Открыть главное меню

Первая пятилетка

Первая пятилетка — первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. Был принят в 1928 году на пятилетний период 1928—1932 годов, и выполнен за четыре года и три месяца (по крайней мере так было объявлено). По итогу его выполнения СССР из аграрной страны превратился в индустриальную страну[1].

Содержание

ПредысторияПравить

До 1928 года СССР проводил относительно либеральную «Новую экономическую политику» (НЭП). В то время как сельское хозяйство, розничная торговля, сфера услуг, пищевая и лёгкая промышленность находились в основном в частных руках, государство сохраняло контроль над тяжёлой промышленностью, транспортом, банками, оптовой и международной торговлей. Государственные предприятия конкурировали друг с другом, роль Госплана СССР ограничивалась прогнозами, которые определяли направления и размер государственных инвестиций.

С внешнеполитической точки зрения, страна находилась во враждебном окружении. По мнению руководства ВКП(б), существовала высокая вероятность новой войны с капиталистическими государствами, что требовало основательного перевооружения. Однако, немедленно начать такое перевооружение было невозможно в силу отсталости тяжёлой промышленности.

В то же время существующие темпы индустриализации[2] казались недостаточными, поскольку отставание от западных стран, в которых также был экономический подъём, увеличивалось. Серьёзной проблемой был рост безработицы в городах. Правительство также считало, что одним из факторов, сдерживающих развитие промышленности в городах, был недостаток продовольствия вследствие невозможности обеспечения города хлебом мелкими крестьянскими хозяйствами.

Эти проблемы партийное руководство намеревалось решать путём планового перераспределения ресурсов между деревней и городами, в соответствии с концепцией социализма, о чём было заявлено на XIV съезде ВКП(б) и III Всесоюзном съезде Советов в 1925 году. Выбор конкретной реализации центрального планирования бурно обсуждался в 1926—1928 годах. Сторонники генетического подхода (В. Базаров, В. Громан, Н. Кондратьев) полагали, что план должен составляться на основе объективных закономерностей развития экономики, выявленных в результате анализа существующих тенденций. Приверженцы телеологического подхода (Г. Кржижановский, В. Куйбышев, С. Струмилин) считали, что план должен трансформировать экономику и исходить из будущих структурных изменений, возможностей выпуска продукции и жёсткой дисциплины. Среди партийных функционеров, первых поддерживал сторонник эволюционного пути к социализму Н. Бухарин, а последних Л. Троцкий, который настаивал на немедленной индустриализации. Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин поначалу стоял на точке зрения Бухарина, однако после исключения Троцкого из ЦК партии в конце 1927 года поменял свою позицию на диаметрально противоположную[3]. Это привело к решающей победе телеологической школы и радикальному повороту от НЭПа.

Первый пятилетний планПравить

 
«Даешь пятилетку в четыре года!». Марка СССР (1930)
 
Почтовый блок СССР, 1979 год: 50 лет принятия первого пятилетнего плана
 
«Догнать и перегнать». Плакат (1929)

Главной задачей введённой плановой экономики было наращивание экономической и военной мощи государства максимально высокими темпами, на начальном этапе это сводилось к перераспределению максимально возможного объёма ресурсов на нужды индустриализации. О первом пятилетнем плане (1 октября 1928 — 1 октября 1933) было заявлено на XVI конференции ВКП(б) (апрель 1929 года) как о комплексе тщательно продуманных и реальных задач. Этот план, сразу после его утверждения V съездом Советов СССР в мае 1929 года, дал основания для проведения государством целого ряда мер экономического, политического, организационного и идеологического характера, что возвысило индустриализацию в статус концепции, эпоху «великого перелома». Стране предстояло развернуть строительство новых отраслей промышленности, увеличить производство всех видов продукции и приступить к выпуску новой техники.

С целью реализации намеченных планов Советское правительство вынуждено было обратиться к помощи зарубежных специалистов. При содействии акционерного общества «Амторг», выбор Сталина остановился на американской фирме «Albert Kahn Inc.» Альберта Кана : на заводах Форда его компания доказала возможность быстрого проектирования и возведения промышленных предприятий - готовила рабочие чертежи за неделю, а корпуса промышленных предприятий возводила за пять месяцев. С 1929 по 1932 г. американская фирма спроектировала и организовала строительство в СССР от 521 до 571 промышленных объектов[5]: тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобильные заводы в Москве, Нижнем Новгороде; механические цеха в Челябинске, Люберцах, Подольске, Сталинграде, Свердловске; сталелитейные цеха и прокатные станы в Каменском, Коломне, Кузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Верхнем Тагиле, Сормово и др. Однако, в 1932 г. деятельность Альберта Кана в России была прекращена, контракт с фирмой «Albert Kahn Inc.» не был продлен - в России разразился катастрофический голод. Однако, не смотря на свирепый голод и гибель миллионов людей правительство Сталина продолжало экспортно-импортные операции с капиталистическими странами и в том числе с Германией. Немецкие фирмы осуществляли кредитование СССР под гарантии Рейха. В свою очередь СССР , как заказчик, размещал в Германии выделенные средства [4] :

общая стоимость советских заказов, размещенных в Германии в 1931 году, достигла рекордной суммы 919,2 миллиона рейхсмарок. Если несколько важных германских машиностроительных фирм, особенно в области производства оборудования, выдержали депрессию, и Гитлеру их удалось вернуть к работе в его стремлении к перевооружению после 1933 года, то это произошло исключительно благодаря советским заказам, которые поддерживали эти фирмы на плаву. Так, например, в первой половине 1932 года СССР закупил 50 процентов чугуна и стали, экспортировавшихся Германией, 60 процентов всего землеройного оборудования и динамо-машин, 70 процентов всех металлообрабатывающих машин, 80 процентов кранов и листового металла, 90 процентов всех паровых, газовых турбин и паровых кузнечно-прессовых машин.

.

С целью осуществления дальнейшего кредитования, деловые круги должны были прояснить ситуацию с использованием, поставленного в Россию , дорогостоящего промышленного оборудования, а также убедиться в «оглушительных заявлениях об успехах в индустриализации». Совместно с НКИД была сформирована информационная группа. Группа со второй половины августа по конец октября 1932 года посетила предприятия и промышленные центры Москвы, Саратова, Сталинграда, Ростова-на-Дону, Северного Кавказа, Баку, Тефлиса , Батума, Крыма, Харькова, Магнитогорска, Челябинска, Свердловска, Новосибирска, Новокузнецка, [5] .

Было установлено :

  • Грандиозный масштаб предприятий и смелость их планирования.
  • Брошенного оборудования выявлено не было. Напротив, молодые и неопытные советские техники показывали удивительное умение и изобретательность в сборке промышленного оборудования с помощью самых примитивных средств.
  • Очень быстрый износ станков и промышленных зданий. Всего одного года хватило, чтобы износить дорогостоящие станки, произведенные в США и Германии, «до такой степени, до какой их вряд ли довели бы десять – пятнадцать лет эксплуатации» на Западе. Поэтому, деловые люди в Германии и США должны были учитывать «куда более высокую степень амортизации, чем обычно принято на Западе».
  • Запредельные требования, предъявленные к способностям людей страдать и обходиться без необходимого. Благодаря жестокости сталинской коллективизации недостатка в рабочей силе не ощущалось.

Поэтому заводским рабочим, мужчинам и женщинам, которые хотели найти жилье вокруг Сталинграда, Магнитогорска или Новокузнецка, приходилось жить в пещерах, которые они выкапывали в окрестных холмах. Если люди и могли существовать и выполнять полезную работу в таких жилищных условиях и при огромной нехватки продовольствия и товаров первой необходимости , то это можно объяснить общеизвестным фактом, что русский народ не привык к чему-то другому, кроме страданий и лишений [6]

.

  • Индустриализация производилась с огромными затратами капитала и энергии всех участников. Поэтому у деловых людей невольно возникал вопрос : «Как долго смогут русские люди выдержать такое давление?».

Используя средства массовой информации, руководство СССР пропагандировало массовую мобилизацию населения в поддержку индустриализации[7]. Комсомольцы в особенности восприняли её с энтузиазмом. Миллионы людей[8] самоотверженно[9], почти вручную, строили сотни заводов, электростанций, прокладывали железные дороги, метро. Часто приходилось работать в три смены. В 1930 году было развёрнуто строительство около 1500 объектов, из которых 50 поглощали почти половину всех капиталовложений. Был воздвигнут ряд гигантских транспортных и промышленных сооружений: Турксиб, ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске а также Уралмаш, тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ) и др. В 1935 году открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяжённостью 11,2 км.

 
Агитационный стенд первой пятилетки на Советской площади в Москве, 1931.

Особое внимание уделялось индустриализации сельского хозяйства. Благодаря развитию отечественного тракторостроения, в 1932 году СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы[10], а в 1934 году Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора «Универсал», который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40 % от их мирового производства[11].

Известные компании, такие как Siemens-Schuckertwerke AG и General Electric, привлекались к работам и осуществляли поставки современного оборудования (см. Иностранные специалисты в СССР). В срочном порядке создавалась отечественная система высшего инженерно-технического образования. В 1930 году в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах обязательное семилетнее.

В 1930 году, выступая на XVI съезде ВКП(б), Сталин признал, что индустриальный прорыв возможен лишь при построении «социализма в одной стране» и потребовал многократного увеличения заданий пятилетки, утверждая, что по целому ряду показателей план может быть перевыполнен[12].

Поскольку капиталовложения в тяжёлую индустрию почти сразу превысили ранее запланированную сумму и продолжали расти, была резко увеличена денежная эмиссия (то есть печать бумажных денег), и в течение всей первой пятилетки рост денежной массы в обращении более чем в два раза опережал рост производства предметов потребления, что привело к росту цен и дефициту потребительских товаров.

Параллельно государство перешло к централизованному распределению принадлежащих ему средств производства и предметов потребления, осуществлялись внедрение командно-административных методов управления и национализация частной собственности. Возникла политическая система, основанная на руководящей роли ВКП(б), государственной собственности на средства производства и минимуме частной инициативы.

Первая пятилетка была связана со стремительной урбанизацией. Городская рабочая сила увеличилась на 12,5 миллионов человек, из которых 8,5 миллионов было из деревень. Процесс продолжал идти в течение нескольких десятилетий, так что в начале 1960-х годов численность городского и сельского населения сравнялись.

Была введена пятидневная рабочая неделя («пятидневка»).

В конце 1932 года было объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Подводя её итоги, Сталин сообщил, что тяжёлая индустрия выполнила план на 108 %. За период между 1 октября 1928 года и 1 января 1933 года производственные основные фонды тяжёлой промышленности увеличились в 2,7 раза.

В 1947 году Сталин на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) упомянул, что план первой пятилетки не был выполнен[13].

Рост физического объёма валовой продукции промышленности СССР за 1928—1932 годах[14]
Продукция 1928 год 1932 год 1932 к 1928 (%)
Чугун, млн т. 3,3 6,2 188 %
Сталь, млн т. 4,3 5,9 137 %
Прокат чёрных металлов, млн т. 3,4 4,4 129 %
Уголь, млн т. 35,5 64,4 181 %
Нефть, млн т. 11,6 21,4 184 %
Электроэнергия, млрд кВт·ч 5,0 13,5 270 %
Бумага, тыс. т. 284 471 166 %
Цемент, млн т. 1,8 3,5 194 %
Сахарный песок, тыс. т. 1283 1828 142 %
Станки металлорежущие, тыс. шт. 2,0 19,7 985 %
Автомобили, тыс. шт. 0,8 23,9 2987,5 %
Обувь кожаная, млн пар 58,0 86,9 150 %


На созданной индустриальной базе стало возможным проведение масштабного перевооружения; за время первой пятилетки оборонные расходы выросли до 10,8 % бюджета[15].

УкраинаПравить

Украинская ССР получила более 20 % общих капиталовложений[16]. Среди промышленных объектов СССР выделялись 35 производственных гигантов стоимостью более 100 млн руб. каждый. Из них на Украине размещалось 12 объектов — 7 новостроек и 5 реконструированных. К новостройкам принадлежали: Запорожсталь, Криворожсталь, Азовсталь, ДнепроГЭС, ХТЗ и др.

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

ИсточникиПравить

  1. Введенский Б. А. Большая советская энциклопедия Том 22 нет стр 35-44 — Большая Советская Энциклопедия Второе издание
  2. Согласно официальным данным, рост валовой продукции в 1926/27 г. составил 14 %[1]
  3. Ноув А. О судьбах нэпа // Вопросы истории. 1989. № 8. — С. 172. [2]
  4. Г. Хильгер, А. Мейер «Россия и Германия. Союзники или враги?», Центрполиграф, 2008 - 415 с., стр. 293
  5. Г. Хильгер, А. Мейер «Россия и Германия. Союзники или враги?», Центрполиграф, 2008 - 415 с., стр. 297
  6. Г. Хильгер, А. Мейер «Россия и Германия. Союзники или враги?», Центрполиграф, 2008 - 415 с., стр. 297
  7. Kenez P. The Birth of the Propaganda State: Soviet Methods of Mass Mobilization, 1917—1929. Cambridge: Cambridge University Press, 1985.
  8. Возросший спрос на рабочие руки покрывался большей частью за счёт притока крестьян, бежавших из деревень от террора, а впоследствии от нищеты [3].
  9. «Энтузиазм и самоотверженность миллионов людей в годы первой пятилетки — не выдумка сталинской пропаганды, а несомненная реальность того времени». См.: Роговин В. З. Была ли альтернатива? М: Искра-Research, 1993 [4]
  10. http://history.org.ua/JournALL/pro/11/4.pdf с. 119
  11. Родичев В. А., Родичева Г. И. Тракторы и автомобили. 2-е изд. М.: Агропромиздат, 1987. Архивированная копия. Проверено 22 июля 2008. Архивировано 8 июня 2008 года.
  12. Ратьковский И. С., Ходяков М. В. История советской России. СПб, 2001. — Гл. 3. Архивированная копия (недоступная ссылка). Проверено 28 мая 2006. Архивировано 18 июня 2006 года.
  13. Хлевнюк О. В. Советская экономическая политика на рубеже 1940—1950-х годов и «дело Госплана» // Отечеств. история. 2001. N 3. — С. 80.
  14. СССР в цифрах в 1967 году. — М., 1968.
  15. Harrison M., Davis R. W. The Soviet Military-Economic Effort during the Second Five-Year Plan (1933—1937) // Europe-Asia Studies. 1997. Vol. 49, No. 3. P. 369.
  16. http://www.umsa.edu.ua/lecture/philosophy/istor_ukraine_posibn_ua.pdf Архивная копия от 27 октября 2011 на Wayback Machine с. 56

СсылкиПравить