Открыть главное меню

Елизаве́та Петро́вна Нары́шкина (урождённая Коновницына; 1 [13] апреля 1802[2] — 11 [23] декабря 1867) — фрейлина Императорского двора, жена декабриста М. М. Нарышкина, последовавшая за ним в ссылку.

Елизавета Петровна Нарышкина
Акварель Н. А. Бестужева (1832) «Портрет мой слишком льстит, но, однако я на нем похожа»[1]
Акварель Н. А. Бестужева (1832)
«Портрет мой слишком льстит,
но, однако я на нем похожа»
[1]
Имя при рождении Елизавета Петровна Коновницына
Дата рождения 1 (13) апреля 1802
Место рождения
Дата смерти 11 (23) декабря 1867 (65 лет)
Место смерти Гораи, Опочецкий уезд, Псковская губерния, Российская империя
Страна
Отец Пётр Петрович Коновницын
Мать Анна Ивановна Корсакова
Супруг Михаил Михайлович Нарышкин
Дети Наталья Михайловна
(11.06.1825—31.08.1825)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

СемьяПравить

Елизавета Петровна Коновницына была старшим ребёнком и единственной дочерью в семье генерала Петра Петровича Коновницына и Анны Ивановны, урождённой Корсаковой. Отец был героем Отечественной войны, военным министром и членом Гос. совета. 12(24) декабря 1819 года указом императора Александра I он с нисходящим потомством был возведён в графское достоинство Российской империи.

Мать занималась благотворительностью, переводила с немецкого. За заслуги супруга получила Орден Святой Екатерины[3]. В семье росли ещё четверо сыновей: Пётр (1803—1830), Иван (1806—1867), Григорий (1809—1846) и Алексей (1812—1852).

Елизавета Петровна выросла в Кярове, родительском имении в Гдовском уезде, и получила блестящее домашнее образование, хорошо музицировала, пела, имела способности к рисованию. О себе она писала:

«Начиная с двенадцатилетнего возраста, я имела свою собственную комнату, это является обстоятельством, которое, на первый взгляд, кажется маловажным, но оно сформировало мой характер и подготовило его к тем кризисам, которые я пережила в течение своей жизни. Я привыкла сосредоточивать своё внимание на самой себе, иметь собственную волю, иметь собственное мнение…»

БракПравить

Будучи фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны, в 1823 году на одном из балов Елизавета Петровна познакомилась с полковником Михаилом Нарышкиным, за которого вышла замуж 12(24) сентября 1824 года. По случаю бракосочетания она получила из казны на приданое двенадцать тысяч рублей. Венчание было в церкви села Кярово, в имении Коновницыных. После свадьбы жила с мужем в Москве в доме его родителей, где вела жизнь достаточно уединенную. В 1825 году у Нарышкиной родилась дочь Наталья, которая умерла в трехмесячном возрасте. Больше детей у них не было.

Михаил Михайлович Нарышкин состоял в тайном обществе и за участие в подготовке восстания был арестован и помещён в Петропавловскую крепость. Позднее осужден по IV разряду и по конфирмации 10 июля 1826 года приговорён «по лишении чинов и дворянства, сослать в каторжную работу на двенадцать лет и потом на поселение», 22 августа 1826 года срок сокращен до 8 лет. Осуждены были и два брата Елизаветы Петровны, также являвшиеся членами Северного тайного общества. Пётр Петрович, осуждённый по IX разряду, лишён чинов и дворянства и разжалован в солдаты; Иван — переведён на Кавказ под надзор.

СсылкаПравить

Елизавета Петровна одной из первых принимает решение последовать за мужем в ссылку. Она обращается за разрешением к императрице Марии Фёдоровне, и, получив его, отправляется в Сибирь. Её дальний родственник декабрист Н. Лорер писал: «Елизавета Петровна Нарышкина, дочь Петра Петровича Коновницына, была фрейлиной при императрице Марии Федоровне и только год замужем. Узнав об участи её мужа, она тотчас же как милости просила письмом у императрицы, своей благодетельницы, позволения следовать за своим мужем, получила его и снесла крест свой до конца»[4]. Прислуживать Нарышкиной в Сибири вызвалась 20-летняя крестьянка Анисья Карпова, получившая для этого вольную (крепостных разрешалось брать лишь для сопровождения).

В мае 1827 года Елизавета Нарышкина прибыла в Читинский острог, где прожила до 1830 года. Женам осужденных разрешалось жить в отдельном домике со свиданиями 2 раза в неделю в арестантской палате. Но Елизавете Петровне, как не имеющей потомства, дозволили поселиться в каземате вместе с мужем. Нарышкина, страдавшая с детства астмой, вскоре все-таки заболела и перебралась в небольшой домик недалеко от читинского острога. 30 июня 1830 года супруги взяли на воспитание семимесячную девочку Ульяну Андреевну Чупятову. В 1830 году переехала вместе с мужем в Петровский завод, 14 марта 1833 года прибыла в город Курган Курганского уезда Тобольской губернии, где благодаря хорошим средствам они хорошо устроились, а их дом стал настоящим культурным центром. Михаил Михайлович и Елизавета Петровна уделяли много внимания благотворительной деятельности, помогали жителям города. Н. Лорер писал:

«Семейство Нарышкиных было истинными благодетелями целого края. Оба они, и муж, и жена, помогали бедным, лечили и давали больным лекарства на свои деньги, и зачастую, несмотря ни на какую погоду, Нарышкин брал с собою священника и ездил по деревням подавать последнее христианское утешение умирающим. Двор их по воскресеньям был обыкновенно полон народа, которому раздавали пищу, одежду и деньги».

В 1837 году Курган посетил наследник престола Александр Николаевич в сопровождении В. А. Жуковского. Поэт позднее писал: «В Кургане я видел Нарышкину (дочь нашего храброго Коновницына)… Она глубоко тронула своей тихостью и благородною простотой в несчастии». В настоящее время в доме Нарышкиных (г. Курган, ул. Климова, 80а) находится Музей декабристов.

 
Чета Нарышкиных (1860)

В 1837 году М. М. Нарышкина переводят рядовым на Кавказ. Выехал из Кургана 21 августа 1837 года. Елизавета Петровна проводила мужа до Казани, а сама с Анисьей и Ульяной отправилась на Псковщину, для того, чтобы повидаться с родными. Уже через год она поселилась в купленном доме в станице Прочный Окоп Кавказской области, где служил супруг и декабрист М. А. Назимов. 25 сентября 1844 года М. М. Нарышкин уволен от службы с обязательством безвыездно жить в с. Высоком Тульского уезда. В 1859—1860 годах супруги ездили за границу и долго жили в Париже. Михаил Нарышкин скончался 2 (14) января 1863. Декабрист Е. Оболенский написал в некрологе, опубликованном в газете «День»:

«…Он вступил в супружество с графиней Елизаветой Петровной Коновницыной и в ней нашел ту полноту сочувствия, которая в жизни выражается полной гармонией — и стремлений, и цели жизненной, и надежд, и желаний. В этом сердечном союзе протекли многие и многие годы. И Кавказ с его грозными твердынями, и Сибирь с её пустынями, везде они были вместе, и везде их сердечная жизнь, восполняющая недостатки одного полнотою другого, выражалась в любви чистой, отражаемой во всем строе жизни».

После смерти мужа Елизавета Петровна Нарышкина поселилась в имении Гораи Опочецкого уезда у своей тетушки Марии Ивановны Лорер, урождённой Корсаковой. Скончалась Елизавета Петровна Нарышкина 11 (23) декабря 1867 и была похоронена в некрополе Донского монастыря, вместе с мужем и единственной дочерью[5].

ЛичностьПравить

 
Могила Е. П. Нарышкиной

Современники по-разному отзывались о Е. П. Нарышкиной, однако признавая её благородство.

  • Декабрист А. Е. Розен : «От роду было ей 23 года; единственная дочь героя-отца и примерной матери. Она в родном доме значила все, и все исполняли её желания и прихоти. В Сибири она была одета во все чёрное, с талией тонкой в обхват; лицо было слегка смуглое с выразительными умными глазами, головка повелительно поднята, походка легкая, грациозная»
  • Прасковья Анненкова: «Нарышкина была не так привлекательна, как Муравьева. Она казалась очень надменной и с первого раза производила неприятное впечатление, даже отталкивала от себя, но зато когда вы сблизились с этой женщиной, невозможно было оторваться от неё, она приковывала всех к себе своей беспредельной добротой и необыкновенным благородством характера»
  • М. Францева: «Имела самостоятельный характер; она хотя была и некрасива собой, но удивительно умное выражение лица заставляло не замечать этого; ум у неё был в высшей степени острый, игривый и восторженный, она все подметит, ничего не пропустит без замечания. С ней очень весело и приятно. У неё блестящее образование. Её связывала дружба с Натальей Дмитриевной, перед которой она благоговела за её внутреннюю духовную жизнь»[6].

ПримечанияПравить

  1. Из письма Е. П. Нарышкиной к матери // Литературное наследие. — Т. 60. — Кн. 2. — С. 190.
  2. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.131. Метрические книги Владимирской церкви в Придворных слободах.
  3. Петр Коновницын
  4. Н. Лорер «Записки декабриста»
  5. Девочка скончалась ещё до ареста отца
  6. М. Францева. Воспоминания // Исторический Вестник. — 1888, Т. 33 (июль). — С. 67.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить