Открыть главное меню

Палладианизм или Палладиева архитектура — стилевое течение раннего классицизма, выросшее из идей итальянского архитектора Андреа Палладио (1508—1580). В западноевропейской историографии — палладианизм (ит. palladianizm), в русскоязычной традиции — палладианство. В основе этого стилевого течения — античное наследие: следование композиционным принципам классической храмовой архитектуры Древней Греции и Рима, а также достижения искусства римского классицизма начала XVI в.: школы Браманте и Рафаэля.

Основы паладианского стиляПравить

Палладио обожествлял античную архитектуру, отсюда его псевдоним в честь древнегреческой богини Афины Паллады, вероятно, подсказанный ему его покровителем, филологом и знатоком античности Дж. Триссино. Почти все здания, спроектированные Андреа Палладио, находятся в области Венето, в Венеции и Виченце, последнюю по этой причине нередко называют Городом Палладио. В основном это разнообразные виллы и церкви, как, например, церковь Иль Реденторе в Венеции. Научные труды Палладио, включающие в себя четыре книги об архитектуре, продолжают идеи римского инженера-теоретика Витрувия и его последователя в XV веке Леона Баттисты Альберти, который придерживался принципов классической римской архитектуры, основанной на точных правилах и геометрических пропорциях, вместо полуготического стиля раннего тосканского Возрождения[1].

«Палладио как будто бы задался целью показать, что всё разумное в формах и пропорциях древней архитектуры годится для всякой эпохи и для всякой страны с теми изменениями, которых не отвергли бы и сами строители древности. Он как бы поставил себе задачу сделать не то, что уже было сделано ими, но то, что они должны были бы сделать и сделали бы, конечно, если бы, возвратясь к жизни, стали работать для наших жилищ. Отсюда проистекает вполне свободное, лёгкое и находчивое применение им планов, линий и украшений античности во всех родах архитектуры, к которым обращался его талант».

Время, в котором приходилось работать Палладио, было временем кризиса морской торговли, на которой когда-то разбогатела Венецианская республика, и переселения венецианских аристократов из Венеции в пригороды — на "твердую землю" (Терраферму), где можно было заняться сельским хозяйством. Поэтому Палладио изучал традиции сельской итальянской архитектуры. Все свои виллы Палладио проектировал с учётом окружающей обстановки. Если здание находилось на возвышенности, как в случае виллы Капра ла Ротонда, он устраивал все фасады идентичными, чтобы строение со всех направлений выглядело одинаково хорошо. Поэтому его композиционные схемы центричны. Кроме того, в подобных случаях со всех четырёх сторон обычно устраивались портики, чтобы хозяева могли созерцать свои земли, находясь под защитой от солнца — во многом это напоминает современные крыльца, устраиваемые вокруг домов в сельской местности разных стран. Палладио использовал также лоджии или крытые галереи, происходящие от простых навесов на столбах, также заимствованных им из крестьянских строений. Утопленные в стены портики, или помещения с большими проёмами в стенах, открывают внутреннее пространство комнат природной среде. Иногда лоджии располагаются и на втором этаже, формируя двухярусные композиции. Нередко лоджии завершаются фронтонами, что акцентирует их значение в общей композиции фасадов. На вилле Годи центром фасада является не портик, а именно лоджия. В иных случаях, как например в Палаццо Кьерикати в Виченце, лоджии формируют углы здания, что придает композиции особенную живописность, связывая ее с окружающим пространством, воздухом и светом [3].

Композицию фасадов Палладио разрабатывал по примеру древнеримских храмов. Он был убежден, что жилая архитектура древних римлян происходила от древнейших храмов с колоннадами и треугольными фронтонами. Палладианские виллы чаще всего ограничены тремя этажами. У основания рустованные подвал или цокольный этаж, включающие служебные и подсобные помещения. Затем бельэтаж, доступ к которому открывается через внешний лестничный проём портика, включающий в себя главную приёмную и спальни, а выше над ним мезонин с дополнительными спальнями и прочими жилыми помещениями. Пропорционирование каждой комнаты, находящейся внутри виллы, задается с помощью простейших математических отношений типа 3:2, 3:4, 4:5, 5:3. Иррациональные отношения Палладио не использовал. В его трактате нет даже упоминания о золотом сечении, но гармония пропорций очевидна. Размеры помещений архитектор определял по измерениям одного, который принимал за модуль, и рассчитывал, исходя из кратных отношений (обычная схема "в два куба"), а пропорционирование ордерных деталей осуществлял по принципу прямого угла и параллельности диагоналей [4]. Ранее архитекторы использовали похожие формулы для зрительного уравновешивания двусимметричных фасадов, но Палладио применял их пространственно при проектировании квадратных и прямоугольных в плане зданий с двумя осями симметрии [3].

Большое внимание Палладио уделял двойственному назначению своих вилл: с одной стороны они должны были быть опорными пунктами при ведении сельского хозяйства, с другой — местами отдыха зажиточных граждан. Для обеспечения этих функций служебные и подсобные помещения архитектор выносил в боковые корпуса, которые располагал симметрично главному зданию виллы. Иногда боковые корпуса устраивались в отдалении от виллы и соединялись с ней колоннадами, которые применялись не столько ради практического применения, сколько для дополнения и усиления общего вида виллы. При этом второстепенные крылья никогда не были частью основного здания, возможность их объединения последователи Палладио начали рассматривать только в XVIII веке [5].

Одна из особенностей палладианского стиля состоит в необычном сочетании культа симметрии с живописностью композиций. В связи с одной из самых оригинальных построек Палладио – Базиликой в Виченце – Д. Е. Аркин писал, что архитектор избрал для этой композиции «основным (и единым) мотивом архитектурного решения – мотив арки». Но в отличие от более ранних построек Ф. Брунеллески во Флоренции, в которых арки «держат фасад» и разграничивают пространство, «арка образуется уже не сводом, опирающимся на колонны, – она вырезана в стене, и колонны, служащие основанием арки, сами представляют собой продолжение той же стены» [6]. Аркада более не является конструктивным элементом. Колонны в архитектуре Палладио не стоят свободно, а создают род рельефа, обогащающего фасад светотенью, а ряд аркад превращает стену в мнимую преграду. Стена воспринимается заполнением небольших промежутков между пилястрами, она как бы дематериализуется, превращается в призрачную ширму. Ряд палладиевых окон фасада образует ритмически сложную, полифоническую тему, обесценивающую плоскость стены и тем самым в значительной степени «снимающую» ощущение границ внешнего и внутреннего пространств.

Достижения А. Палладио открыли новые живописные возможности в архитектуре, использованные последующими мастерами маньеризма и барокко. Отсюда понятие «ордерной разработки» фасада и приверженность мастеров «фасадной архитектуре». Игра форм колонн, карнизов, проемов в таких зданиях особенно эффектна при боковом смотрении, в ракурсах и анаморфозах освещения [7].

Палладианские окнаПравить

Основная статья: Палладиево окно
 
Палладианское окно конца XVIII века в интерпретации классицизма Роберта Адама

Для раннего творчества Палладио характерно использование оконных арочных проемов, которые так и называют: палладианскими. Такое окно состоит из трёх проемов: большого центрального, завершающегося полукруглой аркой, формирующей своеобразный антаблемент, и двух боковых малых проемов, отделённых от центрального колонками или пилястрами.

Прототипы, предшественники и другие названия для палладианских оконПравить

Нельзя, тем не менее, считать происхождение этих окон исключительно палладианским, так как они имеют многие прототипы, начиная с античности, например, арочные трехчастные термальные окна, в частности, в термах Диоклетиана в Риме.

 
Античным прототипом палладианских окон могут служить огромные оконные проемы в термах Диоклетиана, где пилястры выполняли не декоративную роль, а служили дополнительной опорой для арки

Трехчастные окна близкого типа применял Донато Браманте (1444—1514), а подробное их описание приводил Себастьяно Серлио (1475—1554). В своём семитомном труде «Tutte l’opere d’architettura et prospetiva» он писал, что окна подобного типа разработаны под влиянием триумфальных арок древнего Рима, где так же имелись большие арочные пролеты: главный и два меньших боковых.

Поэтому в литературе нередко встречается название серлиана. А палладианскими их называют из-за того, что именно Андреа Палладио стал использовать их повсеместно, придавая им особое значение в общей композиции фасадов зданий и даже в интерьерах, что отчётливо наблюдается, например, в аркадах Базилики в Виченце. Нечто подобное устроено перед входами на виллы Годи и Форни Черато. Впоследствии палладианские окна стали использовать по всей Италии, в странах к северу от Альп и в России [8].

Раннее палладианствоПравить

В 1570 году Палладио издал свои Четыре книги об архитектуре, которые оказали большое влияние на многих архитекторов по всей Европе. В ходе XVII века многие зодчие-иностранцы, обучавшиеся в Италии, изучали труды Палладио как учебные пособия. Получив образование, они возвращались домой и пытались приспособить палладианский стиль для другого климата, другой топографии и других предпочтений заказчиков. Подобным образом идеи палладианской архитектуры распространились практически по всему миру. Пиком популярности палладианства считается начало XVIII века, особенно в Англии, Ирландии и позднее в Северной Америке[9].

Английское палладианствоПравить

Расцвет палладианства в Англии пришёлся на XVII—XVIII века. Первым выдающимся палладианцем на севере Европы считается Иниго Джонс. Даже в период всеобщего увлечения барокко (на рубеже XVIII века) английские архитекторы редко отходили от Палладиева идеала. Наиболее популярной среди палладианцев работой тандема Палладио-Скамоцци была вилла Капра близ Виченцы.Тем не менее, англичане стремились соединить основные палладианские темы: центрическую схему, симметрию фасада, колонные портики с традициями старинных английских загородных замков с угловыми восьмигранными башнями, зубчатыми стенами и стрельчатыми арками.

В начале XVIII века благодаря усилиям лорда Берлингтона и У. Кента палладианизм вновь вошёл в моду, наиболее выдающимся мастером считается Роберт Адам. Другими английскими архитекторами-палладианцами были Дж. Ванбру, И. Вэр, К. Кэмпбелл, Р. Моррис. К середине XVIII века палладианство распространилось по всей Европе, шотландские архитекторы (напр., Чарльз Камерон) были востребованы даже в Польше и в России.

Русское палладианствоПравить

«Палладианские здания — архитектурное эсперанто, пунктир цивилизации. Одинаковые парламенты, суды, театры, музеи, особняки и виллы покрыли планету задолго до «Макдоналдса» — назойливые, но необходимые ориентиры».

Русское палладианство является важнейшей частью и стилевым течением екатерининского классицизма второй половины XVIII века. Это течение открывается приездом в Россию убежденного палладианца Кваренги в 1779 г. Палладианский тип «дома с циркумференциями» был впервые применён Камероном во дворце в Павловске (1782 г.), затем Кваренги в усадебных домах Завадовского в Ляличах и графа Безбородко в Полюстрове.

Большое значение в развитии и распространении палладианства в России сыграла деятельность архитектора Н. А. Львова. Универсально образованный человек, после знакомства с Кваренги в 1781 г. Львов вместе с поэтом Г. Р. Державиным уехал в Италию и работал там до 1798 г. Львов перевел на русский язык первую книгу трактата Палладио и опубликовал ее с собственными рисунками и чертежами. Много строил в палладианском стиле в Санкт-Петербурге, в провинциальных городах и усадьбах. Русскими палладианцами были И. Е. Старов, В. И. Неелов, Л. Руска, М. Ф. Казаков и многие другие [11].

На рубеже XIX–XX веков снова после недолгого перерыва возрос интерес к палладианству, уже в границах неоклассического течения в искусстве периода модерна. Став предметом размышлений зодчих-неоклассиков, и, прежде всего, И. В. Жолтовского, И. А. Фомина, В. А. Щуко, А. В. щусева, А. Е. Белогруда, Л. А. Ильина и других неопалладианство неожиданно оказалось востребованным и последующей сталинской эпохой, многообразно воплотившись в «палладианской» до и послевоенной застройке городов СССР.

Палладианство в других странахПравить

 
Палладианский проект Смольного института (арх. Джакомо Кваренги).

В конце XVIII — начале XIX века такие города, как Эдинбург, Дублин, Варшава, Санкт-Петербург, Хельсинки, были полностью преображены архитекторами-палладианцами. Впрочем, в странах континентальной Европы термин «палладианство» употребляется редко. Палладиев стиль таких архитекторов, как Кваренги, Старов и Казаков, в российской литературе принято описывать как начальный этап развития классицизма.

В конце XVIII века уже не столь модный стиль обрёл вторую жизнь в Северной Америке, в числе использовавших его архитекторов был Томас Джефферсон. Яркий пример североамериканского палладианства — Белый дом в Вашингтоне.

ПримечанияПравить

  1. Copplestone, p. 250
  2. Lib.ru/Классика: Муратов Павел Павлович. Образы Италии
  3. 1 2 Copplestone, p. 251
  4. Гурьев О. И. Композиции Андреа Палладио. Вопросы пропорциональности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1984
  5. Copplestone, p. 251–252
  6. Аркин, Д.Е. Палладио в Виченце // Образы архитектуры и образы скульптуры. – М.: Искусство, 1990. – С. 16
  7. Власов В. Г.. Именования и архетипы в архитектуре: тема стены и проема // Электронный научный журнал «Архитектон: известия вузов». — УралГАХУ, 2018. — № 4 (64)
  8. Andrea Palladio, Caroline Constant. The Palladio Guide. Princeton Architectural Press, 1993. Страница 42.
  9. Copplestone, p. 252
  10. Петр Вайль. Гений места
  11. Власов В. Г.. Прозрачные колоннады русского палладианизма // Власов В. Г. Искусство России в пространстве Евразии. - В 3-х т. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2012. - Т. 2.- C. 127- 165

ЛитератураПравить

  • Ильин М. А. Наследие Палладио и русская архитектура конца XVIII века. — 1938. — (Архитектура СССР).
  • Ильин М. А. О палладианстве в творчестве Д. Кваренги и Н. Львова. — 1973. — (Русское искусство XVIII века).
  • James S. Ackerman. Palladio. — Penguin, 1994. — 208 с. — (Architect and Society). — ISBN 978-0140135008.
  • Edward Chaney. George Berkeley's Grand Tours: The Immaterialist as Connoisseur of Art and Architecture. — 2-е изд. — Taylor & Francis, 2000. — 426 с. — ISBN 0-7146-4474-9.
  • Trewin Copplestone. World Architecture. — Book Sales, 1976. — ISBN 978-0890090619.
  • Adalbert Dal Lago. GVille Antiche. — Милан: Fratelli Fabbri, 1966.
  • Kenneth Frampton. Studies in Tectonic Culture. — MIT Press, 2001. — ISBN 0-2625-6149-2.
  • Frank Ernest Halliday. Cultural History of England. — Лондон: Thames & Hudson, 1967. — ISBN 0-5004-5020-X.
  • Gervase Jackson-Stops. The English Country House in Perspective. — Нью-Йорк: Grove Weidenfeld, 1990. — ISBN 978-0802112286.
  • Spiro Kostof. A History of Architecture. — 2-е изд. — Нью-Йорк: Oxford University Press, 1995. — 816 с. — ISBN 978-0195083798.
  • Hilary Lewis, John O'Connor. Philip Johnson: The architect in His Own Words. — 1-е изд. — Нью-Йорк: Rizzoli, 1994. — 208 с. — ISBN 978-0847818235.
  • Marten Paolo. Palladio. — Кёльн: Benedikt Taschen Verlag GmbH, 1993.
  • Henry Hope Reed, Joseph C. Farber. Palladio's Architecture and Its Influence. — Нью-Йорк: Dover Publications, 1980. — 144 с. — ISBN 978-0486239224.
  • Robert Tavernor. Palladio and Palladianism. — Лондон: Thames & Hudson, 1991. — 216 с. — (World of Art). — ISBN 978-0500202425.
  • David Watkin. English Architecture. — Лондон: Thames & Hudson, 2001. — 224 с. — (World of Art). — ISBN 978-0500203385.
  • Rudolf Wittkower. Architectural Principles in the Age of Humanism. — W. W. Norton & Company, 1971. — 244 с. — ISBN 978-0393005998.
  • Власов В. Г.. Палладианство // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. VII, 2007. — С. 78-88

СсылкиПравить