Периферийные польские диалекты

Перифери́йные по́льские диале́кты (восточный периферийный диалект, диалекты восточных Кресов) (польск. dialekty kresowy, polszczyzna kresowa, polskie gwary kresowe), kresowe (рус. окраинные) — территориальные разновидности польского языка, рассматриваемые как самостоятельные диалектные объединения[3], традиционно распространённые в Литве, Белоруссии, на Украине, а также в некоторых районах Латвии (Латгалия) и Польши (Подляшье, Холмщина, Перемышльская земля)[2][4], а также среди поляков на территории современных России и Казахстана[5].

Распространение периферийных польских диалектов[1][2]

Название «периферийные» определяет окраинное географическое положение этих говоров по отношению к собственно польским землям, где ещё в Средние века формировались основные польские диалекты и их более позднее происхождение. Общий массив периферийных польских говоров разделяется на два диалекта: северный (северо-восточный, белорусско-литовский или виленский) (польск. dialekt północnokresowy, polszczyzna północnokresowa) и южный (юго-восточный, также обобщённо называемый львовским диалектом) (польск. dialekt południowokresowy, polszczyzna południowokresowa)[2][6].

Область распространенияПравить

Периферийные польские диалекты образуют как островные ареалы на территории распространения литовского, белорусского, украинского и латышского языков, так и ареалы непосредственно примыкающие к основным диалектным массивам польского языка. Область распространения периферийных диалектов включает различные районы в нескольких государствах: в Литве (в основном в юго-восточных районах), в западной Белоруссии, в западной (Волынь, Галиция) и юго-западной (Подолье) Украине, в восточной Латвии (Латгалии), а также в некоторых крайне восточных районах Польши (Сувалки, Подляшье, северо-восточные районы Малой Польши на границе с Белоруссией и Украиной). Часть носителей говоров периферийных диалектов была переселена после Второй мировой войны на западные и северные территории современной Польши — Возвращённые земли, где были сформированы новые смешанные диалекты польского языка[2][6], часть носителей кресовых говоров после присоединения восточных польских земель к СССР была переселена в Россию (прежде всего в Сибирь) и Казахстан[5].

ИсторияПравить

 
Распространение польского языка на территории Польши в границах 1937 года

Периферийные диалекты складывались в результате экспансии польского языка на земли восточных славян и балтов, сопровождавшейся различного рода языковыми контактами[7]. Формирование периферийных польских диалектов в двух разновидностях — северной и южной — происходило в течение сравнительно длительного времени с XV по XX вв. вследствие как переселения поляков на восток, так и распространения польского языка среди литовского, белорусского, украинского и незначительной части латышского населения[8]. Язык высших и средних слоёв польского населения Кресов представлял собой одну из региональных разновидностей культурного диалекта польского языка (разговорного языка образованных поляков) наряду с варшавской, познанской, краковской. Распространение данной разновидности польского языка среди местного балтийского и восточнославянского населения образовало крестьянские говоры Кресов[9][10], хотя даже большинство крестьян-католиков владели польским только как вторым или третьим языком.

В XVIXIX вв. периферийные диалекты оказали влияние на формирование польского литературного языка[11]. Из языка Кресов в литературный вошли следующие черты: утрата á; формы с cz (depczę, szepczę); cz в формантах -ewicz, -owicz; суффиксы -iszcz(e), -ajł(o), -eńk(o); лексические украинизмы, русизмы и ориентализмы; вероятно, значение Кресов в некоторой степени способствовало препятствованию проникновения такого распространённого в польских говорах явления как мазурение в литературный язык[9].

До событий Второй мировой войны периферийные диалекты были широко распространены в Кресах, в значительной степени в качестве неродного языка (в условиях польско-белорусского, польско-украинского и польско-литовского двуязычия и трёхъязычия с русским языком, идиш и т. д.). После войны, в результате массовой репатриации с территории, отошедшей к СССР и отчасти геноцида поляков на западноукраинских землях численность кресовых поляков значительно сократилась (в меньшей степени процессы переселения охватили районы распространения северного диалекта), сфера употребления польских говоров сократилась, престиж их снизился. В настоящее время статус северного и южного периферийных диалектов является неодинаковым. Носителей северного диалекта численно больше, чем носителей южного диалекта, в ряде районов Литвы и Белоруссии поляки составляют большинство населения. Официально польский язык употребляется в Литве шире, чем на Украине и особенно в Белоруссии: издаются газеты на польском, существуют польские школы, театр, фольклорные коллективы[2]. Многие носители периферийных польских диалектов в настоящее время многоязычны, владеют также литовским, русским, белорусским и украинским языками. Впрочем, на территории бывшего СССР основным языком поляков фактически стал литературный или близкий к нему русский язык.

Различия в формированииПравить

Два основных диалектных объединения периферийных говоров отличаются следующими факторами, повлиявшими на процессы их формирования и появление диалектных различий[6]:

  1. Белорусский, белорусско-литовский и литовский субстрат для северного диалекта и преимущественно украинский — для южного.
  2. Разное время формирования диалектов, северный начал складываться позднее, массовая полонизация Литвы, Белоруссии и Латгалии началась только во второй половине XVII века, южный начал формироваться ранее — с XV—XVI вв., особенно интенсивно после Люблинской унии 1569 года[12].
  3. Различие в характере полонизации территорий распространения кресовых диалектов, значительно больший приток полоноязычного населения на территорию Украины, чем на территорию Великого княжества Литовского, и соответственно большее влияние на язык южных Кресов польских говоров (малопольского диалекта), что приближает южнопериферийные говоры по характеру своего формирования к переселенческим говорам[13]. Северо-восточный диалект тесно связан с северо-западными диалектами белорусского языка, в ряде случаев сложно разграничить белорусские и польские говоры, особенно в свете наличия большого числа людей с польским самосознанием и родным белорусским языком.

Особенности периферийных диалектовПравить

Периферийные диалекты характеризуются рядом общих признаков[2][14], связанных с восточнославянским влиянием:

  1. Отсутствие носовых гласных, деназализация их в сильной позиции — в конце слова.
  2. Качественно-количественная редукция гласных неверхнего подъёма (e, o) в безударном положении.
  3. Отсутствие мазурения.
  4. Наличие на месте польского g звука ү.
  5. Ряд ś, ź, ć, ʒ́, представленный в литературном языке, в периферийных реализуется без средненёбной артикуляции.
  6. Сохранение зубного звука l на месте общепольского ł и наличие мягкого l’.
  7. Распространение мягкого ch’ (х’) в большем числе позиций: chiba, głuchi и т. п.
  8. Употребление мягких s’, z’, c’ в соответствии литературным sj, zj, cj.
  9. Нарушение парокситонического типа ударения (на предпоследнем слоге) в ряде морфологических категорий и групп лексем.
  10. Распространение форм глаголов прошедшего времени, образуемых аналитически: ja chodził, ty chodził и т. д.
  11. Отсутствие категории мужского лица.
  12. Употребление вспомогательного глагола jest помимо ед. числа 3-го лица также и во мн. числе.
  13. Наличие суффиксов -uk, -ajł(o) и некоторых других.

Помимо общих черт оба диалекта имеют ряд различий. Это касается в первую очередь лексики, особенностей безударной редукции. Кроме того в севернопериферийном диалекте отмечается наличие полумягкого ряда š’, ž’, č’, ǯ’, в южнопериферийном — наличие мягких t’, d’ и др.

Источники изучения истории диалектовПравить

Особенности формирования периферийных диалектов отражены в диалектизмах, встречающихся в произведениях писателей, живших на Кресах в разные исторические периоды. Так, севернопериферийный диалект представлен в творчестве А. Мицкевича, И. Ходьзки, Э. Ожешко, В. Сырокомли (Л. Кондратовича) и др. Южнопериферийный диалект представлен в творчестве С. Рея, С. Ожеховского, Ш. Шимоновича, В. Потоцкого, И. Красицкого, А. Мальчевского, С. Гощинского, Ю. Словацкого, В. Поля, Г. Запольской и других.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

Источники
  1. Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.). — Leksykon. Kresowe odmiany polszczyzny. Zasięg polszczyzny kresowej. Oprac. A. Krawczyk-Wieczorek na podstawie: Z. Kurzowa, Język polski Lwowa i Kresów południowo-wschodnich do 1939 roku (Карта периферийных польских диалектов А. Кравчик-Вечорек, созданная на основе работы З. Курцовой: Польский язык Львова и юго-восточных Кресов до 1939 года). Архивировано 30 октября 2012 года. (Проверено 5 сентября 2012)
  2. 1 2 3 4 5 6 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Leksykon. Kresowe odmiany polszczyzny. Архивировано 30 октября 2012 года. (Проверено 5 сентября 2012)
  3. Тихомирова, 2005, с. 2.
  4. Масленникова, 1995, с. 205.
  5. 1 2 Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (польск.) (недоступная ссылка). — Podstawy dialektologii. Gwary polskie za granicą. Архивировано 30 октября 2012 года. (Проверено 5 сентября 2012)
  6. 1 2 3 Ананьева, 2009, с. 103—104.
  7. Ананьева, 2009, с. 67.
  8. Ананьева, 2009, с. 103.
  9. 1 2 Ананьева, 2009, с. 104.
  10. Масленникова, 1995, с. 206.
  11. Ананьева, 2009, с. 36.
  12. Ананьева, 2008, с. 72.
  13. Ананьева, 2009, с. 105.
  14. Ананьева, 2009, с. 106—107.

ЛитератураПравить

  1. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира: Славянские языки. — М., 2005. (Проверено 5 сентября 2011)
  2. Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — 3-е изд., испр. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — ISBN 978-5-397-00628-6.
  3. Остапчук О. А. Украинско-польские языковые контакты: уровни и способы манифестации // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 58—72. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  4. Ананьева Н. Е. Пеиферийные польские диалекты как результат взаимодействия с восточнославянскими и балтийскими языками // Исследования по славянской диалектологии. 13: Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Калнынь Л. Э. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 72—80. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  5. Масленникова Л. И. К вопросу о новых польских говорах // Исследования по славянской диалектологии. 4: Dialectologia slavica. Сборник к 85-летию Самуила Борисовича Бернштейна / Клепикова Г. П. — М.: Индрик, 1995. — С. 205—210. — ISBN 5-85759-028-0.
  6. Чекмонас В. Н. Предисловие // О происхождении польскоязычных ареалов в Вильнюсском крае / Turska H.[pl]. — Vilnius, 1995. — С. 3—57. Архивировано 14 декабря 2014 года.
  7. Kurzowa Z. Język polski Wileńszczyzny i kresów północno-wschodnich w XVI—XX wieku. — Warszawa-Kraków, 1993.
  8. Kurzowa Z. Polszczyzna Lwowa i kresów południowo-wschodnich do 1939 roku. — wyd. II. — Kraków, 2006.
  9. Turska H.[pl]. O powstaniu polskich obszarów językowych na Wileńszczyźnie / О происхождении польскоязычных ареалов в Вильнюсском крае. — Vilnius, 1995. Архивная копия от 14 декабря 2014 на Wayback Machine

СсылкиПравить