Одоевский, Иван Никитич Меньшой

Князь Ива́н Ники́тич Меньшо́й Одо́евский (ум. 9 марта 1629) — русский военный и государственный деятель начала XVII века; деятель Смутного времени, участник Русско-польской войны 1605—1618 годов; боярин и воевода.

Иван Никитич Меньшой Одоевский
Рождение неизвестно
  • неизвестно
Смерть 9 марта 1629(1629-03-09)
  • неизвестно
Место погребения
Отец Одоевский, Никита Романович

БиографияПравить

Младший из трёх сыновей боярина Никиты Романовича Одоевского. Родился, очевидно, в 1560-е годы[источник не указан 1299 дней]. Упоминается с 1586 года, когда ещё молодым человеком был в свите царя. В 1590/1591 году в звании рынды при большом государевом саадаке он участвовал в свите царя Фёдора Ивановича в походе против шведов. Летом того же года участвовал вместе с братом Иваном Большим в отражении от Москвы крымских татар хана Казы-Гирея и за отличие в этом походе был награждён золотым. Потом до самой смерти царя Фёдора Ивановича Одоевский находился при дворе, участвуя в разных придворных церемониях, в приёмах иноземных послов или присутствуя при торжественных царских обедах.

В 1598 году, по смерти царя Фёдора, Одоевский участвовал в соборе об избрании на царство Бориса Годунова и подписался под соборной грамотой, а затем, в том же году, участвовал под личным начальством нового царя в походе к Серпухову против крымских татар.

После этого о нем нет никаких известий до 1611 года, когда он был воеводой в Вологде, там же был и в 1612 году. В этом году одна из групп казаков, отделившись от войска гетмана Яна Ходкевича, подступила к Вологде; город был плохо защищён: по свидетельству очевидцев, Одоевский и другие воеводы были пьяны, войско и боевой наряд находились в беспорядке, и казаки без труда ворвались в город, разграбили его и убили воевод и начальных людей. Одоевский едва успел бежать из города и явился в стан земского ополчения в Ярославль.

Там он скоро занял довольно видное положение, пользовался уважением и подписывался под увещательными грамотами, рассылавшимися из Ярославля в разные русские города, на одном из первых мест. Вместе с ополчением Одоевский, по-видимому, был и под Москвой. Принимал участие в выборе на царство Михаила Фёдоровича Романова.

13 апреля того же года получил приказание идти против Ивана Заруцкого, опустошавшего области вокруг Москвы. 19 апреля Одоевский выступил из Москвы по направлению к Епифани, где, по слухам, находился тогда Заруцкий, успевший присоединить к себе по дороге воевод и ратных людей из Михайлова, Зарайска, Владимира и Суздаля. Заруцкий оставался в Епифани очень недолго: он вскоре ушёл оттуда, явился к Дедилову, ограбил его, сжёг Крапивну и направился к Туле, стремясь соединиться с литовскими отрядами. Одоевскому нужно было во что бы то ни стало не допустить этого соединения, и он быстро двинулся к Туле. Но уже в мае дали знать в Москву, что Заруцкий из-под Тулы ушёл, приступал к Ливнам, а оттуда пошёл к Лебедяни, и Одоевский получил приказание немедленно оставить Тулу и идти со всеми войсками к Данкову и Лебедяни. Нагнал Одоевский Заруцкого только у Воронежа, где и вступил с ним в бой. Относительно исхода боя есть два известия: сам Одоевский в своём донесении писал, что он разбил Заруцкого наголову, взял в плен многих его людей и заставил его бежать в степь за Дон к Медведице. Летопись же говорит, что московские воеводы Заруцкому ничего не могли сделать, что Заруцкий сам побил множество воронежцев и ушёл к Астрахани.

Что правда — неизвестно, но Заруцкий действительно ушёл от Воронежа к Астрахани и быстро занял этот город. Здесь он, по-видимому, начал выдавать себя за царевича Дмитрия, стал сноситься с волжскими, донскими и яицкими казаками и возмущать их против московского правительства; вместе с тем он старался возбудить против Москвы и ногайских князей. Одоевский всеми силами старался воспротивиться возмущению казаков, посылал к ним грамоты с увещанием не соединяться с Заруцким, посылал на Волгу деньги, запасы, вина, сукна и всякое жалованье, старался успокоить донских казаков, вместе с тем хотел поссорить Заруцкого с ногаями и возмутить против него жителей Астрахани. Но во всех этих мероприятиях, очень разумных самих по себе, главной помехой являлось то обстоятельство, что для этих посылок у московского воеводы не было достаточного количества ни денег, ни запасов, а между тем и то и другое требовалось в громадном количестве; следствием этого было то, что Заруцкий начал явно усиливаться: к нему стали стекаться разные казаки из северных и замосковных уездов, ногайский князь Иштерек-бей также открыто принял его сторону, присоединилась к Заруцкому часть волжских казаков, объявил себя за Заруцкого и Терской городок.

Заруцкий уже подумывал двинуться вверх по Волге к Самаре, чтобы потом пробиться внутрь России, но не сумел воспользоваться своим выгодным положением, вызвал своими насилиями и грабежами сильное восстание против себя в Астрахани, возбудил против себя и Терской город, где его посланные хотели убить любимого народом воеводу Головина. Между тем против Заруцкого был отправлен с Терека с небольшим отрядом стрелецкий голова Василий Хохлов, который, подойдя к Астрахани, соединился с восставшими жителями её, осадил в кремле Заруцкого и заставил его бежать из Астрахани. Заруцкий бежал на Яик, и Одоевский воспользовался трудами Хохлова, въехал с торжеством в Астрахань и, видимо, старался присвоить себе славу победы над Заруцким. На Яик были посланы стрелецкие головы Пальчиков и Онучин, которые 23 июня осадили Заруцкого в городке яицких казаков, у которых он нашёл убежище, и после продолжительного и упорного боя заставили казаков 25 июня 1614 года выдать Заруцкого, находившуюся с ним Марину Мнишек и её сына. Пленники были отправлены в Астрахань к Одоевскому, который немедленно же отправил их под сильным конвоем в Казань, а оттуда в Москву. «В Астрахани», писал он царю, «мы держать их не смели для смуты и шатости».

Таким образом, Заруцкий после годовой борьбы был уничтожен; но необходимо было успокоить страну, привести к повиновению казаков и ногайцев и уничтожить шайки, разгуливавшие по всему юго-востоку страны. Одоевскому, в декабре 1613 года пожалованному в бояре и назначенному после изгнания Заруцкого воеводой в Астрахань, и пришлось заняться замирением края. Его деятельность в этом отношении выразилась в постоянных сношениях с казаками, которым он посылал жалованье, в постоянных посылках воевод для усмирения и уничтожения шаек, в восстановлении разрушенных мятежниками городов и острогов, в восстановлении прекратившихся вследствие грабежей воровских людей торговых сношений с персидскими и армянскими купцами.

В 1615 году он был ещё в Астрахани. В этом же году усмирял волнения в Можайске. После этого года известий о нем не имеется до 1618 года, когда он в Москве был участником собора о защите города от войск королевича Владислава; во все время осады Москвы поляками Иван Никитич был в городе и принимал участие в защите столицы. В том же 1618 году Одоевский был назначен судьёй во Владимирский судный приказ. В 1620 году Одоевский был отправлен воеводой в Казань и пробыл там до 1624 года, когда был отозван в Москву и снова поставлен во главе Судно-Владимирского приказа, где находился до самой своей смерти, не прекращая в то же время своей очень почётной придворной службы. Участвовал в разных придворных церемониях: присутствовал на торжественных царских обедах, принимал участие в чине обеих свадеб царя Михаила Фёдоровича.

От брака с неизвестной имел умершего в детстве сына и дочь, выданную за Ф. В. Пронского. Умер И. Н. Одоевский 9 марта 1629 года и был похоронен в Троице-Сергиевской лавре.

ИсточникиПравить