Открыть главное меню

Октябрь (фильм)

«Октя́брь» (первое название «Десять дней, которые потрясли мир»[2]) — немой художественный фильм кинорежиссёра Сергея Эйзенштейна, снятый на московской фабрике «Совкино» в 1927 году о событиях Октябрьской революции. Завершающая часть кинотрилогии («Стачка», «Броненосец „Потёмкин“», «Октябрь»). Фильм демонстрировался в США под названием «Десять дней, которые потрясли мир».

Октябрь
Десять дней, которые потрясли мир
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Сергей Эйзенштейн
Григорий Александров
Автор
сценария
Сергей Эйзенштейн
Григорий Александров
В главных
ролях
Василий Никандров, Николай Попов
Оператор Эдуард Тиссэ
Композитор Эдмунд Майзель
Дмитрий Шостакович
Кинокомпания Совкино (московская фабрика)
Длительность 102 минуты
Страна СССР
Язык русский
Год 7 ноября 1927[1]
IMDb ID 0018217

СюжетПравить

 
Кадр из фильма

Повествование начинается с символичной сцены свержения с пьедестала памятника русскому Императору. Уличные беспорядки в Петрограде и критическое положение на фронтах. Солдатам и жителям Петрограда нечего есть, а Временное правительство неспособно удержать под контролем ситуацию в городе и стране. В этих условиях к власти приходят большевики. Лидер партии Владимир Ленин прибывает в мятежный город и встаёт во главе восстания. Захват власти большевиками под угрозой, ибо к столице подступают войска генерала Корнилова.

Воинские части и матросы Балтийского флота, стоящие на стороне большевиков, стягиваются к Зимнему дворцу. Одновременно в Петроград съезжаются делегаты съезда Советов. В президиум съезда избирают представителей партии большевиков, а меньшевиков и эсеров изгоняют из зала. Восстание большевиков заканчивается взятием Зимнего дворца и прекращением полномочий Временного правительства. Концовка фильма — выступление Ленина с трибуны Второго съезда Советов и провозглашение победы революции.

История созданияПравить

После большого успеха «Броненосца „Потёмкин“» Эйзенштейн получил полное доверие руководства страны и задумал снять масштабное кинематографическое полотно о победе Октябрьской революции. Первоначальные варианты сценария «Октября» включали в себя историческую хронику событий от Февральской революции до окончания гражданской войны. В итоге сценарий пришлось сильно урезать и закончить фильм событиями октября 1917 года[2].

В распоряжение режиссёра были предоставлены беспрецедентные по тем временам ресурсы: плёнка, исторические костюмы, оружие, и полномочия. Что породило массу иронических комментариев, о том, что съемки принесли Петербургу вреда больше, чем сама революция. В качестве массовки было позволено использовать воинские части. Также Эйзенштейну разрешили снимать фильм на месте событий революции — на подступах к Зимнему и непосредственно в интерьерах дворца. Консультантами фильма выступили участники октябрьских событий: Крупская и Подвойский (он даже сыграл в фильме самого себя).

Планировалось, что фильм будет выпущен на экраны к 10-летию революции в 1927 году, но съёмки затянулись и в прокат картина попала только в начале 1928 года[2]. Из-за перемены политического климата в СССР на последних стадиях редактирования фильма режиссёр Эйзенштейн был вынужден удалить из фильма многих деятелей революции: Л. Троцкого, В. Антонова-Овсеенко, В. Невского[3][4].

Восхищённый музыкой Эдмунда Майзеля, написанной для европейского проката фильма «Броненосец „Потёмкин“», Эйзенштейн предложил композитору написать музыку и к его «Октябрю». Однако в Москве партитуру Майзеля сочли слишком авангардистской, и в СССР фильм вышел на экраны с другой звуковой дорожкой; музыкой немецкого композитора была озвучена укороченная примерно на полчаса версия «Октября», предназначенная для проката за рубежом[4]

Фильм не имел такого же зрительского успеха, как "Броненосец Потёмкин". Во многом из-за примененного "интеллектуального монтажа" в кульминационной части фильма. Так например, чтобы деконструировать монархическую формулу "за Бога и Отечество" используется последовательность все более и более абстрактных изображений. В 1933 году фильм был окончательно снят с проката.

В 2011 году в результате совместной работы немецких и российских организаций, длившейся 5 лет, удалось восстановить оригинальную звуковую дорожку «Октября», но только партитуру, написанную Майзелем для укороченной версии; для полной версии фильма «недостающую» музыку дописал немецкий композитор Бернд Тевес[4].

Критика и культурное влияниеПравить

В отличие от «Броненосца „Потёмкин“», фильм, завершающий знаменитую кинотрилогию Эйзенштейна, носит более выраженный идеологический характер. В 1927 году Эйзенштейн, признанный мастер, становится также теоретиком искусства. Он опубликовал несколько статей о новаторском методе в кино. Очередная его картина — попытка донести концепцию новой режиссуры: кино без типажа (без главных героев) и без выраженного драматургического сюжета. Картину по замыслу Эйзенштейна делает режиссёр за монтажным столом. В целом в СССР фильм был воспринят критикой положительно, но молодой режиссёр получил немало острых замечаний[2].

Слишком много времени и места в картине уделено фигуре Керенского и аллегорическому противопоставлению людей и интерьеров Зимнего дворца. Характерное для молодого Эйзенштейна увлечение экспериментами и трюкачество не украсило картину. По мнению Виктора Шкловского, мишура и символизм перегрузили кадр: «Эйзенштейн запутался в десяти тысячах комнат Зимнего дворца, как путались в них когда-то осаждающие»[2].

Последовательность смены сцен обусловлена не столько режиссёрским замыслом, сколько иллюстрацией к историческому и идеологически выверенному толкованию событий Октябрьской революции. Актёров картины трудно назвать актёрами — они скорее двойники известных политических деятелей.[5]

По воспоминаниям А. Городницкого, «в фильме „Октябрь“ профессиональных актёров почти не было. Ленина, например, играл рабочий цементного завода Никандров, имевший с ним портретное сходство. Ему пошили костюм, пальто и кепку, а на голове выбрили лысину. В роли Керенского снимался также похожий на него студент Университета. Зиновьева играл его настоящий брат, а в роли Троцкого был занят какой-то зубной врач, также обладающий большим сходством с героем».[6]

Среди первых зрителей картины были те, кто нашёл фильм ходульным и искусственным. Владимир Маяковский так отозвался об «актёрской игре» Никандрова, воплотившего образ Ленина в фильме:

Отвратительно видеть, когда человек принимает похожие на Ленина позы и делает похожие телодвижения — и за этой внешностью чувствуется полная пустота, полное отсутствие мысли. Совершенно правильно сказал один товарищ, что Никандров похож не на Ленина, а на все статуи с него[7]

Несмотря на столь откровенную идеологическую ангажированность картины, критики отдают должное новаторскому методу в монтаже картины. Кинокритик Рауль Хаузман назвал монтаж Эйзенштейна «интеллектуальным»[8]

Французский критик Жан-Клод Конеса писал о фильме:

Фильм одновременно становится и рассказом об истории, и её составной частью, в том смысле, что его монтаж, его раскадровка, его эстетика — это чистый продукт революционной системы как в показе революции, так и в экзальтированной манере этого показа[7]

Картина «Октябрь» считается первой в советской кинолениниане и заложила традиции, которые были успешно продолжены уже в эпоху звукового кино.

В роляхПравить

Съёмочная группаПравить

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. Internet Movie Database — 1990.
  2. 1 2 3 4 5 «Очерки истории кино СССР Немое кино: 1918—1934 годы» — Расцвет немого кино (1926—1930) Эйзенштейн после фильма «Броненосец „Потёмкин“» глава 4 // Н. А. Лебедев  (Проверено 9 января 2011)
  3. Этот день в истории кино. www.eisenstein.ru. Дата обращения 2 сентября 2019.
  4. 1 2 3 Директоры РГАКФД Н. А. Калантарова и РГАЛИ Т. М. Горяева приняли участие в 62 Берлинском кинофестивале (Берлинале). Федеральное архивное агентство (официальный сайт) (10 февраля 2012). Дата обращения 21 января 2013. Архивировано 1 февраля 2013 года.
  5. «Frankfurter Zeitung», 1928, 5. Juni. Зигфрид Кракауэр. Киноведческие записки. Перевод с немецкого А. С. Тимашевой. ссылка проверена 27 декабря 2008
  6. Из воспоминаний А.Городницкого
  7. 1 2 Жан-Клод Конеса. «Октябрь: кризис изображения». Киноведческие записки. переводчик Евгения Илюхина ссылка проверена 27 декабря 2008
  8. Рауль Хаузман. «Довженковская Земля». Киноведческие записки. Перевод с немецкого С. Е. Шлапоберской. ссылка проверена 27 декабря 2008