«На пашне. Весна» — картина русского художника Алексея Венецианова (1780—1847), написанная в первой половине 1820-х годов. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 155). Размер полотна — 51,2 × 65,5 см[1][2].

Aleksey Venetsianov - На пашне. Весна - Google Art Project.jpg
Алексей Венецианов
На пашне. Весна. Первая половина 1820-х
Холст, масло. 51,2 × 65,5 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва
(инв. 155)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Картина «На пашне. Весна» рассматривается как часть цикла картин художника, связанных с крестьянским трудом[1] и написанных в период его жизни в Вышневолоцком уезде Тверской губернии[3]. Начиная с 1840-х годов, в течение нескольких десятилетий история полотна не прослеживается; известно только, что оно было приобретено Павлом Третьяковым не позднее 1893 года[1].

Центральным образом является статная фигура нарядно одетой матери-крестьянки, которая ведёт двух лошадей с бороной и одновременно наблюдает за сидящим у пашни ребёнком[4]. Полотно является не только реалистичным, но в то же время и аллегоричным произведением, поскольку оно представляет собой обобщённый образ русской земли[5]. Некоторый отход от действительности можно оправдать тем, что «это не картина-повесть, а картина-песня», задачей которой является воссоздание радостного настроения, которое охватывает человека при наступлении весны[6]. Поэтическую сущность полотна можно определить как «причащение человека к вечности через слияние с миром природы»[7].

Несмотря на относительно небольшой размер картины, её относят к шедеврам коллекции Третьяковской галереи[8], и она рассматривается искусствоведами как неотъемлемая часть классического наследия русской национальной культуры[9].

ИсторияПравить

В искусствоведческой литературе существуют разные датировки времени создания картины «На пашне. Весна». Зинаида Фомичёва в монографии 1949 года высказывала предположение, что эта картина была создана в 1810-х годах[10], а Алексей Савинов в своей книге 1955 года в качестве даты создания картины указывал начало 1830-х годов[11]. Эта неопределённость связана с тем, что Венецианов, как правило, не подписывал и не датировал свои картины[12]. Тем не менее современные исследователи полагают, что картина «На пашне. Весна» была написана Венециановым в первой половине 1820-х годов, и именно этот временной период указан в каталоге Третьяковской галереи[1].

На жатве. Лето (середина 1820-х, ГТГ)
Сенокос (середина 1820-х, ГТГ)

Вместе с двумя другими произведениями, написанными в середине 1820-х годов, — «На жатве. Лето» (ГТГ, инв. 156) и «Сенокос» (ГТГ, инв. Ж-1819), картина «На пашне. Весна» рассматривается как часть цикла картин художника, связанных с крестьянским трудом[1]. Иногда эти три произведения Венецианова называют «Временами года» (весна, лето и осень) и даже высказывают предположение, что могла существовать и завершавшая этот цикл четвёртая картина художника — «Зима», но никаких сведений о ней не сохранилось. При этом, так как для крестьян трудовой год начинался в пору весеннего пробуждения земли, вполне вероятно, что картина «На пашне. Весна» представляла собой первую часть этого цикла[13].

Бо́льшая часть картин крестьянской тематики была создана Венециановым во время его пребывания в Удомельском крае, бывшем частью Вышневолоцкого уезда Тверской губернии (ныне эти места входят в состав Удомельского района Тверской области), где он жил в имениях в сельце Трониха (в одной версте к северо-западу от Дубровского, ныне Венецианово) и в сельце Сафонково (в двух верстах южнее Дубровского); иногда в литературе упоминается только Сафонково. Краевед Дмитрий Подушков, исследовавший этот вопрос, утверждает, что Венецианов с 1819 до 1832 года жил в Тронихе и только после этого переехал в Сафонково. По словам Подушкова, «в Тронихе Венецианов прожил половину своего удомельского периода жизни и именно этот период в творческом плане был наиболее плодотворным»[3].

В первые десятилетия после создания картина была известна под разными названиями: в 1830-е годы — «Крестьянка в поле, ведущая лошадей», в 1838 году (при розыгрыше лотереи Общества поощрения художников) — «Деревенская женщина с лошадьми»[4], а в 1840 году, по-видимому, именно она упоминалась под названием «Женщина, боронящая поле» в статье «Третья художественная лотерея», опубликованной в «Художественной газете» (1840, № 5, с. 23, № 7)[1].

Имена первых владельцев картины в литературе не указаны. Известно только, что полотно было приобретено Павлом Третьяковым не позднее 1893 года[1].

Сюжет и описаниеПравить

Полотно «На пашне. Весна» является реалистичным, но в то же время и аллегоричным произведением, поскольку оно олицетворяет собой обобщённый образ русской земли[5]. По словам искусствоведа Алексея Савинова, Венецианов, будучи одним из ведущих мастеров русской пейзажной живописи, «поднялся в этой картине до создания содержательного синтетического образа своей великой родины»[9]. Изображая простой сюжет — крестьянку, боронящую поле, Венецианов превращает его в «эпическую поэму о вечном воскрешении земли и человека»[14].

Бо́льшую часть полотна занимает небо. Венецианов специально изучал движение облаков, пытался описывать их движение и скорость. В результате ему удалось создать эффект объёмности облаков и их плавного течения[15]. Линия горизонта проходит довольно низко и загибается ещё ниже в правой части картины — это позволяет художнику создать впечатление широкого простора[14], «бесконечности неба, его „сводообразности“, бескрайности небесной и земной сферы»[15].

 
Крестьянка с лошадьми (фрагмент картины)

Центральным образом в картине является статная фигура молодой матери-крестьянки, которая, ведя двух лошадей, в то же время наблюдает за сидящим у пашни ребёнком, изображённым в правом нижнем углу полотна[4]. Крестьянка одета в нарядный сарафан и кокошник[16], который воспринимается как античная диадема[17]. Она легко идёт по полю, едва касаясь земли, словно паря над ним, как будто она не простая крестьянка, а богиня Флора[14], олицетворяющая Весну[18]; это впечатление усиливается тем, что масштаб её фигуры кажется несколько увеличенным по сравнению с лошадьми, что, впрочем, нисколько не портит композицию[16]. Венецианов не углубляется в психологию символизирующей Весну крестьянки, не выписывает мелкие подробности её лица, а рассчитывает на «совершенство пластического воплощения всей фигуры в целом», мелодии ритмов и согласованность тонов, которые в совокупности рождают «ощущение возвышенной красоты»[19].

Некоторые критики упрекали Венецианова за чересчур нарядную одежду работающей в поле крестьянки. Это, однако, не было «выдумкой» художника — следует помнить о том, что первый день пахоты с древнейших времён считался у русских крестьян праздником, так что в этот день они надевали свои лучшие одежды[14][20]. Некоторые исследователи проводили аналогию между образом крестьянки на полотне «На пашне. Весна» и написанным за несколько десятилетий до него «Портретом неизвестной в русском костюме» Ивана Аргунова[18].

В то же время сюжет полотна не является полностью идиллическим — зрителю понятно, что молодая мать видит своего ребёнка лишь урывками, в те моменты, когда она с лошадьми проходит мимо него. Вдали, слева и справа, видны фигуры других пашущих крестьян — это помогает художнику не только создать эффект пространственности и продемонстрировать масштаб поля, но и показать то, что все заняты трудом[4]. Некоторые силуэты являются полупрозрачными, и через них просвечивает написанный ранее фон[21]. Выкорчеванные пни и некоторые другие детали подчёркивают реалистичность и «невыдуманность» изображённого на картине пейзажа[16].

В цветовой гамме картины важную роль играют голубоватые тона, но при этом нет ощущения холодности цвета — скорее наоборот, он выглядит тёплым и радостным, и его важным дополнением служит «мягкая зелень только что распустившейся листвы»[22]. В верхней, белесовато-голубой части картины художник использует «разбелённые, высветленные тона», а в нижней части преобладают зеленовато-охристые цвета. С использованием воздушной перспективы Венецианову удалось создать гармоничный переход тонов «от интенсивных на первом плане ко всё более успокоенным, затухающим в зоне встречи земли и неба»[23].

ОтзывыПравить

Художник и критик Александр Бенуа в своей книге «История русской живописи в XIX веке» в главе, посвящённой Венецианову и его школе, высоко оценив картину «Лето» (имеется в виду «На жатве. Лето»), продолжал: «Также удивительная вещь — парная ей „Весна“, где опять-таки академизмом отдаёт только главная фигура женщины, но где в пейзаже задолго до Саврасова, а в сивке — задолго до П. Соколова выражена вся скромная, тихая прелесть русской весны, милой русской лошадёнки»[24].

 
Картина «На пашне. Весна» на почтовой марке СССР 1955 года

Искусствовед Алексей Савинов называл картины «На пашне. Весна» и «На жатве. Лето» прекрасными и глубокими[25]; он писал, что «они отличаются замечательной правдивостью, отсутствием условности в композиции, цвете, в характеристике образов; изображённые в них люди живут в своём мире»[26]. По его мнению, в картине «На пашне. Весна» Венецианов смог «передать подлинную поэзию материнства, показать очарование юной матери»[4]. Савинов высоко оценивал мастерство художника, показанное им в этом произведении: он отмечал, что «по благородству мыслей, по силе чувства, по совершенству исполнения эта небольшая картина Венецианова принадлежит к классическому наследию национальной культуры»[9].

Отмечая возможные несоответствия действительности — нарядный сарафан, «танцующую походку» крестьянки по свежевспаханному полю, соотношение её роста с размерами лошадей, искусствовед Михаил Алпатов писал, что это полотно Венецианова не следует рассматривать как обычную жанровую картину; по его словам, «это не картина-повесть, а картина-песня, и поэтические вольности и умолчания её оправданы задачей воссоздать лишь общее представление весны, то радостное настроение, которое охватывает человека»[6].

Обсуждая полотно «На пашне. Весна» и другие картины крестьянского цикла художника, искусствовед Дмитрий Сарабьянов писал, что в них Венецианов «первым открыл русскую природу — и прежде всего землю и небо — в естественном бытии и сразу познал в ней едва ли не самые существенные стороны». С одной стороны, это проявляется в том, насколько тщательно художник «разрабатывает передний план, выписывая взрыхлённую землю, травы, камни, листья», а с другой — «земля словно раздвигается до бесконечности, выходя за пределы картинного поля, не будучи ограничена по сторонам кулисами» — эти, казалось бы, противоположные свойства гармонично соединяются на полотне Венецианова, не исключая, а дополняя друг друга[27].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Каталог ГТГ, т. 3, 2005, с. 73.
  2. Венецианов Алексей Гаврилович — На пашне. Весна (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Дата обращения 3 января 2020. Архивировано 16 июня 2017 года.
  3. 1 2 Д. Л. Подушков, 2013, с. 19—21.
  4. 1 2 3 4 5 А. Н. Савинов, 1955, с. 145.
  5. 1 2 С. Королёва, 2010, с. 21.
  6. 1 2 М. В. Алпатов, 1967, с. 99.
  7. Г. К. Леонтьева, 1988, с. 121.
  8. Л. И. Иовлева, 2001, с. 64—65.
  9. 1 2 3 А. Н. Савинов, 1955, с. 146.
  10. З. И. Фомичёва, 1949, с. 65.
  11. А. Н. Савинов, 1955, с. 144.
  12. К. В. Пигарёв, 1966, с. 213—214.
  13. Г. К. Леонтьева, 1988, с. 120.
  14. 1 2 3 4 Т. Кожевникова, 2001, с. 31.
  15. 1 2 Г. К. Леонтьева, 1988, с. 125.
  16. 1 2 3 М. Н. Шумова, 1978, с. 15.
  17. Г. К. Леонтьева, 1988, с. 123.
  18. 1 2 К. В. Пигарёв, 1966, с. 214.
  19. Г. К. Леонтьева, 1988, с. 122.
  20. Г. К. Леонтьева, 1988, с. 125—126.
  21. Наталья Горленко. Фотография — ловушка для живописца. К вопросу о живописи и фотографии в России во второй половине XIX века (PDF). журнал «Третьяковская галерея», 2010, № 3, с.82—97. Дата обращения 3 июля 2016.
  22. М. И. Ткач, 2002, с. 72.
  23. Е. Ф. Петинова, 2001, с. 129.
  24. А. Н. Бенуа, 1995, с. 73.
  25. А. Н. Савинов, 1955, с. 169.
  26. А. Н. Савинов, 1955, с. 144—145.
  27. Д. В. Сарабьянов, 1998, с. 168.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить