Открыть главное меню

Ноктюрн в чёрном и золотом. Падающая ракета

«Ноктюрн в чёрном и золотом. Падающая ракета» (англ. Nocturne in Black and Gold – The Falling Rocket) — картина американского художника Джеймса Уистлера, написанная в 1875 году. Хранится в Детройтском институте искусств, США (инв. 46.309). Размер — 60,3 × 46,6 см. Впервые была выставлена в мае 1877 года в галерее Гросвенор, только открывшейся в Лондоне.

Whistler-Nocturne in black and gold.jpg
Джеймс Уистлер
Ноктюрн в чёрном и золотом — падающая ракета. 1875
англ. Nocturne in Black and Gold – The Falling Rocket
холст, масло. 60,3 × 46,6 см
Детройтский институт искусств, Детройт
(инв. 46.309[1])

На картине изображён фейерверк над городским парком на фоне туманного ночного неба. Картина стала одним из примеров художественной концепции «Искусство ради искусства», сформулированной Теофилем Готье и Шарлем Бодлером. Получила наибольшую известность благодаря судебному процессу между Уистлером и влиятельным искусствоведом Джоном Рёскиным.

Одна из многочисленных работ Уистлера из серии «Ноктюрны» и последняя из лондонских «Ноктюрнов». В настоящее время, рядом искусствоведов, признана выдающейся работой среднего периода Уистлера[2][3].

ОписаниеПравить

Источником вдохновения для данной работы послужили сады Креморна — знаменитый развлекательный парк в Лондоне рядом с Темзой. Картина написана преимущественно в тёмных тонах трёх основных цветов: синего, зелёного и жёлтого. Но фейерверк и другие огни написаны светлыми цветами — оранжевым, красным, розовым, желтым и зеленым — энергичными мазками, имитирующими мимолетность огней[4].

Ограниченность используемой палитры создаёт приглушенную, но гармоничную композицию. Вздымающийся дым позволяет зрителю увидеть чёткую границу между водой и небом, но постепенно, в направлении верхней части картины, эта граница размывается в связное и мрачное пространство. Именно это сочетание дыма и тумана означает ракету из названия картины[2]. Желтые мазки оживляют картину, обозначая взрывающиеся фейерверки в туманном воздухе. Присутствующие на картине фигуры людей почти прозрачны, а их формы упрощены. Слева написана подпись художника в манере японских гравюр: толстыми, прямыми мазками, имитирующими японскую каллиграфию. Более того, под влиянием японских художников, таких как Утагава Хиросигэ, Уистлер годами совершенствовал свою технику брызг. В конце концов он овладел навыком изображения предмета или человека при помощи, казалось бы, капли краски. Хотя критики Уистлера осудили его технику как безрассудную или лишенную художественных достоинств, но, что, примечательно — Уистлер проводил большую часть своего времени дотошно работая над деталями, часто заходя настолько далеко, что рассматривал свою работу через зеркала, чтобы не упустить ни одного недочёта[5].

Концепция и теорияПравить

«Падающая ракета» сохраняет определённую степень насыщенности цвета, которая противопоставляет размытость пространства линиям и формам. Ноктюрны были серией картин, которые, благодаря художественному стилю, описывали разные ночные сцены. Уистлер говорил, что используя термин ноктюрн, подсказанный его постоянным заказчиком Фредериком Лейландом, он хотел подчеркнуть универсальность картины, оторванной от конкретного места и события. Создавая полотна, идущие вразрез с повествовательными тенденциями живописи того времени, Уистлер показывает существенное отличие живописи от литературы. Он фокусировался на цветовых эффектах как способе создания особого ощущения. Более того, в ноктюрне преобладает изображение пространства — особое чувство пустоты, которое, кажется, возникает только в ночное время[6].

Как часть концепции «Искусство ради искусства», произведение искусства должно стремится вызвать сложные эмоции, которые выходят за рамки технических характеристик изображения. Уистлер считал, что определённые переживания часто лучше всего выражать нюансами и подтекстом. Но эти концепции создавались не как способ скрыть «правду» сцены, а вместо этого служили средством обращения к более глубоким, более скрытым чувствам[6]. Его творческие усилия были направлены не на передачу физической точности, а лишь на попытки уловить суть нематериального, личного и интимного момента. В картинах Уистлера нет действия, но есть состояние[7]. Уистлер говорил

 Если бы человек, рисующий только дерево, или цветок, или другой экстерьер, который он видит перед собой, был бы художником, то королём художников стал бы фотограф. Художник должен сделать что-то ещё 

По сути, «Падающая ракета» — это синтез сцены с фейерверками в Лондоне. Как и другие его ноктюрны, картина должна рассматриваться как композиция, призванная вызывать особые ощущения у зрителей.

Суд с Джоном РёскинымПравить

Искусствовед Джон Рёскин в одном из своих писем Fors Clavigera 2 июля 1877 года раскритиковал работу Уистлера, обвинив художника в неуважении к зрителю:[8]

 Несмотря на то, что я был наслышан о наглости кокни, однако, я не ожидал увидеть шута, который просит двести гиней за то, что тот плеснул ведро краски в лицо публике. 

Резкая критика от ведущего искусствоведа викторианской эпохи вызвала бурю негодования у владельцев других работ Уистлера. Журналы и газеты подхватили негативный тон Рёскина. Достаточно быстро произведения художника стали непопулярны и начали плохо продаваться, что сказывалось на его финансовом благополучии[9].

28 июля 1877 года Уистлер подал в суд на Рёскина за клевету с требованием компенсации в 1000 фунтов и покрытия судебных издержек. На суде он просил жюри рассматривать картину не как традиционную живопись, а как художественную композицию[10]. В своем объяснении Уистлер настаивал на том, что картина изображает фейерверк в садах Креморна. Во время суда сэр Джон Холкер, солиситор Рёскина, уточнил: «Не вид на Креморн?» на что Уистлер ответил: «Если бы это был вид —а, это, безусловно, не принесло бы зрителям ничего, кроме разочарования»[11][12]. Его объяснения композиции не убедили судью. Судебный процесс длился более года и финальные заседания состоялись 25 и 26 ноября 1878 года. Формально Уистлер одержал победу, но компенсация составила один фартинг[13]. А после всех судебных издержек у него не осталось выбора, кроме как объявить о банкротстве[14]. Впоследствии, Уистлер включил стенограмму суда в свою книгу «Изящное искусство создавать себе врагов», изданную в 1890 году.

Джон Рёскин не подозревал об идеях и теориях, лёгших в основу создания картины. Он критиковал картины Уистлера задолго до суда, например, за четыре года до него он осудил искусство Уистлера как «абсолютный мусор»[15]. Существуют различные предположения о причинах негативного отношения Рёскина к работам Уистлера. По одной из версии Рёскин завидовал близким отношениям Уистлера с Чарльзом Хауэллом, известным арт-дилером, который часто помогал художнику деньгами, особенно это покровительство продолжилось после судебного разбирательства[16]. Возможно, что еще одной причиной могло быть отсутствие у художника уважительного отношения к критике Рёскина. Но Уистлер был не единственным, кого беспокоили комментарии искусствоведа. Генри Джеймс был одним из тех, кто высказывался против критика, отмечая, что Рёскин, как искусствовед, начал переступать черту, становясь тиранистом — настолько, что привлечение его к суду за оскорбительные слова было встречено крайне одобрительно[17]. Также было высказано предположение, что Рёскин страдал от синдрома CADASIL, и визуальные нарушения, вызванные этим состоянием, могли быть причиной его раздражения от этой конкретной картины[18].

ПримечанияПравить

  1. Nocturne in Black and Gold, the Falling Rocket (англ.). www.dia.org. Дата обращения 25 мая 2019.
  2. 1 2 Russell, 2017.
  3. Detroit Institute of Arts, Mary Black. American Paintings in the Detroit Institute of Arts: Works by artists born 1816-1847. — Hudson Hills Press, 1997. — 312 с. — ISBN 9781555951429.
  4. Linda Merrill. A pot of paint: aesthetics on trial in Whistler v Ruskin. — Smithsonian Institution Press in collaboration with the Freer Gallery of Art, Smithsonian Institution, 1992-03. — 456 с. — ISBN 9781560981015.
  5. Prideaux, 1970, p. 110.
  6. 1 2 Prideaux, 1970, p. 173.
  7. Виктор Владимирович Ванслов. Изобразительное искусство и музыка: очерки. — "Художник РСФСР", 1983. — 304 с.
  8. Merrill, 2003, p. 112.
  9. Prideaux, 1970, p. 132.
  10. Stuttaford, 1996, p. 243.
  11. Prideaux, 1970, p. 126.
  12. Prideaux, 1970, p. 135-136.
  13. Whistler, James Abbott McNeill. WebMuseumn, Paris
  14. Prideaux, 1970, p. 123.
  15. Prideaux, 1970, p. 122.
  16. Pennell, 2012, p. 81-82.
  17. Prideaux, 1970, p. 129.
  18. Kempster, 2008.

ЛитератураПравить