Ону, Михаил Константинович

Михаил Константинович Ону (18351901) — русский дипломат, тайный советник.

Михаил Константинович Ону
Дата рождения 17 (29) марта 1835[1]
Дата смерти 20 мая (2 июня) 1901[1] (66 лет)
Место смерти
Род деятельности дипломат
Награды и премии
Орден Святого Владимира 2-й степени Орден Святого Владимира 3-й степени Орден Святой Анны 1-й степени Орден Святой Анны 2-й степени с императорской короной Орден Святого Станислава 1-й степени Орден Святого Станислава 2-й степени
Кавалер Большого креста ордена Спасителя Офицер ордена Спасителя Орден Меджидие 1-й степени Орден Меджидие 2-й степени
Командор ордена Вюртембергской короны Орден Льва и Солнца 2 степени Офицер ордена Таковского креста ME Order of Danilo I Cross BAR.svg
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Ону.

БиографияПравить

Происходил из древнего молдавского рода. Родился 17 (29) марта 1835 года.

С 1849 года находился при канцелярии главнокомандующего русской армией в Венгрии И. Ф. Паскевича.

После подавления Венгерского восстания оказался в России, где окончил гимназию и Лазаревский институт восточных языков[2]. Службу в Министерстве иностранных дел начал 12 декабря 1854 года в качестве студента при миссии в Константинополе, затем был там же 1-м драгоманом во время заключения Сан-Стефанского мира в 1878 году. После этого был произведён 14 апреля 1878 года в действительные статские советники и назначен советником того же посольства.

В дипломатических кругах получил известность как великолепный знаток языков и культуры стран Востока, особенно Турции. С 1889 года — чрезвычайный посланник и полномочный министр в Греции. В 1890 году был прикомандирован к наследнику престола вел. князю Николаю Александровичу в его путешествии на Дальний Восток. После серьёзной травмы, полученной вел. князем Георгием Александровичем, также участвовавшем в путешествии, Ону возвратился с ним в Европу. С 1 апреля 1890 года состоял в чине тайного советника.

Скончался в Афинах 20 мая (2 июня1901 года. Похоронен в Петербурге на Новодевичьем кладбище[3].

По воспоминаниям Ю. Я. Соловьёва:

Ону в своей дипломатической деятельности часто прибегал к совершенно восточным приёмам, но применял их с тонкостью и изворотливостью настоящего левантинца (под это понятие подходит все разноязычное и разноплеменное иностранное население прежнего Константинополя). Если Ону сплошь и рядом терялся на больших придворных и дипломатических приемах, зато он был блестящ в разговоре с одним или двумя собеседниками, делая иногда замечания, поражающие своей глубокой мудростью и точностью выражения мысли. Эти его способности, к сожалению, не были использованы министерством в полном объеме. Его недовольство петербургскими бюрократами сказывалось порой в весьма колких замечаниях на их счет… Что же касается делового анализа политической обстановки, то не раз бывали случаи, когда вопреки ходячей и общепринятой оценке положения в петербургских канцеляриях и при дворе Ону одной своей телеграммой освещал по-своему и с необыкновенным даром предвидения исход того или другого события. Так, например, <…> когда началась бурская война и когда ходячим мнением было то, что англичане очень скоро справятся с «восставшими бурами», Ону как-то заметил голландскому поверенному в делах ван Леннепу: «Через три года англичане будут утомлены». Мне это передавал сам ван Леннеп. При этом в его глазах сквозил какой-то наивный страх перед пророческим даром нашего старого посланника. Ону смотрел на свои посланнические обязанности с особой точки зрения: с высоты своего в самом деле незаурядного знания людей и политических отношений…
Не всегда, однако, деятельность нашего престарелого посланника встречала одобрение свыше. Характерна в этом отношении каламбурная пометка, сделанная на одном из его донесений Александром III: «А ну его».
Что касается придворных отношений, игравших в Афинах большую роль ввиду близости петербургского и афинского дворов, то они были для Ону весьма неприятны. Он, впрочем, умело скрывал то порой пренебрежительное отношение, которое проявлялось к нему весьма распущенными греческими принцами, опирающимися на интимные связи с нашей императорской семьёй.

НаградыПравить

российские
иностранные

СемьяПравить

Был женат на приёмной дочери барона А. Г. Жомини, Луизе Пети-де-Баронкур. Их дети:

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Петербургский некрополь / под ред. В. И. СаитовМихаил Матвеевич Стасюлевич, 1912.
  2. В «Историческом очерке Лазаревского института восточных языков» А. Зиновьева имя его в числе воспитанников отсутствует.
  3. петербургский некрополь. Т. 3. — С. 313.

ИсточникиПравить