На́рочный, значительно реже наро́чный[1] (от рус. нарочно, нарочный, нарочен — намеренный, неслучайный, специальный) — человек, отправленный с каким-либо особым поручением, иногда — разовым, чаще — по соответствующей должности, напр. нарочный при штабе армии.

Великий посланник (Дюрер, 1495)

Примерно то же самое, что посланец, вестник, скоротеча, посыльный, курьер, гонец и фельдъегерь, с тою только разницей, что нарочный по смыслу своей функции или должности очень часто выполняет особые, важные и конфиденциальные задания, носящие личный или секретный характер.[2]

В XIX — начале XX века нарочными в Российской империи назывались почтовые служащие, выполнявшие по должности трудные или нестандартные поручения. Например, почтовый нарочный должен был доставлять срочные депеши или телеграммы в места, удалённые от почтово-телеграфных контор или труднодоступные. Также на них возлагались особые разовые поручения в исключительных или чрезвычайных обстоятельствах, таких как погодные катаклизмы или крестьянские бунты. Как следствие, на такую должность отбирались люди не из пугливых, физически крепкие и с решительным находчивым характером.

ИсторияПравить

Учитывая особую важность или даже секретность миссии, возлагаемой на специального курьера, в исключительных случаях нарочным вполне мог оказаться генерал, граф, принц или епископ.[3] К примеру, во время исключительно важной «миссии» графа Орлова по похищению княжны Таракановой, в начале января 1775 года нарочным в Рим был послан генерал-адъютант Иван Моисеевич Христенек, о чём Алексей Орлов отчитывался императрице в особом письме[4]. Причём, степень конфиденциальности этого поручения была такова, что генералу пришлось применять разные средства из «шпионского арсенала».

Христенек, присланный графом, переодетый нищим, тщетно бродил более двух недель возле двора Жуяни, ища свидания с его уединённой жилицей. Ему не доверяли и, как он ни бился и ни упрашивал прислугу, к ней не допускали. Он повел меня на Марсово поле.[5]

Григорий Данилевский, «Княжна Тараканова» (глава I)

Постепенно сам по себе термин нарочный стал для чиновников, помещиков и аристократии неким символом особой надёжности или значимости. Так, княгиня Голицына, посылая мужу вполне светское письмо с придворными новостями, прибавляет в конце текста: «я не осмелилась бы написать всё это по почте, но письмо это доставит нарочный, посылаемый мною в Михайловку…»[6]

Между тем, и в советские времена особая должность нарочного не потеряла своего первоначального значения, будучи включённой в должностной реестр, наряду с курьерами. Формализованный во множестве нормативных документов, нарочный занял место «курьера по особым поручениям» или «курьера при органе особой важности». В конечном счёте, нарочный в советской «табели о рангах» стал чем-то вроде высшей касты курьеров вообще. К примеру, полковые штабные курьеры при переходе (повышении) на уровень штаба армии почти автоматически превращались — в нарочных.

«Леночка»

А утром мчится нарочный ЦК КПСС
В мотоциклетке марочной ЦК КПСС.
Он машет Лене шляпою, Спешит наперерез
― Пожалте, Л. Потапова, В ЦК КПСС![7]

Примерно то же самое можно было сказать о штатских министерствах и ведомствах Советского Союза, а также партийных органах руководства страной. Вполне можно было представить себе курьера райкома партии, но высшие органы, к примеру, городские комитеты или, тем более, ЦК КПСС непременно имели только нарочных, причём, как чисто номенклатурную должность, вне всякой зависимости от важности или характера исполняемого поручения.

В конце концов, определяющим фактором в положении курьера стал статус его штатного уровня или приписка к определённому учреждению. Этот номенклатурно-словарный штамп 1950-х годов нашёл отражение в одной из первых популярных песен Александра Галича — «Леночка».[8]

Равным образом, и в современной фельдъегерской службе различаются два типа военнослужащих: курьеры и нарочные. На последних также возлагаются задания более важные, опасные или секретные, а их статус считается более высоким и значительным. Во всех нормативных актах и межправительственных договорах должности курьера и нарочного упоминаются отдельно, как разные штатные единицы с приданными им соответствующими обязанностями и правами.

ПримечанияПравить

  1. нарочитый // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882. в толковом словаре Даля
  2. Д. Н. Ушаков, «Толковый словарь Ушакова», М.: 1935 — 1940 гг.
  3. Кондратий Биркин (П. П. Каратыгин). «Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий» (книга первая) (1871)
  4. П. Мельников. Княжна Тараканова и принцесса Владимирская. Собрание сочинений в 6 т. — М.: «Правда», 1963 г.
  5. Григорий Данилевский. Княжна Тараканова. — Киев, Изд. «Днипро», 1987 г.
  6. Кн. А. Голицына. «Последніе дни царствования Екатерины II». Русскій бытъ по воспоминаніямъ современниковъ XVIII вѣкъ Часть II Отъ Петра до Павла I. Выпускъ 1-й. Сборникъ отрывковъ изъ записокъ, воспоминаній и писемъ, составленный П. Е. Мельгуновой. — Анна Голицына, Письма к мужу, князю А. М. Голицыну, 1796 г.
  7. Галич А. Сочинения в 2 т. — М.: ЗАО Локид, 1999 г. — (Серия «Голоса. Век XX»). — Том 1.
  8. Рассадин С. Б. Книга прощаний. Воспоминания. — М.: Текст, 2009 г.

См. такжеПравить