Митрополи́т Онисифо́р (в миру Михаи́л Петро́вич Гринькович-Девочка; начало 1510-х — апрель 1592, Олешевичи) — Митрополит Киевский и всея Руси.

Митрополит Онисифор
Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси
27 февраля 1583 — 1589
Избрание 1579
Церковь Константинопольская православная церковь
Община Киевская митрополия
Предшественник Илия Куча
Преемник Михаил Рогоза
Деятельность священник
Имя при рождении Михаил Петрович Гринькович-Девочка
Рождение 1510-е
Смерть апрель 1592
Епископская хиротония 27 февраля 1583
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

По грамоте короля Сигизмунда II Августа он управлял Лаврашевским монастырём, который потом удержал за собой и в бытность митрополитом. наречён был в 1579 году, а хиротонисан 27 февраля 1583 года. В его управление киевской митрополией началось распространение католицизма в Великом княжестве Литовском. Иезуиты устраивали школы для воспитания юношества в духе католицизма, печатали книги, произносили проповеди. Низложен в 1589 году Патриархом Иеремией II за двоежёнство. Кроме факта двоежёнства (повторного вступления в брак овдовевшего супруга), никакие источники не указывают на какие-то случаи аморального поведения или исключительной нерадивости в исполнении церковных обязанностей. Скорее всего, он ничем не отличался от своих малодеятельных предшественников на митрополичьем престоле, неспособных бороться ни с внутренним кризисом, ни с внешними обстоятельствами, угрожающими православной церкви[1].

Происхождение

править

Девочки — витебский боярский род. В начале XVI века довольно низкого социального статуса, не чурались родства с мещанами, занимали мелкие служебные должности при магнатских дворах. В 1510-х годах получили имение Олешевичи Гродненского повета (ныне Мостовский район)[2].

В начале XVI века хозяйский дворянин Ивашко Девочка получил от некого Луки Бранцы имение, состоявшее из деревень Олешевичи и Кулешевичи и двух пустовщин — Талютевщина и Барсуновщина. В 1519 году Витебский боярин Пётр Гринькович, вместе с дядьками Васькой и Занькой Янковичами, получил имение в Олешевичах от брата последних Ивашки Девочки[2].

Петр Гринькович как гродненский боярин засвидетельствовал 11 октября 1523 года, что получил по своей жене дом в Бресте по улице Жидовской и просил освободить этот дом от всех местских налогов. За него в этом деле просил Брестский староста Юрий Иванович Ильинич, у которого Петр Гринькович служил писарем. Из документа от 1523 года следует, что жена Петра — Брестская мещанка, сестра Мартина Даньковича. Пётр Гринькович имел ещё некоторые имущественные дела по этому вопросу в Бресте 23 августа 1525 года[2].

На переписи 1528 года Гродненский боярин Петр Гринькович также упоминается. Тем же 1528 годом, 29 марта, датировано подтверждающее письмо великого князя Сигизмунда Старого хозяйскому дворянину Петру Гриньковичу на часть имения в Гродненском повете «у Волешевичъ, в Кулешевичахъ». 1532 годом, 15 декабря, датируется подтверждающее письмо великого князя Сигизмунда I Старого хозяйскому дворянину Петру Гриньковичу на право владения дворцом в Зенововщине Гродненского повета. Зеновщина — часть имения Ятвеск (сейчас не существует, территория Щучинского района) Гродненского повета, ранее была продана Петру Гриньковичу витебским хоружим Романом Гарасимовичем[2].

В 1538 и 1539 годах среди служителей Витебского воеводы упоминается Федька Девочка. В 1541 году, наверное, этот Фёдор как родственник выступал истцом вместе с Михном Петровичем и его дядьками Михайлом, Жданом в деле о праве владения Зенововщиной после покойного Петра Гриньковича[2].

Михаил Петрович Гринькович-Девочка — сын господарского дворянина Петра Гриньковича, пожалуй первый из рода, кто сделал значительную карьеру. Он занимал правительство городничего киевского, позже митрополичий престол Киевский, Галицкий и всей Руси[2].

В актовых книгах Гродненского земского суда конца XVI — начала XVII века некоторые земяне называют себя Гриньковичами-Девочками, такую двойную фамилию в 1597—1608 годы употреблял, например, Иоанн Фёдорович Гринькович-Девочка, родственник митрополита[2].

Ранняя биография

править

Постоянно жил в своем имении Олешевичи[2]. К 1540 году уже овдовел, имел по крайней мере двух детей. В 1540 году заключил второй брак с княжной Анной Тимофеевной Пузыной, отписал ей часть имения Олешевичи[3]. Тестю — князю Тимофею Ивановичу Пузыне, принадлежали имения Баличи (ныне Щучинский район), Глыбокое (Щучинский район), Мосты (ныне город Гродненской области) и Раковичи (Щучинский район), которые почти со всех сторон окружали Олешевичи, а также, наверное, Новый Двор, полученный Пузыном как приданое за женой[4].

В 1541 году Михна Петрович Гринькович вместе с дядей Михайлом, Жданом и родственником Федором был истцом в деле о праве владения Зенововщиной, частью имения Ятвеск, от своего покойного отца[4]. Упоминается как владелец Олешевичей в актах Гродненского земского суда под 1555 (под фамилией Гринькович) и 1558 годами и в Писцовой книге Гродненской экономии под 1558 годом[3].

Под фамилией Девочка упоминается как один из киевских урядников 15 июня 1562 года. В документах 1566—1570 годов Михаил Петрович Девочка называется киевским городничим, правительство имело ряд обязанностей, которые вынуждали постоянно жить в Киеве. В свое время украинский историк Леонид Тимошенко высказал мысль, что киевский городничий Михаил Девочка мог быть братом митрополита Онисифора девочки, но из завещания последнего обнаружилось, что это одно и то лицо. На пост 1567 года до 28 сентября Михаил Девочка, городничий Киевский «з ыменья своего Олешевич выслал сына своего Яроша, кони з ним 2, пнцр., пр., согай., саб., рогатн. Он же ставил драба 1 з рогатиною, мечом». Таким образом в то время временем в родительском имении жил совершеннолетний сын[5].

С конца 1570-х годов Михаил Петрович снова жил в своем имении Олешевичи. Подписался 14 февраля 1578 года как киевский городничий среди свидетелей завещания Гродненского земянина Юрия Быковского, составленного в имении Мокрец (сейчас не существует, территория Щучинского района) неподалёку от Олешевичей[3].

В том же 1578 году, 1 октября, «дворянин его королевской милости» Михаил Петрович Девочка представил в Гродненский земский суд выписку из актовых книг Виленского городского суда о продаже ему киевским римско-католическим епископом-номинатом Николаем Пацем грунта имения Рожанка (Щучинский район) Гродненского повета за 60 коп литовских грошей. Сам документ о продаже был составлен в Вильне 28 августа 1577 года, активирован в Вильнюсском Гродненском суде 15 декабря 1577 года, из него следует, что на тот момент Михаил Петрович был светским лицом и семейным человеком — грунт приобретался с возможностью передачи «малжонце, детемъ и потомъкомъ его», а также, что Пац продает грунт как малопотребный, так как лежит отдельно от других земель имения Рожанка, между землями имения Олешевичи[4].

Церковное служение

править

Перед тем, как стать митрополитом был игуменом Лавришевского монастыря (размещался возле Новогрудка — центра митрополичьей епархии в Литве), ещё со времён Сигизмунда II Августа, то есть, до 1572 года (последний год жизни монарха). На этот важный момент биографии будущего митрополита указывают все историки, однако источников они не приводят. В грамоте Сигизмунда III Михаилу Брольницкому на Лавришевский монастырь от 28.08.1591 года обще упоминается, что монастырь был предоставлен Онисифору девочке Сигизмундом Августом еще до времени поставления его на митрополита[6].

Согласно записи в акте Литовской метрики от 19.06.1579 года, в деле королевского секретаря Матфея Протасовича-Островского, сына умершего митрополита Ионы, Онисифор ещё именуется «нареченнымъ митрополитомъ». 12.12.1579 года как митрополит он заключил декрет с «инстигатором» о юрисдикцию в Киеве. Обстоятельства номинации и посвящения Онисифора являются не до конца выясненными. По крайней мере, остается загадкой информация о том, ещё вроде бы посвященная произошло лишь 27.02.1583 года. Примечательно, что в тот же день митрополит выдал вставленную грамоту иерею Афанасию. Важно, что уже в 1579 года началась архиерейская деятельность Онисифора, которая лучше документируется в 1580-х года[6].

Как отмечал митрополит Макарий (Булгаков), «Западнорусская Церковь нуждалась тогда, более чем когда-либо прежде, в пастырях и архипастырях достойнейших как по умственным качествам, так и по нравственным. Враги её — латиняне, особенно иезуиты, с каждым днём усиливались и усиливали на неё свои нападения. Завязывалась борьба открытая, в которой православные хотя старались принимать все меры для своей обороны, но, достаточно не приготовленные и не имея искусных вождей, поневоле во многом должны были уступать своим противникам. Доселе деятельность литовских иезуитов сосредоточивалась в Вильне и направлена была преимущественно на подавление протестантства. Теперь они успели утвердиться и в других местах Западнорусского края, и в некоторых почти исключительно для совращения православных»[7].

Православные в то время выступали на борьбу с иезуитами, организовывали братства, открывали православные школы, славянские типографии, где печатали книги для защиты православия, но не находили себе поддержки у митрополита Онисифора, который, не будучи подготовлен к той деятельности, какая от него требовалась по условиям времени, кроме того, явно тормозил деятельность православных братств и приходов стремился лишь к упрочнению влияния, и власти высшего духовенства за счёт православных приходов и братств, приобретших давно уже некоторые права в управлении православной церковью в Великом княжестве Литовском и выбиравших себе на основании старого обычая епископов, которые лишь утверждались киевским митрополитом. До нас дошло несколько жалоб братств и прихожан на митрополита. В 1585 году галицко-русские дворяне писали митрополиту: «А что еще горшего, ваша милость рачишь поставляти сам один епископы без свидетелей и без нас, братьи свои, чего вашей милости и правила забороняют; и за таким зквапным вашей милости совершением негодные ся в такий великий сан епископский совершают и поруганью закону святого на столици епископлей с жонами своими кроме всякого в стыду живут и детки плодят». Члены Львовского братства в своём объявлении 1600 годы говорили: «в духовном сословии умножились беспорядки при худом пастырстве киевского и галицкого митрополита Онисифора Девочки, двоеженца и человека веры сомнительной. Он дозволил епископами быть двоеженцам, а иным епископам жить с женами, несмотря на монашеские обеты и намножил несколько тысяч попов двоеженцев и троеженцев, подозреваемых в разных преступлениях».

Онисифор вступал в открытые тяжбы с прихожанами. Так, когда в 1579 году ему был пожалован королём виленский Троицкий монастырь и Онисифор воспрепятствовал исконному праву горожан виленских проверять монастырское имущество, горожане жаловались королю и король решил дело принципиально в пользу горожан. Митрополиту удалось добиться подтверждения королём прав и преимуществ высшего русского духовенства, и в 1585 году король Стефан Баторий подтвердил права митрополита и епископов отправлять духовные требы и суды без всяких вмешательств дворян, горожан и других светских лиц.

В важном вопросе о введении Григорианского календаря в употребление среди русского духовенства и русского православного населения, чего особенно добивались иезуиты в интересах пропаганды католицизма, Онисифору удалось удержаться при православной пасхалии и он в 1586 году выхлопотал от короля грамоту на право свободного пользования греческим календарём.

Низложение и последние годы

править

В 15881589 годах объезжал области Великого княжества Литовского константинопольский патриарх Иеремия II, который нашёл много неурядиц в православной церкви и, а также воспретил отправления богослужения священникам-двоежёнцам. Митрополит Онисифор был женат два раза и возведён был на митрополию вопреки канонам. Понятие «двоежёнство», однако, вовсе не означало двух жен одновременно, а применялось, когда после смерти первой жены брался второй брак-такое обстоятельство было препятствием для рукоположения в священнический сан и, соответственно, получения духовных должностей. Допускалось пострижение в монахи и занятие духовных должностей мужчинами, овдовевшими после смерти первой жены. В Вильне Иеремия II созвал собор, на котором произошло низложение митрополита Онисифора за двоежёнство. Из-за того, что преемником Онисифора на митрополичьем посту стал Михаил Рогоза, один из участников заключения Брестской унии 1596 года. Высказывалось мнение, что обвинение в «двоеженстве» — элемент кампании по дискредитации оппонента[4].

В 1590 году Онисифор покинул Виленский Свято-Троицкий монастырь. Не было достоверно известно, где он жил после этого-высказывались мнения, что при кафедральной церкви в Новогрудке или в Лавришевском монастыре. Завещание, однако, свидетельствует-последние годы он жил в своем имении Олешевичи[8].

В 1591 году, 10 января, когда Онисифор уже не был митрополитом, он по-прежнему называется «велебныи в Бозе его милость отецъ», когда его уполномоченный представил в суд для актикации выпись из гродненских гродских книг от 3 октября 1590 года об обстоятельствах приобретения части имения Ятвеск — Заболотье. Наверное, сразу после своего низложения бывший митрополит активно занялся упорядочением имущественных дел. Одновременно с выписью был представлен подробный инвентарь купленного имения, датированный 29 сентября 1590 года, по его словам, имение было приобретено за 650 коп литовских денег, состояло из 2 боярских служб и 10,5 служб людей тяглых[4].

В 1592 году, 10 апреля, Онисифор собственноручно сложил в своем имении Олешевичи завещание, где отмечал, что делает это «розумеючи мне по худом и утлом здоровъю моем, яко то у старости летех, иж есми ближшии смерти нижли жывоту». Уже 29 апреля 1592 года, трое сыновей Онисифора в Олешевичах составили письма о разделении между собой движимого и недвижимого отцовского имущества. Днём ранее, 28 апреля 1592 года, вдова бывшего митрополита княжна Анна Пузына свидетельствовала о получении от сыновей денежной суммы, записанной в завещании «небожчика пана Михаила, в духовенъстве названого отца Онисифора Петровича Девочки, митрополита Киевского, малжонка ее». Таким образом Онисифор умер в своём имении Олешевичи между 10 и 28 апреля 1592 года[8].

В завещании не было высказано пожелание о месте захоронения. Не упомянуты ни церковь, ни монастырь, ни даже представители духовенства. Богатое церковное убранство, которым владел бывший митрополит, было отдано им в заставу светским лицам. По мнению исследователей, из этого можно сделать вывод, что он был похоронен не в крупном и престижном монастыре Вильно, Новогрудка или в Лавришево, а в ближайшей от Олешевичей церкви. Православные землевладельцы восточной оконечности Гродненского повета, где находились и Олешевичи, избирали местом своего захоронения церковь Святого Николая в деревне Турейск (ныне Щучинский район). Также возможно, что бывшего митрополита похоронили в церкви, которая находилась на землях Девочек, по дороге из Ятвеска до Олешевичей, хотя и известна из источников как «церковь в Ятвеску», но располагалась вне больших поселений возле фольварка Шнипки (ныне Щучинский район). Неизвестно, были ли при этой церкви в конце XVI века кладбище или крипта. Возможно, вообще, в те времена церковь была приписной к другой[9].

Примечания

править

Литература

править
  • Лихач Е. Онисифор (Девочка) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб., 1902. — Т. 12: Обезьянинов — Очкин. — С. 266—267.
  • Грушевський М. До біографії митрополита Онисифора Дівочки // Записки НТШ. — Львів, 1906. — Т. 74, кн. 6. — С. 5-9
  • Макарий (Булгаков), митр. III. Митрополит Онисифор Петрович Девоча // История Русской Церкви. Кн. 5: Период разделения Русской Церкви на две митрополии: История Западнорусской, или Литовской, митрополии. — М., 1996. — С. 225—255. — 560 с. — ISBN 5-7302-0793-X.
  • Тимошенко Л. «Жаль намъ души и сумнѣнья вашей милости» (Киïвський митрополит Онисифор Дівочка перед викликами часу) (укр.) // Дрогобицький краєзнавчий збірник. — Дрогобич, 2006. — Вип. Х. — С. 149—165.
  • Лісейчыкаў Д. В., Бобер І. М. «Варуючы и милуючы малъжонку мою законную веньчалъную…»: жыццё і смерць мітрапаліта-«дваяжэнца» Анісіфара Дзевачкі (белор.) // Беларускі гістарычны часопіс. — 2018. — № 5. — С. 11—23.
  • Тимошенко Л. В. Онисифор (Девочка) // Православная энциклопедия. — М., 2018. — Т. LII : «Ной — Онуфрий». — С. 732-735. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-8957-2059-2.