Открыть главное меню

Отдел А восточных среднерусских говоров

Отдел А на карте восточных среднерусских акающих говоров
На основе данных[1][2][3]

Отде́л А восто́чных среднеру́сских го́воров — среднерусские говоры, не образующие самостоятельной группы, распространённые на территории юго-западной и центральной частей Московской области, включая территорию города Москвы. Данные говоры (особенно в северо-восточной части территории отдела) характеризуются наибольшей близостью к русскому литературному языку[4]. Говоры отдела А являются частью более крупного диалектного объединения — восточных среднерусских акающих говоров[1].

Содержание

Вопросы классификацииПравить

Классификация:

Гдовская группа говоровНовгородские говорыПсковская группа говоровСелигеро-Торжковские говорыГоворы Чухломского островаВладимирско-Поволжская группа говоровГоворы отдела АГоворы отдела БГоворы отдела В 
Отдел А на карте среднерусских говоров

Говоры отдела А как обособленная единица диалектного членения впервые появились на диалектологической карте русского языка 1965 года. На карте 1915 года они входили в различные части западной и восточной групп средневеликорусских говоров. Представляющие собой сочетание несовпадающих друг с другом и непоследовательно распространённых ареалов разнородных диалектных черт, восточные среднерусские акающие говоры не могут быть разделены на диалектные величины с ярко выраженными определёнными языковыми комплексами, поэтому в их составе намечаются частные подразделения, именуемые отделами (ниже рангом, чем группы говоров), которые выделяются исключительно в восточных среднерусских акающих говорах и не применяются в членении других диалектных объединений русского языка на карте 1965 года. Говоры запада и центра Московской области выделены в отдел А[1].

Исторически являясь областью длительных междиалектных контактов говоры отделы А, как и все среднерусские говоры, сочетают в себе различные диалектные черты наречий, групп говоров и диалектных зон. Такая неоднородность языковой характеристики отдела отражена в структурно-типологической классификации Н. Н. Пшеничновой, в которой на третьем уровне выделяется группа говоров Центрального среднерусского диалектного типа (с вкраплениями различных переходных говоров), близкого по территории входящих в них говоров к отделу А, исключая южную часть отдела А, которая отнесена к южнорусскому диалектному типу[5].

Область распространенияПравить

Говоры отдела А распространены в юго-западной и центральной частях Московской области, а также на небольшой части севера Калужской области. На севере говоры отдела А граничат с говорами Владимирско-Поволжской группы, включая Тверскую подгруппу, на западе с Селигеро-Торжковскими говорами западных среднерусских говоров и Верхне-Днепровской группой говоров южного наречия, на юге с Тульской группой южного наречия и на востоке с говорами отдела Б восточных среднерусских акающих говоров[1].

ИсторияПравить

Формирование говоров отдела А происходило на территории, где дольше всех сохранялся среди восточных славян балтийский языковой остров — племя голядь, что выделяет отдел А среди других восточных среднерусских акающих говоров, в том числе и отсутствием финно-угорского лексического субстрата и, возможно, фонетического, если рассматривать предположение о финно-угорском происхождении цоканья. Говоры отдела А развивались как часть Ростово-Суздальского диалекта, но в отличие от остальных говоров Ростово-Суздальской земли испытывали сильное влияние других, прежде всего акающих южнорусских диалектов, формирование центра русского государства в Москве способствовало притоку на территорию распространения говоров отдела А носителей разных русских диалектов и образованию по терминологии Р. И. Аванесова среднерусских говоров первичного типа (возникших в результате этнического смешения носителей первоначально различных диалектов, поэтому не имеющих основу и наслоение)[6][7]. Говоры отдела А, прежде всего московские, стали основой формирования русского литературного языка.

Особенности говоровПравить

Говоры отдела А являются типичными среднерусскими, которые включают в свой состав диалектные черты, порознь характерные обоим наречиям. При этом юго-западные и южные говоры отдела А отличаются близостью к говорам южного наречия и юго-восточной диалектной зоны по сравнению с северной и северо-восточной частями отдела[8].

Говоры отдела А разделяют все диалектные черты, которые характерны среднерусским говорам в целом, восточным среднерусским говорам, а также восточным среднерусским акающим говорам. Отличием от других восточных среднерусских акающих говоров является распространение в говорах отдела А черт I типа центральной территории, неизвестных в говорах отделов Б и В, а также отсутствие ряда восточных среднерусских диалектных черт в южных говорах отдела А[1].

ФонетикаПравить

  1. Аканье — неразличение гласных неверхнего подъёма в безударных слогах после твёрдых согласных[9][10][11].
  2. Умеренное яканье, сочетающееся с элементами иканья[12] (при умеренном яканье гласные [е], [о] и [а] перед твёрдыми согласными совпадают в звуке [а], а перед мягкими в звуке [и], при иканье совпадают только в [и], таким образом возможно произношение как [и], так и [а] перед твёрдыми согласными), а также разновидность умеренного яканья, при которой перед мягкими согласными в соответствии [а] возможно произношение гласного [а]: гл'[а]ди (гляди). Иканье также распространено в части Селигеро-Торжковских говоров и в виде мелких ареалов во многих других среднерусских говорах. Наличие редких случаев еканья[12][13][14].
  3. Совпадение гласных [а] и [о] в гласном [ъ] в заударных слогах: на́д[ъ] (надо), до́м[ъ] (дома), из го́р[ъ]да (из города), вы́с[ъ]жу (высажу) и т. д. при отсутствии совпадение этих же гласных в [а] как в юго-восточной диалектной зоне.
  4. Произношение словоформ глаголов прошедшего времени муж. рода тряс и запряг с гласным [о] под ударением: т[р’о]с, зап[р’о́]г как в южнорусском наречии.
  5. Распространение произношения слова кринка с твёрдым [р]: к[ры́]нка. Подобное произношение известно в Лачских говорах севернорусского наречия.
  6. Отсутствие цоканья, характерного для большинства остальных восточных среднерусских акающих говоров[15][16][17].
  7. Рассеянное распространение (отсутствует в центральных районах отдела) фонетически закономерного произношения т’ — д’ в соответствии к’ — г’ как в корнях, так и на стыках морфем: [ти́]слой (кислый), [ди́]бел’ (гибель), ру́[ти] (руки), но́[ди] (ноги). Данная черта известна во Владимирско-Поволжской группе говоров[1].

Морфология и синтаксисПравить

  1. Распространение южнорусской формы повелительного наклонения от глагола лечь: [л’аш].
  2. Распространение форм родительного пад. ед. числа с окончанием у существительных жен. рода, оканчивающихся на и c основой на твёрдый согласный в сочетании с предлогом у: у жен[е́], у ма́м'[и] и т. п. Явление характерно для южнорусского наречия, такие формы также распространены в соседних южных говорах Владимирско-Поволжской группы.
  3. Совпадение безударных окончаний 3-го лица мн. числа глаголов I и II спряжения как и в южнорусском наречии: пи́ш[ут], но́с'[у]т и т. п.[18]
  4. Распространение как и в юго-восточной диалектной зоне ударного гласного [о] во всех личных формах глаголов I спряжения наст. времени: нес'[о́]ш, нес'[о́]т, нес'[о́]м, нес'[о́]те и др.
  5. Склонение существительного мышь по типу слов муж. рода: мыш, мыша́, мышу́ и т. д. Данное явление нерегулярно встречается по всей территории распространения русских диалектов[1].

ЛексикаПравить

Отсутствие общих для всех восточных среднерусских говоров слов зы́бка (подвешиваемая к потолку колыбель) и о́зимь (всходы ржи).

Диалектные черты центральной территорииПравить

Для говоров отдела А, как и для всех восточных среднерусских акающих говоров, характерно наличие в их языковых комплексах явлений центральной территории, но в отличие от других акающих говоров на территории распространения говоров отдела А известны также черты центра I типа: наличие твёрдой возвратной частицы , -са в различных формах глаголов: умо́йу[с] или умо́йу[са], умо́й[са], умы́л[са], умо́йеш[са] и т. п.; распространение долгих мягких шипящих ш’ш’ , ж’ж’: [ш’ш']у́ка, та[ш’ш']у́, во[ж’ж']и́ и т. п.[19]; но при этом распространены как в периферийных говорах парадигмы глаголов с обобщением задненёбных согласных в основе: пе[к]у́, пе[к']о́ш, пе[к']о́те, пе[к]у́т и т. д.[1]

Южные говоры отдела АПравить

Для говоров отдела А, характеризующихся своей разнородностью, присущи территориальные различия. В южных говорах отдела отсутствует значительное число диалектных явлений, общих для всех восточных среднерусских говоров, преимущественно явлений севернорусского наречия, вместо которых распространены южнорусские черты:

  1. Отсутствие результатов выпадения интервокального [j], ассимиляции и стяжения гласных в личных формах глаголов и прилагательных (молод[а́jа], кра́сн[аjа]; зн[аjе]т и т. д.) вместо отсутствия [j] в интервокальном положении и наличия явлений ассимиляции и стяжения в возникающих при этом сочетаниях гласных[20].
  2. Распространение форм существительных мн. числа волк, вор в именительном пад. с ударением на окончании: волки́, воры́ вместо форм с ударением на основе: во́лки, во́ры.
  3. Распространение форм родительного и винительного пад. ед. числа личных и возвратных местоимений с окончанием : мен[ê], теб[ê], себ[ê] вместо севернорусских форм: мен'[а́], теб'[а́], себ'[а́].
  4. Южнорусское окончание -т’ при его наличии в форме 3-го лица глаголов ед. и мн. числа: но́си[т'], но́с’а[т'] вместо твёрдого в окончании: но́си[т], но́с’а[т][21].
  5. Ударение на основе в личных формах ед. и мн. числа у глаголов II спряжения: со́лиш, со́лит, со́лиш вместо ударения на окончании: соли́ш, соли́т, соли́м и др.

Одной из немногих черт северного наречия, распространённых в южных говорах отдела А является смычно-взрывное образование задненёбной звонкой фонемы [г] и её чередование с [к] в конце слова и слога[22]. Эта общая и одна из наиболее важных для среднерусских говоров черт является также единственной общей севернорусской чертой для всей территории распространения говоров отдела А.

Вместе с тем в южных говорах распространены явления юго-восточной диалектной зоны, встречающиеся и в отделе В восточных среднерусских акающих говоров: произношение с мягким [р'] слова старший: ста́[р']ший; Форма родительного пад. мн. числа с окончанием -ов у существительных жен. рода с окончанием , имеющих как твёрдую, так и мягкую основу: ба́бушк[ов], дере́вн'[ов] и т. п.; исключительное распространение слов с суффиксом -ик- в названиях ягод: земл’ан[и́к]а, черн[и́к]а и т. п; исключительное распространение формы именительного пад. мн. числа местоимения 3-го лица с окончанием : они́ и др.[1]

Говор деревни ПарфёнкиПравить

Деревня Парфёнки расположена в Истринском районе Московской области в западном направлении от Москвы в сторону Волоколамска на расстоянии около 60 км. Говор этой деревни наиболее известен среди говоров отдела А. В 1903 году он был объектом исследования российского лингвиста, члена Московской диалектологической комиссии Н. Н. Дурново. В 60-х гг. фонетико-морфологическое описание этого говора было проведено Т. Г. Паникоровской[23].

Фрагмент речиПравить

— Сат д’иржу́. Ф саду́ фс’о йэс’т' — и крыжо́вн’ик, и смаро́д’инъ, и йа́блон’ь, и сл’и́въ, и в’и́шн’ь. Фс’о йэс’т'. (А в этом году есть?) Йэс’т', но ма́лъ. Йа́блыкъф о́ч’ин’ ма́лъ, и в’и́шн’и то́жэ ма́лъ, и сл’и́вы ма́лъ. Ну фс’о йэ́с’т', то́къ помал’э́н’ку. Сморо́д’инъ бал’ша́йь харо́шъйь с’и́л’нъйь, крыжо́вн’ик харо́шый.

— (А цвели весной?) Цв’ил’и́. Оч’ин’ хърашо́ цв’ил’и́. Упа́л цв’эт, нав’э́рнъйь, па хо́лъду… Н’эт, пач’иму́? То́л’къ вот два го́дъ та́к штъ н’эт, плахо́й урожа́й, а то́ о́ч’ин’ харо́шый был урожа́й. Во́т штъ то́къ ф про́шлъм году́, мы но́нч’и, н’и ва́жнъ. А ф про́шлом году́ йа́блок’и бы́л’и харо́шыйь.

— (А погода весной какая была?) Плъха́йь была́ паго́дъ, хало́дныйь в’ирн’э́йь, н’ич’иво́ харо́шъвъ н’э́ былъ.

— (А вот раньше лён сажали?) Л’он с’э́ил’и. Фс’о с’э́ил’и, што пало́жъно, и ъгаро́х, и л’о́н, фс’о с’э́ил’и, как ид’инал’и́чнъ и́л’и сафхо́з’ь, ф калхо́з’ь. Ф калхо́з’ь мы с’э́ил’и, ф съфхо́з’ь н’э с’е́ил’и. Йэд’инал’и́ч’нъ фс’о с’э́ил’и, и ъгаро́х с’э́ил’и, и л’о́н с’э́ил’и, и ро́ш ч’а́к жъ и ав’о́с, ну вапш:'э́ фс’о. То́къ фс’о рука́м’и, фс’о рука́м’и, у на́с н’э́ былъ н’икак’и́х…

— (А как пряли?) Пр’ала́ нагр’э́бн’ь самопр’а́лк’и, пр’ам то́къ на гр’э́бн’ь шъ. (А как устроена?) Устро́йьнъ. Данцо́ да гр’иб’ишо́к стаи́т, и во́т так с’ижу́ и пр’иду́.

Куликова Мария Васильевна (65 лет), год записи: 1970[24][25].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова. Диалектное членение русского языка. М.: Наука, 1970. 2-е изд.: М.: Едиториал УРСС, 2004
  2. Русские. Монография Института этнологии и антропологии
  3. Федеральная целевая программа Русский язык. Региональный центр НИТ ПетрГУ
  4. Язык русской деревни. О диалектном членении русского языка
  5. Пшеничнова Н. Н. Структурно-типологическая классификация и диалектное членение русского языка // Dialectologia slavica. 4: Сб. к 85-летию С. Б. Бернштейна.- М., 1995
  6. Аванесов Р. И. Вопросы образования русского языка в его говорах, Вестник Московского университета, № 9, 1947
  7. Горшкова К. В. Историческая диалектология русского языка, М.: Просвещение, 1972
  8. Образование севернорусского наречия и среднерусских говоров, под ред. В. Г. Орловой. М., Наука, 1970
  9. Язык русской деревни. Карта 12. Различение или совпадение о и а в предударных слогах после твёрдых согласных (оканье и аканье)
  10. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Карта. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных
  11. Легенда. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных
  12. 1 2 Язык русской деревни. Карта 13. Различение и неразличение гласных в первом предударном слоге после мягких согласных
  13. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Карта. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъема в первом предударном слоге после мягких согласных
  14. Легенда. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъема в первом предударном слоге после мягких согласных
  15. Язык русской деревни. Карта 16. Различение и неразличение согласных на месте ц и ч
  16. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Карта. Различение или совпадение согласных на месте ч и ц
  17. Легенда. Различение или совпадение согласных на месте ч и ц
  18. Язык русской деревни. Карта 23. Форма 3-го лица множественного числа глаголов II спряжения с ударением на основе
  19. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Шипящие щелевые согласные
  20. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Среднеязычный j
  21. Язык русской деревни. Карта 22. Т — т' в окончаниях глаголов 3-го лица
  22. Язык русской деревни. Карта 14. Звуки на месте буквы г
  23. К созданию электронной библиотеки русских говоров (по материалам диалектологических экспедиций Казанского государственного университета)
  24. Электронная библиотека русских народных говоров. Московская область. Истринский район. д. Парфенки
  25. Электронная библиотека русских народных говоров. Записи диалектной речи. Отдел А восточных среднерусских говоров

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

  1. Русская диалектология, под редакцией Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой, М.: Наука, 1965
  2. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Вып. I: Фонетика / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. М., 1986.; Вып. II: Морфология / Под ред. С. В. Бромлей. М., 1989; Вып. III: Синтаксис. Лексика (часть 1) / Под ред. О. Н. Мораховской. М., 1996