Открыть главное меню

Взгляды Фридриха Ницше относительно женщин ― один из наиболее противоречивых вопросов мировоззрения философа, отношение к которому, по всей видимости, менялось у него на протяжении жизни.

Содержание

Публичные оценки и частныеПравить

Ида фон Миасковски отмечала в своих мемуарах, опубликованных через семь лет после смерти Ницше, следующее:

В восьмидесятые годы, когда в поздних работах Ницше начали появляться резкие фразы по отношению к женщинам, мой муж иногда в шутку говорил мне не сообщать людям о том, что я состою в дружественных отношениях с Ницше, поскольку этот факт не был бы для меня очень лестным. Но это была просто шутка. Мой муж, как и я, всегда хранили дружеские воспоминания о Ницше […] его поведение именно по отношению к женщинам было настолько тактичным, настолько естественным и дружеским, что даже сейчас, находясь в преклонном возрасте, я не могу рассматривать Ницше как женоненавистника[1].

Замечания в своих трудахПравить

Ницше конкретно уделял внимание вопросу о своих взглядах на женщин в разделе VII книги «Человеческое, слишком человеческое». На момент её написания философ, по всей видимости, придерживается высокого мнения о женщинах. Но, учитывая некоторые другие его замечания, его общее отношение к прекрасному полу следует считать противоречивым. Например, в то время как он утверждает, что «совершенная женщина есть более высокий тип человека, чем совершенный мужчина, но и нечто гораздо более редкое», имеет место также и ряд противоречий и тонкостей в его прочих высказываниях в других книгах, которые не так легко поддаются объяснению. Он может как восторгаться, так и презирать женский пол в то или иное время. «То, что внушает к женщине уважение, а довольно часто и страх, — это её натура, которая „натуральнее“ мужской, её истая хищническая, коварная грация, её когти тигрицы под перчаткой, её наивность в эгоизме, её не поддающаяся воспитанию внутренняя дикость, непостижимое, необъятное, неуловимое в её вожделениях и добродетелях» ― так пишет философ в труде под названием «По ту сторону добра и зла»[2].

Его оценки иногда могли быть и совсем уничижительным: «какое дело женщине, до истины! Её великое искусство есть ложь. Её главная забота — иллюзия и красота.» (По ту сторону добра и зла)[3]. В главе 6 под названием «почему я пишу такие прекрасные книги» в произведении «Ecce Homo» философ утверждает, что наличие «добродетели» у женщины это признак «физиологического вырождения», и что женщины в целом умнее и злее, чем мужчины ― а это, по мнению Ницше, стоит воспринимать в качестве комплимента. Но он продолжает утверждать, что эмансипация женщин и феминистическое движение является лишь ресентиментом некоторых женщин в отношении других женщин, более физически развитых и в лучшей степени способных к деторождению.

Несмотря на тот факт, что сочинения Ницше многими рассматриваются в качестве примера женоненавистничества, другие исследователи, как, например, Энтони Людовичи, настаивают на том, что философ был всего лишь антифеминистом, но не женоненавистником[4].

«В любви женщины есть несправедливость и слепота ко всему, чего она не любит…. Ещё не способна женщина к дружбе: женщины всё ещё кошки и птицы. Или, в лучшем случае, коровы…» (Так говорил Заратустра)[5].

«И, наконец: женщина! Одна из половин человечества слаба, типично больна, переменчива, непостоянна — женщине потребна сила, чтобы за неё цепляться, — ей потребна и религия слабости, которая учит, что божественно быть слабым, униженным и при этом любить… — или, ещё того чище, она ослабляет сильных, она властвует, когда ей удаётся подчинить сильного… — женщина всегда тайком входила в комплот со всякими упадочными типами, со священниками, против „власть имущих“, „сильных“, против „мужей“» (Воля к власти)[6].

Следует отметить, однако, что «Воля к власти» представляет собой собрание заметок и фрагментов, собранных благодаря его сестре Элизабет Фёрстер-Ницше и его друзьями, которые сам Ницше не одобрял и не публиковал.

Возможное влияние АристотеляПравить

Исследователи трудов Аристотеля проводили сравнения между взглядами Аристотеля и Ницше на женщин. Они утверждали, что вполне возможно, что Ницше заимствовал многое из его политической философии древнегреческого мыслителя[7].

Ницше и феминизмПравить

Некоторые мыслители, в частности Келли Оливер и Мерилин Пирселл, выдвигали предположение о том, что философию Ницше нельзя понять или проанализировать, не беря во внимание его высказывания о женщинах. Они выдвигают предположение о том, что работы Ницше оказались основой некоторых феминистических теорий и делают в итоге следующий вывод: «в то время как Ницше бросает вызов традиционным иерархиям между умом и телом, разумным и иррациональным, природой и культурой, истиной и вымыслом ― тем иерархиям, которые унижали и исключали женщин из общественной жизни, его высказывания о женщинах и использование им женских и материнских метафор ставят в тупик попытки некоторых провозгласить Ницше поборником феминизма или достоинства женского пола[8]

Отношения с Лу СаломеПравить

Лу Саломе, которая была очень близко знакома с Ницше, утверждала, что он однажды сделал ей предложение руки и сердца (от которого она, по её же словам, отказалась). Она также говорила о том, что в «духовной природе» Ницше было нечто женственное. Сам философ считал природу гения женственной[9].

ЖеноненавистничествоПравить

Фрэнсис Несбитт Оппель интерпретирует отношение Ницше к женщинам в рамках риторической стратегии.

…Явное женоненавистничество Ницше является частью его общей стратегии: он желал продемонстрировать, что наше отношение к полу и гендеру определяется нашей культурой, которая нередко подрывают собственный потенциал как личности и вида, и которая может быть изменена. То, что выглядит как женоненавистничество, может быть понято как часть более широкой стратегии, согласно которой «женщина-как-таковая» (универсальная сущность женщины с вневременными чертами характера) показывается как продукт мужского желания, социальный конструкт[10].

Образец для прочих людейПравить

Некоторые признают, что Ницше допускал женоненавистнические замечания в силу своей сознательно субъективной позиции. Можно предположить, что его одиозные высказывания могли быть его личным мнением, которое он не представлял в качестве образца для подражания. Корнелия Клингер отмечает в своей книге «Континентальная философия с феминистической точки зрения» следующее: «Ницше, как и Шопенгауэр, был выдающимся ненавистником женщин, но, по крайней мере, его дикие высказывания о женщине как таковой он признаёт относительными»[11]. Вот одно из собственных высказываний философа, которое цитируется в поддержку этого утверждения:

При каждой кардинальной проблеме что-то неизменное говорит: «это я»; скажем, в теме мужчины и женщины мыслитель не может переучиться, а может только выучиться, — только раскрыть до конца то, что в нем на сей счет «твердо установлено». Порою мы находим известные решения проблем, которые именно нам внушают сильную веру; может быть, с этих пор мы начинаем называть их своими «убеждениями». Позже — мы видим в них только следы нашего движения к самопознанию, только путевые столбы, ведущие к проблеме, которую представляем собою мы, — вернее, к великой глупости, которую мы представляем собою, к нашему духовному фатуму, к тому не поддающемуся обучению элементу, который лежит там, «в самом низу». — В виду той изрядной учтивости, какую я только что проявил по отношению к самому себе, мне, может быть, скорее будет дозволено высказать некоторые истины о «женщине самой по себе»: допустив, что теперь уже наперед известно, насколько это именно только — мои истины.

Бабет Бабаич предлагала иной комментарий вышеизложенной цитаты и признавала что «хотя Ницше великодушно спасает своих комментаторов от труда интерпретирования, проблема возникает именно из-за природы того, что он продолжает называть своими собственными истинами». Но вместо того, чтобы сосредоточиться на предполагаемом женоненавистничестве, она выдвигает следующее мнение:

Гораздо большее внимание […] должно быть уделено всему тому, что Ницше пишет о женщине. Это вопрос представляет собой не просто психологическую оценку личности философа, не просто выражение его собственного женоненавистничества: ницшеанское философское выражение природы женщины отражает и повторяет возможность подтверждения или отрицания иллюзии. Это и есть ницшеанское понимание истины, и в этом смысле Ницше сумел воспользоваться своей мизогинией, чтобы скопировать платоническую метафору как таковую[12].

Женщины как источник всей глупости и неразумия в миреПравить

Леонард Лолор и Зейнеп Дирек отмечают, что «то, что Ницше говорит и повторяет с истеричной настойчивостью ― это то, что женщина является источником всей глупости и неразумия. Она представляет собой фигуру сирены, которая заманивает мужчину-философа и сворачивает его с назначенному ему пути в поиске истины»[13].

ПримечанияПравить

  1. Ida von Miaskowski, cited in S. L. Gilman (Ed.), D. J. Parent (Trans.
  2. Отдел седьмой: Наши добродетели - По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего - Фридрих Вильгельм Ницше. nicshe.velchel.ru. Дата обращения 5 декабря 2016.
  3. Фридрих Ницше По ту сторону добра и зла Прелюдия к философии будущего. www.opentextnn.ru. Дата обращения 5 декабря 2016.
  4. Ludovici, Anthony. Enemies of Women (The Origins in Outline of Anglo-Saxon Feminism). — London : Carroll & Nicholson Limited. — P. VII.
  5. Заратустра. О друге, о дружбе, Так говорил Заратустра. Фридрих Ницше. Ф Ницше - Заратустра. Слова Заратустры... nitshe.ru. Дата обращения 5 декабря 2016.
  6. [2. Сильные и слабые. Часть 1 ← Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей ← Психологическая библиотека ← Психология человека]. psibook.com. Дата обращения 5 декабря 2016.
  7. Durant, Will (1926 (2006).
  8. Kelly Oliver, Marilyn Pearsall, «Introduction: Why Feminists Read Nietzsche», in Feminist Interpretations of Friedrich Nietzsche, Penn State Press, 1998, pp 1-4
  9. Biddy Martin, Women and Modernity: The (Life)Styles of Lou Andreas-Salomé, Ithaca, Cornell University Press, 1991, p98
  10. Frances Nesbitt Oppel, Nietzsche on Gender, University of Virginia Press, 2005, p1
  11. Cornelia Klinger, Herta Nagl-Docekal, Continental Philosophy in Feminist Perspective, Penn State Press, 2002, p224
  12. Babette E. Babich, Nietzsche’s Philosophy of Science, SUNY Press, 1994, p241
  13. Leonard Lawlor and Zeynep Direk, Derrida, Routledge, 2002, p139