Никольский, Николай Константинович

Никола́й Константи́нович Нико́льский (17 (29) июля 1863, Петергоф, Санкт-Петербургская губерния — 23 марта 1936, Детское Село, Ленинградская область) — русский и советский историк церкви, литературовед, библиограф. Академик Петербургской АН (1916).

Николай Константинович Никольский
NKNikolsky.jpg
Дата рождения 29 июля 1863(1863-07-29)
Место рождения
Дата смерти 23 марта 1936(1936-03-23) (72 года)
Место смерти
Место работы
Альма-матер
Учёное звание академик СПбАН, академик АН СССР

БиографияПравить

Родился в семье священника Константина Тимофеевича Никольского (1824—1910).

В 1883 году окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию и поступил в академию, где его научным руководителем был профессор П. Ф. Николаевский. Большое влияние на формирование научных интересов оказал также дед со стороны матери — священник, историк церкви, переводчик Д. С. Вершинский.

В 1887 году окончил академию со степенью кандидата богословия (выпускное сочинение было посвящено истории Кирилло-Белозерского монастыря и написано на основании рукописей, хранившихся в академической библиотеке) и стал стипендиатом для подготовки к профессорской должности по кафедре русской истории.

Командирован в распоряжение Санкт-Петербургской академии наук для сбора материалов по истории русской литературы XI—XIV веков (1888), преподаватель (1889), доцент (1893), экстраординарный (1898) и ординарный (1899) профессор по кафедре гомилетики и истории проповедничества Санкт-Петербургской духовной академии, член-корреспондент Общества любителей древней письменности, магистр богословия (1893), статский советник (1897)[1].

В 1899 году получил степень доктора церковной истории за первую часть монографии о Кирилло-Белозерском монастыре.

Член-корреспондент (1900) и ординарный академик (1916) Санкт-Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности, член Общества истории и древностей российских при Московском университете, редактор серии «Памятники древнерусской литературы» (1904), лауреат Макариевской премии (1906)[1].

С 1906 года — профессор кафедры русской церковной истории Санкт-Петербургской духовной академии. Причиной увольнения были либеральные взгляды.

В 1909—1921 годах приват-доцент по кафедре истории Церкви и член Исторического общества Санкт-Петербургского университета. Одновременно профессор по кафедре русской филологии Психоневрологического института (1912—1919), член Русского археологического общества, редактор журнала «Библиографическая летопись» (1914)[1].

Награжден орденами св. Станислава III степени (1896), св. Анны III (1904) и II (1906) степени[1].

Обвенчан с Анной Петровной Александровской, бездетный.

В 1917 году член Поместного Собора Православной Российской Церкви по избранию от Российской академии наук, участвовал в 1-й сессии, член X, XII отделов[1].

В 1918—1924 годах основатель и директор Историко-библиографического музея древней славяно-русской книжности, в который передал 30 тысяч томов и величайшую в мире по объему картотеку памятников письменности, в 1919–1924 гг. председатель Общества любителей древней письменности[1].

С 1920 по 1925 год — директор Библиотеки Академии наук и Книжной палаты (Института книговедения).

С 1925 года действительный член АН СССР, в 1928—1931 годах председатель Комиссии по изданию памятников древнерусской литературы и Комиссии по древнерусской литературе[1].

Похоронен на Кузьминском кладбище города Пушкин в склепе, который был разрушен в 1940-х годах[1].

Научная деятельностьПравить

«Вторая старославянская легенда о святом Вячеславе[cs]» получила название «Легенда Никольского», потому что памятник был открыт Никольским в двух древнерусских кириллических рукописях конца XV века (Казань) и XVI века (Санкт-Петербург) в 1904 году[2] и впервые опубликован в 1909 году[3]. Никольским было установлено, что в основе Второй легенды лежит сочинение[cs] мантуанского епископа Гумпольда, созданное около 980 года. Но это не перевод Гумпольдовой легенды, а весьма существенно переработанная, дополненная и уточнённая работа, в которой дополнения более всего схожи с соответствующими местами латинской легенды «Crescente fide[cs]», некоторые схожести отмечены и с латинской «Легендой Кристиана» о святых Вячеславе и Людмиле, возникшей в конце X века[2].

Исследуя текст «Повести временных лет», Никольский привлёк западно-славянский литературный контекст вместо греческого и южнославянского (болгарского), и его вывод о «литературно-идеологической основе» «Повести временных лет» решительно разошёлся с выводами А. А. Шахматова[4]. Никольский считал, что «Повесть временных лет» представляет собой творение церковных книжников, внёсших в летопись ложные сведения о «варяжском начале государственности» и о «греческом культурном просвещении», чтобы оторвать русскую традицию от великоморавской, западнославянской и вообще от центральноевропейской. По мнению Никольского, в основе летописного повествования о начале Руси лежит источник мораво-паннонского происхождения, который был существенно переработан с точки зрения «варяго-византийской идеологии». Вслед за И. П. Филевичем он назвал первоначальный источник «Повести о Русской земле»[5] («Повести о поляно-руси»[6]). Свою работу «Повесть временных лет как источник для истории начального периода русской письменности и культуры» Николай Константинович опубликовал в 1930 году. В ней он писал, что письменность, книжность пришла в Приднепровье не из Византии, а из Великой Моравии, из Подунавья, а в первоначальную киевскую легенду о Кие было привнесено сообщение о визите Кия к византийскому императору. По мнению Никольского, собственно славянами киевский летописец считал полян, моравов, чехов и поляков. Никольский выделял культурную роль Карпатского региона в качестве связующего звена между Дунаем и Днепром. Он писал: «стало совершенно ясным, что на легендарных страницах Повести временных лет мы имеем переделку старых преданий о начале русской земли, освещённую через призму… сторонника теории варяго-руси»[7][8]. Никольский предположил, что реконструированное Шахматовым моравское[9] «Сказание о преложении книг на словенский язык» («Сказание о начале славянской грамоты») было обрывком первоначальной киевской летописи[10]. Н. К. Никольский считает службу св. равноапостольному князю Владимиру, дошедшую до нас в рукописи XIV века (Софийское собрание. № 382), памятником начала XII века[11].

СочиненияПравить

Литографированные издания лекцийПравить

  • Гомилетика. — СПб., 1903. — 462 с.
  • Лекции по русской духовной истории. — СПб., 1907. — 481 с.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов. Т. 27. Члены и делопроизводители Собора: биобиблиографический словарь / отв. ред. С. В. Чертков. — М.: Изд-во Новоспасского монастыря, 2020. — 664 с. — ISBN 978-5-87389-097-2..
  2. 1 2 Легенда Никольского / Сказания о начале Чешского государства в древнерусской письменности // Памятники средневековой истории народов Центральной и Восточной Европы / Предисловие, комментарии и перевод А. И. Рогова ; Ответственный редактор В. Д. Королюк. М. : Наука, 1970. С. 69.
  3. Staroslověnské legendy českého původu. Praha : Vyšehrad, 1976. S. 141, 144.
  4. Шайкин А. А. Повесть временных лет: история и поэтика / М. : Русская панорама, 2009. С. 14.
  5. Федотова Полина. Дунайский путь апостола Андрея // Свободная мысль. № 6 (1678). 2019. С. 5—24
  6. Цукерман К. Наблюдения над сложением древнейших источников летописи // Борисоглебский сборник / Под ред. К. Цукермана. Paris, 2009. Вып. 1. С. 185—305.
  7. Федотова Полина. Норманизм и антинорманизм: два побега на одном корне // Свободная мысль. № 5. 2019.
  8. Федотова Полина. У истоков варяжской историографии: кто и когда внедрил варяжский фальсификат в русские летописи? // Свободная мысль. № 3. 2020.
  9. Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье / Происхождение Руси : средневековая традиция и современная историография. М. : Школа «Языки русской культуры», 1998. 384 с.
  10. Никольский Н. К. «Повесть временных лет как источник для начального периода русской письменности и культуры». Л. 1930. Вып. 1.
  11. Василик В. В. Служба св. Равноапостольному князю Владимиру и кирилло-мефодиевская традиция, Studia Slavica et Balcanica Petropolitana, 2013. № 2 (14). Стр. 67—77

ЛитератураПравить

СсылкиПравить