Открыть главное меню

Обсесси́вно-компульси́вное расстро́йство (от лат. obsessio — «осада», «перехватывание»[3], лат. obsessio — «одержимость идеей» и лат. compello — «принуждаю»[3], лат. compulsio — «принуждение») (ОКР, невро́з навя́зчивых состоя́ний) — психическое расстройство.

Обсессивно-компульсивное расстройство
OCD handwash.jpg
Частое мытьё рук — распространённое навязчивое действие у страдающих ОКР
МКБ-11 6B206B20
МКБ-10 F4242.
МКБ-10-КМ F42, F42.9 и F42.8
МКБ-9 300.3300.3
МКБ-9-КМ 300.3[1][2]
OMIM 164230
DiseasesDB 33766
MedlinePlus 000929
eMedicine article/287681 
MeSH D009771

Может иметь хронический, прогрессирующий или эпизодический характер.

При ОКР у больного непроизвольно появляются навязчивые, мешающие или пугающие мысли (так называемые обсессии). Он постоянно и безуспешно пытается избавиться от вызванной мыслями тревоги с помощью столь же навязчивых и утомительных действий (компульсий). Иногда отдельно выделяется обсессивное (преимущественно навязчивые мысли — F42.042.0) и отдельно компульсивное (преимущественно навязчивые действия — F42.142.1) расстройства.

Обсессивно-компульсивное расстройство характеризуется развитием навязчивых мыслей, воспоминаний, движений и действий, а также разнообразными патологическими страхами (фобиями).

Для выявления обсессивно-компульсивного расстройства используют так называемую шкалу Йеля-Брауна[4][5].

Содержание

ЭпидемиологияПравить

 
Годы жизни, потерянные по нетрудоспособности (DALY) из-за ОКР на 100 000 человек в 2002 году (показатель скорректирован с учётом средней продолжительности жизни в стране)
     нет данных      меньше 45      45–52,5      52,5–60      60–67,5      67,5–75      75–82,5      82,5–90      90–97,5      97,5–105      105–112,5      112,5–120      больше 120

На данный момент информация по исследованию эпидемиологии ОКР весьма противоречивая[6]. Это связано с различными методологическими подходами к её подсчёту, которые сложились исторически в связи с разными диагностическими критериями, а также недостаточной исследованностью расстройства, диссимуляцией и гипердиагностикой[7].

Довольно часто указывается распространённость ОКР в пределах 1—3 %[6][8]. По другим уточнённым данным, распространённость его примерно 1—3:100 у взрослых и 1:200—500 у детей и подростков, хотя распознанные клинически случаи встречаются реже (0,05—1 %), так как у многих это расстройство может быть не диагностировано из-за стигматизации[6].

Начало болезни. Первая врачебная консультация. Длительность. Тяжесть ОКРПравить

Обсессивно-компульсивное расстройство чаще всего начинается в возрасте от 10 до 30 лет[9]. При этом первое посещение психиатра наступает обычно только между 25 и 35 годами[9]. Между началом болезни и первой консультацией может пройти до 7,5 лет[9]. Средний возраст госпитализации — 31,6 года.

Период распространения ОКР увеличивается пропорционально периоду наблюдения. За период 12 месяцев он равен 84:100000, за 18 месяцев — 109:100000, 134:100000 и 160:100000 за 24 и 36 месяцев, соответственно[6]. Этот подъём превышает ожидаемый для хронической болезни с оказываемой необходимой медицинской помощью в стабильной популяции. В течение 38 месяцев, доступных для исследования, у 43 % пациентов диагноз, поставленный при исследовании, не был занесён в официальную медицинскую карту амбулаторного больного[6]. 19 % не посещали психиатра вообще[6]. Однако посетили психиатра как минимум раз на протяжении 1998—2000 года 43 % пациентов[6]. Средняя частота посещения психиатра на 967 пациентов — 6 раз за 3 года[6]. На основе этих данных можно сделать вывод, что больных с обсессивно-компульсивным расстройством курируют недостаточно.

При первом врачебном осмотре только в одном из 13 новых случаев у детей и подростков и одном среди 23 взрослых степень ОКР по шкале Йеля-Брауна в исследовании англ. CNCG study была тяжёлой[6]. Если не учитывать 31 % случаев с сомнительными критериями, количество таких случаев возрастает к 1:9 лицам до 18 лет и 1:15 после[6]. Пропорция лёгкой, средней и тяжёлой степени выраженности являлась одинаковой как среди впервые выявленных случаев ОКР, так и среди случаев, выявленных ранее. Она составляла 2:1:3=лёгкая: средняя: тяжёлая степень[6].

ОКР и социальные условия, в том числе семейная жизнь. Гендерные исследованияПравить

ОКР встречается у представителей всех социоэкономических уровней. Исследования по распределению больных по классам противоречивы. Согласно одному из них, 1,5 % больных принадлежат к высшему социальному классу, 23,81 % - к высшему среднему классу и 53,97 % - к среднему классу[9]. Согласно другому, среди больных из Сантьяго большую склонность к заболеванию проявлял низший класс. Данные исследования существенны для здравоохранения, так как больные из низшего класса не всегда могут получить необходимую помощь[9]. Распространённость ОКР также связана с уровнем образования. Частота болезни ниже у тех, кто окончил высшее учебное заведение (1,9 %), чем у тех, кто не имеет высшего образования (3,4 %). Однако среди тех, кто окончил высшее учебное заведение, частота выше у тех, кто закончил его с учёной степенью (соответственно 3,1 % : 2,4 %). Большинство больных, пришедших на консультацию, не может учиться или работать, а если может, делает это на очень низком уровне. Полноценно могут работать только 26 % больных[9].

До 48 % больных ОКР — холостые[9]. Если степень болезни тяжёлая до свадьбы, шанс на брачный союз уменьшается, а если его заключают, в половине случаев возникают проблемы в семье[9].

Существуют определённые гендерные различия в эпидемиологии ОКР. В возрасте до 65 лет болезнь была чаще диагностирована у мужчин (кроме периода 25—34 года), а после — у женщин[6]. Максимальное различие с перевесом больных мужчин наблюдалось в период 11—17 лет. После 65 в обеих группах частота обсессивно-компульсивного расстройства падала. 68 % госпитализированных — женщины[9].

ОКР и интеллектПравить

Больные ОКР — чаще всего люди с высоким уровнем интеллекта[8]. По различным данным, частота высокого значения IQ среди больных ОКР варьирует от 12 % до 28,53 %[9]. При этом высокие показатели вербального IQ.

ОКР и психогенетика. КоморбидностьПравить

Близнецовый метод показывает высокую конкордантность среди монозиготных близнецов[9]. Согласно исследованиям, у 18 % родителей пациентов, больных обсессивно-компульсивным расстройством, присутствуют психические расстройства: 7,5 % — ОКР, 5,5 % — алкоголизм, 3 % — ананкастное расстройство личности, психозы и аффективные расстройства — 2 %. Среди непсихических болезней родственники пациентов с этой болезнью часто страдают туберкулёзным менингитом (англ.), мигренью, эпилепсией, атеросклерозом и микседемой[9]. Неизвестно, связаны ли эти заболевания с появлением ОКР у родственников таких больных[9]. Однако абсолютно точных исследований генетики непсихических болезней среди больных обсессивно-компульсивным расстройством нет[9]. 31 больной из 40 был первым или единственным ребёнком[9]. Однако корреляции между пороками развития и развитием ОКР в будущем не было найдено[9]. Коэффициент фертильности у пациентов с этой болезнью равен 0—3 для обоих полов[9]. Число недоношенных детей у таких больных небольшое[9].

25 % больных ОКР коморбидных состояний не имели[6]. 37 % страдали ещё одним психическим расстройством, 38 % — двумя и более[6]. Наиболее частыми диагностируемыми состояниями были большое депрессивное расстройство (БДР), тревожное расстройство (в том числе тревожный невроз), паническое расстройство и острая реакция на стресс[6]. У 6 % было диагностировано биполярное аффективное расстройство[6]. Единственной разницей в половом соотношении было то, что у 5 % женщин было диагностировано расстройство приёма пищи[6]. Среди детей и подростков 25 % больных обсессивно-компульсивным расстройством не имели других психических расстройств, 23 % имели 1, а 52 % — 2 и более[6]. Наиболее частыми было БДР и СДВГ. При этом, как и среди здоровых лиц до 18 лет, СДВГ чаще был у мальчиков (в конкретном случае — в 2 раза)[6]. У 1 из 6 было диагностировано вызывающее оппозиционное расстройство и расстройство с чрезмерной тревогой (F93.893.8)[6]. У 1 из 9 девочек было расстройство приёма пищи[6]. У мальчиков часто был синдром Туретта[6].

КлассификацияПравить

  1. Классификация по Снежневскому, Шмаоновой (по особенностям течения):
    1. С однократным приступом болезни, который может продолжаться недели или годы;
    2. В виде рецидивов с периодами полного здоровья;
    3. Непрерывное течение с периодическим усилением симптоматики[10].
  2. Классификация по МКБ-10:
    1. F42.042.0 Преимущественно навязчивые мысли или размышления (обсессии);
    2. F42.142.1 Преимущественно компульсивные действия (навязчивые ритуалы);
    3. F42.242.2 Смешанные навязчивые мысли и действия;
    4. F42.842.8 Другие обсессивно-компульсивные расстройства;
    5. F42.942.9 Обсессивно-компульсивное расстройство, неуказанное[11].

ИсторияПравить

Античность и СредневековьеПравить

Навязчивые явления известны давно. С IV века до н. э. навязчивости входили в структуру меланхолии. Так, в её комплекс по Гиппократу входили:

«Страхи и уныние, существующие продолжительное время».

В Средневековье таких людей считали одержимыми[12].

Новое времяПравить

Первое клиническое описание расстройства принадлежит Феликсy Платерy (1614 год[13]). В 1621 Робертом Бартоном в книге «Анатомия меланхолии» был описан навязчивый страх смерти. Аналогичные навязчивые сомнения, опасения описывал в 1660 Джереми Тейлор и Джон Мур, епископ Эльский[14]. В Англии XVII века навязчивые состояния также причисляли к «религиозной меланхолии», однако, наоборот, считали, что происходят они из-за чрезмерного посвящения себя Богу.

XIX векПравить

В XIX веке впервые широко распространился термин «невроз», к которому и причислили навязчивости. Обсессии стали дифференцировать от бреда, а компульсии — от импульсивных действий. Влиятельные психиатры дискутировали, относить ли ОКР к расстройству эмоций, воли или интеллекта.

В 1827 году Жан-Этьен Доминик Эскироль описал одну из форм невроза навязчивых состояний — «болезнь сомнений» (фр. folie de doute). Он колебался между классификацией её как расстройства интеллекта и воли[14].

И. М. Балинский в 1858 году отметил, что у всех навязчивостей есть общая черта — чуждость сознанию, и предложил термин «навязчивое состояние»[15]. Представитель французской психиатрической школы Бенедикт Огюстен Морель в 1860 году считал причиной навязчивых состояний нарушение эмоций через болезнь автономной нервной системы[16], в то время как представители немецкой, В. Гризингер и его ученик Карл-Фридрих-Отто Вестфаль в 1877 году указывал, что они всплывают при незатронутом в других отношениях интеллекте и не могут им быть изгнаны из сознания, а в их основе лежит расстройство мышления, подобное паранойе. Именно термин последнего нем. Zwangsvorstellung, переведённый на английский в Великобритании как англ. obsession, а в США — англ. compulsion дал современное название болезни.

XX векПравить

В последней четверти XIX века неврастения включала в себя огромный список разных болезней, в том числе и ОКР, который всё ещё не считался отдельным заболеванием. В 1905 году Пьер Мария Феликс Жане выделил этот невроз из неврастении как отдельное заболевание и назвал его психастенией[16] в своём труде фр. Les Obsessions et la Psychasthenie (Obsessions and Psychasthenia). В этом же году данные о нём систематизировал С. А. Суханов[17]. Термин «психастения» стал широко применяться в российской и французской науке, в то время как в немецкой и английской использовался термин «невроз навязчивых состояний». В США его стали называть обсессивно-компульсивным неврозом[16]. Разница здесь не только в терминологии. В отечественной психиатрии под неврозом навязчивых состояний понимают не только обсессивно-компульсивное расстройство, но и фобические тревожные расстройства (F4040.), которые как в МКБ-10, так и в DSM-IV-TR имеют разные обозначения[16]. П. Жане и другие авторы рассматривали ОКР как заболевание, причиной которого являются врождённые особенности нервной системы[16]. В начале 1910Зигмунд Фрейд относил обсессивно-компульсивное поведение к бессознательным конфликтам, которые проявляются в виде симптомов[18]. Э. Крепелин помещал его не к психогениям, а к «конституциональным душевным заболеваниям» наряду с маниакально-депрессивным психозом и паранойей[16][19]. Многие учёные относили его к психопатиям, а K. Kolle и некоторые другие — к эндогенным психозам типа шизофрении[16], но на данный момент его относят именно к неврозам.

Симптомы и поведение больных. Клиническая картинаПравить

Больные ОКР — мнительные люди, склонные к редким максимально-решительным действиям, что сразу заметно на фоне их доминирующего спокойствия. Основными признаками являются тягостные стереотипные, навязчивые (обсессивные) мысли, образы или влечения, воспринимающиеся как бессмысленные, которые в стереотипной форме вновь и вновь приходят на ум больному и вызывают безуспешную попытку сопротивления. К их характерным темам относятся[20]:

  • страх заражения или загрязнения;
  • страх причинения вреда себе или другим;
  • сексуально откровенные или жестокие мысли и образы;
  • религиозные или нравственные идеи;
  • страх потерять или не иметь какие-то вещи, которые могут понадобиться;
  • порядок и симметрия: идея, что всё должно быть выстроено «правильно»;
  • суеверия, чрезмерное внимание к чему-то, что рассматривается как везение или невезение.

Компульсивные действия или ритуалы представляют собой повторяющиеся вновь и вновь стереотипные поступки, смысл которых заключается в предотвращении каких-либо объективно маловероятных событий. Обсессии и компульсии чаще переживаются как чужеродные, абсурдные и иррациональные. Пациент страдает от них и им сопротивляется.

Следующие симптомы являются показателями обсессивно-компульсивного расстройства:

  • навязчивые, всё время повторяющиеся мысли;
  • тревога, следующая этим мыслям;
  • определённые и, с целью устранения тревоги, часто повторяемые одинаковые действия.

Классическим примером этой болезни считается страх загрязнения, при котором у больного каждое соприкосновение с грязными, по его мнению, предметами вызывает дискомфорт и, как следствие, навязчивые мысли. Чтобы избавиться от этих мыслей, он начинает мыть руки. Но даже если ему в какой-то момент кажется, что он достаточно вымыл руки, любое соприкосновение с «грязным» предметом заставляет его начать свой ритуал заново. Эти ритуалы позволяют пациенту достичь временного облегчения состояния. Несмотря на то, что больной осознаёт бессмысленность этих действий, бороться с ними он не в состоянии.

ОбсессииПравить

Основная статья: Обсессия

Больные ОКР переживают навязчивые мысли (обсессии), как правило, неприятные. Спровоцировать обсессии способны любые незначительные события — такие, как посторонний кашель, соприкосновение с предметом, который воспринимается больным как нестерильный и неиндивидуальный (поручни, дверные ручки и т. п.), а также личные опасения, не связанные с чистотой. Обсессии могут носить страшный или непристойный характер, чаще чуждый личности больного. Обострения могут произойти в местах большого скопления людей, например, в общественном транспорте.

КомпульсииПравить

Основная статья: Компульсия

Для борьбы с обсессиями больные применяют защитные действия (компульсии). Действия представляют собой ритуалы, призванные предотвращать или минимизировать опасения. Такие действия, как постоянное мытьё рук и умывание, сплёвывание слюны, многократное предотвращение потенциальной опасности (бесконечная проверка электроприборов, закрытия двери, закрытия молнии на ширинке), повторение слов, счёт. Например, с целью убедиться, что дверь закрыта, больному необходимо дёргать ручку определённое количество раз (при этом считать разы). Проведя ритуал, больной испытывает временное облегчение, переходя в «идеальное» постритуальное состояние. Однако спустя какое-то время всё повторяется заново.

ЭтиологияПравить

 
Схематичная интерпретация передачи импульса между нейронами. Художник: Патрик Смит, фрагмент из рекламы компании «Pfizer»

На данный момент конкретный этиологический фактор неизвестен. Существует несколько обоснованных гипотез. Можно выделить 3 основные группы этиологических факторов[21]:

  1. Биологические[22]:
    1. Заболевания и функционально-анатомические особенности головного мозга[22]; особенности функционирования вегетативной нервной системы[23].
    2. Нарушения в обмене нейромедиаторов — в первую очередь, серотонина и дофамина, а также — норадреналина и ГАМК.
    3. Генетические — повышенная генетическая конкордантность[21][22].
    4. Инфекционный фактор (теория PANDAS-синдрома).
  2. Психологические:
    1. Психоаналитическая теория.
    2. Теория И. П. Павлова и его последователей.
    3. Конституционно-типологические — различные акцентуации личности или характера.
    4. Экзогенно-психотравмирующие — семейные, половые или производственные.
  3. Социологические (микро- и макросоциальные) и когнитивные теории (строгое религиозное воспитание, моделирование окружающей обстановки, неадекватный ответ на специфические ситуации)[22].

ПатогенезПравить

Психологические теорииПравить

Психоаналитическая теорияПравить

 
Зигмунд Фрейд — основатель психоанализа

В 1909 году Зигмунд Фрейд опубликовал работу 1907 г. «Заметки об одном случае невроза навязчивости», с описанием случая, вошедшего в историю как «Случай человека с крысой» (или Человека-крысы), описание психоанализа невроза навязчивых состояний.

Теория И. П. Павлова и его последователейПравить

 
Академик и лауреат Нобелевской премии И. П. Павлов

По И. П. Павлову невроз навязчивых состояний возникает у людей с разными типами высшей нервной деятельности[24], но чаще — мыслительного «истинно человеческого типа»[25].

Павлов считал, что у навязчивостей механизм общий с бредом[24]. В основе обоих лежит патологическая инертность возбуждения, образование изолированных «больших пунктов» очагов необычной инертности, усиленной концентрированности, чрезвычайной тоничности возбуждения с развитием отрицательной индукции. Инертный очаг возбуждения при навязчивости не подавляет возбуждение конкурирующих очагов, как при бреде.

В дальнейшем И. П. Павлов предполагал, что суть патофизиологии нарушения не в инертном возбуждении, а в лабильности торможения. Так же считали его ученики М. К. Петрова и Ф. М. Майоров, несколько дополнив эти положения.

Сохранность критики к навязчивостям сохраняется из-за маленькой, по сравнению с бредом, интенсивности патологического возбуждения и, следовательно, меньшей силой и распространённостью отрицательной индукции.

А. Г. Иванов-Смоленский, ученик В. М. Бехтерева и сотрудник И. П. Павлова, утверждал, что есть навязчивые идеи возбуждения (обсессии, компульсии и некоторые фобии) и задержки, патологического торможения (агорафобия)[24].

С. Н. Давиденков объяснял навязчивые сомнения инертностью и торможения, и возбуждения. Одновременно существуют несколько конкурирующих пунктов возбуждения, то есть оспаривающие друг друга побуждения к действию[24]. При этом успокаивающая роль компульсий заключается в том, что возникает новый очаг концентрации возбуждения, который по механизму отрицательной индукции подавляет доминировавший прежде и обсессии исчезают или становятся слабее. В дальнейшем между очагами образуется прочная связь. Развил эту теорию Жоузе де Кастро.

Е. А. Попов, ученик И. П. Павлова, связывал кощунственные навязчивые мысли, контрастные влечения с ультрапарадоксальным торможением, когда возбуждаются центры, отвечающие за противоположные понятия. Он же считал, что навязчивые сомнения об удачно выполненных действиях связаны с наличием 2 пунктов возбуждения, и пункт сомнения, будучи «бо́льшим», подавляет «меньший» пункт, который отвечает за уверенность.

Примечательно, что теория И. П. Павлова и его последователей согласовывается с нейромедиаторной, однако первая описывает поражение мозга на организменном уровне, в то время как вторая — на субклеточном и молекулярном. Это естественно, если учесть, что в первой половине XX века данные о нейротрансмиттерах были очень скудными и касались в основном адреналина и ацетилхолина[24].

Конституционно-типологические факторыПравить

В основе личности людей с ОКР часто выступают ананкастные черты[11].

Когнитивно-поведенческий подходПравить

Согласно мнению сторонников когнитивно-поведенческой терапии, для пациентов с ОКР характерны такие иррациональные промежуточные установки, как долженствование, катастрофизация, перфекционизм, полярное мышление, оценочные суждения, низкая устойчивость к фрустрации[26]. Наблюдаются следующие ошибочные убеждения[26]:

  • Убеждение, что любые усилия должны приводить к весомому результату.
  • Уверенность, что неспособность быть совершенным наказуема.
  • Убеждение, что благодаря специальным ритуалам можно избежать катастрофы.
  • Убеждение в равнозначности мысли о действии самому действию.
  • Приравнивание неспособности предотвращения определённых негативных вещей, происходящих с самим пациентом или другими людьми, к совершению негатива.
  • Убеждение, что крайне низкая вероятность события не устраняет и не снижает ответственность за него.
  • Приравнивание неспособности нейтрализации навязчивости к её реализации.
  • Убеждение, что человек обязан и может осуществлять контроль над собственными мыслями.

У пациентов с ОКР выявляют такие типичные для них когнитивные ошибки, как страх потери контроля над своим поведением (страх безумия, связан с представлением о необходимости всё контролировать); страх причинения вреда, опасности другим людям в результате своих активных неконтролируемых действий, ошибочного поведения или пассивности либо вследствие своих навязчивых мыслей, представлений или фантазий; непереносимость тревоги, связанная с катастрофизацией тревоги и низкой устойчивости к фрустрации; чувство вины, стыда, ответственности за возникающие единичные и навязчивые мысли и представления негативного характера; чувство вины и стыда за навязчивое осуществление мыслительных и поведенческих ритуалов и др.[26]

Нейромедиаторная теорияПравить

Механизм, связанный с серотониномПравить

 
Серотонин

На данный момент неизвестно, что вызывает появление ОКР[источник не указан 2752 дня]. В рамках нейрофизиологического подхода, исследователи выдвигают теорию о связи ОКР с нарушениями коммуникации между глазнично-лобной корой мозга и базальными ганглиями. Эти структуры мозга используют нейротрансмиттер серотонин для взаимодействия. Считается, что между ОКР и недостаточным уровнем серотонина есть связь[27]. Процесс передачи информации между нейронами регулируется, в частности, обратным захватом нейротрансмиттеров в нейроны — нейротрансмиттер частично возвращается в испускающий нейрон, где ликвидируется моноаминоксидазой, что контролирует его уровень в синапсе. Предполагается, что у больных ОКР происходит повышенный обратный захват серотонина[28], и импульс не доходит до следующего нейрона. В пользу этой теории выступает то, что больные чувствуют пользу от приёма антидепрессантов класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина.

Изучается связь ОКР и сверхактивации рецептора 5-HT1B (англ.).

Механизм, связанный с дофаминомПравить

 
Дофамин

Теория PANDAS-синдромаПравить

Основная статья: ПАНДАС
 
Стрептококк

Существует также теория, которая объясняет появление или ухудшение симптомов ОКР при стрептококковой инфекции. Эти бактерии вызывают, к примеру, ангину. Согласно этой теории, в процессе борьбы с бактериями антитела в теле пациента «случайно» разрушают другие ткани тела, а не бактерий. Это может вызвать артрит, а также ОКР, если разрушается, к примеру, ткань базальных ганглиев. Хотя эта причина ОКР является довольно редкой, она тем не менее объясняет некоторые случаи флуктуации симптомов, независимых от внешних воздействий (стресса)[17]. Так, ещё в 1905 году было отмечено ухудшение состояния при неврозе навязчивых состояний у взрослых в зависимости от экзогенных условий[17]:

«При истощении навязчивые состояния усиливаются. Обострение их вы встретите после инфлуэнцы (гриппа), после родов, при кормлении, после какой-нибудь физической болезни».

Генетическая теорияПравить

Возможно, способствуют ОКР генетические мутации. Они были обнаружены в человеческом гене переносчика серотонина, hSERT, у неродственных семей с ОКР[29]. Он локализирован в 17 хромосоме, плечо q11.1—q12. В ней происходила транслокация аллеля L и соответственно генотип LL.

Данные однояйцовых близнецов также подтверждают существование «наследственных факторов невротической тревоги»[30]. Кроме того, лица с ОКР чаще имеют членов семьи первой степени родства с этим расстройством, чем здоровые представители контрольной группы. В случаях, когда ОКР развивается в детстве, наследственный фактор гораздо сильнее, чем при развитии ОКР во взрослом возрасте (на генетические факторы может приходиться 45—65 % случаев ОКР у детей с этим диагнозом[31]). Однако очевидно, что на экспрессивность генов влияют факторы внешней среды. Сейчас ведутся активные исследования в этом направлении.

Наследуемость ОКРПравить

Накоплены обильные данные (см. ниже) геномных, близнецовых и семейных исследований наследуемости обсессивно-компульсивного расстройства и отдельных его симптомов. Отметка о том, что ОКР является заболеванием с существенной ролью наследственности, входят в DSM-5[32]. Таким образом, роль наследственности в симптоматике этого расстройства является (по состоянию на 2013 год) общепризнанной в научном/медицинском сообществе.

Данные о наследуемости заболевания накапливаются с 1960-х годов[33][34][35][36][37][38]. По результатам исследований 2009 года[31], генетические факторы составляют 45-65 % вариабельности симптомов ОКР. По данным обзора 2005 года[39], наследуемость обсессивно-компульсивных симптомов колеблется от 0,45 до 0,65 у детей и от 0,27 до 0,47 у взрослых. Вместе с более поздним исследованием[40] эти данные указывают на то, что зависимость с возрастом проходит через максимум.

Данные о наследуемости согласуются с данными, полученными в ходе национального исследования, проведённого в Швейцарии в период с 1952 по 2000 годы и охвативший более 2000 людей, которым диагностировали ОКР и более 6000 людей без этого диагноза[41].

В пятифакторной модели ОКР наследуемость отдельных факторов (из пяти), составляющих ОКР-симптоматику, составляет[42] от 0,24 до 0,64. В шестифакторной модели[43] ОКР наследуемость отдельных факторов, составляющих ОКР-симптоматику — колеблется от 0,3 до 0,77. Наследуемость симптомов ОКР является полигенной[44].

Наследуемые особенности строения и функционирования орбитофронтальной, поясной, теменной областей и области стриатума выделяются как компоненты эндофенотипа расстройств обсессивно-компульсивного диапазона[45]. Кроме этого, в качестве генетических детерминант и компонентов эндофенотипа выделяют[46] особенности метаболизма серотонина, дофамина, глутамата и ГАМК, связанные с особенностями строения некоторых подтипов рецепторов к ним, с особенностями строения транспортёров глутамата, а также с особенностями работы таких ферментов, как катехол-О-метилтрансфераза[47] (спорный[48] или слабый[49] результат), моноаминоксидаза А[50][51], триптофангидроксилаза 2[52]. Ещё одним компонентом эндофенотипа является нарушение утилизации серотонина, из-за особенностей строения гена транспортёра серотонина[53].

Есть данные о двух сортах ОКР — с более ранним началом проявления (с большей ролью наследуемости) и с более поздним началом (с меньшей долей наследуемости)[38][54]. И есть данные о том, что ОКР разделяет и генетические детерминанты, и компоненты эндофенотипа с СДВГ[54].

В эволюционной психологии предлагается[55] обобщение данных о наследуемости ОКР как спектра состояний, умеренные позиции в котором имеют (или имели прежде) адаптивное значение.

ДиагностикаПравить

Официальный диагноз может поставить психиатр. Обязательно наличие обсессий и/или компульсий.

Диагностические критерии DSM-IV-TRПравить

Согласно DSM-IV-TR, обсессии и компульсии при ОКР характеризуются некоторыми специфическими признаками. Эти обсессии только тогда имеют медицинское значение, когда являются повторяющимися и устойчивыми навязчивыми мыслями, побуждениями, или мысленными образами и вызывают беспокойство и страдание. Пациент может их игнорировать или подавлять, или нейтрализировать другой мыслью или действием, и склоняется к тому, что они психологически несовместимы или иррациональны[56].

Компульсии имеют медицинское значение, когда пациент чувствует переутомление от их исполнения в ответ на обсессии, или согласно с жёсткими правилами, и соответственно страдает. Хотя многие люди, не болеющие ОКР, могут исполнять сходные действия (например, расставлять вещи только по высоте), медицинская значимость появится тогда, когда он будет вынужден вести себя не иначе, психологически страдая. Цель этих действий — предупреждение происшествий; однако они с ним логически не связаны или чрезмерны, причём это должен понимать сам пациент. Обсессии и компульсии должны занимать больше часа в день или вызывать трудности в социуме, работе или учёбе. Полезно установить степень расстройств перед лечением ОКР. Кроме времени, потраченного на них пациентом, можно использовать разные шкалы для стандартизации, особенно Y-BOCS (обсессивно-компульсивная шкала Йеля-Брауна)[57][58].

Диагностические критерии МКБ-10Править

Согласно МКБ-10, для постановки диагноза необходимо, чтобы обсессии и/или компульсии проявлялись в более 50 % дней в течение по крайней мере двух недель подряд и быть источником дистресса и нарушения активности. Обсессивные симптомы должны иметь следующие характеристики:

  • а) Они должны быть расценены как собственные мысли или импульсы больного.
  • б) Должна быть хотя бы одна мысль или действие, которой больной безуспешно сопротивляется, даже если наличествуют другие мысли и/или действия, которым больной более не сопротивляется.
  • в) Мысль о выполнении навязчивого действия не должна быть сама по себе приятна (простое уменьшение напряжённости или тревоги не считается в этом смысле приятным).
  • г) Мысли, образы или импульсы должны быть неприятно повторяющимися.

Следует отметить, что выполнение компульсивных действий не во всех случаях обязательно соотносится с конкретными навязчивыми опасениями или мыслями, а может быть направлено на избавление от спонтанно возникающего ощущения внутреннего дискомфорта и/или тревоги.

В него включаются:

  • обсессивно-компульсивный невроз
  • обсессивный невроз
  • ананкастный невроз

Для постановки диагноза необходимо предварительно исключить ананкастное расстройство личности (F60.560.5)[11].

Дифференциальный диагноз по МКБ-10Править

В МКБ-10 отмечается, что дифференциальный диагноз между обсессивно-компульсивным расстройством и депрессивным расстройством (F32 32 ., F33 33 .) может вызывать трудности, поскольку эти два типа симптомов часто возникают вместе. В остром эпизоде предпочтение отдаётся расстройству, симптомы которого возникли первыми. Когда представлены оба, но ни один не доминирует, рекомендуется предполагать, что депрессия была первичной. При хронических расстройствах рекомендуется отдавать предпочтение тому из расстройств, симптомы которого сохраняются наиболее часто при отсутствии симптомов другого.

Случайные панические атаки (F41.041.0) или лёгкие фобические (F40 40 .) симптомы не считаются препятствием для постановки диагноза ОКР. Однако, обсессивные симптомы, развивающиеся при наличии шизофрении (F20 20 .), синдрома Жилля де ла Туретта (F95.2 95.2 .), или органического психического расстройства, расцениваются как часть этих состояний.

Отмечается, что хотя обсессии и компульсии обычно сосуществуют, целесообразно устанавливать один из этих типов симптоматики в качестве доминирующего, поскольку от этого может зависеть то, как больные реагируют на разные виды терапии[11].

ЛечениеПравить

Современная терапия навязчивых состояний непременно должна предусматривать комплексное воздействие: сочетание психотерапии с фармакотерапией[59].

ПсихотерапияПравить

Самый эффективный психотерапевтический подход при ОКР — когнитивно-поведенческая психотерапия[26]. Идею лечения ОКР когнитивно-поведенческой терапией продвигает американский психиатр Джеффри Шварц. Разработанная им методика позволяет пациенту сопротивляться ОКР, изменяя или упрощая процедуру «ритуалов», сводя её к минимуму. Основа методики — осознание пациентом болезни и пошаговое сопротивление её симптомам.

По методике четырёх шагов Джеффри Шварца необходимо объяснить больному, какие из его опасений оправданы, а какие вызваны ОКР. Следует провести между ними грань и объяснив больному, как в той или иной ситуации повёл бы себя здоровый человек (лучше, если примером послужит человек, представляющий авторитет для пациента)[60]. Как дополнительный приём может использоваться метод «остановки мысли»[61][62].

По мнению некоторых авторов, наиболее эффективная форма поведенческой терапии при ОКР — метод экспозиции и предупреждения. Экспозиция заключается в помещении пациента в ситуацию, которая провоцирует дискомфорт, связанный с обсессиями. Одновременно пациенту даётся инструкция, как сопротивляться выполнению компульсивных ритуалов — предупреждение реакции[63]. По данным многих исследователей, большинство пациентов после этой формы терапии достигают стойкого клинического улучшения. Рандомизированные контролируемые исследования показали, что данная форма терапии превосходит целый ряд других видов вмешательств, включая препараты плацебо, релаксацию и тренинг навыков управления тревогой[64].

В отличие от медикаментозной терапии, после отмены которой симптоматика обсессивно-компульсивного расстройства часто обостряется, достигаемый поведенческой психотерапией эффект сохраняется в течение нескольких месяцев и даже лет. Компульсии обычно лучше поддаются психотерапии, чем обсессии. Общая эффективность поведенческой психотерапии примерно сопоставима с медикаментозной терапией и составляет 50—60 %, однако многие пациенты отказываются от участия в ней из-за боязни усиления тревоги[59].

Применяются также групповая, рациональная, психообразовательная (обучение пациента отвлекаться на другие стимулы, облегчающие тревогу), аверсивная (использование болезненных стимулов при появлении навязчивостей), семейная и некоторые другие методы психотерапии[59].

Психоаналитическая психотерапия может помочь с некоторыми аспектами расстройства. Некоторые психологи и психиатры считают, что психодинамическая терапия, психоаналитическая терапия, гипнотерапия или транзакционный анализ бесполезны для лечения ОКР[65].

Терапия психотропными средствамиПравить

Среди всех классов психотропных средств наибольшую эффективность при ОКР обнаружили антидепрессанты, в особенности трициклический антидепрессант кломипрамин, который эффективен при навязчивостях вне зависимости от их нозологической принадлежности: как при навязчивостях, сочетающихся с депрессией, так и в рамках невроза или при шизофрении. Показали свою эффективность и антидепрессанты из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (сертралин, пароксетин, флуоксетин, флувоксамин, циталопрам, эсциталопрам), а также антидепрессант группы НаССА миртазапин[59].

При наличии выраженной тревоги в первые дни фармакотерапии целесообразно назначение бензодиазепиновых транквилизаторов (клоназепам, алпразолам, гидазепам, диазепам, феназепам). При хронических формах ОКР, не поддающихся лечению антидепрессантами группы ингибиторов обратного захвата серотонина (около 40 % пациентов), всё чаще применяют атипичные антипсихотики (рисперидон, кветиапин)[66][67][68][69].

По данным многочисленных исследований, применение бензодиазепинов и нейролептиков оказывает в основном симптоматический (анксиолитический) эффект, но не влияет на ядерную обсессивную симптоматику. Более того, экстрапирамидные побочные эффекты классических (типичных) нейролептиков могут привести к усилению навязчивостей[59].

Есть также данные, что некоторые из атипичных антипсихотиков (обладающие антисеротонинергическим действием — клозапин, оланзапин[70][71], рисперидон[63]) могут вызывать и усиливать обсессивно-компульсивные симптомы[63][70][71]. Выявляется прямая зависимость между выраженностью такой симптоматики и дозами/продолжительностью применения этих препаратов[71].

Для усиления действия антидепрессантов можно использовать также нормотимики (препараты лития, вальпроевая кислота, топирамат), L-триптофан, клоназепам, буспирон, тразодон, гонадотропин-рилизинг-гормон, рилузол, мемантин, ципротерон, N-ацетилцистеин[59].

Биологическая терапияПравить

Её используют только при тяжёлом течении ОКР, рефрактерном к другим типам лечения. В СССР в таких случаях применяли атропинокоматозную терапию[10].

На Западе в данных случаях используют электросудорожную терапию[72]. Однако в странах СНГ к ней показания значительно более узкие, и при данном неврозе она не применяется.

ФизиотерапияПравить

По данным за 1905 год, для лечения обсессивно-компульсивного расстройства в дореволюционной России применяли:

  1. Тёплые ванны (35 °С) длительностью 15—20 минут с прохладным компрессом на голове в хорошо проветренной комнате 2—3 раза в неделю с постепенным снижением температуры воды в форме обтираний и обливаний[17].
  2. Обтирания и обливания водой от 31 °С до 23—25 °С[17].
  3. Купание в речной или морской воде[17].

ПрофилактикаПравить

  1. Первичная психопрофилактика:
    1. Предотвращение психотравмирующих влияний на работе и в быту.
    2. Предотвращение ятрогений и дидактогений (правильное воспитание ребёнка, например, не прививать ему мнения о его неполноценности или превосходстве, не порождать чувство глубокого страха и вины при совершении «грязных» поступков, здоровые отношения между родителями).
    3. Предотвращение семейных конфликтов.
  2. Вторичная психопрофилактика (предотвращение рецидивов):
    1. Изменение отношения больных к психотравмирующим ситуациям путём бесед (лечение убеждением), самовнушения и внушения; своевременное лечение при их выявлении. Проведение регулярной диспансеризации.
    2. Способствование увеличению яркости в помещении — убрать плотные шторы, использовать яркое освещение, максимально использовать светлое время суток, светолечение. Свет способствует вырабатыванию серотонина.
    3. Общеукрепляющая и витаминотерапия, достаточный сон.
    4. Диетотерапия (полноценное питание, отказ от кофе и алкогольных напитков, включить в меню продукты питания с повышенным содержанием триптофана (аминокислоты, из которой образуется серотонин): финики, бананы, сливы, инжир, томаты[73], молоко, сою, чёрный шоколад).
    5. Своевременное и адекватное лечение других заболеваний: эндокринных, сердечно-сосудистых, особенно атеросклероза сосудов мозга, злокачественных новообразований, железо- и витамин B12-дефицитной анемии[74].
    6. Обязательно избегать возникновения пьянства и тем более алкоголизма, наркомании и токсикомании[75]. Употребление алкогольных напитков нерегулярно в малых количествах действует седативно, поэтому не может спровоцировать рецидив. Влияние употребления «лёгких наркотиков» типа марихуаны на рецидив ОКР не исследовалось, поэтому их также лучше избегать.
  3. Всё вышесказанное относилось к индивидуальной психопрофилактике. Но необходимо на уровне учреждений и государства в целом проводить социальную психопрофилактику — оздоровление труда и бытовых условий, службы в вооружённых силах.

ПрогнозПравить

Наиболее характерна для ОКР хронизация[76]. Эпизодическое проявление болезни и полное выздоровление встречается сравнительно редко[77] (острые случаи могут не рецидивировать[76]). У многих больных, особенно при развитии и сохранении одного какого-то типа проявлений (арифмомания, ритуальное мытьё рук), возможно длительно стабильное состояние. В таких случаях отмечаются постепенное смягчение психопатологической симптоматики и социальная реадаптация[77].

При лёгких формах болезнь, как правило, протекает на амбулаторном уровне. Обратное развитие проявлений наступает через 1—5 лет с момента обнаружения. Могут остаться невыраженные симптомы, которые не нарушают существенно жизнедеятельность, за исключением периодов возросшего стресса или ситуаций, при которых развивается сопутствующее расстройство по оси I (см. DSM-IV-TR), например депрессия[76].

Более тяжёлые и сложные ОКР с контрастными представлениями, многочисленными ритуалами, осложнением фобиями заражения, загрязнения, острых предметов, и, очевидно, связанными с этими фобиями навязчивыми представлениями, или влечениями, наоборот, могут стать стойкими к лечению, либо обнаружить тенденцию к рецидивированию (50—60 %[78] в первые 3 года) с сохраняющимися, несмотря на активную терапию, расстройствами. Дальнейшее ухудшение этих состояний свидетельствует о постепенном отягощении болезни в целом. Обсессии в этом случае могут быть склонны к расширению[79]. Частая причина их усиления — либо возобновление психотравмирующей ситуации, либо ослабление организма, переутомление и длительное недосыпание[80].

Предпринимаются попытки установить, каким пациентам необходима длительная терапия[76]. Приблизительно в двух третях случаев улучшение при терапии ОКР наступает в течение 6 месяцев[76] — 1 года, чаще к концу этого периода. В 60—80 % состояние не просто улучшается, а наступает практически выздоровление. Если заболевание продолжается более года, в его течение наблюдаются колебания — периоды обострений перемежаются с периодами ремиссии, длящимися от нескольких месяцев до нескольких лет. Прогноз хуже, если речь идёт об ананкастной личности с тяжёлыми симптомами заболевания, или если в жизни больного присутствуют непрерывный стресс. Тяжёлые случаи могут быть чрезвычайно стойкими; например, в результате исследования госпитализированных больных с ОКР обнаружено, что у трёх четвертей[80] из них симптоматика осталась без изменений и спустя 13—20 лет. Поэтому успешное медикаментозное лечение необходимо продолжать в течение 1—2 лет прежде, чем рассматривать возможность отмены и прекращение фармакотерапии должно быть тщательно рассмотрено, большинству пациентов рекомендуется продолжать лечение в какой-либо форме. Существуют данные о том, что когнитивно-поведенческая психотерапия может иметь более продолжительный эффект, чем некоторые СИОЗС после прекращения приёма[81]. Также доказано, что люди, улучшение состояния которых основано только на медикаментозной терапии, склонны переживать рецидивы после отмены препарата[82].

Без лечения симптомы ОКР могут прогрессировать до такой степени, что, влияя на жизнь пациента, нарушают его способность работать и сохранять важные взаимоотношения. У многих людей с ОКР появляются мысли о самоубийстве и около 1 % его совершают. Специфические симптомы ОКР редко прогрессирует до развития физических нарушений. Тем не менее, такие симптомы, как компульсивное мытьё рук, могут привести к сухости и даже повреждению кожи, а повторяющаяся трихотилломания — к образованию корок на голове пациента.

Однако в общем, ОКР, по сравнению с эндогенными психическими заболеваниями, как и все неврозы, имеет благоприятное течение. Хотя лечение одного и того же невроза у разных людей может сильно отличаться в зависимости от социального, культурного и интеллектуального уровня пациента, его пола и возраста[83]. Так, наиболее успешнее результаты у пациентов в возрасте 30—40 лет, женщин и женатых.

У детей и подростков ОКР, наоборот, устойчивее других эмоциональных расстройств и неврозов и без лечения через 2—5 лет очень малое их количество полностью выздоравливает[84][85].

От 30 % до 50 % детей, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством, продолжают проявлять его симптомы по прошествии от 2 до 14 лет после постановки диагноза[84]. Хотя у большинства, вместе с проходившими медикаментозное лечение (например, СИОЗС), наблюдается небольшая ремиссия, однако полностью её достигает менее 10 %[84]. Причинами неблагоприятных последствий этого заболевания являются: слабый первичный ответ на терапию, тиковые расстройства в анамнезе и психопатия одного из родителей[84]. Таким образом, обсессивно-компульсивное расстройство является для значительного числа детей серьёзным и хроническим заболеванием[86].

В некоторых случаях возможно состояние, граничащее между неврозом и ананкастным расстройством личности[87], чему благоприятствуют: акцентуация личности по психастеническому типу, инфантилизм личности, соматическая болезнь, длительная психотравма, возраст свыше 30 лет или длительный ОКР, развивающееся в 2 этапа:

  1. Депрессивный невроз (МКБ-9:300.4300.4 / МКБ-10:F32.032.0, F33.033.0, F34.134.1, F43.2143.21).
  2. Обсессивное пограничное состояние (по О. В. Кербикову) с преобладанием обсессий, фобий и астении[88].

Характеристика когнитивной (познавательной) функцииПравить

Исследование 2009 года, которое руководствовалось совокупностью нейропсихологических заданий, чтобы оценить 9 познавательных областей особым центром исполнительных функций, пришло к умозаключению, что обнаружилось немного нейропсихологических отличий между людьми с ОКР и здоровыми участниками, когда контролировались сопутствующие факторы[89].

Трудовая экспертизаПравить

Неврозы обычно не сопровождаются временной утратой трудоспособности. При затянувшихся невротических состояниях врачебная комиссия (ВК) решает вопрос об изменении условий труда и переводе на более лёгкую работу. В тяжёлых случаях ВК направляет больного на медико-социальную экспертную комиссию (МСЭК), которая может определить III группу инвалидности и дать рекомендации, касающиеся вида труда и условий работы (облегчённый режим, укороченный рабочий день, работа в небольшом коллективе)[90].

Законодательство за рубежомПравить

Хотя исследования утверждают, что больные ОКР обычно поразительно предрасположены обеспечивать безопасность себя и окружающих[91][92][93], некоторые страны имеют общий закон о психических болезнях, который может оказывать неблагоприятное воздействие на гражданские права и свободы больных ОКР.

В культуреПравить

ФактыПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Disease Ontology release 2019-05-13 — 2019-05-13 — 2019.
  2. Monarch Disease Ontology release 2018-06-29sonu — 2018-06-29 — 2018.
  3. 1 2 В. М. Блейхер, И. В. Крук. Толковый словарь психиатрических терминов: Около 3 тыс. терминов. — Воронеж: Научно-производственное объединение «Модэк», 1995. — С. 180. — 442 с. — ISBN 5-87224-067-8.
  4. Federici A., Summerfeldt L. J., et. al. Consistency between self-report and clinician-administered versions of the Yale-Brown Obsessive-Compulsive Scale (англ.) // Journal of Anxiety Disorders. — 2010 May 24. — Vol. 24, no. 7. — P. 729—733.
  5. Van Amerigen M., Mancini C. et al. Potential use of Internet-based screening for anxiety disorders: a pilot study (англ.) // Depression and Anxiety. — 2010 Nov. — Vol. 27, no. 11. — P. 1006—1010. — DOI:10.1002/da.20723.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Fireman B., Koran L. M., Leventhal J. L., Jacobson A. The prevalence of clinically recognized obsessive–compulsive disorder in a large health maintenance organization (англ.) // The American journal of psychiatry. — 2001. — Vol. 158, no. 11. — P. 1904—1910. — DOI:10.1176/appi.ajp.158.11.1904.)
  7. Annette Krochmalik and Ross G. Menzie.. The nature of OCD (англ.). Section I. Wiley (7 January 2003). — О психофизиологии ОКР. Дата обращения 19 августа 2012. Архивировано 21 августа 2012 года.
  8. 1 2 Расстройство обсессивно-компульсивное — Расстройство бредовое хроническое. Первый МГМУ им. И. М. Сеченова. Дата обращения 19 августа 2012. Архивировано 21 августа 2012 года.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Yaryura-Tobias José, [Fugen A. Neziroglu. Болезни спектра обсессивно-компульсивного расстройства: патогенез, диагностика, лечение = Obsessive-compulsive disorder spectrum: pathogenesis, diagnosis, and treatment. — Berlin: American Psychiatric Publishing, 1997. — С. 19—20. — ISBN 978-0880487078.
  10. 1 2 А. В. Снежневский, акад. АМН СССР; Р. А. Наджаров, член-корр. АМН СССР; А. Б. Смулевич. проф.; А. С. Тиганов, проф.; М. Е. Вартанян, член-корр. АМН СССР; Э. Я. Штернберг, проф.; Н. Г. Шумский, д-р мед. наук; Л. М. Шмаонова, проф.; М. Ш. Вроно, проф.; Д. Д. Орловская, проф.; Ю. Ф. Поляков, проф.; К. К. Монахов, проф.; Т. Ф. Попадопулос, проф.; В. Д. Москаленко, д-р мед. наук; И. В. Шахматова-Павлова, д-р мед. наук; Е. К. Молчанова, д-р мед. наук; Д. Л. Концевой, д-р мед. наук; А. В. Медведев, канд. мед. наук; В. С. Ястребов, канд. мед. наук. Справочник по психиатрии. — Москва : Медицина, 1985. — P. 226—234.
  11. 1 2 3 4 МКБ-10. /F42/ Обсессивно-компульсивное расстройство. Дата обращения 17 ноября 2009. Архивировано 12 февраля 2012 года.
  12. Aardema, F. & O’Connor. The menace within: obsessions and the self // International Journal of Cognitive Therapy. — 2007. — № 21. — С. 182—197.
  13. Ю.В.Каннабих. ИСТОРИЯ ПСИХИАТРИИ. — Ленинград : Государственное медицинское издательство, 1928.
  14. 1 2 History (англ.). Obsessive-Compulsive and Related Disorders. Stanford School of Medicine. — История ОКР. Дата обращения 9 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  15. Ю. В. Щербатых, Е. И. Ивлева. Определение понятия «фобия» // Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий. — Воронеж: Исток, 1998
  16. 1 2 3 4 5 6 7 Свядощ А. М. Неврозы (руководство для врачей). — Санкт-Петербург : Питер Паблишинг, 1997. — P. 69. — ISBN 588-782-156-6.
  17. 1 2 3 4 5 6 Суханов С. А. Глава 10 // Тревожно-мнительный характер = Семиотика и диагностика душевных болезней (в связи с уходом за больными и лечением их). Часть II. — М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1905. — С. 91—144. — 180 с. — 2000 экз.
  18. M. A. Jenike; Baer, L.; & W. E. Minichiello. Obsessive Compulsive Disorders: Theory and Management. Littleton, MA: PSG Publishing, 1986.
  19. Э. Крепелин; Послесл. С. А. Овсянников. Введение в психиатрическую клинику. — Москва : БИНОМ. Лаборатория знаний, 2004. — P. 2. — ISBN 94774-094-Х.
  20. The Etiology of Obsessive-Compulsive Disorder. 2015 — ISBN 978-0-9926000-5-1
  21. 1 2 Напреєнко О. К., Влох І. Й., Голубков О. З. «Психіатрія». — Київ : Здоров’я, 2001. — P. 488—489.
  22. 1 2 3 4 Вербенко Н. В., Гуляев Д. В., Гуляева М. В. «Психические болезни. Краткий справочник». — Київ : Издатель Д. В. Гуляев, 2008. — P. 42. — ISBN 978-966-96604-7-3.
  23. Вейн А. М., Дюкова Г. М. Неврозы в практике невролога (рус.) // Международный медицинский журнал. — 2000. — Т. 6, № 4. — С. 31—37.
  24. 1 2 3 4 5 Кербиков О. В., Коркина В. М., Наджаров Р. А., Снежневский А. В. «Психиатрия». — М. : Медицина, 1968. — P. 353—370.
  25. Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. «Медицинская психология». — М. : Здоров’я, 1967. — P. 143.
  26. 1 2 3 4 Ганзин И. В., д. м. н., доц., психиатр. Когнитивно-поведенческая терапия обсессивно-компульсивного расстройства // Гуманитарные науки. — 2017. — № 4. — С. 68—72.
  27. Сайт о проблеме ОКР, международного интернет-сообщества «International OCD Foundation»
  28. Обзор фармакологического регулирования процессов обратного захвата серотонина
  29. N. Ozaki, D. Goldman., W. H. Kaye, K. Plotnicov, B. D. Greenberg, J. Lappalainen, G. Rudnick and D. L. Murphy. Serotonin transporter missense mutation associated with a complex neuropsychiatric phenotype // Molecular Psychiatry : журнал. — 2003. — № 8. — С. 933—936. — DOI:10.1038/sj.mp.4001365.
  30. Rasmussen, S.A. Genetic Studies of Obsessive Compulsive Disorder // Current Insights in Obsessive Compulsive Disorder / Под ред. E. Hollander; J. Zohar; D. Marazziti & B. Oliver. — Chichester: John Wiley & Sons, 1994. — С. 105—114.
  31. 1 2 Abramowitz, Jonathan; et al, Steven; McKay, Dean. Obsessive-compulsive disorder (англ.) // The Lancet : журнал. — Elsevier, 6 August 2009. — Vol. 374, no. 9688. — P. 491—499. — DOI:10.1016/S0140-6736(09)60240-3.
  32. American Psychiatric Association et al. Diagnostic and statistical manual of mental disorders (DSM-5®). — American Psychiatric Pub, 2013
  33. Pauls D. L., Alsobrook JP 2nd., Goodman W., Rasmussen S., Leckman J. F. A family study of obsessive-compulsive disorder. (англ.) // The American Journal Of Psychiatry. — 1995. — January (vol. 152, no. 1). — P. 76—84. — DOI:10.1176/ajp.152.1.76. — PMID 7802125. [исправить]
  34. INOUYE E. SIMILAR AND DISSIMILAR MANIFESTATIONS OF OBSESSIVE-COMPULSIVE NEUROSES IN MONOZYGOTIC TWINS. (англ.) // The American Journal Of Psychiatry. — 1965. — June (vol. 121). — P. 1171—1175. — DOI:10.1176/ajp.121.12.1171. — PMID 14286051. [исправить]
  35. Elkins R., Rapoport J. L., Lipsky A. Obsessive-compulsive disorder of childhood and adolescence. A neurobiological viewpoint. (англ.) // Journal Of The American Academy Of Child Psychiatry. — 1980. — Vol. 19, no. 3. — P. 511—524. — PMID 6997358. [исправить]
  36. Jonnal A. H., Gardner C. O., Prescott C. A., Kendler K. S. Obsessive and compulsive symptoms in a general population sample of female twins. (англ.) // American Journal Of Medical Genetics. — 2000. — 4 December (vol. 96, no. 6). — P. 791—796. — DOI:10.1002/1096-8628(20001204)96:6<791::AID-AJMG19>3.0.CO;2-C. — PMID 11121183. [исправить]
  37. Bellodi L., Sciuto G., Diaferia G., Ronchi P., Smeraldi E. Psychiatric disorders in the families of patients with obsessive-compulsive disorder. (англ.) // Psychiatry Research. — 1992. — May (vol. 42, no. 2). — P. 111—120. — PMID 1631248. [исправить]
  38. 1 2 do Rosario-Campos M. C., Leckman J. F., Curi M., Quatrano S., Katsovitch L., Miguel E. C., Pauls D. L. A family study of early-onset obsessive-compulsive disorder. (англ.) // American Journal Of Medical Genetics. Part B, Neuropsychiatric Genetics : The Official Publication Of The International Society Of Psychiatric Genetics. — 2005. — 5 July (vol. 136B, no. 1). — P. 92—97. — DOI:10.1002/ajmg.b.30149. — PMID 15892140. [исправить]
  39. van Grootheest D. S., Cath D. C., Beekman A. T., Boomsma D. I. Twin studies on obsessive-compulsive disorder: a review. (англ.) // Twin Research And Human Genetics : The Official Journal Of The International Society For Twin Studies. — 2005. — October (vol. 8, no. 5). — P. 450—458. — DOI:10.1375/183242705774310060. — PMID 16212834. [исправить]
  40. van Grootheest D. S., Boomsma D. I., Hettema J. M., Kendler K. S. Heritability of obsessive-compulsive symptom dimensions. (англ.) // American Journal Of Medical Genetics. Part B, Neuropsychiatric Genetics : The Official Publication Of The International Society Of Psychiatric Genetics. — 2008. — 5 June (vol. 147B, no. 4). — P. 473—478. — DOI:10.1002/ajmg.b.30622. — PMID 18081023. [исправить]
  41. Steinhausen H. C., Bisgaard C., Munk-Jørgensen P., Helenius D. Family aggregation and risk factors of obsessive-compulsive disorders in a nationwide three-generation study. (англ.) // Depression And Anxiety. — 2013. — December (vol. 30, no. 12). — P. 1177—1184. — DOI:10.1002/da.22163. — PMID 23922161. [исправить]
  42. Katerberg H., Delucchi K. L., Stewart S. E., Lochner C., Denys D. A., Stack D. E., Andresen J. M., Grant J. E., Kim S. W., Williams K. A., den Boer J. A., van Balkom A. J., Smit J. H., van Oppen P., Polman A., Jenike M. A., Stein D. J., Mathews C. A., Cath D. C. Symptom dimensions in OCD: item-level factor analysis and heritability estimates. (англ.) // Behavior Genetics. — 2010. — July (vol. 40, no. 4). — P. 505—517. — DOI:10.1007/s10519-010-9339-z. — PMID 20361247. [исправить]
  43. Burton C. L., Park L. S., Corfield E. C., Forget-Dubois N., Dupuis A., Sinopoli V. M., Shan J., Goodale T., Shaheen S. M., Crosbie J., Schachar R. J., Arnold P. D. Heritability of obsessive-compulsive trait dimensions in youth from the general population. (англ.) // Translational Psychiatry. — 2018. — 18 September (vol. 8, no. 1). — P. 191—191. — DOI:10.1038/s41398-018-0249-9. — PMID 30228290. [исправить]
  44. International Obsessive Compulsive Disorder Foundation Genetics Collaborative (IOCDF-GC) and OCD Collaborative Genetics Association Studies (OCGAS). Revealing the complex genetic architecture of obsessive-compulsive disorder using meta-analysis. (англ.) // Molecular Psychiatry. — 2018. — May (vol. 23, no. 5). — P. 1181—1188. — DOI:10.1038/mp.2017.154. — PMID 28761083. [исправить]
  45. Menzies L., Achard S., Chamberlain S. R., Fineberg N., Chen C. H., del Campo N., Sahakian B. J., Robbins T. W., Bullmore E. Neurocognitive endophenotypes of obsessive-compulsive disorder. (англ.) // Brain : A Journal Of Neurology. — 2007. — December (vol. 130, no. Pt 12). — P. 3223—3236. — DOI:10.1093/brain/awm205. — PMID 17855376. [исправить]
  46. Grados Marco A., Dang Rebecca. The Genetics of Obsessive–Compulsive Disorder (англ.) // The Handbook of Neuropsychiatric Biomarkers, Endophenotypes and Genes. — 2009. — P. 173—182. — ISBN 9789048122974. — DOI:10.1007/978-90-481-2298-1_9. [исправить]
  47. Karayiorgou M., Altemus M., Galke B. L., Goldman D., Murphy D. L., Ott J., Gogos J. A. Genotype determining low catechol-O-methyltransferase activity as a risk factor for obsessive-compulsive disorder. (англ.) // Proceedings Of The National Academy Of Sciences Of The United States Of America. — 1997. — 29 April (vol. 94, no. 9). — P. 4572—4575. — DOI:10.1073/pnas.94.9.4572. — PMID 9114031. [исправить]
  48. Erdal M. E., Tot S., Yazici K., Yazici A., Herken H., Erdem P., Derici E., Camdeviren H. Lack of association of catechol-O-methyltransferase gene polymorphism in obsessive-compulsive disorder. (англ.) // Depression And Anxiety. — 2003. — Vol. 18, no. 1. — P. 41—45. — DOI:10.1002/da.10114. — PMID 12900951. [исправить]
  49. Poyurovsky M., Michaelovsky E., Frisch A., Knoll G., Amir I., Finkel B., Buniak F., Hermesh H., Weizman R. COMT Val158Met polymorphism in schizophrenia with obsessive-compulsive disorder: a case-control study. (англ.) // Neuroscience Letters. — 2005. — 25 November (vol. 389, no. 1). — P. 21—24. — DOI:10.1016/j.neulet.2005.06.064. — PMID 16043283. [исправить]
  50. Karayiorgou M., Sobin C., Blundell M. L., Galke B. L., Malinova L., Goldberg P., Ott J., Gogos J. A. Family-based association studies support a sexually dimorphic effect of COMT and MAOA on genetic susceptibility to obsessive-compulsive disorder. (англ.) // Biological Psychiatry. — 1999. — 1 May (vol. 45, no. 9). — P. 1178—1189. — PMID 10331110. [исправить]
  51. Camarena B., Rinetti G., Cruz C., Gómez A., de La Fuente J. R., Nicolini H. Additional evidence that genetic variation of MAO-A gene supports a gender subtype in obsessive-compulsive disorder. (англ.) // American Journal Of Medical Genetics. — 2001. — 8 April (vol. 105, no. 3). — P. 279—282. — DOI:10.1002/ajmg.1323. — PMID 11353450. [исправить]
  52. Mössner Rainald, Walitza Susanne, Geller Frank, Scherag André, Gutknecht Lise, Jacob Christian, Bogusch Lisa, Remschmidt Helmut, Simons Michael, Herpertz-Dahlmann Beate, Fleischhaker Christian, Schulz Eberhard, Warnke Andreas, Hinney Anke, Wewetzer Christoph, Lesch Klaus-Peter. Transmission disequilibrium of polymorphic variants in the tryptophan hydroxylase-2 gene in children and adolescents with obsessive–compulsive disorder (англ.) // The International Journal of Neuropsychopharmacology. — 2005. — 7 September (vol. 9, no. 04). — P. 437. — ISSN 1461-1457. — DOI:10.1017/S1461145705005997. [исправить]
  53. Ozaki N., Goldman D., Kaye W. H., Plotnicov K., Greenberg B. D., Lappalainen J., Rudnick G., Murphy D. L. Serotonin transporter missense mutation associated with a complex neuropsychiatric phenotype. (англ.) // Molecular Psychiatry. — 2003. — November (vol. 8, no. 11). — P. 933—936. — DOI:10.1038/sj.mp.4001365. — PMID 14593431. [исправить]
  54. 1 2 Brem S., Grünblatt E., Drechsler R., Riederer P., Walitza S. The neurobiological link between OCD and ADHD. (англ.) // Attention Deficit And Hyperactivity Disorders. — 2014. — September (vol. 6, no. 3). — P. 175—202. — DOI:10.1007/s12402-014-0146-x. — PMID 25017045. [исправить]
  55. Bracha H. S. Human brain evolution and the "Neuroevolutionary Time-depth Principle:" Implications for the Reclassification of fear-circuitry-related traits in DSM-V and for studying resilience to warzone-related posttraumatic stress disorder. (англ.) // Progress In Neuro-psychopharmacology & Biological Psychiatry. — 2006. — July (vol. 30, no. 5). — P. 827—853. — DOI:10.1016/j.pnpbp.2006.01.008. — PMID 16563589. [исправить]
  56. Obsessive Compulsive Disorder
  57. Fenske J. N., Schwenk T. L. Obsessive compulsive disorder: diagnosis and management. (англ.) // American Family Physician. — 2009. — 1 August (vol. 80, no. 3). — P. 239—245. — PMID 19621834. [исправить]
  58. Yale-Brown OC Scale (Y-BOCS) — OCD Severity Rating Scale at Brain Physics Mental Health Resource
  59. 1 2 3 4 5 6 Мосолов С.Н. Современные тенденции в терапии обсессивно-компульсивного расстройства: от научных исследований к клиническим рекомендациям // Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина — клинической практике) / Под ред. С.Н. Мосолова. — Москва : Издательство «Социально-политическая мысль», 2012. — С. 669—702. — 1080 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91579-075-8.
  60. Методика 4-х шагов Джеффри Шварца
  61. Rapoport, J. E. (1989). Obsessive-compulsive Disorder In Children & Adolescents. Washington: American Psychiatric Press.
  62. Martha Davis, Elizabeth Robbins Eshelman, Matthew McKay. The relaxation & stress reduction workbook. — Oakland, USA: New Harbiner Publications Inc., 2008. — 294 с. — ISBN 1-57224-214-0.
  63. 1 2 3 Фармакотерапия в неврологии и психиатрии: [Пер. с англ.] / Под ред. С. Д. Энна и Дж. Т. Койла. — Москва: ООО: «Медицинское информационное агентство», 2007. — 800 с.: ил. с. — 4000 экз. — ISBN 5-89481-501-0.
  64. Клиническое руководство по психическим расстройствам / Под ред. Д. Барлоу. Перевод с английского под ред. профессора Э.Г. Эйдемиллера. — 3-е изд. — Санкт-Петербург: Питер, 2008. — 912 с. — ISBN 978-5-94723-046-8.
  65. Overcoming Obsessive Compulsive Disorder by David Veale and Rob Willson. New-York. 2008 p. 360
  66. Effectiveness and Safety of Atypical Antipsychotic Agents in Augmenting SSRI-Refractory Obsessive-Compulsive Disorder OCDDRUG. Дата обращения 14 мая 2011. Архивировано 13 февраля 2012 года.
  67. Treatment Refractory Obsessive-Compulsive Disorder. Дата обращения 14 мая 2011. Архивировано 13 февраля 2012 года.
  68. Serotonin and dopamine antagonism in obsessive-compulsive disorder: effect of atypical antipsychotic drugs.
  69. The Therapeutic Application of Atypical Antipsychotics for Treatment-Resistant Obsessive Compulsive Disorder. Дата обращения 14 мая 2011. Архивировано 13 февраля 2012 года.
  70. 1 2 Schirmbeck F, Mier D, Esslinger C, Rausch F et al. Increased orbitofrontal cortex activation associated with "pro-obsessive" antipsychotic treatment in patients with schizophrenia // J Psychiatry Neurosci. — 2015 Mar. — Vol. 40, no. 2. — P. 89–99. — DOI:10.1503/jpn.140021. — PMID 25268790.
  71. 1 2 3 Овсепян А.А., Алфимов П.В., Сюняков Т.С. Современные проблемы диагностики и терапии негативных и когнитивных симптомов и исходные состояния при шизофрении (Обзор материалов XXI конгресса Европейской психиатрической ассоциации) // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. — 2014. — № 4 (85). — С. 82—88.
  72. Cybulska E. M. Obsessive-compulsive disorder, the brain and electroconvulsive therapy. (англ.) // British Journal Of Hospital Medicine (London, England : 2005). — 2006. — February (vol. 67, no. 2). — P. 77—81. — DOI:10.12968/hmed.2006.67.2.20466. — PMID 16498907. [исправить]
  73. Абсентис Д. Шариков, эпифиз и серотонин. Дата обращения 2 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  74. Гурьянова Т. Землетрясение души (рус.) // АиФ. Здоровье. — 2005. — № 43. — С. 13.
  75. Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. Глава XIV // Психотерапия, психогигиена и психопрофилактика = Медицинская психология. — М.: Медицина, 1967. — С. 227—234. — 238 с. — 90 000 экз.
  76. 1 2 3 4 5 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Идеи не указан текст
  77. 1 2 http://www.psychiatry.ru/stat.php?num=124 НЦПЗ РАМН
  78. http://www.domotvetov.ru/kids/a/39357_112.html Можно ли справиться с неврозом навязчивых состояний самостоятельно, или хотя бы немного улучшить своё состояние?
  79. http://www.psyline.ru/andepr3.htm Невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройство
  80. 1 2 http://psychoterapevt.com.ua/nevr_nav_sost.html Невроз навязчивых состояний, лечение невроза навязчивых состояний
  81. http://neuro.health-ua.com/article/100.html Практическое руководство по лечению обсессивно-компульсивного расстройства (2007)
  82. http://komer.psychopat.ru/?Glava%0A5._Panicheskoe%2C_obsessivno-kompulmzsivnoe_i_stressovye_rasstroistva.:Teorii%0Avozniknoveniya_i_metody_lecheniya. Паническое, обсессивно-компульсивное и стрессовые расстройства.>Теории возникновения и методы лечения.
  83. http://medinfa.ru/13/nevroz/ Лечение невроза
  84. 1 2 3 4 Роберт Гудман и Стивен Скотт, Предисловие профессора сэра Майкла Раттера, перевод на русский язык: Е. Р. Слободская. «Детская психиатрия». — Лондон : Blackwell Science, 2000. — P. 101.
  85. Практическое руководство по лечению обсессивно-компульсивного расстройства (2007)
  86. http://bookap.info/genpsy/kidspat/gl49.shtm Детская патопсихология
  87. Тут и далее терминология авторов будет адаптирована к МКБ-10
  88. Кирпиченко А. А. «Психиатрия». — Москва : «Медицина», 1984.
  89. Bédarda, Marie-Josée; Christian C. Joyala, Lucie Godbouta, Sophie Chantalb. Executive Functions and the Obsessive-Compulsive Disorder: On the Importance of Subclinical Symptoms and Other Concomitant Factors (англ.) // Archives of Clinical Neuropsychology : journal. — 2009. — Vol. 24, no. 6. — P. 585—598. — DOI:10.1093/arclin/acp052. — PMID 19689989.
  90. http://psiho21.h1.ru/pub/nevroz2.htm НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ
  91. Couglea, Jesse; Han-Joo Leea, Paul M. Salkovskis. Are responsibility beliefs inflated in non-checking OCD patients? (англ.) // Journal of Anxiety Disorders (англ.) : journal. — 2007. — Vol. 21, no. 1. — P. 153—159. — DOI:10.1016/j.janxdis.2006.03.012. — PMID 16647241 DOI:10.1016/j.janxdis.2006.03.012.
  92. Apterab, Alan; Netta Horeshc, Doron Gothelfab, Gil Zalsmanbd, Zippy Erliche, Noam Sorenibc, Abraham Weizmanbcf. Depression and suicidal behavior in adolescent inpatients with obsessive compulsive disorder (англ.) // Journal of Affective Disorders (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 75, no. 2. — P. 181—189. — DOI:10.1016/S0165-0327(02)00038-1. — PMID 12798258.
  93. Veale, David; Mark Freeston, Georgina Krebs, Isobel Heyman, Paul Salkovskis. Risk assessment and management in obsessive–compulsive disorder (англ.) // Advances in Psychiatric Treatment : journal. — 2009. — Vol. 15, no. 5. — P. 332—343. — DOI:10.1192/apt.bp.107.004705.
  94. Damian Janus. Perfekcyjny świr czyli o nerwicy natręctw (польск.), Racjonalista.pl. Дата обращения 26 марта 2018.
  95. The Affliction of Howard Hughes: Obsessive-Compulsive Disorder (англ.). The Internet Movie Database. — Недуг Говарда Хьюза: Обсессивно-компульсивное расстройство. Дата обращения 16 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  96. As Good as It Gets (англ.). The Internet Movie Database. — Недуг Мелвина Аделла: Обсессивно-компульсивное расстройство. Дата обращения 16 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  97. My Catalyst (англ.). Дата обращения 2 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  98. Xenocide Objects/Places (англ.). BookRags. Дата обращения 14 марта 2012. Архивировано 5 июня 2012 года.
  99. Dirty Filthy Love (англ.). The Internet Movie Database. — Грязная любовь: обсессивно-компульсивная комедия. Дата обращения 27 января 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.
  100. Fletcher Wortmann. “Girls” Gets OCD (англ.). Triggered. Psychology Today. — Об ОКР в одном из эпизодов сериала «Девочки». Дата обращения 31 марта 2014.
  101. Erdmann T. J., Block P. M. Monk: The Official Episode Guide. New York: St. Martin’s Griffin, 2006. P. 2; TV Preview: 'Monk' returns for more disorder-ly police work // Pittsburgh Post-Gazette. 2003. June 20.
  102. 'Dev Patel needed convincing to join cast of indie film 'Road Within'
  103. The Big Bang Theory Video - The Application Deterioration - CBS.com. CBS. Дата обращения 23 марта 2016.
  104. Emma Pillsbury (англ.). — «Emma suffers from OCD (Obsessive Compulsive Disorder)». Дата обращения 15 июля 2016.
  105. Sylvester_Dodd (англ.). Дата обращения 7 августа 2016.
  106. Ведомости. Что сказал Ларс фон Триер фильмом «Дом, который построил Джек». www.vedomosti.ru (11 декабря 2018). Дата обращения 5 февраля 2019.
  107. The 2000 Ig Nobel Prize Winners. Improbable Research. Дата обращения 30 октября 2011. Архивировано 26 февраля 2012 года.

ЛитератураПравить

  • Фрейд, З. По ту сторону принципа удовольствия. — 1920.
  • Lacan, J. L’Homme aux rats : Séminaire 1952—1953 : [фр.].
  • Melman, C. La névrose obsessionelle : Séminaire 1988—1989 : [фр.]. — Paris : A. L. I., 1999.
  • Гавенко, В. Л. Психіатрія і наркологія : [укр.] : підручник / В. Л. Гавенко, В. С. Бітенський, В. А. Абрамов. — Київ : Здоров’я, 2009. — 512 с. — ISBN 978-966-463-022-8.
  • Свядощ, А. М. Невроз навязчивых состояний : обсессивно-компульсивный и фобический невроз // Неврозы : руководство для врачей. — 4-е изд., перераб. и доп. — СПб. : Питер, 1997. — С. 69—95. — 448 с. — (Практическая медицина). — 7000 экз. — ISBN 5-88782-156-6.

СсылкиПравить