Открыть главное меню

Организация украинских националистов (мельниковцы)

(перенаправлено с «ОУН(м)»)

Организа́ция украи́нских национали́стов (ме́льниковцы), ОУН(м) (укр. Організація українських націоналістів (мельниківці)) — одна из двух фракций, возникших в результате раскола Организации украинских националистов в начале 1940 года. Объединила сторонников А. А. Мельника, утверждённого II Большим Сбором украинских националистов (укр.) на посту председателя Провода украинских националистов 27 августа 1939 года.

Полковник армии УНР Андрей Мельник, близкий соратник бывшего лидера ОУН Евгения Коновальца, представлял старшее, более умеренное крыло организации. Его приход к руководству ОУН стал возможен благодаря тому, что молодые и более радикально настроенные активисты Краевой экзекутивы ОУН на западноукраинских землях в это время отбывали длительные сроки заключения в польских тюрьмах.

В начале 1940 года, через несколько месяцев после оккупации Польши и выхода на свободу тысяч бывших политзаключённых, конфликт в руководстве ОУН привёл к её расколу на две фракции. Одна именовала себя ОУН революционеров (ОУН-р) либо ОУН (бандеровцы) (ОУН (б)) по имени её руководителя Степана Бандеры; вторая — группировка сторонников Андрея Мельника — наряду с неофициальным названием мельниковцы придерживалась первоначального названия ОУН, подчёркивая свою преемственность по отношению к ОУН, созданной в 1929 году, а также именовала себя ОУН-солидаристы (ОУН(с))[1].

Окончательное размежевание между двумя фракциями оформилось в апреле 1941 года, когда сторонники Бандеры провели в Кракове свой собственный II Большой Сбор украинских националистов (укр.), на котором результаты римского II Большого Сбора 1939 года были объявлены недействительными, а сам Мельник и его сторонники — диверсантами и вредителями. Новым вождём ОУН был объявлен Степан Бандера. С этого времени идёт отсчёт существования двух ОУН, каждая из которых претендует на то, что только она является единственно верной.

В мае 1940 года в Кракове был создан так называемый Украинский центральный комитет (УЦК), во главе которого был поставлен В. Кубийович (заместитель — К. Панькивский). Члены УЦК и его периферийных органов, именуемых «украинскими комитетами помощи» (укр. українські допомогові комітети), районными и волостными делегатурами, расположенными в приграничных с УССР городах — Люблине, Закопане, Холме, Перемышле, Грубешове и др., — сотрудничали с оккупационной немецкой администрацией, занимались прогерманской обработкой украинской эмиграции, участвовали в строительстве вдоль границы с УССР стратегических объектов вермахта, а также вели шпионскую деятельность на территории УССР[2].

После начала операции «Барбаросса» сторонники ОУН(м) и члены «походных групп» начали систематически уничтожаться структурами ОУН(б), имеющей целью формирование «Суверенной Соборной Украинской Державы с вождём С. Бандерой». Результатом этого стало перемещение немцами в июле 1941 года обоих лидеров в Берлин и репрессивные меры против активных сторонников ОУН(б) на местах.

После оккупации немцами Киева, ОУН(м) провозгласила создание Украинской Национальной Рады, не поддержанной немцами, которые вскоре её распустили, а членов репрессировали и расстреляли.

После перехода ОУН(б) на полулегальное положение осенью 1941 года, ОУН(м) оставалась вполне легальной организацией, действовавшей в Третьем рейхе.

В 1943−1944 годах УЦК принимал участие в формировании дивизии СС «Галичина».

В начале 1944 года А. Мельника арестовали в Берлине и перевели в спецбарак «Целленбау» концлагеря Заксенхаузен, где с 1942 года находился Степан Бандера и ряд других политических деятелей со всей Европы.

В сентябре 1944 года вождей обеих фракций ОУН освободили и привлекли к формированию и руководству «антибольшевистскими силами Европы».

После разгрома Германии руководство ОУН(м) бежало в зону оккупации западных союзников. К этому времени число её сторонников в сравнении с ОУН(б) выглядело довольно скромно, и для того, чтобы противостоять агрессивной экспансии ОУН(б), она пошла на сближение с другими националистическими движениями эмиграции, что в итоге привело к отходу от догм начала 1930-х годов.

К началу 1980-х годов (по мере естественной смерти основных знаковых фигур движения) полностью уступила свои позиции в среде украинской диаспоры бандеровскому движению. В 1993 году легализовалась на Украине как общественная организация национально-демократического направления[3].

Андрей Мельник — глава ОУНПравить

См. также: ОУН

После того, как 23 мая 1938 года в Роттердаме сотрудником НКВД Павлом Судоплатовым был убит глава ОУН Евгений Коновалец[4], руководящие функции в ОУН временно осуществляло так называемое «Узкое руководство» «Провода украинских националистов» (ПУН) (укр.), или «триумвират» — Ярослав Барановский («Макар»), Омелян Сеник («Грибовский») и Микола Сциборский[2].

Длительные споры о преемнике Коновальца между его ближайшими соратниками — Рико Ярым, Ярославом Барановским и Омеляном Сеником — завершились компромиссным решением. 11 сентября 1938 года «Узкое Руководство Украинских Националистов» провозгласило полковника Андрея Мельника, соратника Коновальца по Гражданской войне на Украине и подпольной работе в УВО, лидером ОУН и главой Провода украинских националистов «в соответствии с волей Вождя Евгения Коновальца». Таким образом Андрей Мельник, который никогда не являлся членом ОУН и на долгие годы фактически отошёл от политики, занявшись управлением огромными владениями митрополита Украинской грекокатолической церкви Шептицкого, возглавил ОУН, УВО и «все организованные структуры Националистического движения». Шептицкий, который ранее конфликтовал с радикалами из Краевой экзекутивы ОУН и с самим Коновальцем, одобрил этот выбор, благодаря чему между УГКЦ и ОУН завязалось тесное сотрудничество[5].

Активизации ОУН, в частности, способствовало произошедшее в 1938 году усиление националистических тенденций в руководстве польским государством, которое сопровождалось очередной волной пацификации в отношении украинского населения, массового уничтожения церквей в этнически смешанных районах и попыткой организации антиукраинских движений и подогревания регионального сепаратизма (русины, гуцулы, бойки, лемки). В качестве обоснования таких действий указывалось на необходимость национальной консолидации польского общества перед лицом обострившейся внешнеполитической ситуации. Они привели, однако, лишь к усилению антагонизма украинского населения Польши (насчитывавшего по переписи 1931 г. 4,5 миллиона) по отношению к польскому государству и полякам, населяющим этнически смешанные регионы.

В сложившейся обстановке было принято решение отстранить Льва Ребета от руководства КЭ ОУН на ЗУЗ (Ребет, занявший этот пост в начале 1935 года, фактически свёл деятельность ОУН к культурно-просветительской работе). В ноябре—декабре 1938 года КЭ ОУН возглавил Мирослав Тураш (укр.). В июне 1939 года Тураш пропал без вести при переходе чешско-польской границы, и его сменил Владимир Тымчий (укр.).

В марте 1939 года сойм Карпатской Украины — «автономной земли» в составе бывшей Чехословакии — попытался провозгласить независимость. Это выступление было подавлено вторгшимися в Закарпатье венгерскими войсками. Сопротивление регулярным венгерским частям пыталась оказать «Карпатская Сечь» — местное ополчение, в состав которого входили бывшие военнослужащие чехословацкой армии — выходцы из Закарпатья, ученики и учителя местных школ, добровольцы из Галиции, активисты ОУН. Среди последних были Роман Шухевич, будущий командующий Украинской повстанческой армии. Всего организация имела около 15000 зарегистрированных членов, но на самом деле лишь 2 тысячи человек из них прошли военное обучение[6]. После нескольких дней упорных боёв «Карпатская сечь» была разгромлена, Карпатская Украина прекратила своё существование. Многим бойцам «Карпатской сечи», однако, удалось уйти за границу. Именно они составили ядро будущего «Украинского легиона», который Германия планировала использовать в ходе войны против Польши.

В конце 1938 — начале 1939 годов на конспиративной квартире в Берлине по поручению главы абвера адмирала Канариса через Рико Ярого была организована встреча полковника Лахузена, начальника отдела II абвера (занимавшегося подготовкой агентуры, её переброской на территорию других государств для совершения диверсионных и террористических актов, организацией повстанческих выступлений на территории других государств, разработкой и изготовлением средств для совершения диверсий и террористических актов) с новым руководителем ОУН Андреем Мельником, который к этому времени переехал из Польши в Германию. Во время этой встречи Мельник был завербован, получив кличку «Консул». На встрече Мельник представил свой план подрывной деятельности ОУН на территории УССР, а абвер по его просьбе взял на себя расходы, необходимые для её организации. На последовавших встречах Мельник просил санкционировать создание при ОУН отдела разведки для активизации подрывной деятельности против СССР и облегчения его связи с оуновским подпольем. Предложение Мельника получило одобрение, отдел был создан в Берлине во главе с полковником Романом Сушко[2].

В июне 1939 года в Вене прошла встреча Мельника с адмиралом Канарисом. В рамках подготовки ОУН к участию в боевых действиях на территории Польши из галичан-эмигрантов было сформировано специальное подразделение «Военные отряды националистов» («укр. Військові Відділи Націоналістів» под руководством полковника Романа Сушко[7]), называемое также «Легион Сушко» или просто «Украинский легион»[Комм 1]. ОУН под руководством Мельника видела в «легионе Сушко» основу будущей украинской армии[8].

Андрей Мельник рассматривал Германию как стратегического партнёра. Что касается Степана Бандеры и его сторонников, для них Германия в 1940—1941 годах была лишь своего рода инструментом, способным нанести наибольший урон главным врагам украинского национализма и таким образом способствовать созданию самостоятельного украинского государства. Именно это расхождение стало одной из основных причин конфликта внутри руководства ОУН и последовавшего её раскола.

По мере того, как приближалась немецкая агрессия против Польши, усиливалась и активность ОУН на польской территории. Заграничное руководство тоже не оставалось в стороне — 27 августа в Риме прошёл Второй Большой Сбор ОУН (укр.). На Сборе были подтверждены полномочия Мельника, который был избран новым главой организации. Были утверждены новая политическая программа (основной автор — Микола Сциборский) и Устав организации. ОУН заявила о своей монополии на идеологию и организацию политической жизни в будущей «Украинской Суверенной Соборной Державе», построение которой планировалось на началах нациократии под единоначалием ОУН. ОУН провозглашалась орденом лучших, элитой нации. Как отмечает Г. В. Касьянов, программа 1939 года принималась в условиях явного обострения противоречий между Проводом украинских националистов и Краевой экзекутивой, что заставило эмигрантских деятелей позаботиться о формальной легитимизации позиций Мельника как преемника Коновальца. Очевидно, с этой целью принцип вождизма был доведён до абсолюта. Председатель ПУНа также провозглашался «Вождём Нации», который несёт ответственность за свои действия «перед Богом, Нацией и собственной совестью». Только ему предоставлялось право созывать Большой Сбор ОУН, назначать членов Провода, утверждать решения Больших Сборов[1].

Некоторые организационные меры, предпринятые Мельником (в частности, попытка отстранения Рико Ярого от активной деятельности и лишения его посреднической роли в контактах с немецкими властями[5]), создали почву для будущего конфликта в руководстве ОУН. Как писал позднее один из лидеров ОУН Микола Капустянский, член ПУН с 1929 года, «полковник Мельник реформирует наше политическое представительство в Германии, которое возглавляет сотник Рико Яры, требует подробного отчёта от него о распоряжении суммами, которые были собраны за океаном… Всё это, а также неназначение в президиум сотника Яры вызывало со стороны этого… слишком амбициозного человека большое недовольство. Яры нам в кулуарах с возмущением бросил: „Ну, теперь будет война!“ С того времени он и начал создавать оппозицию, и, та, опираясь на немецкие факторы, довёла до раскола в ОУН»[2].

Польская кампанияПравить

С нападением Германии на Польшу 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война в Европе.

В состав немецко-словацкой группировки, наносившей удар на Польшу со словацкой территории, вошли «Военные отряды националистов», действовавшие в качестве вспомогательного подразделения. Согласно первоначальным планам, «Украинский легион» готовился к проведению диверсий, ведению разведывательной и пропагандистской деятельности в тылу польских войск и организации вооружённых выступлений украинских националистов на Волыни и в Восточной Малопольше, что должно было сковать часть польской армии. Подписание в августе 1939 года Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом и вступление советских войск на территорию Польши в середине сентября привело к тому, что эти планы оказались нереализованными. По завершении немецкого вторжения «Украинский легион» был расформирован[8].

Мельник в это время находился в Берлине, где его 4 сентября принял представитель МИД Германии, пообещавший ему решение украинской проблемы.

12 сентября (незадолго до падения Варшавы) на специальном совещании в поезде Гитлера обсуждались вопросы в отношении Польши и её украинского населения[9]. На основании политических указаний рейхсминистра иностранных дел фон Риббентропа начальник штаба Верховного главнокомандования вермахта Кейтель поставил начальнику абвера Канарису задачу поднять восстание в украинской части Польши при помощи украинских националистов[10][11]

Позднее Канарис и Лахузен встретились с Мельником в Вене, где обговаривался вариант провозглашения независимой Западной Украины на границе с СССР, хотя и указывалось, что в данный момент с Москвой ведутся активные переговоры относительно будущего польских территорий. Мельник на основе полученных указаний успел даже подготовить список будущего правительства, но начало «освободительного похода» РККА не дало сбыться этим планам. Вся подготовка к проведению восстания была приостановлена, и 23 сентября Гитлер издал приказ, по которому украинцам запрещалось переходить через немецко-советскую демаркационную линию, то есть уходить с территории, занятой Красной армией[2].

Конец 1939 — весна 1941 годов: раскол ОУНПравить

Сентябрь 1939 года радикально изменил ситуацию в Центральной и Восточной Европе — и, соответственно, обстановку, в которой предстояло действовать ОУН. Возникла необходимость немедленно принимать решения об изменении стратегических и тактических задач, выборе главного противника и союзников, а также форм и методов деятельности. По словам самих деятелей украинского националистического подполья, перед ними открылся практически неведомый ранее фронт борьбы против «одного оккупанта Украины — большевистской Москвы»[12].

В начале сентября 1939 года находившиеся в польских тюрьмах Степан Бандера и другие лидеры Краевой экзекутивы ОУН, благодаря общей неразберихе, вызванной нападением Германии на Польшу, вышли из мест заключения и через некоторое время оказались на территории Генерал-губернаторства, в Кракове.

Здесь Бандера заявил о необходимости перестроить всю работу ОУН и направить её против нового главного врага — «большевиков». Бандера смог заручиться поддержкой среди активистов-подпольщиков Западной Украины и Закарпатья, а также некоторых представителей руководства ОУН, проживавших в эмиграции в Германии, Словакии и Австрии и сохранявших непосредственную связь с подпольем. Одним из тех, кто поддержал Бандеру, был Рико Ярый, находившийся в состоянии конфликта с Андреем Мельником. Дождавшись приезда в Вену краевого проводника Владимира Тымчего, Бандера договорился с ним о совместной поездке в Рим для встречи с Мельником.

Точки зрения Мельника и Бандеры на стратегию украинского националистического движения существенно расходились. Бандера считал необходимым полагаться в первую очередь на собственные силы, поскольку в существовании самостоятельной Украины, по его убеждению, не была заинтересована ни одна западная держава. Возможный союз с Германией он и его сторонники рассматривали как исключительно временный[13]. Бандера и его сторонники считали, что ОУН в своей деятельности должна исходить из внутренней ситуации в СССР и прежде всего на самой Украине и не обязана согласовывать свои планы с кем бы то ни было — а наоборот, должна быть готова к началу массовой партизанской войны, невзирая на внешнеполитическую ситуацию. Мельник, напротив, считал, что ставку следует делать на нацистскую Германию и её военные планы[14] (и поэтому выступал против создания вооружённого националистического подполья на Украине). Андрей Мельник и его ближайшее окружение в ПУН не видели возможности для организации успешного вооружённого выступления на Украине, считая необходимым вывести как можно больше членов ОУН в Генерал-губернаторство, а тем, кто в условиях глубокой конспирации останется на советской Украине, должна быть поставлена задача агитационно-пропагандистской работы и подготовки к диверсиям и местным вооружённым выступлениям только на случай начала войны. Мельник рассчитывал организовать обучение основной ударной силы оуновцев под руководством немецких инструкторов на территории Генерал-губернаторства, а при нападении Германии на СССР использовать их в «борьбе с большевизмом» в качестве союзной вермахту украинской армии. С этой целью в Кракове было создано и вело активную работу украинско-германское военное бюро под руководством полковника Романа Сушко[12]. В начале 1940 года в Кракове был создан Украинский центральный комитет (УЦК) — структура, формально управлявшая «украинскими вспомогательными комитетами» (укр. українські допомогові комітети), а на деле являвшаяся одним из организационных центров ОУН. Формальным руководителем УЦК был выбран беспартийный В.Кубийович, хотя в самом аппарате на различных должностях находились члены и сторонники ОУН.

Бандера, представлявший, в противовес давним эмигрантам, радикально настроенную «революционную молодёжь», принимавшую участие в реальной подпольной работе против польского государства, и только что освободившихся из тюрем руководителей Краевой экзекутивы на Западноукраинских землях (ЗУЗ), обвинял ПУН в безынициативности и слабоволии, требуя от руководства немедленной разработки подробных инструкций по организации восстания на Украине[12].

Исходя из собственного видения ситуации на Украине и не согласовав свои действия с ПУНом, краковский центр (осередок) ОУН ещё в начале декабря 1939 года направил на Украину курьера с приказом Львовскому окружному проводу провести мобилизацию членов ОУН на ЗУЗ и быть в постоянной боевой готовности. Связной был задержан на границе, что привело к ряду арестов среди руководителей ОУН на Западной Украине. Десяткам низовых руководителей ОУН, скрываясь от арестов, пришлось бежать в Генерал-губернаторство. Случившееся ещё более обострило отношения между ПУНом и сторонниками Бандеры. Руководство ПУНа, не считаясь с мнением большинства членов Краевой экзекутивы, в январе 1940 года издало директиву, обязывающую низовые организации ОУН воздерживаться от активных действий, ожидая в условиях глубокой конспирации начала войны между Германией и СССР[12].

Тогда же, в январе, Бандера и краевой проводник ОУН Тымчий приехали в Италию. Как впоследствии утверждалось в окружении Мельника, Мельник вызвал к себе Бандеру ещё осенью, намереваясь ввести его в состав ПУН и предложить ему пост референта по организационным вопросам. Бандера отказался от предложенных назначений и потребовал перераспределения власти и реформирования ПУН. Как отмечает Д. Армстронг, содержание требований, которые Бандера и Тымчий выдвинули лидеру ОУН, точно неизвестно, так как обе стороны позднее озвучивали каждая свою версию. Сторонники Бандеры утверждали, что Мельнику было предложено перенести штаб ОУН в нейтральную страну и наладить сотрудничество с западными странами, противостоявшими Германии. Бандера и Тымчий также потребовали от Мельника изменить состав Провода украинских националистов, а именно убрать Ярослава Барановского, Омеляна Сеника и Миколу Сциборского, которых Бандера обвинял в сотрудничестве с польской разведкой, на что Мельник ответил отказом[15]. Переговоры в Риме не привели к урегулированию разногласий. Более того, подозрения в предательстве, ранее относившиеся к ближайшему окружению Мельника, теперь коснулись и его самого[12].

10 февраля собравшиеся в Кракове двадцать семь проводников Краевой экзекутивы ОУН единогласно признали Степана Бандеру своим лидером. Объявив себя наследником Коновальца на посту главы организации, Бандера сформировал новый руководящий орган ОУН — Революционный Провод (укр. Революційний Провід), в который вошли его ближайшие единомышленники[16]. Формальным поводом для создания РП ОУН стало «неудовлетворительное руководство и отказ от националистических методов работы». Претензии были оформлены в виде «Акта от 10 февраля 1940 года»[17][18]. Бандера и его сторонники объявили Мельника неспособным возглавлять «национальную борьбу за независимость Украины», обвинив его в потворстве провокаторам, медлительности и неумении использовать ситуацию для ведения активной борьбы против СССР, а также запретили его сторонникам проводить какие бы то ни было акции от имени ОУН[2].

5 апреля Бандера обратился к Мельнику с письмом, проинформировав его о деятельности Революционного Провода и готовности подчиниться ПУНу, но Мельник предложил Бандере предстать перед Революционным трибуналом ОУН. Даже после этого переговоры между сторонами продолжились, и окончательный раскол произошёл лишь в августе-сентябре 1940 г. Раскол ОУН фактически завершил затянувшийся на долгие годы конфликт между эмигрантским руководством и молодыми активистами, участвовавшими в непосредственной подпольной работе на территории Западной Украины, — конфликт, который удавалось сглаживать лишь благодаря авторитету создателя и руководителя УВО и ОУН Евгена Коновальца[12][19][20][21].

Какой-либо специфической идеологической подоплёки раскол не имел — в центре конфликта были вопросы тактики и противоречия между «Краем» и эмиграцией. Раскол легитимизировал реальное положение дел: две практически автономные организации, разлад между которыми усугублялся спором «практиков» и «теоретиков» и приобретал черты конфликта поколений, получили окончательную самостоятельность[1][22].

Высказывалось мнение, что раскол в ОУН мог быть инспирирован немецкими спецслужбами и являлся отражением конфликта между абвером, «взявшим под своё крыло» бандеровское движение и использовавшим его как в разведывательных, так и диверсионно-террористических целях, — и РСХА (гестапо), работавшим с мельниковцами[23].

Пока ПУН и РП ОУН обменивались обвинениями, Революционный провод ОУН продолжал готовить вооружённое восстание на Западной Украине, отправляя из Генерал-губернаторства в УССР вооружённые «ударные» группы. Его планы, однако, были сорваны достаточно результативными действиями НКВД.

13 августа, после длительных и безуспешных попыток привлечь «отступников и раскольников» к ответственности, ПУН издал призыв ко всем националистам «отмежеваться от диверсии Бандеры». В Кракове прошло несколько заседаний Революционного трибунала, организованного ПУН, где стороны вновь обменялись взаимными обвинениями в предательстве целей и задач организации. Итогом стало заочное осуждение Бандеры на смертную казнь, которая сразу же была заменена исключением его из ОУН. Впрочем, Мельник «разрешил Бандере смыть с себя позор раскаянием и борьбой в антибольшевистском подполье». Конец лета − начало осени 1940 года принято считать периодом фактического окончания процесса раздела ОУН на бандеровцев и мельниковцев.

27 сентября 1940 года Бандера был формально исключён мельниковцами из ОУН. После раскола бандеровцы составляли в Галиции 80 % от общего числа оуновцев, на Волыни — 60 %, тогда как в Буковине преобладали мельниковцы[24].

Окончательное размежевание между двумя фракциями оформилось в апреле 1941 года, когда сторонники Бандеры провели в Кракове свой собственный II Большой Сбор украинских националистов (укр.), на котором результаты римского II Большого Сбора 1939 года были объявлены недействительными, а сам Мельник и его сторонники — диверсантами и вредителями. Новым вождём ОУН был объявлен Степан Бандера. С этого момента идёт отсчёт существования двух ОУН, каждая из которых претендует на то, что только она является единственно верной.

В подготовке нападения Германии на СССР принимали участие обе фракции ОУН — ОУН-Б и ОУН-М, хотя наибольшую активность проявляло именно бандеровское движение. Заместитель руководителя Отдела II подполковник Э. Штольце в своих показаниях, которые были включены Нюрнбергским трибуналом в эпизод «Агрессия против СССР», заявил, что он лично отдавал указания Мельнику и Бандере «организовать сразу же после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международное общественное мнение в происходящем якобы разложении советского тыла»[25]. Имеются сведения о встречах Мельника с начальником Отдела II абвера полковником Лахузеном.

Перед началом войны мельниковцы сформировали три «маршевые колонны» для организации «власти ОУН на местах» — Национальных рад: «Южную» (направление движения Львов — Винница — юг Украины — Кубань), «Центральную» (Львов — Тернополь — Винница — Днепропетровск — Донбасс) и «Северную» (Волынь — Полесье — Житомир — Киев). В то же время в организации вооружённых формирований инициатива отошла к ОУН(б); попытки Романа Сушко организовать обучение сторонников ОУН в лагерях «трудовой полиции» не имели значительных результатов — отдельного вооружённого формирования сторонников ОУН(м) к началу войны так и не появилось. Из мельниковцев, однако, было набрано значительное число военных переводчиков для различных частей вермахта, СС и СД.

К началу июня А. Мельник и другие члены руководства ОУН(м) перебрались в Краков.

ИдеологияПравить

Ещё в 1941 г. ведущим идеологом ОУН Николаем Сциборским была составлена Конституция Украины, излагавшая видение будущего украинского государства украинскими националистами.

Будущее украинское государство, по проекту Сциборского, предстает авторитарным, корпоративным государством фашистского типа: «Украина является суверенным, авторитарным, тоталитарным, профессионально-сословным („професійно-становим“) государством, носящим название Украинское государство». Основой же устройства нового украинского государства должна стать «нациократия» — «власть Нации в Государстве, опирающаяся на организованное и солидарное сотрудничество всех общественнополезных слоев, объединённых в соответствии с их общественными и профессиональными производственными функциями в представительных органах государственного управления»[26]. Согласно Конституции, все «общественные слои Нации объединяются в соответствии с родом труда, профессий и хозяйственных функций в профессионально-сословные организации». Только гражданам, поражённым в правах, дозволялось не состоять в тех или иных профессионально-корпоративных организациях. Примечательно, что сомнений относительно будущего государственного устройства Украины в начале 1940-х гг. у украинских националистов не было — обе фракции ОУН, бандеровцы и мельниковцы, выступали за нациократию[27]. Конституция Сциборского не обозначала конкретные границы будущего украинского государства, — они должны были быть установлены отдельным законом. Примечательно, что Конституция Сциборского не провозглашала разделение церкви и государства, но церковь признавалась «великой ценностью, способствующей развитию духовно-моральных сил», более того, «украинское государство стоит на положении защиты церкви и взаимного сотрудничества». Официальными церквями провозглашались Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) с патриархатом в Киеве и Украинская Греко-католическая церковь (УГКЦ). При этом «вождь» утверждал в должности высших иерархов «Украинской церкви» (надо полагать, что речь идет о УГКЦ и УАПЦ)[28].

Главой Украины становился Глава Государства — «Вождь Нации», который избирался на пожизненный срок. При этом «вождь» отвечал только перед «Богом, Нацией и собственной совестью». Несмотря на то, что Конституцией предусматривалось правительство, оно было ответственно не перед парламентом, а перед «вождем», при этом «вождь» имел право увольнять отдельных министров и сам являлся главой правительства. Не меньшие полномочия он имел в отношении парламента и мог по своему желанию распускать Державный Сойм[29].

Законодательным органом провозглашался Государственный Сойм («Державный Сойм»). Кандидаты в него должны выдвигаться специальными выборщиками от профессиональных и культурных организаций (число кандидатов от округа «могло», но не было обязано, превышать число депутатов), выборы же должны были происходить на основе всеобщего избирательного права для мужчин и женщин, с возрастным цензом от 25 лет[30].

Важнейшая роль в будущем украинском государстве отдавалась ОУН, идеология которой становилась единственной, а деятельность всех иных партий запрещалась. Глава Государства одновременно являлся главой ОУН. Несмотря на корпоративизм и явно выраженный авторитаризм верховной власти, Конституцией предполагалась определённое самоуправление, участие населения в политической жизни на местах.

Своё отношение к гражданам мельниковцы определяли тем, какую пользу они приносят Украине: «социальная ценность граждан в Украинском государстве обуславливается их деятельностью и полезностью национальному сообществу».

Мероприятия в языковой сфере были также направлены на укрепление украинского языка: украинский язык признавался единственным государственным, а издательская деятельность на других языках должна была быть ограниченной и подчинённой надзору властей[31].

В земельном вопросе мельниковцы выдвигали лозунг: «Вся земля крестьянам на основе частной трудовой собственности». В отношении колхозов ОУН-М сразу выступила против. Их обещали ликвидировать[32]. Однако, как и бандеровцы, мельниковцы выступали против немедленной ликвидации колхозов и неконтролируемого расхищения крестьянами колхозной собственности, предполагая некий переходный период, во время которого крестьяне продолжали бы выполнять свои обязанности. Применительно к промышленности мельниковцы выступали за «государственный хозяйственный план, делающий невозможным анархию капиталистического производства» и «профессионально-производственную организацию всех слоев („верств“) украинского народа» (то есть профсоюзы по типу фашистских)[33].

1941−1945Править

После начала военной агрессии против СССР и перехода территории Галиции под германский контроль ОУН(м) пришлось столкнуться с повсеместным присутствием активистов ОУН(б) и её вооружённой «народной милиции». По мере того, как фронт отодвигался дальше на восток, ОУН(б) начала активно физически устранять сторонников ОУН(м) в различных административных структурах немецкой администрации, следствием чего стали ответные действия последней.

Результатом этого стала изоляция под домашним арестом вождей обеих ОУН: Мельника — в Кракове, а Бандеры — в Берлине.

Обращённые к Бандере неоднократные требования немецкой стороны прекратить террор его структур против сторонников Мельника не имели практического действия. 6 июля 1941 года Мельник отправил через «абвер II» в Кракове письменное обращение к Гитлеру с просьбой о создании украинского военного подразделения. 8 июля во Львове произошло нападение на Я. Стецько (не пострадал), в котором фактически обвинили сторонников ОУН(м).

Тем временем, ОУН(м) продолжала издавать призывы о необходимости вернуться «под знамёна вождя А. Мельника», 28 июля Мельник направил письмо рейхсфюреру СС Гиммлеру в котором высказал разочарование относительно планов присоединения Галиции с 1 августа к Генерал-губернаторству.

Не позднее 15 августа 1941 года вышло информационное сообщение ОУН(б), в котором ОУН(м) была обвинена в том, что они «лживыми доносами о противонемецкой деятельности ОУН(б) привели к аресту ряда членов последней».

30 августа в Житомире были застрелены два члена Руководства ОУН(м), Емельян Сеник-Грибовский и Микола Сциборский, работавшие в немецкой военной администрации. Немцы указали на то, что это, без сомнения, было делом рук сторонников Бандеры, так как те стали совсем самостоятельны в своих действиях — созданная ими милиция продолжала насилия, убийства и грабежи (в отношении имущества, объявленного собственностью Рейха), создала «Украинское гестапо» и «Украинское СД», рвала выданные немцами паспорта, заставляла поляков как евреев носить повязки, не подчинялась распоряжениям немецкой администрации, и, таким образом, создавала хаос и нестабильность, что вызвало крайне негативную реакцию руководства Третьего рейха.

Несмотря на появившееся 7 сентября официальное сообщение о непричастности ОУН(б) к убийству, вскоре произошло ещё несколько десятков убийств руководящих членов ОУН(м) в Виннице и Галиции и была получена информация ещё о 600 смертных приговорах, вынесенных бандеровской службой безопасности.

Начиная с сентября 1941 года гестапо начало массовые аресты участников бандеровских походных групп. Аресты проходили в многих городах Украины. С 15 сентября гестапо провело аресты наиболее активных бандеровцев в структурах Галиции и Рейхскомиссариата Украина, а также «на территории Рейха». К 25 сентября действиями гестапо удалось снизить активность ОУН(б).

21 сентября в Киев из Житомира прибыл Андрей Мельник и часть его сторонников: передовая команда (18 человек) украинской вспомогательной полиции во главе Б. Коником, а 23 сентября — «казачья сотня» под командованием И. Кедюлича. В это же время в городе появились воззвания бандеровского отделения о призывах вступать в ряды оуновцев и борьбе за самостийную Украину, которые были сорваны мельниковцами[34].

Прибывшая туда на немецких машинах «колонна» сторонников Мельника провозгласила создание Украинской Национальной Рады и 5 октября 1941 года послала ему официальные поздравления по этому поводу. 28 ноября деятельность Рады была официально прекращена немецкими властями, хотя она продолжала действовать «нелегально» до эвакуации её из Киева осенью 1943 года. В конце ноября-декабре 1941 года обе ОУН претерпели ещё одну «чистку» со стороны гестапо и СД, которая привела обе организации к молчаливому согласию с текущей политикой немцев и прекращению открытых активных действий их активистов. К концу 1941 года А. Мельник оказался в Берлине, где и находился вплоть до своего «ареста» и «заключения» в начале 1944 года. Активность ОУН свелась к распространению листовок антинемецкого содержания и завуалированному выражению недовольства немецкой политикой в контролируемой их сторонниками прессе, например газете «Волынь» в Ровно (главный редактор — член ОУН(м) У. Самчук). Основной организацией, где были представлены «мельниковцы» стала «Просвита».

В начале 1942 года немцы расстреляли в Бабьем Яру вместе с евреями всю верхушку киевского руководства из ОУН(М), среди них были в частности бургомистр Киева Владимир Багазий и видная украинская поэтесса Елена Телига. На Конференции ОУН-М, состоявшейся в мае 1942 г. в Почаеве, было принято решение об активной форме борьбы с оккупантами. Инициатором этого поворота в политике ОУН-М был провод ОУН-М на СУЗ во главе с Олегом Ольжичем. Им было дано поручение создать отдел украинской самообороны под названием Фронт Украинской революции. Это было повстанческое военное формирование, которое действовало в течение 1942—1943 годах на Волыни, сотрудничая с другими украинскими националистическими группировками, такими как Полесская Сечь[35].

Весной 1943 г. небольшие мельниковские отряды были созданы на Волыни общей численностью в 2-3 тысячи человек, у них был ряд вооружённых стычек с бандеровцами и советскими партизанами. Летом они были разоружены и включены в состав УПА, а их командиры чаще всего уничтожались после длительных пыток в СБ ОУН. Необходимо подчеркнуть, что это были отряды самообороны, и активных наступательных действий против противников они не проводили.

Весной 1943 года УЦК, в составе которой продолжало пребывать значительное число сторонников Мельника, приняла участие в формировании стрелковой дивизии СС «Галиция».

В начале 1944 года ОУН(б) вновь наладила взаимовыгодные отношения с СС и СД.

26 февраля 1944 А. Мельника арестовали и поместили в корпус «Целленбау» концлагеря Заксенхаузен, где с 1942 года находился С. Бандера и ряд других политических персон со всей Европы. Главой на время ареста вождя стал Олег Ольжич, которого также арестовали 25 мая 1944 года. В связи с арестом Мельника в марте 1944 г. была проведена ІІ Конференция ОУН-М. На ней уже официально зазвучали антинемецкие лозунги[36].

24 апреля 1944 года во Львове была создана Всеукраинская Национальная Рада на базе Украинских Национальных Рад Киева, Львова и Сойма Карпатской Украины[37]. От имени последнего документ подписал Ю. Ревай, от имени Киевской Национальной Рады – Н. Величкивский, от имени Львовской Национальной Рады – митрополит Андрей Шептицкий. Цель ВУНР была примерно та же, что и УГВР – объединение всех сил для борьбы за УССД и представление Украины за границей. В августе 1944 г. была принята Платформа ВУНР. Принципы, провозглашаемые ею, были близки к идеям, провозглашаемым УГВР. Согласно Платформе ВУНР принципы устройства будущего украинского государства должен был бы решить «Всенародный Парламент», избранный прямым всеобщим тайным голосованием. Его избранию должен был предшествовать двухлетний период диктатуры «Революционного Парламента», созванного ВУНР. Национальным меньшинствам при условии их лояльности украинскому государству и работе даровались все права и свободы[38]. Мельниковцы, подобно бандеровцам, искали возможности переориентации на союзников и продвигались в направлении частичной демократизации своей программы, но шли по этому пути «с опозданием» по сравнению с бандеровцами.

В сентябре 1944 года вождей обеих ОУН освободили и привлекли к формированию и руководству «антибольшевистскими силами Европы».

Национальная политика и участия в массовых убийствахПравить

К началу войны мельниковцы мыслили в расистских категориях. В проекте закона про народное образование Л. Белецкого читаем: «С точки зрения своей расовости украинский народ есть наиболее цельный антропологический тип. По своему национальному свойству украинский народ есть монолитная целость. Все антропологические, биологические и психологические признаки его говорят о том, что украинский народ является отличной единицей среди всех славянских народов»[39].

В отношении евреев мельниковцы занимали те же антисемитские позиции, что и бандеровцы. Ещё до начала войны антисемитизм мельниковцев проявился в борьбе со сторонником Степана Бандеры Рихардом Ярым, которого они обвиняли, помимо прочего, в том, что он женат на еврейке. Учитывая, что мельниковцы в течение практически всей немецкой оккупации были, в целом, на легальном положении, их антисемитизм имел возможность найти своё выражении в органах прессы. Например, в Киеве с середины сентября по начало декабря 1941 г. выходила газета «Украинское слово» («Українське слово»), главой которой был мельниковец Иван Рогач. Газета за время своего существования разместила на своих страницах в разных рубриках более 100 антиеврейских статей[40].

Как и бандеровцы, мельниковцы также участвовали в убийствах евреев в начале войны. 7 июля 1941 г. по приказу Степана Карбашевского, мельниковского надрайонного проводника, было уничтожено в общей сложности около 100 евреев. Жертвами становились и украинцы, сотрудничавшие с советской властью[41].

Одной из дискуссионных тем в историографии является участие промельниковского Буковинского куреня Петра Войновского в расстреле евреев в Бабьем Яре в сентябре 1941 г. Существуют разные мнения относительно того, принимал ли участие курень Войновского в расстреле евреев. Долгое время считалось, что бойцы Буковинского куреня принимали участие в расстреле евреев в Бабьем Яре. Но в последнее время появились работы, опровергающие это[42]. Однако достоверно известно, что при выступлении куреня из Буковины для демонстрации своего доброго отношения к Германии руководством ОУН Буковины во главе с Войновским после отступления советских войск была организована серия еврейских погромов. Только в селе Милиеве 5 июля было уничтожено 120 человек. Подобные расправы над евреями были учинены ещё как минимум в 6 селах[43].

И в 1942—1943 гг. мельниковцы оставались на платформе антисемитизма. В листовках, адресованных украинцам-красноармейцам, мельниковцы писали следующее: «Позволите ли, чтобы и дальше Украину угнетала и грабила московско-жидовская банда кровавого Кремля?». В другой своей листовке мельниковцы призывали: «Долой московско-жидовскую коммуну!». Более того, мельниковцы в 1942 г. фактически оправдывали немецкую политику в отношении евреев, заявляя, что «жидовская проблема на Украине, как опора большевизма, развязана немцами»[44].

Хотя мельниковцы и были настроены враждебно по отношению к польскому населению Украины, ПУН в украинско-польском конфликте занял выжидательную позицию и, хотя и обвинял в нём поляков, открыто действия ОУН-Б в конфликте не поддержал, тем не менее, некоторые отряды мельниковцев боролись против польских отрядов АК, терроризировавших украинцев, и порою уничтожали польские села, служившие опорой польским «бандам»[45].

Необходимо уточнить, что осторожность мельниковцев была связана с тем, что в 1943 г. мельниковцы все ещё продолжали выступать, главным образом, как легальная и полулегальная политическая сила и поэтому не были заинтересованы в поддержке политики бандеровцев, выступавших против немцев.

Мельниковцы также осваивали первоначально бандеровскую идею фронта «порабощенных» народов. Так, в работе «Основы украинского воспитания и образования» («Основи українського виховання i освіти») заявлялось: «Современная украинская политическая концепция — это украинское национальное государство, это право наций, даже самых малых, на самоопределение, это фронт порабощенных народов, это лозунг: национальные революции — конец войне!»[46]. Как видно, в лозунге единого фронта «порабощенных» народов мельниковцы были вполне близки к бандеровцам. Но, несмотря на признание права малых наций на самоопределение, мельниковцы все равно оставались расистами, хотя и подчеркивали отличия своего расизма от немецкого: «Мы стоим за полное национальное освобождение всех наций. Мы не признаем наций господ и наций рабов. Все нации у себя являются господами. Но мы не закрываем глаз на расовые различия, существующие между отдельными расами, и мы отдаем себе отчет, что в нашем национально-культурном окружении („крузi“) белая раса является руководящей силой и передовым фактором в формировании лица земного шара. Среди наций белой расы украинцы занимают одну из первых позиций. Но мы не можем отрицать, что в других культурно-исторических окружениях („кругах“) иные расы занимали или занимают место, которое занимает теперь белая раса»[47]. Подобный подход вполне соответствовал дифференциалистскому расизму, признававшему за каждой расой ценность «на своей территории». В либерализации своей идеологии мельниковцы продвинулись гораздо меньше бандеровцев.

Послевоенный периодПравить

После разгрома Германии руководство ОУН пребывало в зоне оккупации западных союзников. К этому моменту число её сторонников в сравнении с ОУН(б) выглядело довольно скромно и для того, чтобы противостоять агрессивной экспансии ОУН(б), она пошла на сближение с другими националистическими движениями эмиграции, что в итоге привело к уходу от догм начала 1930-х годов. На территории Украины ОУН быстрее, чем ОУН (б), перешла в глубокое подполье, создав базу для диссидентского движения. В СССР члены ОУН (Е. Грицяк и др.) поднимают восстания в лагерях, а в диаспоре издают книги В. Чорновола, Е. Грицяка и др. В 1990 году по приглашению Провода ОУН Грицяк побывал в США и Канаде, выступал во многих городах с рассказами о Норильском восстании.

Племянник А. Мельника Антон Мельник и другие деятели ОУН были президентами Всемирного конгресса свободных украинцев (ныне Всемирный конгресс украинцев), созданного по инициативе А.Мельника. Глава Провода ОУН в 1979—2012 гг. Н. Плавьюк стал последним президентом УНР в изгнании. Прекратил свои полномочия 22 августа 1992 года, когда официально передал свои инсигнии первому президенту независимой Украины Л. Кравчуку.

В 1993 году ОУН легализовалась на Украине как «общественная организация» национально-демократического направления[3].

Действующий глава ПУН и ОУН — 1-й заместитель председателя Государственного комитета телевидения и радиовещания Украины Богдан Червак. Член Провода ОУН Михаил Сидоржевский - председатель Национального союза писателей Украины.

КомментарииПравить

  1. В истории существовало несколько подразделений, именовавшихся подобным образом: см. Украинский легион.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Касьянов Г. В., 2003, ДО ПИТАННЯ ПРО ІДЕОЛОГІЮ ОРГАНІЗАЦІЇ УКРАЇНСЬКИХ НАЦІОНАЛІСТІВ (ОУН). АНАЛІТИЧНИЙ ОГЛЯД.
  2. 1 2 3 4 5 6 Мирослава Бердник. Пешки в чужой игре. Тайная история украинского национализма. Litres, 2015. ISBN 5457723771
  3. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 8., Гл. 7. ОУН (мельниківці). — С. 467−470..
  4. Юров Д. Он готовил план по ликвидации Гитлера и обезглавил ОУН: невероятная история советского разведчика // Сайт телерадиокомпании ВС РФ «Звезда» (tvzvezda.ru) 08.07.2017
  5. 1 2 Кость Бондаренко, Історія, якої не знаємо чи не хочемо знати // «Дзеркало Тижня», № 12 (387), 2002
  6. Кирилл Литвин. Карпатская Украина
  7. Боляновський А., 2003, С. 34−35.
  8. 1 2 Берец Сергей. «Украинский легион»: помощники нацистов, соперники Бандеры // Сайт «Русской службы Би-би-си» (www.bbc.co.uk), 03.09.2009.
  9. IMT, vol 3., p. 21..
  10. IMT, vol 2., p. 478..
  11. IMT, vol 2., p. 448..
  12. 1 2 3 4 5 6 Патриляк І. К. Антирадянське збройне повстання ОУН (жовтень 1939 — липень 1941 р.) // Розділ 1. Тактика і стратегія українських націоналістів на початковому етапі Другої світової війни. с. 15-52. В сб. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / НАН України; Інститут історії України / С. В. Кульчицький (відп.ред.). — К.: Наук. думка, 2005. — 495 с. ISBN 966-00-0440-0
  13. Кондратюк, 2007, с. 219.
  14. Армстронг, 2008, с. 62.
  15. Армстронг, 2008, с. 61—62.
  16. Літопис УПА, Т. 10, 2007, с. 19.
  17. Книш З., 1960, см. текст Акта в Разд. 3..
  18. Книш З., 1960, Розділ 4. РП ОУН проти ПУН..
  19. Частий, 2007, с. 115−121.
  20. Сергійчук, 2004, с. 29−31.
  21. Кентій А. В. Збройний чин українських националістів. 1920—1956. Історико-архівні нариси. — Т.1. Від Української Військової Організації до Організації Українських Националістів. 1920—1942. — К., 2005. — 332 с., — С.168. — ISBN 966-8225-21-X
  22. Армстронг, 2008.
  23. Федоровский, 2010, с. 49.
  24. Іbid. с. 79-80.
  25. Из письменных показаний бывшего полковника германской армии Эрвина Штольце (Документ СССР-231) // Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. Том I. — М.: Государственное издательство юридической литературы, 1954.
  26. ЦДАВОУ. Ф. 3833. Оп. 1. Спр. 7. Арк. 2.
  27. Орлик М. Указ. соч. С. 81-82.
  28. ЦДАВОУ. Ф. 3833. Оп. 1. Спр. 7. Арк. 2-2 зв
  29. ЦДАВОУ. Ф. 3833. Оп. 1. Спр. 7. Арк. 2 зв.
  30. ЦДАВОУ. Ф. 3833. Оп. 1. Спр. 7. Арк. 7 зв.
  31. ЦДАВОУ. Ф. 3833. Оп. 1. Спр. 7. Арк. 9.
  32. ОУН в 1941 роцi. Документи. Ч. 1. С. 312.
  33. ОУН в 1941 роцi. Документи. Ч. 1. С. 235—236.
  34. Круглов А. Трагедия Бабьего яра в немецких документах
  35. Bondarenko K. Działność ukraińskich oddziałów Samoobrany na ziemiach Ukrainy Zachodniej w latach ІІ wojny światowej // Polska-Ukraina: trudne pytania. t.3. Materialy ІІІ miedzynarodowego seminarium historycznego «Stosunki polsko- ukrainskie w latach ІІ wojny swiatowej», Luck, 20-22 maja 1998; T. 3. S. 13-29.
  36. Русначенко А. Указ. соч. С. 169
  37. Сейм Карпатской Украины был создан 15 марта 1939 г. и фактически просуществовал только один день до захвата Хуста венгерскими войсками. После падения Карпатской Украины действовал в эмиграции. Бойдуник О. На переломi (уривки споминiв). Париж, 1967. С. 121.
  38. Городиський З. До iсторiї повстання Всеукраїнської Нацiональної Ради // Свобода: український щоденник. Рiк XCІ. Ч. 169. (5 вересня 1984). С. 2.
  39. Проект закону про народну освіту Л. Білецького "Проєкт тимчасового закону про народню освіту в Українській державi // Документи i матеріали з iсторії Організації українскьких націоналістів… С. 121.
  40. Альтман И. Указ. соч. С. 43.
  41. Фостій І.П. Північна Буковина i Хотинщина у Другій світовій війнi. Чернівцi, 2004. С. 132.
  42. Нахманович В. Р. Буковинський курінь i масовi розстріли євреїв Києва восени 1941 р. // Український iсторичний журнал. Київ, 2007. № 3. С. 76-97.
  43. Фостій І. Діяльність ОУН на Буковинi у 1940—1941 рр… С. 13.
  44. Вайс Д. Указ. соч. С. 109.
  45. Кутовий Р. Указ. соч. С. 293, 295.
  46. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Л. 98.
  47. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Л. 98 об.

ЛитератураПравить

  • Армстронг, Джон. Украинский национализм: факты и расследования / Пер. с англ. П. В. Бехтина. — Москва: Центрполиграф, 2008. — С. 62—63.
  • Боляновський А. Українські військові формування в збройних силах Німеччини ﴾1939−1945﴿. — Львів, 2003.
  • Політичний терор і тероризм в Україні XIX−XX ст.: Історичні нариси / Д. В. Архієрейський, О. Г. Бажан, Т. В. Бикова та ін. Відповід. ред. В. А. Смолій / Інститут історії України НАН України. — К.: «Наукова думка», 2002. — 952 с. — ISBN 906-00-0025-1. (укр.)