в Таранто и около Карбонары (возле Бари). При участии миссии НОАЮ в Бари, здесь с октября 1943 до 1945 года было сформировано пять заморских бригад. Первые две бригады вооружались трофейным итальянским оружием, 3-я, 4-я и 5-я бригады получили вооружение в рамках союзной военной помощи[46][К 18].

С капитуляцией Италии связано появление первых иностранных формирований НОАЮ, создаваемых с осени 1943 года из числа добровольцев — граждан зарубежных государств. Наибольшую группу иностранных добровольцев в рядах партизан составляли итальянцы. Вторыми по численности были граждане СССР, из числа которых уже осенью стали создаваться так называемые «русские» формирования НОАЮ[47].

 
Зенитное орудие на острове Вис, 1943 год

После капитуляции Италии войска получили в числе трофеев значительное количество артиллерийских орудий. Ими пополнялись имеющиеся и оснащались формируемые новые артиллерийские батареи и дивизионы в составе бригад, дивизий, корпусов, некоторых партизанских отрядов и групп ПО, а также подразделений ВМС [К 19]. В это же время появились и первые подразделения — батареи ПВО, когда от разоружаемых итальянских дивизий были получены 20-мм зенитные орудия и 8-мм пулемёты FIAT-Revelli M1935 и Breda mod. 37.[К 20][48].

17 октября 1943 года ВШ издал приказ об унификации интендантской службы[К 21]. В октябре в частях и соединениях создаются специализированные разведывательные подразделения[К 22][48].

Капитуляция Италии имела важнейшее значение для развития партизанских вооружённых сил и политической обстановки на югославских землях. Огромные военные трофеи значительно изменили организационную структуру НОАЮ и усилили её огневую и ударную мощь, создали возможности для широких наступательных действий. Усиление армии и связанных с этим политических позиций народно-освободительного движения способствовали проведению 29 и 30 ноября 1943 года в городе Яйце Второго заседания Антифашистского вече народного освобождения Югославии (АВНОЮ) и образованию Национального комитета освобождения Югославии (НКОЮ) — представительства коммунистического движения с прерогативами правительства[К 23][50][45].

Ряд важных для НОАЮ событий осени 1943 года дополнялся решением о военной поддержке партизан Югославии, принятым на Тегеранской конференции руководителей трёх ведущих держав антигитлеровской коалиции[45]. К этому времени НОАЮ достигла окончательного военного и численного превосходства над четниками ЮВуО, лишившихся поддержки Италии и военной помощи Великобритании и США. Партизанские войска всё более обретали характер регулярной, хорошо структурированной армии. Уже вскоре и командование вермахта пришло к выводу о том, что НОАЮ и Тито были более опасными противниками, чем Михайлович и его армия[31].

В конце 1943 года НОАЮ насчитывала 9 корпусов, 27 дивизий, 99 бригад, 105 партизанских отрядов и 20 отдельных батальонов — всего 300 тысяч человек[К 24][50].

НОАЮ в 1944 годуПравить

Зима 1943—1944 годов не принесла передышки, необходимой для подготовки и слаживания партизанских частей и соединений. Командование группы армий «F» провело ряд масштабных скоординированых операций («Кугельблиц», «Шнеештурм», «Хербстгевиттер» — т. н. «Шестое антипартизанское наступление»), объединённых единым замыслом, а по охвату территории и привлечённым силам (13 дивизий и 4 отдельных полка) явивших собой самую крупную антипартизанскую акцию на югославских землях[К 25]. Военные действия продолжались с начала декабря 1943 года до середины февраля 1944 года с переменным успехом и были одними из самых сложных за всю войну. Бои велись преимущественно в горной, лесистой, труднопроходимой местности, часто в условиях бездорожья и глубокого снега. Несмотря на ожесточённое сопротивление партизан, немецкие войска укрепили свои позиции в полосе побережья, выбили 8-й курпус со всех островов, кроме острова Вис. 2-й и 3-й корпуса НОАЮ были вытеснены за Дрину и Лим, чем временно устранилась неизбежная угроза их прорыва в Сербию. В ряде мест (Приеполе и Корчула) немцы нанесли партизанам чувствительные потери. Вместе с тем командованию Юго-Востока не удалось радикально переломить ситуацию в свою пользу и уничтожить ни одного крупного соединения партизан. НОАЮ сохранила главные силы, в том числе оперативную группу дивизий Верховного штаба, удерживала большую часть ранее освобождённой территории с центром в городе Дрвар, включая важный в плане поставок союзной помощи остров Вис[51][52][53][25].

23 февраля 1944 года в Дрвар, где располагался ВШ НОАЮ, прибыла советская военная миссия под руководством генерал-лейтенанта Николая Васильевича Корнеева. Вскоре, 12 апреля в Москве начала работу Военная миссия НОАЮ во главе с Велимиром Терзичем и Милованом Джиласом[54][55].

В феврале 1944 начинается доставка советских военных грузов для НОАЮ самолётами 5-й гвардейской авиационной дивизии дальнего действия (АДД) с аэродрома Жуляны (теперь Киев), а в мае — с аэродрома Калиновка (под Винницей). Полёты осуществлялись без посадки на территории Югославии. С июля 1944 года переброска советской военной помощи велась как АДД с территории СССР, так и по договоренности с Великобританией и США самолётами специально созданной Авиационной группы особого назначения (АГОН) из состава 1-й авиационной транспортной дивизии ГВФ с советской базы снабжения на военно-воздушной базе Союзников в Палезе (около Бари). Доставив грузы, самолёты АГОН перевозили в обратном направлении раненых бойцов НОАЮ для лечения в госпиталях Союзников. АГОН оперативно подчинялась начальнику Советской военной миссии при ВШ НОАЮ[К 26][54].

Основные события весны и лета 1944 году были связаны с военными действиями за установление контроля над линиями коммуникаций, поясом адриатического побережья, а также за стратегические плацдармы в Восточной Боснии, Санджаке и Черногории, обеспечивающие прорыв НОАЮ в Сербию. В марте — мае оперативная группа из усиленных 2-й и 5-й дивизий совершила прорыв в Сербию с задачей выхода в её южные районы для создания базы для последующей более масштабной операции. Реализовать замысел в этот раз не удалось. Путь в Южную Сербию был заблокирован немцами, «квислинговскими» формированиями и четникам. Пройдя с тяжёлыми боями по Западной Сербии, дивизии вернулись в Санджак. 25 мая немецкое командование предприняло попытку перехватить инициативу в ходе наступательной операция «Ход конём», в которой планировалось уничтожить главные силы партизан во главе с Верховным командующим. В результате ожесточённых боёв вцелом успешной операции, немцы захватили штаб-квартиру партизан и систему связи, нанесли значительный урон 1-й и 6-й пролетарским дивизиям, а также на какое-то время расстроили систему руководства армии и вынудили югославов на время прекратить активность в даном районе. Однако основная цель — уничтожение главных сил ВШ и самого Тито не была достигнута[51][56][53].

Операция «Ход конём» стала последней из четырёх немецких антипартизанских акций (,,Вейс-l", ,,Вейс-2", «Шварц» и «Рёссельшпрунг»), нацеленных на уничтожение ВШ НОАЮ и его главных сил. В условиях высадки Союзников в Нормандии и катастрофы немецких войск на Восточном фронте в результате Белорусской операции РККА, вермахт не располагал резервами для укрепления группы армий «F» в её борьбе с партизанами. С этого времени обозначился переход инициативы на Югославском фронте на сторону НОАЮ, что повышало её боевые возможности. Ядро партизанских сил всё более становилось регулярной армией. Тем самым завершился обширный, динамичный и решающий период войны (декабрь 1942 — лето 1944 годов), за время которого НОАЮ отразила 11 крупных операций неприятеля, спланировала и осуществила семь масштабных операций, сочетающих в себе комбинацию оборонительных и наступательных действий, пять из которых именовались как «прорыв», «марш-манёвр», «поход»[К 27][52][57].

В конце июня НОАЮ имела 12 корпусов, 39 дивизий, ВМС и 1-ю истребительную авиационную эскадрилью, общей численностью 350 тысяч человек. После эвакуации из Дрвара ВШ располагался на острове Вис, освобождённом в октябре 1943 года и охраняемом 26-й далматинской дивизией совместно с английскими союзниками[52][58].

 
Карта территорий Югославии, подконтрольных НОАЮ, сентябрь 1944 года

С середины 1944 года в оперативных документах немецкого командования для обозначения войск НОАЮ начинают применяться термины «партизаны», «дивизии» и «корпуса», вместо принятого до этого обозначения «банды». На совещании 21 сентября фельдмаршал фон Вейхс выразил мнение, что размеры, вооружение, организация и операции партизанских войск позволяют рассматривть их в качестве регулярных вооружённых сил, с которыми Рейх находится в состоянии войны[53].

В сентябре 1944 года 300-тысячная Красная армия вошла в Югославию. Опытные и оснащённые тяжёлым вооружением советские дивизии сломили немецкое сопротивление и повергли немецкие тылы в состояние хаоса, облегчившее прорыв в Сербию 9 дивизий НОАЮ. Тем самым начался этап завершающих операций по освобождению страны, характеризующийся активным взаимодействием югославских и советских войск, в ходе которого 20 октября был освобождён Белград, а в ноябре, при участии 51-й воеводинской дивизии, войсками 57-й армии 3-го Украинского фронта успешно завершена Битва за Батину — ставшая самым крупным сражением за годы Второй мировой войны на территории Югославии.

  Внешние изображения
 

Основные направления ударов советских войск на территории Югославии и Венгрии в октябре - декабре 1944 года. Портал «Память народа».

После освобождения Белграда в Югославии образовались три основных направления военных действий. На Сремском фронте, 1-й пролетарский корпус, стремившийся идти в ногу с советским наступлением в Венгрии, столкнулся с ожесточённым сопротивлением германских войск на эшелонированной линии обороны, простирающейся между Дунаем и Савой. Хотя партизанские дивизии благодаря общей мобилизации насчитывали до 10 000 человек, ни у бойцов, ни у офицеров не было опыта фронтальных боевых действий. К середине декабря 1944 года части 1-го корпуса и 68-го стрелкового корпуса 3-го Украинского фронта вышли к Вуковару, но взять его не смогли. В январе 1945 года немцы в серии контрударов нанесли большие потери вновь созданной 1-й армии и сумели стабилизировать фронт[25].

Второй эпицентр борьбы находился на направлении отступления группы армий «Е» из Греции, которое после потери немцами Велико-Моравской долины велось через Косово, Санджак и Западно-Моравскую долину в сторону Восточной Боснии[К 28]. Вермахт успешно организовал оборону так называемого Кралевского плацдарма (22 октября-декабрь 1944 года)[К 29], прикрывавшего дорогу Белград — Салоники, обеспечив непрерывную переброску войск, военной техники и снаряжения через Дрину, откуда большая их часть отправлялась на Сремский фронт. Благодаря прибывшим из Греции подкреплениям, германским войскам также удалось разблокировать 18 декабря 21-й горный корпус в Черногории[25][62].

Третье направление операций охватывало Герцеговину и Далмацию. Используя сложившуюся выгодную обстановку[К 30], 26-я далматинская дивизия во взаимодействии с ВМС и ВВС союзников, а также ВМС НОАЮ, освободила в сентябре — ноябре среднедалматинские острова и побережье от Задара до Дубровника. Кульминацией партизанского наступления стало окружение и уничтожение в начале декабря войсками 8-го далматинского корпуса большей части 264-й пехотной дивизии вблизи Книна. Катастрофа всего правого фланга немецкого фронта не состоялась только из-за начавшейся зимы, усталости подразделений НОАЮ и политической напряженности в отношениях между Белградом и западными союзниками[25].

 
Мобилизация новых бойцов в Словении, 1944 год

К концу 1944 года, действуя совместно с войсками Красной армии, Болгарии и Албании, НОАЮ освободила Сербию, Воеводину, Баранью, Македонию, Косово, Далмацию, Черногорию и значительную часть Боснии и Герцеговины. В то же время корпуса НОАЮ под командованием ГШ НОАиПО Хорватии и Словении вели активные наступательные действия в немецком тылу на линиях коммуникаций и против отдельных крупных опорных пунктов противника. В результате первого этапа завершающего наступления югославских и советских войск, на рубеже осени и зимы 1944 года установился стратегический фронт, протянувшийся к концу года с северо-востока страны от Вировитицкого плацдарма в Славонии, далее по Драве, через Срем, Боснию и Южную Лику до Адриатического моря. Советские войска в Венгрии, НОАЮ и западные союзники в Италии образовали юго-восточную часть кольца вокруг нацистской Германии[56][64][65].

В течение года активно формировались части и соединения ВВС, ВМС, создавались новые бригады родов войск: инженерные, артиллерийские, танковые, кавалерийские и другие. Весной и летом были сформированы с помощью западных союзников 1-я и 2-я истребительные эскадрильи, а в конце декабря с помощью СССР — 11-я истребительная и 42-я штурмовая авиационные дивизии[66].

К концу года были созданы значительные артиллерийские части и подразделения в бригадах, дивизиях и корпусах. Всего сформировано 20 артиллерийских бригад. 16 июля на базе НОАЮ в Гравине была сформирована 1-я танковая бригада в составе 4-х танковых батальонов, инженерного батальона и батальона бронемашин, вооружённых 56 танками «Стюарт» и 24 тяжёлыми бронеавтомобилями «A.E.C.». Первые подразделения бригады были переброшены на остров Вис, а с сентября прияли участие в освобождении Далмации, Черногории, Герцеговины, Лики, Хорватского Приморья, Триеста и Корушки. В середине сентября группа из 600 человек была отправлена в СССР для формирования там 2-й танковой бригады[66].

15 августа 1944 года создан Корпус народной обороны — специальное воинское формирование для зачистки освобождённых территорий Югославии от остатков противника, четников и формирований коллаборационистов[66].

В феврале изменениям подверглась организация корпусов. Приказами ВШ от 8 и 23 февраля 1944 года происходит разделение штабов на две части — на оперативную и военно-тыловую. К оперативной отнесены отделы (odsek): оперативный, разведывательный, связи, вооружения, интендатура, медицинской службы и военный суд. Военно-тыловая — это вновь образованная военная область корпуса — KVO (korpusna vojna oblast) с отделами: мобилизационным, транспортным, медицинской службы, охраны населения и областного военного суда. Её возглавлял заместитель командира корпуса. Исполнительными органами KVO были команды районов и городов (komande područja i komande mesta). В случае ухода оперативной (боевой) части корпуса с территории военной области, здесь оставались органы KVO, а её командиру напрямую подчинялись дислоцированные там партизанские отряды и другие воооружённые подразделения, защищающие область. Этими мерами корпуса освобождались от территориально-управленческих и партизанских задач и полностью сосредоточивались на ведении военных операций. В первую очередь были сформированы военные области 2-го, 3-го, 5-го, 8-го и 11-го корпусов, затем 7-го, 9-го, 13-го и 14-го. До конца года было дополнительно сформировано 8 корпусов. В начале декабря в НОАЮ вцелом было 17 корпусов[66].

 
Артиллерия 8-го корпуса в районе Книна, октябрь 1944 года

Большинство корпусов включали артиллерийские дивизионы или группы, впоследствии артиллерийские бригады из 2-4-х дивизионов, подразделения связи, разведывательные или штурмовые бытальоны, танковые и запасные подразделения. Численность личного состава зависела от места и задач и колебалась от 10 до 50 тысяч человек[66].

На 31 декабря 1944 года НОАЮ имела в своём составе 15 корпусов, 61 дивизию, 248 бригад, 7 полков, 52 партизанских отряда. Всего около 600 тысяч человек[67].

Создание и развитие Югославской армииПравить

На заключительном этапе освобождения югославских земель перед армией стояла задача разбить хорошо укреплённую группировку германских и «квислинговских» войск общей численностью около 680 тыс. человек[К 31]. Это требовало создания крупномасштабных объединений войск, способных сломить оборону укреплённого фронта противника на стратегическую глубину, обеспечить его преследование и пленение. С учетом этого, 1 января 1945 года приказом ВШ НОАЮ создаются 1-я, 2-я и 3-я армии, а 2 марта — 4-я армия[К 32][64].

Решением Председателя Комитета народной обороны Национального комитета освобождения Югославии и Верховного главнокомандующего И. Броза Тито от 1 марта 1945 года НОАЮ была переименована в Югославскую армию (ЮА), ВМС НОАЮ в Югославские военно-морские силы, а Верховный штаб — в Генеральный штаб ЮА. Формирование армий и реорганизация НОАЮ представили собой заключительный этап в строительстве военной организации вооружённых сил Югославии. Армия стала крупнейшей стратегически-оперативной единицей, состоящий из дивизий, и предназначенной для самостоятельных военных действий на стратегическо-оперативном направлении. Помимо дивизий, в состав армии, как отдельные части, входили артиллерийские, танковые, инженерные и запасные бригады, полк или батальон связи, два противотанковых дивизиона, тыловые подразделения и учреждения. Численность армии составляла около 100 тыс. человек. В структуре армии не предусматривалось наличие корпусов, хотя определённое время они продолжали существовать. Подчинённые командованию армий корпуса действовали в непосредственном тылу неприятеля или в ходе наступления, по мере их расформирования[64].

Штабы армий подчинялись Верховному штабу (после 1 марта — ГШ ЮА) и руководили армейскими операциями. Сформированные армии, благодаря их силе, составу и вооружению, обеспечили успешное проведение заключительных наступательных операций во взаимодействии с действующими в тылу противника дивизиями и корпусами ГШ Хорватии и Словении, а также югославскими ВВС и ВМС[64]. План завершающих наступательных операций предусматривал нанесение главных ударов по двум сходящимся направлениям — из района Адриатического побережья и в Среме, к границе Югославии с Италией и Австрией. Главной целью кампании являлась ликвидация группировки вермахта численностью около 400 тысяч человек в составе 13 дивизий и большого числа меньших частей. Первый удар планировалось нанести в Лике и Хорватском Приморье силами 4-й армии 20 марта 1945 года. Наступление на Сремском фронте было назначено на 12 апреля[25].

1-я армия была сформирована на базе 1-го пролетарского корпуса на Сремском фронте. В её состав вошли 1-я пролетарская, 5-я ударная, 6-я пролетарская дивизия, 11-я и 21-я ударные дивизии и 1-я кавалерийская бригада. Возглавил армию генерал-лейтенант Пеко Дапчевич. К началу прорыва Сремского фронта 12-го апреля 1945 года состав армии пополнили 15-й македонский корпус (42-я и 48-я дивизии), 2-я, 17-я и 22-я дивизии, 2-я танковая бригада, сапёрная бригада и запасная бригада. В начале апреля армия состояла из 10 дивизий и 4 отдельных бригад общей численностью около 111 тысяч человек. На вооружении имела 355 артиллерийских орудий, 1152 миномётов, 65 танков Т-34-85, 52742 винтовок и 4993 пулемётов[64].

 
Прорыв Сремского фронта 12 апреля 1945 года

Первоначально войска 1-й армии держали оборону на Сремском фронте и в Посавине, к югу от реки Сава. 12 апреля армия приступила к прорыву Сремского фронта. Для проведения этой операции были образованы три оперативные группы дивизий — северная, босутская и южная. После прорыва Сремского фронта 1-я армия продолжила наступление в направлении городов Джяково и Славонски-Брод, сломила немецкую оборону на реке Илова и cовместно со 2-й армией освободила 8 мая Загреб. После этого преследовала вместе со 2-й и 3-й армиями немецкие войска до города Целле и участвовала в пленении группы армий «Е» в Штирии[64].

2-я армия сформирована на стратегическом фронте в Восточной Боснии из Южной оперативной группы дивизий НОАЮ. В состав армии вошли 14-й корпус (23-я, 25-я и 45-я дивизии), 17-я и 28-я ударная дивизии. Командиром армии был назначен генерал-лейтенант Коча Попович. Под оперативным управлением армии состоял 3-й корпус (27-я и 38-я дивизии), а с 17 марта — Сараевская оперативныя группа корпусов (2-й, 3-й и 5-й). В армию входили также 1-я, 2-я и 3-я артиллерийские бригады. Накануне завершающего наступления, в середине марта 1945 года 2-я армия располагала пятью дивизиями (17-я, 23-я, 25-я, 28-я и 45-я), 2-й и 3-й артиллерийскими бригадами, сапёрной и запасной бригадой. Всего около 58 тысяч человек, 42 артиллерийских орудия, 398 миномётов, 18216 винтовок и 1566 пулемётов. 1 мая армия насчитывала около 110 тысяч человек[64].

В период с января по март 1945 года 2-я армиия вела ожесточённые бои с германскими, усташско-домбранскими войсками и четниками в Восточной Боснии. В завершающих операциях армия наступала через Добой, Дервенту и Баня-Луку в направлении нижнего течения реки Уна. Для обеспечения эффективного командования силами армии, которым предстояло действовать на расходящихся направлениях, были образованы две оперативные группы дивизий: Унская оперативная группа (23-я, 28-я, 39-я и 45-я дивизии), которая нанесла поражение противнику в районе нижнего течения Уны и овладела городом Сисак, а также Карловацкая оперативная группа (3-я, 4-я, 10-я и 34-я дивизии) для овладения городом Карловац. С 7 по 14 мая армия преследовала отступающие германские войска до населённых пунктов Зидани-Мост и Крань и приняла участие в пленении группы армий «Е» в Штирии[64][68].

З-я армия сформирована из соединений и частей 12-го воеводинского корпуса на Дравском фронте и в Баранье. В состав армии вошли 16-я, 36-я и 51-я дивизии. Оперативному командованию армии были подчинены 6-й славонский корпус (12-я и 40-я дивизии), a также 10-й загребский корпус (32-я и 33-я загорские дивизии). Командармом был назначен генерал-лейтенант Коста Надь. 1 апреля 1945 года армия имела в своём составе 16-ю, 36-ю и 5-ю дивизии, а также запасную бригаду, а с 19 апреля также сапёрную бригаду и бригаду связи. Всего свыше 41 тысячи человек, 175 артиллерийских орудий, 441 миномётов, 14666 винтовок и 1277 пулемётов. В январе 3-я армия вела оборонительные бои на Вировитицком плацдарме, а в марте остановила немецкое наступление на Болманском плацдарме. На заключительном этапе армия форсировала Драву, освободила Осиек, Нашице, Дони-Михоляц и продолжила наступление в направлении Вараждина, Марибора и Дравограда, вышла на югославско-австрийскую границу и совместно с 1-й армией и частями 4-й оперативной зоны Словении участвовала в пленении подразделений группы армий «Е» и усташских войск возле Дравограда и Блайбурга[64].

4-я армия была сформирована на фронте в Лике и Хорватском Приморье из частей 8-го, 11-го и 7-го корпусов. В её состав вошли из 8-го корпуса: 9-я, 19-я, 20-я и 26-я дивизии, 1-я танковая, артиллерийская и запасная бригады, от 11-го корпуса: 13-я, 35-я и 43-я дивизии, а из 7-го корпуса: 15-я и 18-я дивизии и артиллерийская бригада. Командовал армией генерал-майор Петар Драпшин. Перед заключительными операциями, 20 марта 1945 года, 4-я армия состояла из девяти дивизий, 1-й танковой, артиллерийской, саперной и запасной бригад, моторизованного артиллерийского дивизиона и полка связи. Всего около 67 тысяч человек, 150 артиллерийских орудий, 439 миномётов, 75 танков "Стюарт", 39907 винтовок и 3613 пулемётов[64].

 
Моторизованный отряд 4-й армии наступает в направлении Толмина, май 1945 года

Для проведения операций в Истрии и Словении командованию 4-й армии были оперативно подчинены 9-й корпус и морская команда северной Адриатики. После расформирования 11-го корпуса в апреле под командование армии были поставлены 13-я и 43-я дивизии, в то время как 35-я дивизия была расформирована. Затем в состав армии вошли 29-я дивизия и штаб 4-го корпуса с 7-й и 8-й дивизиями, а также артиллерийской бригадой. На 1 мая 1945 года 4-я армия насчитывала 110 тысяч человек. Заключительные боевые действия армия начала 20 марта 1945 года прорывом немецкой обороны в Лике. Её войска нанеси поражение германскому 15-му горному корпусу, освободили Бихач, Госпич и Хорватское Приморье. В ходе Риекско-Триестской операции в районе Илирска-Бистрица окружили и уничтожили немецкий 97-й корпус, изгнали оккупантов из Риеки, Триеста, Истрии и Словенского Приморья. С 7 мая по 15 мая моторизованный отряд армии овладел Гореньской, а также Корушкой, где соединился с подразделениями 3-й армии[64].

 
Смотр 1-й македонской бригады 48-й дивизии на Сремском фронте, апрель 1945 года

В конце 1944 — начале 1945 года в штабах НОАЮ, а затем в Министерстве народной обороны начинают действовать советские военные советники[69]. В это же время, до начала заключительных наступательных операций, некоторые югославские дивизии из состав 1-й, 2-й и 3-й армий начали оснащаться новым советским оружием, полученным в рамках помощи от СССР. Прежде всего перевооружались 10 дивизий: 1-я, 5-я, 6-я, 16-я, 21-я, 23-я, 25-я, 36-я, 45-я и 51-я. На территории Македонии советским оружием частично оснащивались 42-я и 48-я дивизия 15-го корпуса, готовившиеся к отправке на Сремский фронт. В процессе начавшегося наступления ЮА, ещё 5 дивизий были частично перевооружены оружием, поставленным из СССР. Вооружение войск 4-й армии состояло как из трофейного оружия и военной техники, так и полученного от западных союзников[70].

По состоянию на последний день войны 15 мая 1945 года ЮА имела:

1. Армии: 1-я, 2-я, 3-я и 4-я, а в состоянии формирования находились 5-я, 6-я и 1-я танковая.

2. Корпуса: всего 6, в том числе 3-й, 4-й, 7-й, 9-й, 10-й и Копус народной обороны (КНО), в период с 20 марта до 15 мая расформированы 7 корпусов (2-й, 5-й, 6-й, 11-й, 12-й, 14-й и 15-й).

3. Дивизии: всего 59, в том числе 49 пехотных, 7 дивизий КНО, 2 авиадивизии и одна итальянская дивизия «Гарибальди Фонтанот» (Garibaldi Fontanot).

4. Бригады: всего 261, в том силе 171 пехотная, 29 бригад КНО, 28 артиллерийских, 10 инженерных, 3 бригады ПВО, 2 танковые, 2 кавалерийские, 2 транспортные, 1 бригада связи, 1 железнодорожная и 12 запасных.

5. Полки: всего 9, в том числе 6 авиационных, 2 полка связи и 1 автомобильный.

6. Партизанские отряды: всего 3.

Общая численность армии составляла 800 тысяч человек[71].

Партизанские отрядыПравить

Со времени начала восстания в Югославии в 1941 году партизанские отряды (ПО) были важной организационной формой вооружённых сил народно-освободительного движения. На 1 января 1945 года действовали 52 отряда. Весной, состоянием на 20 марта 1945 года, они всё ещё составляли значительную часть ЮА (36 отрядов). В соответствии с военной стратегией партизанские отряды задействовались в боевых действиях в составе фронтов в Боснии и Герцеговине, а также в тылу неприятеля на оккупированных территориях Хорватии и Словении. В период с 1 января по 15 мая 1945 года происходило расформирование значительной части отрядов (больше всего было расформировано отрядов в 1944 году — 195) при формировании небольшого количества новых отрядов (всего 2). Личным составом ПО пополнялись другие воинские части ЮА, военно-тыловые органы и учреждения, а также подразделения Корпуса народной обороны Югославии. Последняя фаза расформирования партизанских отрядов связана со временем завершающих наступательных операций ЮА. 15 мая в составе Югославской армии оставалось 3 партизанских отряда[72].

Военно-воздушные силыПравить

Создание военно-воздушных сил (ВВС) началось с середины 1943 года[К 33], хотя ещё 3 января при ВШ была создана секция авиации (Odsek za vazduhoplovstvo), неработающая ввиду сложной военной обстановки, обусловленной сражениями на Неретве и Сутьеске. В начале сентября при ВШ формируется авиационное отделение (Vazduhoplovno odeljenje), начавшее действовать 16 сентября. Одновременно ВШ обратился с призывом о вступлении в НОАЮ ко всем авиаторам в неприятельских формированиях, а также в Королевских ВВС Югославии, действующих на Ближнем Востоке. 14 октября ВШ издал приказ о формировании 1-й авиационной базы (vazduhoplovne baze) в Ливно. База была подчинена непосредственно Верховному штабу. Её командиром назначен полковник Миле Павичич (Mile Pavičić). База располагала двумя самолётами: итальянским учебным типа «AVIA FL.3» и бомбардировщиком «Dornier Do 17», чьи экипажи перелетели в расположение партизан вместе со своими самолётами[К 34]. Личный состав базы в конце 1943 года был переброшен в Италию, а затем в Северную Африку, где в соответствии с подписанным 12 марта 1944 года в Дрваре соглашением между Тито и начальником англо-американской военной миссии Маклейном весной и летом 1944 года началось формирование 1-й и 2-й эскадрилей НОАЮ[74][75].

 
Спитфайры 1-й югославской эскадрильи перед первым вылетом 18 августа 1944 года, аэродром Канне, Италия

22 апреля 1944 года на авиабазе в Бенине, недалеко от Бенгази (Ливия) создана 1-я истребительная эскадрилья в составе 23 пилотов и 16 истребителей Spitfire Mk.V. 1 июля на этой же авиабазе сформирована 2-я истребительная эскадрилья, составленная из 23 пилотов и 16 штурмовиков Hurricane Mk.IV. После обучения обе эскадрильи переброшены в Южную Италию в состав 281-го крыла Королевских ВВС. До января 1945 года их передовая база находилась на острове Вис. Боевые задачи лётному составу 1-й и 2-й эскадрилей ставились штабом 281-го крыла на ооновании запросов НОАЮ или потребностей британского командования. После создания на основании соглашения между ВШ НОАЮ и британской стороной от 6 января 1945 года союзной авиабазы возле города Задар, обе эскадрильи перебазировались на аэродромы в близлежащих сёлах Шкабрня (Škabrnja) и Пркос (Prkos)[75].

 
Транспортировка 3-дюймовых ракет для 2-й югославской эскадрильи, Пркос, 1945 год

18 августа на острове Вис формируется эскадрилья связи ВШ НОАЮ в составе 4-х, а позже 10 самолетов. Эта часть осуществляла связь между ВШ, корпусами и дивизиями на территории Югославии и базой НОАЮ в Италии. После освобождения Белграда она перебазировалась на аэродром в Земун и в 1945 влилась в транспортную группу штаба ВВС. В конце июля — начале августа 1944 года на аэродроме в селе Неговуджа (Njegovuđa) возле Жабляка формируется 3-я, а на ародроме в Беране — 4-я авиабазы с задачами приёма союзных самолетов, перевозивших грузы для НОАЮ и эвакуирующих раненых для лечения в госпиталях Италии. В сентябре по приказу штаба 5-го ударного корпуса оргунизуется 5-я авиабаза на аэродроме Залужани и 1-я эскадрилья этого корпуса, имевшая 8 трофейных самолетов. Подразделение использовалось для нужд корпуса и обеспечения связи[75].

15 октября на базе в Гравине формируется десантный батальон в составе 4-х рот и численностью 160 человек. 6 января 1945 года он был переброшен в Белград и поставлен под командование штаба ВВС[75].

29 октября создаётся штаб ВВС НОАЮ во главе с генерал-майором Франьо Пире (Franjo Pire). Свои командные функции в отношении 1-й и 2-й эскадрилей штаб исполнял до конца войны посредством направления запросов штабу 281-го крыла британских ВВС, а в отношении Группы авиационных дивизий[К 35] — до 1 мая 1945 года через штаб авиагруппы генерала А. Н. Витрука 17-й воздушной армии[75].

За время пребывания И. Броза Тито в Москве во второй половине сентября 1944 года было достигнуто соглашение о формировании с помощью СССР двух авиационных дивизий. Руководствуясь этим, 16 октября в городе Бела-Црква было подписано соглашение между ВШ НОАЮ и командующим 3-м Украинским фронтом маршалом Ф. И. Толбухиным о создании авиагруппы генерала А. Н. Витрука в составе 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии (ГШАД) и 236-й истребительной авиадивизи (ИАД), на базе которых надлежало сформировать две югославские авиадивизии и подготовить их лётный состав[75].

На основании этого соглашения, приказом ВШ НОАЮ от 29 декабря, в конце декабря 1944 — начале января 1945 годов в 10-й ГШАД создается 42-я штурмовая авиационная дивизия с базированием в городе Нови-Сад. Одновременно в Руме в 236-й ИАД образуется 11-я истребительная авиационная дивизия. Тем же приказом в Нови-Сад была создана 9-я авиабаза НОАЮ. Боевые вылеты югославских лётчиков начались с 17 января 1945 года. Авиагруппа генерала Витрука до конца войны обеспечивала задачи поддержки с воздуха действий 1-й, 2-й и 3-й армий в Среме, Баранье и Восточной Боснии. Боевые действия югославских лётчиков и командиров велись под оперативным руководством командного состава 10-й ГШАД и 236-й ИАД по принципу дублёрства. Боевые вылеты осуществлялись в группах с советскими лётчиками[75].

Военно-морские силыПравить

Формирование военно-морских сил (ВМС) НОАЮ началось в Далмации в октябре 1943 года после капитуляции Италии, когда была освобождена значительная часть адриатического побережья и островов, а также захвачено большое количество различных плавсредств (преимущественно малого тоннажа). 18 октября 1943 года был сформирован штаб ВМС во главе с Иосипом Черни (Josip Černi), подчиненный штабу 8-го корпуса. 10 ноября Штаб ВМС утвердил 6 приморских секторов обороны побережья: 1-й триестский (tršćanski), 2-й кварнерский, 3-й задарско — шибеникский, 4-й сплитский, 5-й пелешацкий и 6-й бококоторский[76].

В феврале 1945 года Комитет народной обороны сформировал отдел ВМС, ставший связующим звеном между штабом ВМС и высшими органами власти, а также ВШ НОАЮ. 1 марта 1945 года ВМС НОАЮ были переименованы в Югославские военно-морские силы (Югославский военно-морской флот), а штаб ВМС НОАЮ стал называться штабом Югославских ВМС (дислоцировался в городе Сплит). По приказу штаба ВМС от 16 марта 1945 года была проведена реорганизация морских прибрежных секторов. Вместо них сформированы 3 военно-морские и 5 прибрежных команд (pomorske i pomorsko-obalski komandi). Личный состав ВМС в начале марта насчитывал 12036 человек. К концу войны ВМС насчитывали в своём составе 9 батальонов морской пехоты, 44 артиллерийские батареи, флотилию из 9 вооружённых катеров (сербохорв. Naoružani brod), 10 флотилий патрульных катеров, десантную флотилию и примерно 130 вспомогательных судов[77].

Помощь союзниковПравить

За период с 15 октября 1943 года по май 1945 года НОАЮ/ЮА получила от Великобритании и США 61 самолёт, 107 танков, 388 артиллерийских орудий, 2660 миномётов, 13447 пулемётов (по сведениям из БРЭ — 15800 пу­ле­мё­тов), 41400 ав­то­ма­тов и 137000 винтовок[8][78].

Помощь со стороны СССРПравить

До прибытия в штаб НОАЮ английской военной миссии СССР не мог отправить своих официальных представителей к партизанам Югославии из опасений сорвать признание НКОЮ западными Союзниками[79]. Соглашение Тегеранской конференции о поддержке НОАЮ, открыло возможность оказания широкой помощи СССР народно-освободительному движению.

24 мая 1944 года началось создание 1-й югославской пехотной бригады (1946 человек), на вооружение которой было передано 46 орудий и миномётов, 32 противотанковых ружья, 96 пулемётов, 344 автомата и 1250 винтовок и карабинов. Формирование бригады было завершено в июле 1944 года, и уже в августе 1944 года бригада вошла в состав 2-го Украинского фронта[80].

Объём советских поставок до сентября 1944 года включает около 11 тысяч автоматов и винтовок, больше 1300 пулемётов, свыше 270 противотанковых ружей, артиллерийских орудий и миномётов, более 8370 тысяч патронов, свыше 20 тысяч мин и снарядов, 20 тысяч гранат и другие материалы[81].

Выход Красной армии к границам Югославии устранил логистические проблемы переброски вооружений. В Румынии и Болгарии были развёрнуты две базы снабжения, откуда грузы транспортировались в Югославию наземным путем. Дополнительным фактором явился сентябрьский визит И. Броза Тито в Москву и соглашения, достигнутые им в личных встречах с И. В. Сталиным. Югославской стороне было обещано направить на Белград 4-й гвардейский механизированный корпус генерала Жданова, помочь танковым, авиационным и пехотным вооружением[81][82].

Осенью 1944 года в районе города Крайова силами 2-го Украинского фронта была создана госпитальная база НОАЮ (10 военных госпиталей на 5000 коек)[83]. В декабре 1944 — январе 1945 годов на базе двух советских дивизий авиагруппы генерала А. Н. Витрука сформированы югославские штурмовая и истребительная авиационные дивизии .

Общий объём помощи СССР югославским вооружённым силам в период до 1 января 1945 года составил свыше 52 млн рублей[84].

8 марта 1945 года возле Тулы была создана 2-я югославская танковая бригада (1150 человек, 65 танков Т-34-85, 3 бронеавтомобиля, 9 зенитных пулемётов, 151 автомобиль и 12 мотоциклов). 26 марта бригада прибыла в Топчидер, где пополнилась вновь сформированным мотодесантным батальоном и вскоре отправилась на Сремский фронт[85].

 
76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 на Сремском фронте, 1945 год

В целом, в течение 1944 и первых пяти месяцев 1945 года СССР передал Югославии вооружение для 12 пехотных и двух авиационных дивизий[86], в том числе: 125 тыс. винтовок и карабинов, 20 528 револьверов, 68 423 автоматов и пулемётов, 3797 противотанковых ружей, 512 шт. пулемётов ДШК, 3364 миномётов, 170 зенитных орудий, 895 артиллерийских орудий, 491 самолёт (истребители Як-1Б, Як-9Т и др.[87]), 72 танка (65 танков Т-34/85), 1329 радиостанций, значительное количество боеприпасов и иного военного снаряжения[88][81].

Вооружение[89]Править

Вооружение НОАЮ пополнялось из различных источников. Одним из них было оружие югославской армии (сохранившееся у бывших военнослужащих, у населения, собранное на местах сражений, похищенное со складов хранения и т. д.). Кроме того, использовалось самодельное оружие (в частности, гранаты и мины различной конструкции). Существенную часть арсенала подпольных групп, партизанских отрядов и военных подразделений НОАЮ на всем протяжении войны составляли трофеи (в общей сложности, за весь период войны трофеями НОАЮ стали 4630 артиллерийских орудий, 7149 миномётов, 928 единиц бронетанковой техники, 309 самолётов, 13396 станковых пулемётов, 31819 ручных пулемётов, 590984 винтовки, 17994 автомата, 70178 пистолетов и револьверов, 362,9 млн патронов, 1716609 артиллерийских снарядов и миномётных мин, 1615 радиостанций и значительное количество иного военного имущества)[90]. Со второй половины 1943 года НОАЮ стала получать оружие и боеприпасы от Великобритании и США. С февраля 1944 года начались поставки оружия из Советского Союза.

ВинтовкиПравить

  •   Mauser M1924, более известная как «Партизанка» — югославская модификация немецкой винтовки Mauser 98[91], которая производилась в Бельгии на фабрике Fabrique Nationale. В Югославии они производились в Крагуеваце с 1928 года. Это была штатная винтовка югославских партизан: в 1941 году в Ужице им удалось захватить большой склад с винтовками подобного типа.
  •   M.24a — югославский вариант чешской винтовки Vz. 24[92]. В 1926 году югославами было закуплено 42 тысячи таких винтовок.
  •   Оригинальная чешская винтовка Vz. 24, также состояла на вооружении партизан.
  •   M.24b — ещё одна модификация немецкой винтовки Mauser 98 с изменёнными стволом и мушкой. Производились на заводах FOMU и закупались из Чехословакии.
  •   M.29 — югославская версия польской винтовки Kbk wz.29. В начале 1930-х годов в обмен на пистолеты Steyr M1912 югославы закупили 3 тысячи таких винтовок.
  •   M.95M — модификация старой австрийской винтовки Steyr Mannlicher M1895 под патрон 7,92×57 мм.
  •   Оригинальная немецкая винтовка Mauser 98k, известная в Югославии под названием M24 CK, являвшаяся желанным трофеем для партизан.
  •   Carcano M1981 и Carcano M1891/38, итальянские винтовки калибра 6,5 мм. Партизаны добывали их в боях против итальянцев. Хотя серия Carcano уступала по дальности большинству винтовок того времени, партизаны использовали её активно в нападениях, особенно по ночам. Это было штатное оружие партизанских курьеров.
  •   Винтовка Мосина, известная советская винтовка. Летом 1944 года партия советского оружия была доставлена партизанам, во второй половине 1944 года 71 новообразованная бригада в Сербии и Македонии получила винтовку на вооружение.
  •   Lebel M1886, французская винтовка, которая закупалась ещё югославской королевской армией.
  •   Lee-Enfield, штатная британская винтовка. Около 2 тысяч таких винтовок были на вооружении 26-й далматинской дивизии, которая использовала почти везде британское оружие и форму. Свидетелями использования партизанами британских винтовок стали американские пилоты, которые видели сражения между четниками и партизанами[93].
  •   Steyr Mannlicher M1895, австрийская винтовка. Часть винтовок были разобраны со складов, часть были добыты в боях.
  •   Karabinek wz. 1929, польская винтовка. Попадала в руки партизан как трофей.

Ручные и станковые пулемётыПравить

  •   BREN, британско-чехословацкий пулемёт. Производился в Югославии под названием M37, использовался обширно партизанами. На острове Вис располагалась партизанская база, где хранилось огромное количество таких пулемётов. Около 300 пулемётов подобного типа были на вооружении 26-й далматинской дивизии, 17 пулемётов были у 13-й герцеговинской бригады.
 
Бойцы 2-й далматинской бригады с пулемётом MG 42 во время боёв за Никшич, 1944 год
  •   MG 34 и MG 42, немецкие пулемёты с ленточным питанием. Были желанным трофеем югославских партизан и активно ими использовались в бою. Значительное число югославских бригад и дивизий было вооружено подобным оружием, особенно 13-я герцеговинская бригада (31 штука). В послевоенные годы MG 42, известный также как «Шарац» (сербохорв. Шарац / Šarac), послужил основой для создания югославского пулемёта Zastava M53.
  •   ZB vz. 26 и ZB vz. 30, чехословацкие пулемёты. Состояли на вооружении многих бригад, особенно у 13-й герцеговинской бригады (20 штук).
  •   ДШК, советский пулемёт. Поставлялся с 1944 года из СССР. Поставлено 512 штук.
  •   Breda 30 и Breda M37, итальянские пулемёты. Состояли на вооружении многих бригад, особенно у 13-й герцеговинской бригады (19 штук).
  •   FIAT-Revelli M1914, итальянский пулемёт. Трофейное оружие.
  •   Пулемёт Шоша, французский пулемёт. Состоял на вооружении Сербии ещё во время Первой мировой войны (закуплено 3838 штук); попадал в руки партизан со складов, не разграбленных немцами.
  •   Madsen, датский пулемёт. Попадал в руки партизан исключительно как трофей[94].

Пистолеты-пулемётыПравить

  •   ППШ[95] (с дисковым и обычным магазином), ППД и ППС, все три образца поставлялись из СССР с 1944 года. В частности, поставка ППД велась с 15 мая 1944, к 15 ноября было поставлено 5456 единиц этого оружия[96]. Частично на основе ППШ был создан в послевоенные годы пистолет-пулемёт Zastava M49.
  •   Beretta MAB 38, итальянский пистолет-пулемёт с различными вариантами магазина. Значительная часть оружия досталась партизанам в Хорватии после капитуляция итальянцев, часто эти пистолеты-пулемёты можно было отбить у домобранцев и усташей. Частично на основе Beretta Modelo 38 был создан в послевоенные годы пистолет-пулемёт Zastava M49.
  •   MP-38 и MP-40, немецкие пистолеты-пулемёты. Огромное количество подобных пистолетов-пулемётов были у четников и партизан. Состояли на вооружении многих бригад, особенно у 13-й герцеговинской бригады (11 штук). Частично на основе MP-40 был создан в послевоенные годы пистолет-пулемёт Zastava M56.
  •   STEN, британский пистолет-пулемёт. Поставлялся югославам из Великобритании с начала войны. Им было вооружено множество подразделений, в том числе 26-я далматинская дивизия «британского» образца и 13-я герцеговинская бригада (10 штук).
  •   Пистолет-пулемёт Кирали (Danuvia M43), венгерский пистолет-пулемёт. Попадался югославам исключительно как трофей в боях с венграми.
  •   Пистолет-пулемёт Томпсона, американский пистолет-пулемёт. Поставлялся югославам из Великобритании с начала войны.
  •   Erma EMP, немецкий пистолет-пулемёт. Очень редкий экземпляр, но попадал в руки партизан как трофей.
  •   Suomi KP/-31, финский пистолет-пулемёт. Закупался Третьим рейхом и Независимым государством Хорватией, попадал в руки партизан как трофей.

Пистолеты и револьверыПравить

  •   Beretta M1934 и Beretta M1935, итальянские штатные офицерские пистолеты. Попадались югославам в качестве трофеев.
  •   Револьвер Нагана, известный револьвер XX века. Доставался югославам путём ленд-лиза или как трофеи.
  •   Раст Гассер модель 1898, револьвер калибра 8 мм. Использовался югославской королевской армией и партизанами.
  •   Luger P08, известный как «Парабеллум», немецкий пистолет. Штатное оружие югославских офицеров.
  •   Browning Hi-Power, бельгийский пистолет, закупавшийся югославской королевской армией. Часть из них попала в руки вермахта после капитуляции страны, но «возвращалась» уже партизанам как трофей. Самый известный пистолет югославских офицеров[97].
  •   Browning Model 22, бельгийский пистолет, специально разработанный для югославской армии[98].
  •   Пистолеты типа Руби, серия испанских пистолетов, поставлявшихся во Францию. Часть оружия была закуплена югославами в 1930-е годы[99] и получила индекс M33[100].

Артиллерийские орудия, тяжёлое пехотное оружие и огнемётыПравить

 
Боец 3-й санджакской бригады с ПТР «Бойс», 1943 год

У югославов было пехотное противотанковое оружие:

  •   Boys, британское противотанковое ружьё
  •   PIAT, британский противотанковый гранатомёт
  •   Базука, американский противотанковый гранатомёт

Также на вооружении партизан были немецкие огнемёты Flammenwerfer 42, миномёты из Италии (Brixia Mod. 35), Германии (s.Gr.W.34) и Великобритании (British M.L. 3 in). Из ручных гранат выделялись сербская граната Васича обр. 1912 года, немецкие Stielhandgranate 1924 года и Eihandgranate 1939 года.

Воинские званияПравить

ПрисягаПравить

Первоначально существовали различные варианты партизанской присяги. В 1941 и 1943 годах Верховным штабом утверждался единый текст партизанской клятвы. Текст последней редакции имеет следующее содержание:

Клянусь честью своего народа, что в рядах Народно-освободительной армии буду верно служить своему народу, бороться против оккупантов и местных предателей — врагов народной свободы и народных прав. Присягаю быть дисциплинированным, сознательно выполнять свои обязанности и выполнять приказы своих командиров. Клянусь не выпускать оружия из своих рук, пока наша земля не будет очищена от оккупантов и пока народ не защитит свои права и свободу. Готов принять любое наказание за нарушение этой моей присяги. Смерть фашизму — свобода народу![101]

Современные оценкиПравить

Подобно партизанской войне в Советском Союзе, война на Балканах велась противоборствующими сторонами с предельной жестокостью. Взаимное взятие военнопленных было редким. Фактическая или предполагаемая помощь воюющей стороне стоила гражданским лицам их жизни. После того, как в 1943 году компетенция борьбы с «бандитами» (партизанами) была передана СС, число жертв среди гражданского населения значительно увеличилось в течение нескольких месяцев[27].

Эскалация насилия в Югославии не в последнюю очередь явилась следствием нацистской оккупационной политики, отмеченной депортациями, захватом и убийствами заложников из числа гражданского населения. Начало насилию было положено немецкими приказами периода Апрельской войны. 5 апреля 1941 года главнокомандующий сухопутных войск генерал-фельдмаршал немецкой армии фон Браухич распорядился карать смертью сразу любые действия, направленные против вермахта. Война на Балканах велась оккупантами как борьба идеологий (Weltanschauungskrieg), в которой, наряду с «эмигрантами, саботажниками и террористами, коммунисты и евреи» считались главными врагами. Население Югославии было отнесено к категории «рассово неполноценных». На отдельные акции сопротивления и начавшееся в июле 1941 года восстание вермахт ответил сожжением сёл и домов, беспощадными расстрелами и вешаньем участников движения Сопротивления[102].

Война на уничтожение сербского гражданского населения была основана на директиве Гитлера за № 31а от 16 сентября 1941 года, возложившей на вермахт задачу «подавления восстания» самыми жёсткими методами. В тот же день начальник Верховного командования вермахта (ОКВ) Вильгельм Кейтель издал приказ о расстреле заложников (за убийство одного немецкого солдата — от пятидесяти до ста коммунистов). В свою очередь уполномоченный генерального командования в Сербии генерал Бёме отдал приказ об исполнении инструкций ОКВ «в самой жёсткой форме». Для устрашения предписывалось расстреливать либо вешать коммунистов, пойманных в ходе военных действий, а также создавать в концентрационных лагерях вермахта резерв заложников. Как следствие, в одной только Сербии к концу 1941 года вермахт убил не менее 30 тысяч мирных жителей. Всего за период оккупации вермахтом были убиты порядка 80 тысяч заложников[103][24].

Характерной чертой войны в Югославии являлось массовое насилие над гражданским населением. Подозрение в сотрудничестве с партизанами со стороны оккупантов влекло за собой превентивное уничтожение людей, которых рассматривали как потенциальных или скрытных партизан. НОАЮ стремилась склонить население к сотрудничеству путем убеждения или силой. Террор оккупантов способствовал их агитации. Член Политбюро КПЮ Эдвард Кардель писал: «В войне мы можем не опасаться уничтожения целых сёл (вражескими войсками). Это усилило бы пополнение движения сопротивления»[104].

Специфика военной практики народно-освободительного движения состояла в дифференцированном отношением к военнопленным. Возникшая в начале восстания, эта политика была направлена ​​на привлечение в ряды НОАЮ принудительно мобилизованых и «заблуждившихся» лиц, не принимавших участие в преступлениях против партизан и гражданского населения. Военнопленных из числа военнослужащих итальянской армии зачастую отпускали на свободу или принимали в итальянские партизанские подразделения. Отношение к немецким военнопленным было другим. Из-за нацистского гляйхшальтунга и страха возмездия перед партизанами они оставались убеждёнными противниками. В период 1942—1944 годов их освобождали лишь в случае обмена на партизан. К захваченным усташам и членам добровольческих отрядов Лётича не было пощады. С участниками обычных коллаборационистских формирований, домобранами или разного рода милиционерами, мобилизованными принудительным общим порядком, партизаны обращались мягко. Пленных, которые отказались присоединиться к НОАЮ, освобождали. Те, кто вступал в ряды партизан, зачастую использовались по их специальностям. Такой подход оказывал разлагающее воздействие на домобранство НГХ и легионерские подразделения немецкой армии. Иногда целые полки сдавались без единого выстрела, а их оружие и снаряжение переходило к партианам. Те же правила применялись и к четникам, если они не являлись офицерами или ветеранами движения («бородачами»), последних обычно подвергали смертной казни. Дифференцированный подход к пленным четникам способствовал быстрому краху ЮВуО, состоявших из недавно мобилизованных крестьян[25].

Кровопролитие на Балканах достигло по завершении войны новой кульминации во время акций мести победителей и выразилось в массовых расстрелах пленных немцев, усташей и словенских коллабороционистов под Бляйбургом[24].

Оценки потерь НОАЮ за весь период войны разнятся. Немецкий историк Хольм Зундхауссен, ссылаясь на подсчёты Белградского музея жертв геноцида, писал о 173 тысячах 630 убитых партизанах. Из них больше половины являлись жителями НГХ[105]. Сербский историк Гай Трифкович приводит сведения хорватского демографа Владимира Жерявича (Žerjavić) — около 237 тысяч погибших[25].

Послевоенная памятьПравить

4 июля 1941 отмечался в СФРЮ как День Борца.

22 июня в Хорватии отмечается День антифашистской борьбы. В этот день в 1941 году под городом Сисак был создан Первый сисакский партизанский отряд.

См. такжеПравить

КомментарииПравить

  1. Председателем Совета был назначен Милан Ачимович, бывший начальник полиции Белграда и одно время югославский министр внутренних дел. Члены Совета комиссаров возглавляли ведомства администрации: внутренних дел (Ачимович), юстиции, финансов, транспорта, связи, хозяйства, строительства, продовольствия, социальной политики, просвещения. В ведении новой администрации находились унаследованная от прежней югославской власти полиция и восстанавливаемая с разрешения оккупантов прежняя жандармерия. Сотрудничая с оккупантами, Совет комиссаров (позднее и правительство Недича) стремился добиться от нацистских властей более благоприятного статуса Сербии в системе гитлеровского «нового порядка» в Европе, рассчитывая на первых порах на автономию, а впоследствии — на обретение какого-то рода государственности. Ввиду неспособности Совета комиссаров противостоять росту антиоккупационного сопротивления сербов, 29 августа нацисты заменили его новым органом – т. н. Сербским правительством во главе с председателем, бывшим югославским министром армии и флота генералом Миланом Недичем. По отношению к предыдущему Совету комиссаров, оккупанты несколько расширили его репрессивные функции, направленные против Движения Сопротивления. Для этих целей было разрешено увеличить вдвое, с 5 тыс. до 10 тыс. человек, численность сербской жандармерии и приступить к созданию с начала сентября 1941 года подчинённых правительству местных вспомогательных вооружённых отрядов общей численностью до 5 тыс. человек. В марте 1942 года они были проеобразованы в т. н. Сербскую государственную стражу, численностью от 15 тыс. до 20 тыс. человек[14].
  2. Историки Института славяноведения РАН характеризуют Д. Лётича, как приверженца «идеологии жёсткого авторитаризма и националистического традиционализма вкупе с маниакально-яростными антисемитизмом, антикоммунизмом/антисоветизмом и антилиберализмом/антизападничеством. Исходя из убеждения, что решительная борьба во имя указанных целей является жизненно важной для судеб сербства, Лётич и его „Збор“ на этой основе солидаризировались с гитлеровскими оккупантами»[11].
  3. Здесь могли размещаться войска, соответственно, Германии или Италии[11].
  4. Начало формированию организации четников было положено в середине мая 1941 года группой офицеров, унтер-офицеров и солдат Югославской армии, возглавляемых полковником Дражей Михайловичем, прибывшей в горный массив Сувобор в Западной Сербии и ставщих лагерем на плоскогорье Равна-Гора. Михайлович и его сторонники не признавали капитуляции и придерживались тезиса о продолжении существования Королевства Югославии, территория которого подверглась оккупации противника и находится в состоянии войны с Германией и её союзниками. Соответственно, военнослужащие Югославской армии, избежавшие отправки в лагеря для военнопленных, а также военнообязанные лица должны были сохранять верность присяге и воинскому долгу. С создаваемыми Михайловичем нелегальными формированиями должна была взаимодействовать сербская жандармерия администрации Ачимовича, а позже Недича, местные отделения и посты которой предполагалось тайно подчинить четническим командирам того же местного уровня. В случаях крайней угрозы для населения военно-четнические отряды были призваны противостоять таким действиям. В остальном руководство четников стремилось избегать столкновений с оккупационными войсками. В качестве основной задачи ставилась подготовка к действиям в решающий момент, когда возникнут условия для всеобщего восстания и освобождения от оккупации. Наступление такого момента зависело от успеха действий противников «оси», основным из которых до 22 июня 1941 г. являлась Англия. Военная структура четников руководилась общим командованием во главе с Михайловичем. По своей этнополитической направленности движение четников было сербско-националистическим, ориентированным на коренную реорганизацию Югославии на этнической основе в интересах сербов. При этом предусматривалось применение принудительно-силовых методов территориального перераспределения и этнических чисток. В качестве основных целей движения виделось создание Югославии, а в ней – «этнически чистой» Сербии в границах, которые бы включали, кроме самой Сербии, также Черногорию, Боснию и Герцеговину, Срем, Банат и Бачку. При этом предусматривалась «чистка Санджака от мусульманского населения и Боснии от мусульманского и хорватского населения», как и вообще «чистка государственной территории от всех национальных меньшинств и ненациональных элементов.[17].
  5. В опубликованной 10 августа в "Бюллетене" ГШ НОПО Югославии статье Тито «Задача народно-освободительных партизанских отрядов» перечислены области Югославии: Сербия, Хорватия, Словения, Черногория, Босния и Герцеговина, Македония, Воеводина, Санджак и Далмация[22].
  6. В Ужице действовал оружейный завод, производивший в день 400 карабинов, а также имелся банк, в котором хранились 55 млн динар[24].
  7. В Черногории, Боснии и Герцеговине были образованы 16 повстанческих бригад и одна краинская (Krajiškа) дивизия, которые были расформированы после совещания в Столице, поскольку на тот момент отсутствовали условия для действия таких военных формирований.
  8. В соответствии с приказом Верховного штаба НОПО Югославии от 1 октября 1941 года, партизанам предписывалось носить на шапках пятиконечную звезду, именуемую «антифашистским знаком». Надлежало также прикреплять к шапкам, вместе со звёздами ленты национальных триколоров, а в Хорватии, в районах со смешанным сербским и хорватским населением – с сербскими и хорватскими национальными цветами. Такими же устанавливались знамена партизанских отрядов[22].
  9. Антагонизм двух сил иллюстрирует факт тайного обращения Михайловича в конце октября к немцам с предложением вооружить четников для борьбы с партизанами. 11 ноября на встрече Михайловича с оккупационными властями инициатива четников не была принята. Нацисты выдвинули встречные требования о полной сдаче отрядов четников, отклонённое Михайловичем[26].
  10. В югославской историографии широко известно как Первое антипартизанское наступление в Шумадии и Западной Сербии. Главная, вторая фаза наступления имела название «Операция Ужице» (нем. Unternehmen «Užice»). Проводилось силами 113-й, 342-й, 704-й, 714-й, 717-й и 718-й пехотных дивизий, а также квислинговских формирований, общей численностью около 80 тыс. человек. Наступление повсеместно сопровождалось жестоким террором против местного гражданского населения, расстрелами заложников и сожжением целых населённых пунктов. Так, военнослужащие 342-й дивизии расстреляли свыше 4-х тысяч человек. Кроме этого ими были угнаны в лагерь 21 тысяча 500 человек, при этом 233 человека были расстреляны, как идентифицированные в качестве коммунистов. В городе Шабац из превентивных соображений были захвачены и угнаны в лагерь для интернированных в село Ярак 5 тысяч сербов мужского пола, из которых 150 были расстреляны в пути за сопротивление или отставание от заданного темпа движения. 717-я пехотная дивизия в сентябре сожгла 98 домов и 2 села. В октябре ею были разрушены 31 дом и 3 села, расстреляны 4300 заложников[28][29][30].
  11. В первые месяцы восстания погибли более 3 тысяч коммунистов, в том числе 20 членов Центрального комитета КПЮ[31].
  12. На день формирования 1-я пролетарская бригада имела следующий национальный состав: 740 сербов, 378 черногорцев, 26 словенцев, 19 хорватов, 4 македонца и 32 — лица других национальностей. В феврале 1942 года ВШ издал «Устав пролетарских народно-освободительных ударных бригад», в соответствии с которым осуществлялось последующее формирование и подготовка партизанских бригад.
  13. С января 1942 года в документах Верховного штаба партизанские вооружённые силы назывались Народно-освободительная партизанская и добровольческая армия Югославии.
  14. Поход в Боснийскую Краину — стратегическая наступательная операция народно-освободительных войск, включает боевые действия ударной группы пролетарских бригад Верховного штаба в период с 24 июня по 25 сентября 1942 года. Группа насчитывала 3800 бойцов, имевших на вооружении 3050 винтовок, 175 пулемётов, 15 миномётов и две пушки[34].
  15. В 1942 году ГШ НОПО Боснии и Герцеговины переименован в ГШ народно-освободительной партизанской и добровольческой армии Боснии и Герцеговины, Главное командование словенских партизанских рот переименовано в Главное командование словенской партизанской армии. В начале июня был восстановлен областной штаб НОПО Македонии, переименованный во второй половине июня в ГШ НОПО Македонии. В конце октября создан временный Главный штаб Косово и Метохии.
  16. Согласно военной историографии Югославии, прорыв 1-й и 3-й дивизий в Центральную Боснию (18 ноября 1942-15 января 1943 гг.) и начавшиеся в декабре 1942 года боевые действия открыли новый период войны, характеризующийся проведением масштабных по целям и содержанию и, в значительной мере, решающих операций и битв за овладение стратегической инициативой, который продолжался до июня 1944 года. В течение этого времени немецкое командование стремилось в больших наступательных операциях окружить и уничтожить главные силы ВШ НОАЮ[36].
  17. Первая британская миссия при ВШ НОАЮ была сброшена в Черногории на парашютах в ночь с 27 на 28 мая. В состав миссии, выступающей от имени Британского командования на Ближнем Востоке, входили: капитан Уильям Ф. Стюарт (William F. Stuart) — руководитель, капитан Фредерик Уильям Дикин (Frederick William Dampier Deakin), два радиста, переводчик и шифровальщик. После гибели Стюарта 9 июня управление миссией принял капитан Дикин[39][40].
  18. Формирование этих частей началось 20 октября 1943 года созданием в Карбонаре 1-й заморской бригады в составе четырёх батальонов и численностью 1886 человек. С 16 ноября по 5 декабря её эшелонами перебросили в сборный лагерь в Гравине, а оттуда союзными судами на югославские острова Корчула и Хвар. На момент прибытия бригада насчитывала 2250 бойцов. Из части 1-й заморской бригады на острове Хвар, а также прибывшего из Гравины батальона в начале декабря была сформирована 2-я заморская бригада в составе четырёх батальонов и примерно 1000 бойцов. После боёв на острове Корчула обе бригады в конце декабря были переведены на остров Вис, а позже направлены на материк и затем в Дрвар, где в конце января 1944 года они были расформированы, а их личный состав пополнил 1-ю и 6-ю пролетарские дивизии[46].
  19. До середины 1944 года почти во всех частях НОАЮ имелись артиллерийские батареи различного состава, а в ряде подразделений были артиллерийские дивизионы, состоящие из 2-3-х батарей. В конце 1943 года 6-я, 7-я и 8-я дивизии, помимо артиллерийских дивизионов, имели в своем составе батальон огневой поддержки (prateći bataljon), две миномётные (калибра 31 мм) роты и противотанковую батарею из 37-мм или 47-мм орудий. В это время начали появляться отдельные противотанковые дивизионы в составе дивизионной и корпусной артиллерии. После создания базы НОАЮ в Бари в октябре 1943 года, туда стала поступать союзная помощь, в том числе артиллерийские системы. Во второй половине октября 1943 года на остров Вис из Италии были доставлены первые шесть пушек и 100 тонн боеприпасов. Первые противотанковые орудия поставлялись калибра 40 и 57 мм и в первую очередь задействовались для противодесантной обороны острова, состоявшей в начале 1944 года из 53 противотанковых орудий калибра 40, 47 и 57 мм. Другие орудия находились cоответственно в бригадном, дивизионном и противодесантном резерве. Таким образом на острове Вис была впервые достигнута наибольшая концентрация артиллерии на относительно небольшом пространстве[48].
  20. Местом наибольшей концентрации средств ПВО стал остров Вис. К началу 1944 года здесь задействовались пятнадцать 20-мм орудий в составе 3-х батарей в секторе 26-й далматинской дивизии. Вторым местом значительной концентрации зенитных орудий стал район города Яйце в период пребывания здесь ВШ НОАЮ. Для обороны района использовались три 20-мм орудия и несколько зенитных пулемётов. Отдельные зенитные орудия находились и в некоторых дивизиях или в артдивизионах для обеспечения воздушной обороны на марше и на огневых позициях. Так как в то время немецкая авиация действовала активно, а союзная появлялась ещё редко, ГШ НОАиПО Хорватии создал специальный центр противовоздушной обороны, руководивший в том числе подготовкой зенитчиков и собравший 10 неисправных зенитных пулемётов FIAT-Revelli M1935 и Breda mod. 37. В декабре центр организовал одномесячные курсы подготовки зенитчиков.
  21. В структуре ВШ и ГШ НОАиПО югославских земель были введены экономические отделы. В штабах корпусов и дивизий - интендатуры, в бригадах, партизанских отрядах и батальонах - интенданты. В ротах, взводах, военных школах и госпиталях, командах района и города - экономы. Реорганизацию интендантских служб по новым правилам предписывалось завершить до 1 декабря 1943 года. Интендантура корпуса имела автоколонну (автобатальон) и обозный батальон (vozarski bataljon), пекарню, мясное и ремесленное отделения, интендантский склад (с минимальными запасами на 5 дней) и базу для скота с запасом на 5 дней. Аналогичные подразделения дивизии обеспечивали запасы на 2 дня
  22. 28 октября 1943 года Главный штаб НОАиПО Хорватии издал приказ о формировании в каждой дивизии разведывательных рот в составе 3-х взводов общей численностью от 50 до 60 человек. Задача роты заключалась в ведении разведки на глубину 50 км. В бригаде и партизанских отрядах, состоящих из 2-3-х батальонов, создавался разведвзвод численностью от 25 до 30 бойцов, в батальонах — отделение.
  23. На Втором заседании АВНОЮ было принято решение о введении всеобщей воинской обязанности. Соответствующий указ издал НКОЮ. Общая воинская обязанность граждан в возрасте от 18 до 50 лет стала широко применяться со второй половины 1944 года, после окончательного освобождения большей части Югославской территории[49].
  24. Командование Юго-Востока и "квислинговские" войска включали к концу 1943 года 31 дивизию, 17 отдельных бригад, в общей сложности 650 тысяч человек. Из этого числа 19 дивизий были немецкими — 300 тысяч человек[50].
  25. Учитывая предыдущий опыт, на этот раз операции группы армий «F» преследовали ограниченные цели: овладение среднедалматинскими островами (необходимыми для защиты от возможного вторжения Союзников), очищение от партизан Восточной Боснии и Санджака (устранение непосредственной угрозы оккупированной Сербии) и ликвидацию некоторых партизанских группировок внутри НГХ[25].
  26. После немецкого десанта на Дрвар, в ночь на 4 июня 1944 года самолётом АГОН была эвакуирована с аэродрома на Купрешко-Поле (Kupreško polje) основная часть Верховного штаба НОАЮ во главе с И. Б. Тито, а также части советской и англо-американской военных миссий.
  27. Согласно югославской военной историографии, такими операциями были:
    1) Прорыв 1-й и 3-й дивизий в Центральную Боснию (18 ноября 1942-15 января 1943 гг.);
    2) Битва на Неретве;
    3) Прорыв Оперативной группы дивизий ВШ НОАЮ в Восточную Боснию (17 июня - 7 июля 1943 г.);
    4) 1-я баня-лукская операция (30 декабря 1943-2 января 1944 гг.);
    5) Прорыв 14-й дивизии в Штирию (декабрь 1943 г.);
    6) Февральский поход частей НОАЮ в Македонию;
    7) Прорыв 2-й и 5-й дивизий НОАЮ в Сербию (15 мартa - 20 мая 1944 г.)[52].
  28. 12 октября 1944 года войска группы армий «Е» оставили Афины, и только 31 октября 1944 года смогли эвакуироваться из города Салоники. К этому времени единственным доступным для отхода группы армий «E» оставался маршрут: СкопьеКосовска-МитровицаКралевоЧачак - Ужице - Сараево[59].
  29. Сражение за Кралево продолжалось с 22 октября по 2 ноября 1944 года. В этот период части 14-го корпуса НОАЮ и советского 68-го стрелкового корпуса прилагали усилия для прорыва немецкой обороны и окружения немецкой группировки. Кульминацией боёв явилась попытка выхода наступающих в тыл немцев через Чачак, закончившаяся для них неудачей и значительными потерями. Тем самым группа армий «Е» удержала путь отвода своих войск в Восточную Боснию[60][61].
  30. После оставления Белграда в качестве основной угрозы для войск Юго-Востока немецкое командование рассматривало наступление Красной армии в долинах Дуная, Савы и Дравы. По этой причине 2-я танковая армия спешно организовывала оборону восточных рубежей, перебрасывая части из районов Адриатики, не считаясь с утратой удобных линий коммуникаций вдоль побережья Далмации. Первоочередной задачей являлось установление соединения левого фланга группы армий «F» с правым флангом группы армий «Юг», действующим в Западной Венгрии[63].
  31. НОАЮ противостояли 7 германских армейских корпусов, включающих 26 дивизий, численностью около 450 тыс. солдат, а также значительные «квислинговские» силы, насчитывающие 18 дивизий — около 230 тыс. солдат. Всего: 44 дивизии, 13 отдельных бригад и 50 полков, суммарно около 680 тыс. солдат[64].
  32. 4 мая 1945 года была сформирована 5-я армия.
  33. Первые самолёты в НОАЮ появились в мае 1942 года, когда на сторону партизан перелетели два пилота ВВС НГХРудольф Чаявец и Франьо Клуз вместе со своими самолётами (французского производства Бреге 19 и Потэ 25). Вскоре оба самолёты были уничтожены[73].
  34. Самолёт "До-17" был уничтожен 27 ноября, второй самолёт был ликвидирован во время отступления из Ливно ввиду немецкого наступления.
  35. С 17 января 1945 года 11-я истребительная авиационная дивизия (ИАД) была оперативно и дисциплинарно подчинена штабу 42-й штурмовой авиадивизии (ШАД). В связи с ростом численности и объёма задач этих соединений, приказом Министерства народной обороны от 15 марта 1945 года был создан Оперативный штаб Группы авиационных дивизий, которому были подчинены 11-я ИАД, 42-я ШАД и 9-я авиабаза.

ПримечанияПравить

  1. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 455.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982.
  3. Коваль М. В. Рух опору // Енциклопедія історії України: у 10 т. / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін.; Інститут історії України НАН України. — Київ: Наукова думка, 2012. — Т. 9. — С. 404. — ISBN 978-966-00-1290-5.
  4. German Antiguerrilla Operations in the Balkans 1941—1944. — Washington: Department of the Army Pamphlet, 1954.
  5. Heinz Kühnrich / Franz-Karl Hitze: Deutsche bei Titos Partisanen 1941—1945. — GNN-Verlag, Schkeuditz, 1997. — ISBN 3929994836.
  6. Johannes Hürter. Brutal und inkompetent. — Frankfurter Allgemeine Zeitung, 03.07.2003. — Nr. 151 / Seite 7.
  7. Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — Москва : Наука, 1973 — С. 14-15
  8. 1 2 3 4 5 6 Нродно-освободительная война в Югославии 1941–45. Электронная версия БРЭ. Проверено 5 января 2018.
  9. Barbara N. Wiesinger. Partisaninnen: Widerstand in Jugoslawien (1941—1945). — Böhlau Verlag Wien, 2008 — S. 30.
  10. «Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г.» (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — М.: Наука, 1973 — С.196
  11. 1 2 3 4 5 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 377—379.
  12. 1 2 Goldstein, Slavko. Der Zweite Weltkrieg, in: Der Jugoslawien-Krieg: Handbuch zu Vorgeschichte, Verlauf und Konsequenzen by: Sima Ćirković (auth.), Dunja Melčić (eds.) — German | VS Verlag für Sozialwissenschaften, 1999. — S. 168. — ISBN 978-3-663-09610-8, 978-3-663-09609-2.
  13. 1 2 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 379—385.
  14. 1 2 3 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 386—389.
  15. 1 2 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 392—393.
  16. 1 2 3 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 393—399.
  17. 1 2 3 4 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 403—414.
  18. 1 2 3 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 412—414.
  19. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1965. — tom 1, knj. 21. — S. 264.
  20. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 139—156.
  21. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 415.
  22. 1 2 3 4 5 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 416-418.
  23. HRONOLOGIJA NARODNOOSLOBODILAČKOG RATA 1941—1945, Vojnoizdavački zavod, Beograd 1964.- S. 64.
  24. 1 2 3 Der dümmste aller Kriege. SPIEGEL ONLINE. Проверено 4 февраля 2018.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Dr. Gaj Trifković. Od «bandita» do «Jugoslovenske armije»:partizanski rat 1941–1945. (серб.). Yu historija. Helsinski odbor za ljudska prava u Srbiji. Проверено 4 февраля 2018.
  26. 1 2 3 4 5 6 7 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 418-430.
  27. 1 2 3 Der Partisanenkrieg in Jugoslawien. LeMO - Lebendiges Museum Online. Проверено 20 января 2018.
  28. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 101-102.
  29. 342. Infanterie-Division. Lexikon der Wehrmacht. Проверено 20 января 2018.
  30. 717. Infanterie-Division. Lexikon der Wehrmacht. Проверено 20 января 2018.
  31. 1 2 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 478—482. — URL: http://www.ifz-muenchen.de/heftarchiv/1970_4.pdf
  32. Goldstein, Slavko. Der Zweite Weltkrieg, in: Der Jugoslawien-Krieg: Handbuch zu Vorgeschichte, Verlauf und Konsequenzen by: Sima Ćirković (auth.), Dunja Melčić (eds.) — German | VS Verlag für Sozialwissenschaften, 1999. — S. 176. — ISBN 978-3-663-09610-8, 978-3-663-09609-2.
  33. 1 2 Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — Москва : Наука, 1973 — С. 18-19
  34. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 60-61.
  35. 1 2 Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 83-87.
  36. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 83—90.
  37. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 434.
  38. 1 2 3 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 276—279.
  39. 1 2 3 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 232—237.
  40. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 113—126.
  41. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 228—229.
  42. 1 2 German Antiguerrilla Operations in the Balkans 1941—1944. — Washington: Department of the Army Pamphlet, 1954. — S. 35-44.
  43. 1 2 Kveder, Dušan. Der jugoslawische Partisanenkrieg. — Allgemeine schweizerische Militärzeitschrift, 1953. — Band 119. — Heft 7. — S. 477—479.
  44. 1 2 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 280—281.
  45. 1 2 3 4 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 445—455.
  46. 1 2 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 306—307.
  47. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 308—312.
  48. 1 2 3 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 483—490.
  49. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 527—530.
  50. 1 2 3 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 327—333.
  51. 1 2 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 473.
  52. 1 2 3 4 Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 195—208.
  53. 1 2 3 German Antiguerrilla Operations in the Balkans 1941—1944. — Washington: Department of the Army Pamphlet, 1954. — S. 64-69.
  54. 1 2 Сергиенко А. М. АГОН — авиационная группа особого назначения. — М.: Андреевский флаг, 1999.
  55. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 235.
  56. 1 2 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 341—342.
  57. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 473—474.
  58. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С.474.
  59. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 88-89.
  60. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 372.
  61. Milojica Pantelić. 25. srpska NOU divizija. - Beograd: Vojnoizdavački zavod, 1977. - S. 105.
  62. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 373.
  63. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 101.
  64. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 467—478.
  65. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 245—263.
  66. 1 2 3 4 5 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 393—436.
  67. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 452—458.
  68. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 383—387.
  69. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 530—533.
  70. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 483—490.
  71. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 535—540.
  72. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 522—524.
  73. Yugoslav Partisan Air Force in 1942
  74. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 316—318.
  75. 1 2 3 4 5 6 7 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 404—407.
  76. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 313—316.
  77. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 496—498.
  78. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 483—490.
  79. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 227.
  80. Шишов Н. И. В борьбе с фашизмом (интернациональная помощь СССР народам европейских стран). М.: «Мысль», 1984. — С. 45.
  81. 1 2 3 Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С.488.
  82. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 228—229.
  83. Аракелян М. А. Великий интернациональный подвиг. Краткий очерк освободительной миссии Советской Армии во второй мировой войне. М.: Воениздат, 1964, — С. 75.
  84. История внешней политики СССР (в 2-х тт.). том 1 (1917—1945) / ред. А. А. Громыко, Б. Н. Пономарев. 5-е изд. М.: «Наука», 1986. — С. 467.
  85. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 501—522.
  86. История Второй Мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 10. М.: Воениздат, 1979. — С. 212.
  87. Морозов Вячеслав. Последний поршневой Як // «Авиация и космонавтика», № 6, 2014. — С. 16-31.
  88. Захаров И. З. Дружба, закалённая в боях. М., «Мысль», 1970. — С. 248.
  89. Axis History Forum // Weapons of the partisans?
  90. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы во второй мировой войне. / под ред. полковника М. И. Семиряги. М., Воениздат, 1972. стр.272
  91. «Tito’s partisans 1941-45» By Velimir Vukšić, pp.59-60
  92. Robert Ball. Mauser Military Rifles of the World. Gun Digest Books, 2006
  93. М. Пешић, Мисија Халјард, 159.
  94. Willbanks H, James (2004). Weapons and warfare — an illustrated history of their impact. ISBN 1-85109-480-6
  95. Освободительная миссия советских вооружённых сил на Балканах / отв. ред. д. ист. н. А. Г. Хорьков. М., «Наука», 1989. стр.65
  96. Бранко Богданович. Югославский ТТ по имени «Тетеjац» // журнал «Оружие», № 10, октябрь 2012. стр.42-56
  97. F.N. mod. 1922 // FN 1922 Bahnpolizei (англ.)
  98. Browning Model 1922 (Model 1910/1922) Semi-Automatic Pistol (1922) (англ.)
  99. REVOLVERS & PISTOLS PART 3: Ruby M/19 and FN pistols (англ.)
  100. Military Semi Auto Pistols of the World (англ.)
  101. «…До потпуног уништења фашистичког освајача» (рус.)
  102. Barbara N. Wiesinger. Partisaninnen: Widerstand in Jugoslawien (1941—1945). — Böhlau Verlag Wien, 2008 — S. 23-24.
  103. Dr. Martin Seckendorf. Deutscher Vernichtungskrieg auf dem Balkan (нем.). AG Friedensforschung. AG Friedensforschung (16. September 2011). Проверено 4 февраля 2018.
  104. Barbara N. Wiesinger. Partisaninnen: Widerstand in Jugoslawien (1941—1945). — Böhlau Verlag Wien, 2008 — S. 26.
  105. Holm Sundhaussen. Jugoslawien und seine Nachfolgestaaten 1943—2011. Eine ungewöhnliche Geschichte des Gewöhnlichen. — 11. Juli 2014. — S. 73. — ISBN 978-3-205-79609-1.

ЛитератураПравить

  • Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с.
  • Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010.
  • Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — Москва: Наука, 1973.
  • Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982.
  • Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988.

СсылкиПравить