«На ножах» — антинигилистический роман Николая Лескова с авантюрно-уголовным сюжетом. Впервые опубликован в журнале «Русский вестник» № 10—12 за 1870 год, № 1—8, 10 за 1871 год. В ноябре 1871 года вышел отдельной книгой. В романе «быв­шие ре­во­лю­цио­не­ры ста­но­вят­ся по­ли­цей­ски­ми аген­та­ми и чи­нов­ни­ка­ми, ра­ди де­нег хит­ро­ум­но об­ма­ны­вая друг дру­га», а «нигилизм трак­то­ван как бес­прин­цип­ность, став­шая жиз­нен­ной фи­ло­со­фи­ей»[1].

На ножах
At Daggers Drawn 1885.jpg
Жанр роман
Автор Николай Семёнович Лесков
Язык оригинала русский
Дата первой публикации 18701871
Предыдущее Старые годы в селе Плодомасове[d]
Следующее Соборяне

СюжетПравить

Нигилист Горданов и его любовница Глафира Бодростина решают убить мужа Глафиры. Таким образом им достанется его имущество и деньги. Им сопротивляются дворянин Подозеров, генеральша Синтянина и отставной майор Форов.

История созданияПравить

Из-за обильной правки редактора произведение не соответствовало первоначальному замыслу автора, о чём сам Лесков в письме к П. К. Щебальскому от 14 октября 1871 года говорит: «Да, ещё: что это значит, что в сентябрьской книге нет окончания моего романа, которое послано, кажется, своевременно? Если опять что не по нраву, то надо было прислать корректуру, и я бы переделал. Сокрушил меня этот роман, и свертел я его как не думал, благодаря всем этим qui pro quo»[2].

Неприятности с изданием романа прослеживаются в переписке Лескова. В письме к сотруднику «Русского вестника» Н. А. Любимову от 18 ноября 1870 года (вскоре после выхода в свет начала романа) автор возмущается самоуправством редакции: «Убийственнее всего на меня действует то, что я никак не могу взять в толк причин произведенных в моем романе совсем уже не редакторских урезок и вредных для него изменений. Так, выпущены речи, положенные мною в основу развития характеров и задач (например, заботы Форовой привести мужа к Богу); жестоко нивелирована типичность языка, замененная словами банального свойства (например, вместо: „не столько мяса поешь, сколько зуб расплюешь“ заменено словом „растеряешь“), ослаблена рисовка лиц <…>».

В апреле 1871 года Лесков пишет Щебальскому: «На редакцию „Р<усского> в<естника>“ трудно не жаловаться, ибо сами же Вы видите, что приходится лепить, да и перелепливать тожде да к томужде, и ото всего этого не выходит ничего иного, кроме досады, охлаждения энергии, раздражения, упадка сил творчества и, наконец, фактических нелепостей и несообразностей вроде тех, которые Вами усмотрены». Лесков признается П. К. Щебальскому в этом же письме: «…я дописываю роман, комкая все как попало, лишь бы исполнить программу».

ЗначениеПравить

Уже современники (в частности, Достоевский) отметили запутанность авантюрного сюжета романа, натянутость и неправдоподобность описанных в нём событий. После этого к жанру романа в чистом виде Н. С. Лесков больше не возвращался. Как отмечал Максим Горький, «после злого романа „На ножах“ литературное творчество Лескова сразу становится яркой живописью или, скорее, иконописью, — он начинает создавать для России иконостас её святых и праведников».

В советское время книга замалчивалась из-за антиреволюционной направленности. Так, роман не вошел в собрание сочинений Лескова, изданное в одиннадцати томах в 1950-е годы[3], из цензурно-политических соображений.

ЭкранизацииПравить

ПримечанияПравить

  1. https://bigenc.ru/literature/text/2141599
  2. Осложнения, недоразумения (лат.)
  3. М.; Л.: Художественная литература, 1954—1958.
  4. См. Российское кино Архивная копия от 20 декабря 2009 на Wayback Machine

СсылкиПравить