Открыть главное меню

Осада Пскова (1581—1582)

Псковская оборона[2], в зарубежной историографии — Осада Пскова (18 августа 1581 — 4 февраля 1582) — крупное сражение между русским войском, оборонявшим город Псков, и войском Речи Посполитой на заключительном этапе Ливонской войны. Осада длилась с 18 августа 1581 года по 4 февраля 1582 года. Потерпев неудачу под стенами Пскова, король польский и великий князь литовский Стефан Баторий был вынужден пойти на переговоры с русским царём Иваном IV, которые закончились подписанием Ям-Запо́льского мирного договора.

Осада Пскова
польск. Oblężenie Pskowa
Основной конфликт: Ливонская Война
X1-109 1.jpg
Осада Пскова: ил. Бориса Чорикова из книги «Живописный Карамзин» (1836)
Дата 8 августа (18 августа) 158125 января (4 февраля) 1582
Место Псков
Итог победа русских
Противники

Флаг Речи Посполитой Речь Посполитая

Russian-coat-arm-1667.svg Русское царство
ВВД.png Войско Донское

Командующие

Флаг Речи Посполитой Стефан Баторий
Флаг Речи Посполитой Ян Замойский

Russian-coat-arm-1667.svg Иван Шуйский
ВВД.png Михаил Черкашенин 

Силы сторон

около 47 тыс. чел.,
включая
34 тыс. кавалерии
и 13 тыс. наёмной пехоты
20 крупных орудий [1]

около 1500 чел. дворян и казаков
св. 2500 стрельцов
и несколько тысяч городского ополчения

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Предыстория осадыПравить

Избрание на польско-литовский трон короля Стефана Батория ознаменовало собой начало нового этапа Ливонской войны. При вступлении на престол Баторий заявил, что главной целью его внешней политики будет возвращение утраченных в ходе предшествующих этапов земель и присоединение всей Ливонии. В первые годы правления ему пришлось заниматься укреплением своей власти и борьбой с мятежным Гданьском, что позволило Ивану IV предпринять успешный поход в Ливонию в 1577 году.

Однако уже в 1578 году вооруженные силы Речи Посполитой вступили в активную борьбу против России, вступив в союз с Швецией. Владея инициативой, в 1579 году Баторий провел стремительную кампанию против русских владений в Полоцкой земле, кульминацией которой стало взятие Полоцка. На следующий год он предпринял второй поход, на этот раз на русскую территорию и захватил крепости Великие Луки, Велиж, Невель, Усвят и Заволочье. В обеих кампаниях русская армия не успел предпринять мер по противодействию противнику. Третий поход в 1581 году был направлен на Псков

Подготовка обороны и силы сторонПравить

Польско-литовскиеПравить

В начале 1581 года король Стефан Баторий отверг предложение о мире царя Ивана IV и стал готовить очередную и самую масштабную кампанию против России. Для нового похода он занял денег у прусского герцога Альбрехта Фридриха (регентом которого с 1577 года стал Георг Фридрих, получивший этот пост при поддержке Батория), саксонского курфюрста Августа и бранденбургского курфюрста Иоганна Георга. Также он убедил сейм, собранный в феврале, согласиться на сбор налогов за два года. Сейм, в свою очередь, попросил короля этим походом закончить войну, так как шляхта и крестьяне устали от постоянных поборов для ведения боевых действий.

Среди военного руководства Речи Посполитой не было единодушия в вопросе о направлении удара. Будучи в Заволочье, Стефан Баторий созвал военный совет. Почти все считали, что необходимо идти ко Пскову, ибо овладение этим городом предаст в руки королю всю Ливонию, за которую и ведётся, собственно, война. Король и с ним некоторые воеводы были не прочь идти прямо к Новгороду, но нельзя было оставить в тылу Псков, где сосредоточены были значительные силы неприятеля. Это соображение заставило Батория согласиться с большинством и выступить ко Пскову[3].

Польско литовская армия собранная на восточном направлении насчитывала около 55 тысяч человек, из которых непосредственно в поход направилась основная часть - 47 тысяч человек в боевых частях.[1] Это число не включает многочисленных боевых и небоевых слуг (пахолков), которые сопровождали армию и принимали участие во вспомогательных действиях (охрана лагеря и обоза, сбор продовольствия и фуража, осадные работы). Польско-литовская армия включала: 10251 чел. наёмной коронной конницы (800 гусар придворной конницы, 43 гусарских хоругви, 6 казацких хоругвей, 5 рот конных аркибузиров)
11575 коронной пехоты (12 выбранецких рот, 16 рот польской пехоты, 28 рот венгерской пехоты, 5 рот немецкой пехоты)
4000 наёмной литовской конницы
1000 наёмной литовской пехоты
3000 казаков
15000 литовского посполитого рушения и отрядов литовской знати
Артиллерия армии включала 20 крупных стенобитных орудий и несколько десятков лёгких. Большой проблемой артиллерии был недостаток пороха.[1][4]

РусскиеПравить

Во второй половине XVI века Псков обладал мощнейшей системой оборонительных сооружений, в которую входили каменные крепостные стены Большого города, Средний город, Довмонтов город и кремль. Внешняя стена Большого города простиралась почти на 10 км и имела 37 башен и 48 ворот[5]. Стена пересекала реку Пскову двумя арками, имевшими нижние и верхние решётки для пропуска воды и судов. Башни имели по два и более ярусов. На стене были устроены переходы, связывающие вторые ярусы башен. Под башнями находились тайники (подземные ходы), обеспечивавшие связь между башнями. Высота стен обводов составляла 6,5 м и толщина 4-6 м[6].

Русское командование ждало нападения поляков на Псков уже летом 1580 года. Тогда псковский воевода князь Иван Шуйский получил в подчинение крупные силы — около 1000 поместной конницы, до 2000 татар, 500 конных казаков и 2700 стрельцов.[7] Это в целом соответствовало показаниям взятых в начале осады под Псковом пленных (1000 дворян и детей боярских, 500 казаков, 2500 стрельцов).[8] В ходе осады в город неоднократно пытались провести подкрепления. Как минимум однажды такая попытка увенчалась успехом, когда в крепость пробился отряд стрельцов (300-500 чел.) под командованием головы Федора Мясоедова.

Кроме профессиональных войск в обороне крепости помощь оказывало посадское население, численность которого достигала 20000 человек. Взрослая мужская часть населения (несколько тысяч человек) могла быть использована на второстепенных участках обороны, но их боеспособность была невысока. Устойчивость обороне придавала многочисленная артиллерия крепости, которая была пополнена вывозимыми из ливонских крепостей орудиями. В городе были накоплены значительные запасы пороха и ядер, позволивших весь период осады вести активный обстрел противника.[9]

Помимо «большого воеводы» Ивана Шуйского гарнизон возглавляли князь Василий Скопин-Шуйский, воевода Никита Очин-Плещеев, князь Андрей Хворостинин, князь Василий Лобанов-Ростовский. По приказу И. П. Шуйского псковичи выжгли весь посад за пределами городских стен, лишив тем самым поляков жилья и строительных материалов, а также улучшив этим пространственный обзор местности[10][11]. Русскими отрядами были опустошены и окрестности города, чтобы неприятель не мог найти там фураж и продовольствие[5].

Вне крепости действовала армия под общим командованием татарского царя Симеона Бекбулатовича, которая насчитывала около 7500 чел. (не считая слуг).[12] Так как русская армия существенно уступала противнику в численности, её задачей было действие на коммуникациях противника.

Начало походаПравить

Начало похода было намечено на середину лета, однако Баторию пришлось отложить выступление из-за набега русского отряда под командованием князя Дмитрия Хворостинина в Восточную Литву, чтобы нарушить планы противника. Переправившись за Днепр, русский отряд разорил окрестности Орши, Шклова и Могилёва. Наступление достигло цели. Стефан Баторий задержал приказ о наступлении на Псков, пока не получил известия об отходе русских из Литвы. Это позволило укрепить оборону города.

Начало осадыПравить

 
Карта осады

Переправившись через Великую, 18 августа передовые отряды войска Речи Посполитой подошли к городу с юга. Увидев малочисленность авангарда противника, русские воеводы предприняли вылазку и отбросили противника на несколько вёрст.

В течение недели Баторий вёл разведку русских укреплений, и только 26 августа приказал основным силам своей армии подступить к городу. Однако солдаты вскоре попали под огонь русских пушек и отступили к реке Черёха. Здесь Баторий устроил укреплённый лагерь, стал рыть траншеи и ставить туры, чтобы приблизиться к стенам крепости. Свой шатёр Баторий приказал поставить недалеко от стен Пскова на московской дороге у церкви Николы Чудотворца. Ночью русская крепостная артиллерия открыла огонь по лагерю, нанеся польско-литовскому войску значительный ущерб. Для устрашения псковичей был проведён парад-смотр войск, принимали его польский король Стефан Баторий и главнокомандующий армии, коронный гетман Ян Замойский[10]. Отдельными отрядами осаждавших были заняты пригородные монастыри: Снетогорский, Любятовский, Ивановский, Мирожский и другие[13].

1 сентября поляки начали осадные работы. Позиции противника от реки Великой занимали последовательно отряды венгров, немцев, поляков и литовцев. Они копали большие траншеи, постепенно приближаясь к крепостному рву, и одновременно обустраивали в траншеях большие и малые землянки[13]. Выкапываемую из траншей землю использовали как вал, чтобы сделать невозможным наблюдение за осадными работами со стен Пскова. Также в насыпях валов были проделаны амбразуры для стрельбы по городу во время штурма. Осадным работам очень мешала крепостная артиллерия, активность которой нарастала. Ежедневные потери польско-литовской армии составляли несколько десятков человек.

В ночь с 4 на 5 сентября осаждающие подкатили пять туров к Покровской и Свиной башням на южном фасе стен и, поставив 20 орудий, с утра 6 сентября начали обстреливать обе башни и 150 м стены между ними. К вечеру 7 сентября башни были сильно повреждены, а в стене образовались проломы, один из которых достигал ширины 50 м. Но осаждённые успели соорудить против пролома новую дерево-земляную стену[13]. Кроме того, между каменной и дерево-земляной стенами находился ров.

Первый штурмПравить

Вечером 8 сентября войска Речи Посполитой пошли на штурм. Решению предшествовала дискуссия. Поляки во главе с Я. Замойским предлагали отложить штурм, чтобы расширить пролом напротив польских позиций. Но из-за недостатка пороха и опасения усиления русской обороны за стенами штурм было решено провести немедленно. Высланные отряды разведчиков (20 поляков и 50 немцев) удостоверились что пролом пригоден для штурма и подали сигнал остальным.

 
Современный вид Покровской башни

Атакующим удалось быстро захватить обе повреждённые башни. На них были подняты королевские хоругви и открыт огонь по городу. Стефан Баторий был уверен, что штурм удался и его воины ворвались в Псков. Однако атака польской колонны замедлилась из-за глубокого рва, преграждавшего путь в глубь крепости и сопротивления русский войск, развёрнутых перед проломом. Венграм также не удалось пробиться из захваченной башни.[14]

Однако выстрелами из большой пушки «Барс», развёрнутой на Похвальском раскате и способной посылать ядра на расстояние более 1 км, занятая поляками Свиная башня была частично разрушена. Затем её развалины русские взорвали, подкатив бочки с порохом. Взрыв и сильных пожар заставил уцелевших поляков покинуть её, что послужил сигналом к контратаке, которую возглавил сам Шуйский. В пролом в стене двинулись свежие силы русских ратников. В первых рядах шли с иконами монахи Арсений — келарь Печерского монастыря, Иона Наумов — казначей Снетогорского монастыря, и игумен Мартирий. В миру они были детьми боярскими и храбро вступили в рукопашный бой с противником.[15]

Русским удалось не только выбить поляков из пролома в стене, но и ворваться в неприятельские траншеи. По приказу воевод в бою приняли участие и жители города. Некоторые из них приняли участие в рукопашной схватке, а другие помогали раненым и подносили припасы. После отражения штурма со стороны польских позиций, была предпринята контратака против венгров и немцев в Покровской башне. Под неё также подложили порох и подожгли его. В результате неприятель не смог удержать это последнее контролируемое в Пскове укрепление и отступил.

Описание штурма с русской стороны (Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков):

 
Аллегорическое изображение штурма 8 сентября на картине "Осада Пскова королём Стефаном Баторием в 1581 году". К. Брюллов, 1843


После всего этого в тот же день, в шестом часу, словно великий поток зашумел и сильный гром загремел — то все бесчисленное войско, закричав, устремилось скоро и спешно к проломам в городской стене, щитами же и оружием своим, и ручницами, и бесчисленными копьями, как кровлею, закрываясь... Пролом, пробитый литовскими снарядами, был велик и удобен для прохода, даже на конях можно было въезжать на городскую стену. После литовского обстрела не осталось в местах пролома, у Покровских и Свиных ворот, никакой защиты и укрытия, за которыми можно было бы стоять. В то время у проломов внутри города деревянная стена со множеством бойниц для защиты от литовцев во время приступа к городу еще не была закончена из-за бесчисленной и беспрестанной пальбы литовских орудий, только основание ее было заложено. Поэтому многие литовские воины вскочили на стену града Пскова, а многие ротмистры и гайдуки со своими знаменами заняли Покровскую и Свиную башни и из-за щитков своих и из бойниц в город по христианскому войску беспрестанно стреляли... С Похвальского раската из огромной пищали «Барс» ударили по Свиной башне, и не промахнулись, и множество воинов литовских в башне побили. Кроме того, государевы бояре и воеводы повелели заложить под Свиную башню много пороха и взорвать ее... Крепко билась литва с русским воинством на стенах города у Покровской башни и на всем проломе, государевы же бояре и воеводы со всем христианским псковским воинством так же крепко против них стояли и не давали сойти в град Псков... И так божьей милостью, молитвою и заступничеством пречистой богородицы и великих святых чудотворцев сбили литовскую силу с проломного места, и по благодати Христовой там, где на псковской стене стояла литовская нога, в тех местах вновь христианские воины утвердились и со стены били литву уже за городом и добивали оставшихся еще в Покровской башне. [16]

Описание штурма с польской стороны. (Дневник Станислава Пиотровского):
Венгерцы и немцы, на глазах у множества зрителей, подбежав к наружной разбитой башне, быстро заняли ее; тотчас выкинули четыре хоругви и открыли с нее огонь русским. Нам издали казалось, что город уже взят. Через четверть часа ринулись наши с своими хоругвями к другому пролому и к другой разбитой башне... Одни заняли полуразрушенную башню и набились туда битком, другие через пролом ломились в город, но здесь нашли то, чего не ожидали. Они очутились на обвале стены, соскочить с которой в город было высоко и трудно; каждый рисковал сломить себе шею. Русских за стеною была тьма, так что наши по неволе должны были остановиться. Тогда-то, о Господи, со стен посыпались как град пули и камни на всех тех, которые толпились внизу; из окопов стреляли по этим зубцам но безуспешно. Те из них, которые забрались в первую башню, тоже рады бы броситься в город, но и им было не в мочь. Затем русские открыли пальбу по башне, где засели поляки, ядром сбили ее щит и крышу (до сих пор державшуюся на ней), так что она обрушалась на наши войска, стоявшие внизу; только к счастью не убила никого, а ранила нескольких. Потом русские под обе башни подложили пороху, чтобы выжить наших, подкладывали и головни, отчего деревянные связи в башне, где были поляки, быстро загорелись, так что нашим по необходимости пришлось очистить башню. Те которые сражались в проломе и оборонялись сколько могли от русских, занимавших зубцы и стрелявших оттуда, тоже принуждены были отступить. Овладевшие другою башнею ещё держались, но к вечеру и те ретировались... Трагедия эта продолжалась от 19 до 23 часа. [17]

По сведениям художественной русской повести в этом бою потери защитников составили убитыми 863 человека, а ранеными 1626 человек.[18] Польские войска потеряли не менее 5000 человек убитыми и множество ранеными, часть из которых умерли после боя. Среди убитых и тяжелораненых было несколько польских ротмистров и командир венгерской пехоты Габор Бекеш. [19]

ОсадаПравить

После неудачи штурма Стефан Баторий приказал вести подкопы, чтобы взорвать стены[11]. Два подкопа русским удалось уничтожить с помощью минных галерей[5], остальные осаждавшие так и не смогли довести до конца. 24 октября батареи войск Речи Посполитой стали обстреливать Псков из-за реки Великой раскалёнными ядрами, чтобы вызвать пожары, но защитники города быстро справились с огнём. Через четыре дня отряд с ломами и кирками подошёл к стене со стороны Великой между угловой башней и Покровскими воротами и разрушил подошву стены. Она обрушилась, однако оказалось, что за этой стеной есть ещё одна стена и ров, которые штурмующие преодолеть не смогли. Осаждённые бросали им на головы камни и горшки с порохом, лили кипяток и смолу[11].

2 ноября армия Батория предприняла последний штурм Пскова. На этот раз атаковали западную стену. До этого в течение пяти дней она подвергалась мощному обстрелу и в нескольких местах оказалась разрушена. Однако защитники Пскова встретили противника сильным огнём, и штурмующие повернули обратно, так и не дойдя до проломов.

Основные силы русской армии в Новгороде, Ржеве и Старице бездействовали[11]. Однако в Псков сумел пробиться стрелецкий голова Фёдор Мясоедов с довольно многочисленной дружиной.

6 ноября Баторий убрал орудия с батарей, прекратил осадные работы и стал готовиться к зимовке. Одновременно он послал отряды немцев и венгров захватить Псково-Печерский монастырь в 60 км от Пскова, однако гарнизон из 300 стрельцов при поддержке монахов успешно отбил два приступа, и неприятель вынужден был отступить[11].

Стефан Баторий, убедившись, что Псков ему не взять, в ноябре передал командование великому коронному гетману Яну Замойскому, а сам отбыл в Вильно, забрав с собой почти всех наёмников. В результате численность войска уменьшилась почти вдвое — до 26 тысяч человек[6][11]. Осаждающие страдали от холодов и болезней, росло число умерших и дезертирство. Защитники города постоянно тревожили поляков смелыми вылазками, всего предприняв 46 нападений на стан врага.

Ям-Запольский мирный договорПравить

Продолжая боевые действия под Псковом, враждующие стороны начали мирные переговоры 13 декабря 1581 года. Мирный договор сроком на 10 лет между Речью Посполитой и Русским царством был заключён 15 января 1582 в деревне Киверова Гора в 15 верстах от Запольского Яма и завершил Ливонскую войну 15581583 годов.

Согласно условиям договора Россия отказывалась в пользу Речи Посполитой от всех своих владений в Прибалтике и Белоруссии, завоёванных в ходе войны: Курляндии, 40 городов в Ливонии, города Полоцка с поветом (уездом), а также от города Велижа с округой. Речь Посполитая возвращала царю захваченные в течение войны земли: «пригороды» Пскова (то есть города Псковской земли — Опочку, Порхов и другие, попавшие в зону военных действий); Великие Луки, Невель, Холм и Себеж.

О заключении мира в Пскове узнали 17 января 1582 года. Эту весть принёс в город боярский сын Александр Хрущов. Но только 4 февраля польско-литовская армия сняла осаду Пскова, так и не сумев взять его в течение полугода. Когда ушли последние отряды противника, псковичи открыли городские ворота[10].

Историческое значениеПравить

 
Памятник 300-летию Обороны 1581 г.

Успешная оборона Пскова сыграла большую роль в истории России. Под Псковом Баторий потерпел самую крупную неудачу в войне с Россией. Псков стал бастионом, о который разбилась волна неприятельского нашествия[20]. Успех в обороне города был достигнут благодаря твёрдому и мудрому командованию Ивана Шуйского и высокому моральному духу гарнизона и жителей Пскова. Даже женщины и дети принимали активное участие в обороне. Кроме того, русское командование сумело определить заранее направление главного удара противника и подготовить город к обороне. В результате неудачи под Псковом Стефан Баторий был вынужден заключить мирный договор с Иваном IV. И хотя Россия теряла все свои завоевания в Ливонии, но сумела вернуть захваченные противником города Великие Луки, Заволочье, Невель, Холм, Себеж, Остров, Красный, Изборск, Гдов и все другие Псковские пригороды.

Историк Н. М. Карамзин в «Истории государства Российского» так оценил значение победы у стен Пскова:

  В первый раз мы заключили мир столь безвыгодный, едва не бесчестный с Литвою и если удерживались ещё в своих древних пределах, не отдали и более: то честь принадлежит Пскову: он, как твёрдый оплот, сокрушил непобедимость Стефанову; взяв его, Баторий не удовольствовался бы Ливониею; не оставил бы за Россиею ни Смоленска, ни земли Северской; взял бы, может быть, и Новгород… То истина, что Псков или Шуйский спас Россию от величайшей опасности, и память сей важной заслуги не изгладится в нашей истории, доколе мы не утратим любви к отечеству и своего имени. 

Схожую оценку дал историк А. А. Михайлов[21]:

 Падение для Пскова означало бы для Руси полный военный разгром. Под стенами города бесспорно стояла превосходная армия, вполне владевшая всеми современными для этой эпохи приёмами ведения войны. У Батория имелась отличная артиллерия, опытные инженеры, возводившие осадные батареи, рейтары из Германии, многочисленные литовские, польские и венгерские воины, наемники из Франции, Шотландии и других стран. Осаждавшим нельзя было отказать ни в воинском искусстве, ни в мужестве. Тем не менее гарнизон и жители Пскова выдержали тяжелую пятимесячную осаду и не сдали города противнику. 

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Kotarski, Henryk.Wojsko polsko-litewskie podczas wojny inflanckiej 1576–1582. Sprawy organizacyjne, cz. IV //Studia i Materiały do Historii Wojskowości. T. 18. Warszawa, 1972. P. 3–92
  2. Псковская оборона // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  3. Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. Том VI. Глава VI.
  4. Kupisz, Dariusz.Psków 1581–1582. Warszawa: Bellona, 2006, p. 70-87
  5. 1 2 3 Соколов Б. В. Осада Пскова польским королём Стефаном Баторием в 1581 г.. Дата обращения 30 декабря 2012. Архивировано 5 января 2013 года.
  6. 1 2 Разин Е. А. История военного искусства. Том II. Часть II. Глава 7
  7. Разряды похода великого князя Симеона Бекбулатовича Тверского в войне с Польшей // Сборник Московского Архива Министерства Юстиции. Том VI. М. 1914, с. 1-13
  8. Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию. Псков. 1882, с. 91
  9. Лобин А.Н. Артиллерия Ивана Грозного. М.: Яуза, 2019, с. 289-294
  10. 1 2 3 Осада Пскова 1581—1582 годов. Дата обращения 11 ноября 2012. Архивировано 19 ноября 2012 года.
  11. 1 2 3 4 5 6 Осада Пскова войсками Стефана Батория. Дата обращения 11 ноября 2012. Архивировано 19 ноября 2012 года.
  12. Документы о Ливонской войне // Археографический ежегодник за 1960 г. М. 1962, с. 267-271
  13. 1 2 3 Осада Пскова 1581—1582 гг.. Дата обращения 11 ноября 2012. Архивировано 4 декабря 2012 года.
  14. Гейденштейн Р. Записки о московской войне. СПб., 1889. С. 210–212.
  15. Воинские повести Древней Руси. Л., 1985. С. 374–377.
  16. Воинские повести Древней Руси. Л., 1985. С. 368–376.
  17. Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию. Псков. 1882. С. 116–118
  18. Воинские повести Древней Руси. Л., 1985. С. 377–378.
  19. Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию. Псков, 1882. С. 116–117.
  20. Скрынников Р. Г. Иван Грозный.
  21. Осада Пскова глазами иностранцев: Дневники походов Батория на Россию (1580—1581 гг.). — Псков: Псковская областная типография, 2005. — С. 110. — ISBN 5-94542-140-5.

ЛитератураПравить

  • Осада Пскова глазами иностранцев. Дневники походов Батория на Россию (1580—1581) / Вступ. ст. и коммент. д.и.н. проф. А. А. Михайлова; Биогр. очерк Левина Н. Ф. — Псков, 2005. — 504 с., ил. — (Серия «Псковская историческая библиотека»).
  • Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков. Перевод В. И. Охотниковой.
  • Соколов Б. В. Осада Пскова польским королём Стефаном Баторием в 1581 г. — Сто великих войн,. — М., 2001.
  • Tadeusz Korzon. Dzieje wojen w Polsce, tom II, Kraków 1912
  • Dariusz Kupisz. Psków 1581—1582, Warszawa 2007
  • Kotarski Henryk Wojsko polsko-litewskie podczas wojny inflanckiej 1576–1582. Sprawy organizacyjne, cz. IV //Studia i Materiały do Historii Wojskowości. T. 18. Warszawa, 1972. P. 3–92.

СсылкиПравить