Открыть главное меню

UntitledПравить

Из Карлаг (новая версия) переношу невикифицированный и крайне сбивчивый текст (везде настоящее время, нужна переработка). —Mitrius 20:15, 6 октября 2006 (UTC)

ГеографияПравить

Карлаг являлся почти самостоятельным государством на огромной территории Казахстана (управление Карлага подчинялось только ГУЛАГу ОГПУ (НКВД) в Москве). Карагандинский исправительно-трудовой лагерь был организован 19 декабря 1931 (по другим данным — в 1930, а еще по одним данным в 1936). Карагандинский с/х лагерь, расположенный в Центральном Казахстане, на границе сухой степи и полупустыни, лагерь по данным на март 1940 охватывал территорию в 1767024 гектара, из которых только 80000 гектаров являются пахотно-пригодными, остальные — за вычетом 160 т.га совершенно непригодных земель — пастбища и выгулы. Постепенно развивалось и освоение пахотно-пригодных земель. К марту 1940 посевная площадь достигала 69000 га, использование которой, естественно, рассчитано на удовлетворение нужд основной отрасли хозяйства лагеря, его животноводства. Вооруженность лагеря механизмами характеризуется следующими данными: тракторов — 251, комбайнов — 59, автомашин — 164.

С севера на юг простирается на 300 км, с востока на запад — на 150 км. Климат резко континентальный, со среднегодовым количеством осадков в 200мм, зимы малоснежные, с морозами, доходящими в ноябре-декабре, когда снежного покрова, как правило, еще нет, до 40-45 градусов.

СтруктураПравить

Центр лагеря расположен в селе Долинка (позднее — поселок Долинское??), в 45 км от Караганды. Карлаг занимал территории Тельмановского, Жанааркинского и Нуринского районы Карагандинской области. На отделенной под лагерь территории существовало несколько казахских аулов и семь поселков с европейским населением, объединявших 4861 хозяйство с населением в 21979 человек (по другим данным — лагерь находился на совершенно необитаемой территории). С организацией лагеря все население было переселено в другие районы Карагандинской области. На территории лагеря, кроме лагерного персонала, их семейств и заключенных, другого населения не было. Исключение представляли: полоса отчуждения по трассам указанных выше железных дорог, где проживали железнодорожники, и поселок Долинское, где проживали около 50 семейств служащих школы, почты, прокуратуры, суда и отделения Госбанка. Контингент заключенных был равен примерно 37000 человек. К этому количеству необходимо прибавить 980 детей заключенных в возрасте до 4 лет, содержащихся в лагерных домах младенца… Вольнонаемный состав лагеря, включая военизированную охрану, к самому концу 1940 состоял примерно из 4760 человек (с членами семей около 8000 человек). Из них инженерно-технического персонала — 236, членов и кандидатов партии — 381 и комсомольцев — 922. Для вольнонаемного состава имеются больница, поликлиника, 3 детских сада на 90 детей, детясли и интернат на 180 детей, в котором проживают дети сотрудников лагерных отделений, обучавшиеся в школе. В лагере 25 больниц и 13 приемных покоев для заключенных с 1095 койками, 132 амбулатории, 19 зубных кабинетов, 21 аптека и 5 домов младенца для детей заключенных. Из технических средств связи с отделениями имелись: телефон для связи с Карабасом, Спасском, ЦПО и СХОС, телеграф — для связи с Балхашем и радио — для связи с остальными отделениями. Для подготовки производственных кадров, необходимых лагерю, из числа заключенных в п. Долинское существовали учебный комбинат, в котором с отрывом от производства обучались 200—300 заключенных. Учебный комбинат готовил ветфельдшеров, техников-животноводов, техников растениеводства, трактоистов, комбайнеров и др. Начиная с 1930 года, территория Карлага постепенно расширялась и к концу 1940 уже насчитывала 1780650 гектаров в двух массивах. Основной массив, расположенный в стыке пяти административных районов карагандинской области, площадью в 1756033 гектара, и подсобный, расположенный в Акмолинском районе той же области. Площадью в 24617 гектаров… Большинство основных хозяйственных центров (отделенческие лагерные поселки) о удалены от железнодорожных станций на 20-80 километров… Карлагу было отведено 120 тыс. га пахотно-пригодных земель, 41 тыс. га сенокосных площадей. Протяженность территории Карлага с севера на юг — 300 км и с востока на запад — 200 км. Население занималось полукочевым скотоводством и земледелием. Обрабатывалось по залежно-переложной системе пашни около 5000 гектаров. Сеяли озимую рожь, яровую пшеницу, овес, ячмень, просо и картофель. Опыта ведения сельского хозяйства в его условиях ГУЛАГ не имел. Пришлось организовать собственную опытную сельскохозяйственную станцию, которая к настоящему времени проделала большую работу, позволившую наметить пути дальнейшего развития в этом районе сельского хозяйства. В частности, станция вывела свой сорт озимой ржи «Долинская» получившей повсеместное по Казахстану распространение, развела большой парк деревьев, доказав возможность выращивания древесных пород, заложила на площади в 68 га плодовые сады и ягодники.

ЖивотноводствоПравить

Скота у населения было около 120 тыс. голов, из них 21 процент — лошадей, 31 (крупного) рогатого скота, 47 — овец и коз и 1 процент — верблюдов…

Животноводство лагеря характеризуется наличием поголовья овец в количестве 148425 штук, в том числе — 93000 маток; поголовье, главным образом, мясного направления. В настоящее время проводится планомерная метизация овец тонкорунными баранами (на 70 %) и чистопородными курдючными баранами (на 30 %). Установленная планом на 1940 год сдача мяса определяется (по живому весу к забою) в 29665 цент., шерсти же должно быть получено 3660 цент. (в том числе тонкорунной — 11 цент.). Кроме того. В лагере имеется значительное поголовье крупного рогатого скота, насчитывающее 21296 голов (в том числе коров — 6413) и свиноферма с 50 матками. Рабочий скот лагеря насчитывает 5258 лошадей и 204 верблюда. Административно-хозяйственный центр лагеря находится в п. Долинское — в северной части основного массива. Вся территория лагеря была разграничена на 19 отделений, запасной фонд и сельскохозяйственную опытную станцию. Помимо этого как административные отделения лагеря существовали — Балхашское отделение (подрядные работы), Карабасское отделение (пересыльный пункт и база снабжения) и центральный лазарет, не имеющий земельных площадей. Каждое отделение, за исключением трех последних, было, в свою очередь, распределено на ряд хозяйственных подразделений, именуемых участками и фермами. В лагере на конец 1940 имелось 106 животноводческих ферм, 7 огородных участков и 10 пахотных участков без наличия в них ферм. К предприятиям по переработке сельхозпродукции относятся: 12 мельниц, 9 крупорушек, 13 маслозаводов, 1 маслобойный завод, 2 сыроварни, 9 брынзоварен, 11 пунктов засолки овощей, 1 бойня. В Карлаге, состоящем из 20 отделений, организованы в 17 производственных отделениях следующие сельскохозяйственные производственные точки: 61 овцеферма, 43 фермы рогатого скота, 1 конеферма, 11 свиноферм, 7 огородных участков. Территория Карлага обслуживалась двумя железнодорожными линиями. Одна из них — Караганда-Балхаш разрезает территорию с севера на юг и проходит в восточной части основного массива. Вторая Жарык-Джезказган рассекает основной массив с вотока на запад. Одной из главных целей организации Карлага было создание крупной продовольственной базы для бурно развивающейся угольно-металлургической промышленности Центрального Казахстана: Карагандинский угольный бассейн, Джезказганский и Балхашский медеплавильные комбинаты. По данным на вторую половину декабря 1940, расположенное в Балхаше отделение лагеря выполняло подрядные работы по строительству медеплавильного завода. На строительстве заняты 650 человек. В Карлаге также производилась добыча каменного угля из шахты мощностью в 65000 тонн, а также организована швейная фабрика с вышивальным производством, дающая в год продукции (по отпускным ценам) на 17 млн. рублей. Промышленность Карлага состояла из швейно-вышивальной Акмолинской фабрики и ряда предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. На швейно-вышивальной фабрике работали 1100 человек. Фабрика выпускала продукции на 17014 рублей. В последние месяцы 1940 проводилась подготовительная работа к пуску в 1941 прядильно-ткацкой фабрики в Спасском отделении с производственной мощностью до 2 млн. варежек в год. Кроме того, для создания и развития этих отраслей промышленности необходима была рабочая сила. К началу 1950-х Карлаг насчитывал более двухсот лагерных отделений и пунктов (в основном сельскохозяйственного назначения). Постепенно Карлаг становится обычным лагерем для уголовных преступников. До его ликвидации в 1959 там из «политических» никого не осталось и нарицательное имя «карлаговец» стало синонимом закоренелого преступника. Карлаг неудовлетворительно оборудован как место концентрации преступного элемента. Нет лагерных зон, оборудованных в соответствии с режимными положениями. Недостаточно штрафных изоляторов, карцеров…


Править

Животноводство является в Карлаге основной отраслью производства. По состоянию на 1 ноября 1940 г. в хозяйстве имеются: Крупного рогатого скота — 17710 голов, Овец — 193158 голов, Лошадей — 5814 голов, Свиней — 567 голов, Волов рабочих — 3789 голов.

Лагерь оснащен следующим образом: Тракторов СТЗ — 212 штук, Тракторов У-2 — 5 штук, Тракторов СТЗ-НАТИ — 66 штук, Тракторов ЧТЗ — 8 штук, Комбайнов — 92 штуки, Плугов тракторных — 250 штук, Культиваторов тракторных — 113 штук, Сеялок — 182 штуки, Борон разных — 4693 звена, Зерноочистителей — 20 щтук, Сортировок зерновых — 86 штук, сенокосилок тракторных — 71 штука, Сенокосилок конных — 1104 штуки, Граблей — 1099 штук, Автомашин — 179 штук. (Механический парк лагеря был недостаточным и с большим напряжением справлялся с текущей работой).

Из газеты "Никольский благовест" № 6 (310), 28 мая 2006 г. Мартын Лютый 23:37, 21 февраля 2007 (UTC)Править

Спецпереселенцы в Казахстане ЧАСТЬ II (Начало в № 4)Править

По неполным данным, с 1940 по 1950 год в Карлаге умерло около 40.000 заключенных. Самая высокая смертность была в годы Великой Отечественной войны. Так, в 1943 году ежемесячно умирало почти по 1000 человек. Вот эта страшная статистика: 1940 г. – 647 человек; 1941 г. – 1486 человек; 1942 г. – 8399 человек; 1943 г. – 11828 человек; 1944 г. – 5323 человека; 1945 г. – 1762 человека; 1946 г. – 1868 человек; 1947 г. – 1366 человек; 1948 г. – 1508 человек; 1949 г. – 1027 человек; 1950 г. – 650 человек.

В Карлаге, правда, проводились оздоровительные мероприятия, но их было недостаточно. В лагере было всего 575 человек медперсонала, в том числе: врачей – 193; фельдшеров-акушеров – 128; медсестер – 216; фармацевтов, аптечных работников – 35; стоматологов – 3.

Убывших из лагеря по литере «В» (так в отчетности шифровалась смерть заключенного) увозили на лагерное кладбище. Процедура похорон по «лагерному обряду» была максимально упрощена: никаких провожающих. Могила общая по 15 трупов в каждой (в три слоя по пять в каждом, каждый слой трупов присыпался землей), трупы совершенно голые, на ногу и кисть руки надевались жестяные кольца с выбитыми номерами (этот номер значился в акте на смерть заключенного). В одном из углов могилы устанавливался столб с выжженными номерами. Трупы плохо засыпались, бывали случаи, когда голодные собаки или волки их вырывали.

Такой порядок погребения был установлен на основании распоряжения ГУЛАГа от 16 марта 1943 г.:

1. Разрешить погребение в общих могилах по нескольку трупов вместе.

2. Допустить захоронение трупов без гробов и без белья.

3. Глубина могилы должна быть не менее 1,5 м. Ширина и длина могилы определяется количеством погребенных.

Никто не знает, сколько по Карлагу разбросано подобных безвестных кладбищ.

Архивные материалы УВД КО свидетельствуют, что во внутренней службе Карлага допускалась бесконтрольность в персональном учете заключенных. По этому вопросу был издан приказ ГУЛАГа от 30 января 1947 г. «О мероприятиях по упорядочению персонального учета заключенных в лагерях, колониях и тюрьмах МВД». В этом приказе отмечалось неудовлетворительное состояние персонального учета в Карлаге.

25 марта 1947 года была проведена генеральная проверка заключенных Карлага. Комиссия выявила много недостатков в постановке персонального учета заключенных, несколько десятков человек содержалось без приговора, без личных дел из городов Союза прибывали заключенные с чужими личными делами, имели место случаи грубейшего нарушения государственной законности. Многие заключенные по определению Верховного Суда СССР подлежали освобождению, но по запутанности и отсутствию дел продолжали содержаться в лагере.

Бывшие заключенные Карлага рассказывают о несправедливости, и даже бесчеловечности некоторых работников администрации лагеря. Например, в Березняковском лагерном отделении женщина-конвоир выводила на улицу тех, кто по болезни не мог выйти на работу, снимала с них белье и сажала на снег.

«Терпели, когда периодически, обычно в общие дни отдыха, надзиратели устраивали обыски в бараках. С остервенением переворачивали постели, рылись в скудных пожитках заключенных, швыряли их на пол, искали «недозволенные» лагерным режимом предметы. Терпели, когда при выдаче посылок раздиралась упаковка и высыпались в одну кучу несовместимые предметы. Разрывались коробки с папиросами, и табак перемешивался с ранее высыпанным сахаром».

В Бидайском отделении имело место изъятие золотых зубов у трупов заключенных, хотя было указание со стороны руководства лагеря о недопустимости подобных действий. Заключенные Х. Халниязов и Х. Сапаргалиев, работая чабанами в степи, не смогли защитить гурт овец без оружия от нападения волков. Несколько овец было разорвано и поранено. За это они были осуждены дополнительно на 1,5 и 2 года с взысканием ущерба в сумме 892 рубля. За хищение трех килограммов овощей расстрелян С. Матросов.

«Режим содержания заключенных, – говорит бывший заключенный И. Зоренко, – был тяжелым. В 1943 году с фронта стали прибывать осужденные солдаты, двое из них попытались совершить побег, ушли в степь в надежде вырваться на волю. За ними началась погоня охранников с собаками, и беглецов скоро настигли. Они готовы были сдаться, но их насмерть затравили собаками. В этот же день привезли в лагерь обезображенные трупы, повозку завезли в зону, собрали всех заключенных, и начальник по режиму приказал нам глядеть на трупы и делать выводы.

В отделениях лагеря были также заключенные, не способные к физической работе – старики, старухи больные. Содержали их в отдельных бараках, на голодном пайке. Они заболевали пеллагрой и постепенно умирали».

Были случаи, когда такие немощные люди старались добраться да посевов со злаками, с бобовыми, горохом, овощами, нарвать стручков для утоления невыносимого голода. Если это замечали охранники, стреляли без всякого предупреждения.

Среди работников лагеря встречались и добрые люди, которые видели и осознавали несправедливость и преступность массовых репрессий. Они помогали заключенным, иногда рискуя жизнью. Бывшие карлаговцы с благодарностью вспоминают имена заместителя начальника управления лагеря Игнатенко, заместителя начальника по кадрам Гарина, начальника лагерного отделения Полонского, вохровцев: Горюнова, Мурашева, Мишкина, Жаркова, начальника участка Мусагалиева. Они старались, где это было возможно, смягчить участь обездоленных обитателей лагеря. Некоторые бывшие заключенные переписываются с бывшими работниками Карлага.

Седьмого февраля 1940 года за подписью Берия был издан приказ «Об агентурно-оперативном обслуживании исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР». Руководствуясь этим документом, на местах во всех лагерных системах, в том числе и в Карлаге, была создана агентурно-осведомительская сеть. Она должна была вести борьбу с побегами заключенных из лагерей и организовывать розыск, арест беглецов. Также вести борьбу с саботажем, дезорганизацией производства, хищением лагерного имущества, бандитизмом и хулиганством заключенных. На основании этого документа в Карлаге четко действовала агентурно-осведомительная сеть. Руководство лагеря было постоянно и своевременно информировано о каждом случае нарушения и преступления в среде заключенных. Если заключенные знали об осведомителях, то и отношение к ним было соответствующее. Весь период существования Карлага проводилась активная работа по выявлению неблагонадежного контингента с помощью целого штата доносчиков или, как их называли, «стукачей».

В Карлаге всего было 45 штрафных изоляторов (ШИЗО). Они всегда были переполнены. Если в 1938 за нарушение лагерного режима в ШИЗО содержалось 859 заключенных, то в 1952 году – 16000.

Было много побегов. Задержанных, по решению лагерного суда, – расстреливали. Численность побегов была высока особенно в довоенные годы. За 6 довоенных лет побег совершили 18000 заключенных. Около 30% из них – расстреляно. В марте и мае 1938 года за побег было расстреляно 56 человек, а в 1941 только за май расстреляли 20 человек, из них 8 женщин. В первую половину 1942 года было совершено 126 побегов, из них осуждено к расстрелу 20 человек.

Руководство Карлага мобилизовало все средства на борьбу с побегами. Главное внимание было уделено предотвращению побегов, для этого был создан специальный аппарат – взвод оперативных стрелков, которые были расставлены по всем лагерным отделениям. Задержание беглецов осуществлялось расставленными вне территории лагеря оперативными заставами и постами ВОХР, среди местного населения были группы содействия поимке.

Эти группы, охватывающие до 660 человек актива из местного населения, оказывали Карлагу серьезную помощь. В результате принятых руководством мер, численность побегов среди заключенных снизилась. В 1950 году она составила всего 1082 человека, но до конца проблему побегов решить не удавалось, так как заключенные считали: лучше смерть, чем такая страшная жизнь в лагере.

Режим содержания заключенных в лагере предполагал участие каждого в общественно полезном труде. Карлаг занимался тяжелой и легкой промышленностью, научно-исследовательской работой. Во все эти сферы вовлекались заключенные в зависимости от образования и способностей.

В Карлаге был организован совхоз «Гигант». Основными направления деятельности совхоза-лагеря были животноводство и земледелие. К осени 1931 года, началу образования совхоза, сюда были доставлены 25000 голов КРС и 19000 овец, отобранных у местного населения. Под посевы зерновых и огородничества было отведено 11200 гектар земли. Сельское хозяйство лагеря оказалось более эффективным, чем в колхозах, это объясняется тем, что в Карлаге работали «крестьяне-кулаки», которые трудились по 14-15 часов в сутки. Ежегодно совхоз «Гигант» участвовал в выставках на ВДНХ. Результаты работы совхоза-лагеря были потрясающими. Так, в 1940 году совхоз «Гигант» получил 15900 тонн картофеля и овощей, а в 1941 году – 40384 тонн. Совхоз ежегодно досрочно выполнял государственное задание по продаже государству хлеба и обеспечивал необходимым количеством хлеба и овощей потребителей лагеря. Вовлечение в хозяйственный оборот огромных территорий неосвоенных земель положило начало новому этапу в развитии сельскохозяйственного земледелия. Это потребовало от управления Карлага необходимых средств на организацию новых хозяйств, а также на строительство жилья и производственных объектов. И в короткий срок, к началу 1941 года, на территории лагеря уже существовало 17 отделений с посевной площадью в 52366 га. Каждое отделение, ведущее сельское хозяйство, в свою очередь было распределено на ряд участков и ферм. В хозяйстве лагеря (в 1941 году) имелось 70 овцеводческих ферм, 45 ферм КРС, одна конеферма, две свинофермы, 20 огородных участков и 10 полеводческих участков.

В совхозе-лагере «Гигант» были созданы условия для ведения животноводства. Совхоз-лагерь постоянно выполнял и перевыполнял план по сдачи государству шерсти, молока и мяса. Для обеспечения нормальной работы такого хозяйства требовались специалисты, которых успешно и бесперебойно поставляли органы НКВД. Комплектование кадров осуществлялось только за счет заключенных. К 1950 году на животноводческих фермах работали 4698 человек. Среди них 13 ученых зоотехников. Академик-микробиолог Р.А. Цион, профессор Васильц, Колчев, Орловский, зоотехник Зальцман, Берг, ветеринарный врач Хвалинский и многие другие. Они осуществляли идею экономического подъема за колючей проволокой. После упразднения Карлага на его территории было организовано 16 совхозов.

Лагерь представлял собой сложный организм, где, помимо сельского хозяйства, имелся целый ряд промышленных предприятий, выполнявших заказы ГУЛАГа НКВД и обороны страны.

В 1940 году руководство Карлага начало строить ремонтно-механический завод на базе старых мастерских. Завод обеспечивал все отделения лагеря запчастями, деталями всех видов сельскохозяйственных машин и двигателей. Здесь работало 850 заключенных. В начале войны завод получил задание освоить и начать выпуск мин «М-50». Заключенные инженеры и рабочие завода разработали и внедрили поточную линию для выпуска мин. Буквально через год 10000 мин были отлиты и отправлены на Уральский Военный Завод для проверки их качества на кучность и осколочность. Подтвердилось хорошее качество. Не успели освоить изготовление мин М-50, как завод получил новые задания на изготовление мин М-82. На их освоение дали два месяца. Задание также было выполнено. Выпуск мин к концу войны составлял 40000 в месяц. Завод также выполнял многие другие заказы для фронта. После войны завод стал выпускать продукцию для сельского хозяйства.

Заключенных, по постановлению от 9 января 1936 года СНК СССР, использовали для строительства железной дороги Караганда – Джезказган. Эту дорогу заключенные построили за небывало короткий срок, в 1939 году она была сдана в эксплуатацию. В 1940 году на берегу реки Кенгир был создан крупный филиал Карлага – Степлаг. Этот промышленный лагерь подчинялся управлению горно-металлургической промышленности ГУЛАГа. Лагерь охраняли 3 дивизиона и два отдельных взвода ВОХР. По данным на 1 января 1942 года, на комбинате трудилось 12040 заключенных. Из них на медных рудниках работало 7948 человек, на гражданском строительстве 1900 человек, на других промышленных объектах 4553. Только за 1941 год комбинаты лагеря добыли 53000 тонн медной руды, а в 1942 году 605000 тонн.

Заключенные Карлага принимали активное участие в сооружении Джезказганского марганцевого рудника, Балхашского медеплавильного завода, обогатительной фабрики, электроцентрали, Коунрадского рудника, Ремонтного завода, самого города Балхаш. Карагандинский ОЛП предоставлял рабочую силу комбинату «Карагандауголь». Заключенные участвовали в строительстве угольных шахт, разработке угольных разрезов.

В Карлаге действовали 17 кирпичных заводов с программой 2,5 млн. штук кирпича для местных нужд. В лагере действовал стекольный завод по выпуску оконного стекла (40 тыс.кв.м.), ламповых стекол, стекол к фонарям «летучая мышь» и прочих мелких изделий. В Карлаге действовали 20 электростанций общей мощностью 698 киловатт; 16 ремонтных мастерских по ремонту тракторов и сельскохозяйственных машин, в 1944 году в Карлаге был построен сахарный завод, который ежегодно производил около 400 тонн сахарного песку. Благодаря бесплатному труду заключенных Карлага горняки Карагандинского бассейна были обеспечены сахаром (на заводе работало более 600 заключенных). В Карлаге действовало валяльное производство с выпуском 30 000 пар валенок ежегодно. Кроме того, в лагере функционировали 18 мельниц, 13 маслозаводов и 16 брынзоварен. Два маслобойных завода растительного масла, 37 хлебопекарен и другие мелкие предприятия.


Музею требуется поддержкаПравить

НЕКОТОРЫЕ историки и исследователи утверждают (на это имеются соответствующие документы), что Карагандинский исправительно-трудовой лагерь ОГПУ, реорганизованный из совхоза “Гигант” КазИТЛАГа, создавался в целях обеспечения дешевой рабочей силой развивавшихся угольно-металлургической базы Центрального Казахстана, Джезказганского и Балхашского медеплавильных комбинатов и Карагандинского угольного бассейна. И эшелон за эшелоном с заключенными шли в Казахстан. Передо мной стопка фотографий, сделанных за пару последних лет огромное кладбище бывшего Спасского лагеря, Долинка -“столица” Карлага... Когда несколько лет назад появилась идея создать в поселке мемориальный музей, я поддержал эту идею всем сердцем: среди моих родных были не только участник Великой Отечественной войны, но и те, кому пришлось испытать лагерные муки, правда, не в Карлаге, но в этом ли суть? Сегодня у нас, карагандинцев, имеется шанс впервые на просторах СНГ создать уникальный мемориал, напоминающий миру об ужасах сталинизма. К сожалению, пока не получилось (надеюсь, только пока) создать музей в здании бывшего управления Карлага, хотя оно, это здание, стоит посреди поселка и сегодня Пока ограничились организацией музея в нескольких комнатах бывшего госпиталя лагерного управления, где уже второй год идут ремонтные работы, окончания которым еще не видно. Я был в Долинке и год назад, и осенью прошлого года, и совсем недавно, но, по большому счету, ничего не изменилось. Да и суждено ли быть музею без должной финансовой поддержки? Очень и очень в этом сомневаюсь, и не только я. В июле 1995 года Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй, отслуживший панихиду в Свято-Введенском соборе по всем невинно убиенным, заметил: “Вся карагандинская земля является распростертым Антимисом, содержащим мощи новомучеников”. И кому, как не нам, карагандинцам, судьбой предназначено увековечить память невинно убиенных и тех, кому довелось пережить муки лагерного ада?! Я шагал по улицам Долинки (когда-то - село Долинское) и слушал лагерную трансляцию -здесь и по сей день находится пара учреждений (колоний) уголовно-исполнительной системы. Будь моя воля, то устроил бы музей на территории одного из этих лагерей, которые строились и заселялись как раз в те годы, когда людей “стирали в лагерную пыль”. Музей в нескольких комнатах бывшего госпиталя или на территории колонии, в ее помещениях - это, согласитесь, две большие разницы. По сути, вся Долинка - это готовый мемориал. Здесь немало зданий-свидетелей той эпохи А, к примеру, напротив бывшего карлаговского управления сохранился полуразрушенный фонтан, который и сегодня, спустя десятилетия, представляет собой образец высокой архитектурной мысли. Живут сегодня в поселке и те, кому пришлось отведать в Карлаге лагерной похлебки и удалось выжить. После освобождения они остались там, где сидели, - только по другую сторону колючей проволоки. Но вернемся к зданию, в котором будет располагаться музей. Буквально в двух шагах от него 31 мая прошлого года был установлен символический камень с табличкой' “Музей памяти жертв политических репрессий”. По сосед¬ству - памятник Ленину, подарен¬ный будущему музею акиматом города Шахтинска для будущего парка скульптур. Для того, чтобы парк состоялся, нужно собрать по всей области оставшиеся скульптуры бывших деятелей партии большевиков. Насколько помню, стоял памятник главному чекисту Дзержинскому в селе Сарепта -центральной усадьбе совхоза, носившего его имя. В селе Кокпекты (бывшая центральная усадьба совхоза им. Свердлова) и сегодня возвышается памятник первому председателю ВЦИКа Свердлову. Возможно, сохранился бюст “всесоюзного ста- росты” Калинина, некогда установ¬ленный на одноименной шахте в г. Абае. В селе Хорошевском (ныне Бухаржырауского района), может быть, стоит до сих пор бюст сталинского маршала Буденного, получившего три свои Звезды Героя Советского Союза не на полях сражений, а по случаю 75-, 80-и 85-летия со дня рождения Не осталось следа от скульптуры Орджоникидзе в одноименном сквере Караганды, но зато в областном центре перед Дворцом детей и юношества стоят скульптуры Горького и Ленина. Первый из них, по возвращении на родину, обратился к Ильичу с протестом против избиения советской интеллигенции, а второй - один из организаторов террора против своего народа и концентрационных лагерей в стране - назвал письмо-протест всемирно известного писателя “поганым” Наверняка, если хорошенько поискать, можно найти в области и другие скульптуры, поддержав почин акимата Шахтинска. Впрочем, почему только по области? Ведь Карлаг - зона вечной памяти не только для карагандинцев Ежегодно в Долинку приезжают и делегации из других стран, в том числе и из дальнего зарубежья. Время не ждет, и все очевиднее, что нынешними темпами музей в ближайшие годы не создать Ну разве что для галочки Создавать музей, который в перспективе может стать основой будущего мемориального комплекса, нужно на уровне и силами области с выделением средств из ее бюджета. Для начала не помешает создать действенный организационный комитет с включением в его состав всех заинтересованных лиц.

Виктор МИНИН

п. Долинка

Жертвы репрессии - В Долинском музее памяти жертв политичес- ких репрессий меня познакомили с отчетом началь- ника политотдела Карлага НКВД майора Егорова о массово-полити- ческой работе, проводимой в лагерях и среди населения Кара- гандинской облас- ти в сороковые годы. согласно этому отчету куль- турно-воспи- тательных мероприятий в Карлаге проходило тьма-тьмущая, к ним привлекались самые по- пулярные Музы в зэков- ских робах. Только в со- вхозе НКВД в 1945 году работало 12 клубов и 13 красных уголков, где действовало 20 кружков художественной самоде- ятельности, 14 драмати- ческих театров, четыре хора и две музыкальные студии. Особо в отчете выделяется работа До- линского центрального клуба. Силами артистов- заключенных в 1945 году в этом клубе были по- ставлены пьесы Кон- стантина Симонова «Русские люди», Алек- сандра Островского «Бесприданница», Алек- сандра Корнейчука «Фронт», оперетта Имре Кальмана «Марица», опера Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин» и другие. В Ак- молинском отделении прошло восемь спектак- лей и семь концертов. Не отставало от «Алжи- ра» Просторненское от- деление, где осуществи- ли постановку девяти драматических произве- дений и дали пять кон- цертов. С удовольствием майор госбезопасности Егоров упоминает в от- чете о работе агиткуль- тбригад. В Долинке в та- ком культурном подраз- делении было всего шесть человек, но они дали свыше пятидесяти концертов. И выступали не только на клубной сцене, но и на полевых станах, зерновых токах во время посевных кам- паний и уборочной стра- ды. Декорации к спек- таклям, концертам, кос- тюмы для крепостных актеров разрабатыва- лись в художественных мастерских Карлага в Долинке. С удивлением я узнал о том, что в составе кре- постных больших и ма- лых театров находились такие выдающиеся арти- сты как мать знаменитой балерины, киноактриса Рахиль Мессерер- Плисецкая, графиня Мариетта Капнист, ки- ноактриса Татьяна Оку- невская, возлюбленная адмирала Колчака - ху- дожница и поэтесса Анна Васильевна Ти- мирева-Книппер, уче- ница знаменитой певи- цы Лидии Руслановой - Антонина Иванова, скрипач Анатолий Кар- пенчук и многие, многие другие. А в художествен- ных мастерских в Долин- ке отбывали свой срок не менее знаменитые мастера кисти Влади- мир Стерлигов, Юло Соостер, Петр Соко- лов. Офицеры Карлага смотрели на муз-катор- жан как на крепостных. Знатных артистов мож- но было выпросить у на- чальства для своего те- атра, художественной самодеятельности. Ког- да секретаря партбюро Бурминского отделения Якуба стали упрекать в том, что у него есть хо- роший клуб, но в нем нет культурной работы, он заявил начальнику поли- тотдела Карлага Егоро- ву: - Где быть спектак- лям, если у меня нет профессиональных ар- тистов? Дайте мне зэ- ков-актеров, и дела на- ладятся. Что удивительно, ему сразу выделили из Кара- баса заключенных - ре- жиссера Анну Лацис, Мариетта Капнист киноактрису Мариетту Капнист и художницу Анну Тимиреву-Книппер. Вместе они поставили в клубе Бурмы пьесу ита- льянского драматурга Карла Гольдони «За- бавный случай». На этом спектакле присутствова- ло более 500 человек во- енизированного соста- ва, а также местные жи- тели. Киноактрису Татьяну Окуневскую по прибытии из Москвы в Караганду сразу направили по просьбе начальника Степлага в Джезказган- ский лагерь, чтобы она подняла там художе- ственную самодеятель- ность. И это Окуневской удалось сделать - она на высоком уровне про- вела в зоне концерты в честь 1 Мая, Дня Побе- ды. В КВЧ (культурно- воспитательная часть) она создала хор, балет- ную группу, драмкружок. Саму Окуневкую на каж- дом концерте встречали буквально оглушитель- ным ревом - она изуми- тельно исполняла песни «Катюшу», «В бой, сла- вяне, заря впереди», вальс из кинофильма «Мост Ватерлоо». Именно благодаря «Лагерные «боссы», как римские ра- бовладельцы, жаждали зрелищ», - писал А. Герман. Но всегда ли они их получали в таком виде как хотели? Драмтеатр поставил спектакль по пьесе А. Островского «Бесприданни- ца». Начальник лагеря кричал: «На что намекаете, сволочи?». И спектакль запретили. стараниям артистов кре- постных театров куль- турно-массовая работа в Карлаге «все улучша- лась и улучшалась». Ко- нечно, звезд кино и те- атра не одаривали пре- миями и призами, но если командному соста- ву, лично начальнику Карлага нравились их выступления, то им был обеспечен дополнитель- но черпак каши из яч- менной половы и двес- ти граммов черного хле- ба. Но только ли ради дополнительного пайка старались знаменитые зэки на сцене ? Конеч- но, нет. Судя по воспо- минаниям той же кино- актрисы Татьяны Оку- невской, она давала кон- церты в Степлаге ради того, чтобы не потерять свои профессиональные качества, чтобы на из- можденных лицах заклю- ченных появлялись улыбки радости от со- прикосновения с искус- ством. Ради этого взял- ся за скрипку и музыкант с Украины Анатолий Карпенчук, ради этого вновь запела Антонина Иванова... К тому же, эзопов язык театра, песен, ма- нера исполнения позво- ляли артистам донести до зрителей всю полно- ту их ненависти к ста- линскому режиму, со- чувствия к униженным и оскорбленным. Журналист Артур Фридрихович Герман в 1988 году в газете «Ин- дустриальная Караган- да» в статье «Бытие оп- ределяет сознание?», опубликованной под рубрикой «Мемориал па- мяти», напомнил о высо- кой миссии интеллиген- ции - бороться со ста- линизмом во всех его проявлениях, бороться с беззаконием. Предста- вители искусства, куль- туры даже в условиях концлагерей не молча- ли, как могли, несли слово правды людям. А. Герман отбывал свой последний срок боль- шей частью в Долинке, здесь в зоне работал большой русский хор под руководством И.И. Попова, драмтеатр Е.П. Мезенцевой, театр опе- ретты режиссера М.О. Лера. «Лагерные «боссы», как римские рабовла- дельцы, жаждали зре- лищ», - писал А. Герман. Но всегда ли они их по- лучали в таком виде, как хотели? Драмтеатр по- ставил спектакль по пье- Генрих Фогелер се А. Островского «Бес- приданница». Начальник лагеря кричал: «На что намекаете, сволочи?». И спектакль запретили. Во время одного из концертов певица Анто- нина Иванова, указывая пальцами на первые ряды, где восседали только офицеры Карла- га, громче обычного вос- кликнула: «Зачем, зачем, о люди злые, Вы их разрознили сердца?» Офицеры были к тому времени под хоро- шим подпитием и не по- няли намека певицы. Зато ее выкрик сразу «расшифровали» про- стые люди - жители До- линки и заключенные, дружно зааплодировав. Слава богу, в тот раз обошлось без стукачей и доносителей. Иванова благополучно, как мы знаем, была освобожде- на из Карлага по просьбе своей настав- ницы Руслановой в авгу- сте 1953 года. Лидия Ан- дреевна обратилась лично к Георгию Кон- стантиновичу Жукову, который после смерти Сталина стал первым заместителем министра обороны СССР, и тот вызволил из неволи под- ругу Руслановой. Не молчали в злую эпоху сталинизма за ко- лючей проволокой Кар- лага и каторжане-худож- ники. В этом отношении, пожалуй, нет более ко- лоритной фигуры, чем мастер кисти Соколов. Петр Иванович родился в Москве, учился в Па- риже и Петрограде. Его карьера вызывала за- висть у коллег - он до- шел до должности глав- ного художника Большо- го театра Союза ССР. Согласно личной учетной карточки N 90635 П.И. Соколов был осужден в 1935 году на три года лагерей. Осу- дили его за антисоветс- кую агитацию и пропа- ганду, так как он посто- янно высмеивал самого Хозяина и его ставлен- ников. Он считал, что после убийства Кирова в высших кругах страны не стало мыслящих лю- дей. Ему было жаль рас- стрелянных верных ле- нинцев Зиновьева, Ка- менева, он проклинал Ягоду. Соколов был зна- ком с Авелем Енукид- зе, покровителем бале- рин Большого театра. И секретарь президиума ЦИК СССР, близкий и верный друг Сталина А. Енукидзе тоже неожи- данно стал врагом наро- да. В Карлаге в саман- ной мазанке Соколов пишет большую картину «Политбюро», на кото- рой изображает прави- телей СССР в виде раз- ных кукол - марионеток. Его друг, художник Вик- тор Васильевич Стерли- гов, тоже заключенный, предупреждает: - Брось, Петр Ивано- вич, эту затею - обли- чать правителей. Риско- ванно! Они придут в ярость и расстреляют тебя. Но Соколов не внял голосу друга. Больше того - он обиделся на него: «Вы ничего не по- нимаете... Надо бороть- ся». Когда расстреляли Вести Сарыарки.-Караганда, 2006.-6 июня (№ 20).-С.10,11

Вернуться на страницу «Карлаг».