Открыть главное меню

Шелохонов, Пётр Илларионович

(перенаправлено с «Петр Шелохонов»)

Пётр Илларио́нович Шелохо́нов, имя при рождении: (белор. Пятро Ларывонавіч Шэлахонаў), (укр. Петро Іларіонович Шелохонов), (англ. Peter/Petr/Pyotr Shelokhonov), (15 августа 1929[1], Белорусская Советская Социалистическая Республика — 13 сентября 1999, Санкт-Петербург)[1] — российский актёр театра и кино, Заслуженный артист РСФСР (1979).[2]

Пётр Шелохонов †
Petr Shelokhonov 1994.jpg
Дата рождения 15 августа 1929(1929-08-15)
Место рождения Белорусская ССР, СССР[1]
Дата смерти 13 сентября 1999(1999-09-13) (70 лет)
Место смерти Санкт-Петербург, Россия [1] [2]
Гражданство
Профессия
актёр театра и кино
Карьера 1942 - 1999
Награды Заслуженный артист РСФСР
IMDb ID 0791282
Commons-logo.svg Пётр Шелохонов † на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

ДетствоПравить

Пётр Илларионович Шелохонов родился в Белоруссии в 1929 году.[3] Его предки произошли из Украины, Прибалтики и Польши.[1] Дед, Тито Шелохонович, был фермером, отец, Ларион Титович, начинал ветеринаром, работал в коневодстве, после революции стал фельдшером.[3] Отец обучал Петра премудростям медицины. Сын шёл по стопам отца, он с детства овладел верховой ездой, искусством выхаживать и лечить лошадей, и мог часами изучать тайны жизни, рассматривая ткани и органы под микроскопом. Всё изменила война.[1][3][2]

Война: Великая Отечественная и Вторая мироваяПравить

Белоруссия была оккупирована войсками нацистской Германии в 1941—1944 годы. Самой страшной ночью в жизни Петра Шелохонова была ночь первой бомбежки, когда налетели бомбардировщики Люфтваффе и стали взрываться бомбы. Он чудом спасся, выбежав из дома, и наблюдал с ужасом, как горел его родительский дом. После бомбежки развалины домов, школа и ферма были раздавлены фашистскими танками. Двенадцатилетний Пётр остался без крова. Он искал своих родителей среди мёртвых соседей, но все погибли. Пётр так и не узнал как погибла его мать, Анна Минска, похоронить её по традиции не было возможности. Петру приходилось ночевать в стогу сена пока он не был схвачен полицаями, но бежал под огнём. От пулевого ранения на лице Петра Шелохонова остались шрамы на всю жизнь. Ему удалось спастись в лесу. Раны постепенно заживали. Но глубокий шрам на лбу и другие отметины всю жизнь напоминали Петру о страшных событиях его юности во время Второй мировой войны.[3]

Петру Шелохонову удалось выжить в суровую осень и зиму 1941 года. Перебираясь с места на место в поисках еды и укрытия, он вырыл земляную нору, в которой, сгорбившись и затаившись, прожил без еды и питья несколько суток, скрываясь от полицейских патрулей. Осенью 1941 года он спасся от голода благодаря раненой бесхозной корове, которая ходила по кругу, у неё было полное вымя молока, но не было ни телят, ни хозяев. Используя ветеринарные навыки, он приручил корову и прямо из вымени пил её молоко. Вскоре раненая корова умерла и ему пришлось выживать, питаясь всем, что можно было съесть. Рискуя жизнью, Пётр глушил рыбу в реке взрывами немецких мин и гранат. За этим занятием его поймали партизаны. В отрядах белорусских партизан он провёл 1941—1943 годы.[1]

ТеатрПравить

Β 1942 году, среди партизан, открылись актёрские способности Петра Шелохонова: он живо исполнял сценки, карикатуры на Гитлера, пародии на ненавистных оккупантов. Постепенно в работе над этими искренними и наивными представлениями, а главное, в повседневной борьбе за выживание в суровые годы войны, мягкий от природы характер Петра приобретал черты мужества, твёрдости, настойчивости. Мальчик становился мужчиной. В 1944 году у 15-летнего Петра Шелохонова уже был самодельный кукольный театр: он смастерил несколько кукол, сколотил для них сцену, из куска материи сделал занавес и задник для своего маленького театра. В своих представлениях он соединил несколько произведений и назвал свой кукольный спектакль: «Красная шапочка, Петя и волк на войне». В своём спектакле Петр Шелохонов одновременно водил 4 куклы, говорил четырьмя разными голосами, а перед спектаклем и после он играл на разбитом трофейном аккордеоне. Так он кочевал по Белоруссии и Украине, работая за еду.

Этот опыт был хорошей школой для будущего актёра, начинавшего на практике понимать огромные выразительные возможности человеческого лица, мимики, жеста, голоса. Овладевая разнообразием интонаций он интуитивно, по реакции зрителей, изучал секреты и возможности актёрского перевоплощения, по деталям и штрихам осваивал разнообразные элементы актёрского мастерства. В 1944 году, в только что освобождённом Чернигове, он получил за своё представление самый большой в то время заработок — буханку хлеба, шмат сала и стакан водки. В том же году пешком, а иногда с попутками, Пётр добирался до многих городов и сёл Украины и давал представления на русском и украинском языках, которые были для него родными.[4] Выживая самостоятельно, а также деля с партизанами их нелёгкую жизнь, стараясь своим талантом помочь общей борьбе с жестоким и сильным врагом, Пётр Шелохонов сумел дожить до Победы[1][3].

ЛенинградПравить

В 1945 году Пётр Шелохонов был принят в класс фортепиано Киевской консерватории, но он мечтал стать артистом в Ленинграде. В 1946 году он приехал в Ленинград, чтобы продолжить учёбу и найти работу на сцене, например, в джаз-оркестре, таком, как любимый им джаз Утёсова. Он был заворожён музыкой в исполнении Гленна Миллера, Фрэнка Синатры, Луи Армстронга, Эллы Фицджеральд и других известных звёзд. По словам Петра Шелохонова, живая и радостная музыка помогала заглушить боль и страдания от травм войны и переключиться на мирную жизнь с положительными эмоциями и чувствами, которые были в этих песнях. Музыка несла заряд энергии, призывая радоваться жизни, танцевать и любить. Но в городе, который выстоял нападение армий Гитлера, был ужасно разорен но не сломлен кошмарами войны и блокады, где истощенные люди стояли в очередях за хлебом, теперь уже сторонники Сталина возобновили репрессии. В 1946 году началась травля творческой интеллигенции, закрывались издательства, журналы, театры. Но в опустошенный войной и репрессиями город вливались новые люди со всей страны и со свежими силами восстанавливали нормальную жизнь. В январе 1949 Ленинград провел ярмарку и получил продовольственную помощь от республик СССР. Но уже в феврале 1949 по указанию Сталина из Москвы в Ленинград приехал Г. М. Маленков во главе вооруженного отряда и начал разгром города, закончившийся уничтожением музеев революции и блокады, арестами и расстрелами героев блокады[1][3]. В таких условиях опять надо было выживать. Пётр Шелохонов поступил в ремесленное училище и сразу был наказан начальством за неуставной юмор и политический анекдот и в наказание он провёл несколько месяцев на строительных работах по сооружению Стадиона имени Кирова в Ленинграде. Потом ему повезло найти работу на сцене Матросского Клуба на набережной Крюкова канала, но в конце 1949 года он был призван на военную службу.[1][3]

Балтийский флотПравить

С 1949 по 1954 год Пётр Шелохонов служил на Балтийском флоте. Он оказался сначала в Кронштадте а затем служил на базах флота в Калининграде и Лиепае, где активно участвовал в концертах и театральных постановках для моряков. Однако вольнолюбивый талант Шелохонова нравился не всем начальникам, и он опять был наказан за неуставной юмор и политический анекдот - 10 суток содержания под арестом на гауптвахте. Затем он продолжил свою пятилетнюю службу на флоте: сначала матросом на катерах дымовой завесы в Балтийске и Клайпеде, затем старшиной учебной части в городе Лиепая. С 1949 участвовал в спектаклях театра Балтийского флота в Лиепае, в Балтийске, в Кронштадте и в Ленинграде. В 1952 году был награждён грамотой Верховного Совета Латвии за театральную работу, однако вскоре был опять наказан за политический анекдот. В 1952 году, в Лиепае, он ярко выступил на концерте, привлёк внимание адмиралов Харламова и Головко, и не только их. Заметил слежку. Его «застукали» в радиорубке, когда он слушал иностранные радиостанции — любимый джаз и модные песни. Сталин приказал глушить иностранные радиостанции на всей территории СССР, но в море радиопомех запрещённым передачам не было. Слушание «вражеских голосов» было тогда серьёзным обвинением. Но и после гауптвахты, снова и снова, как заворожённый, он слушал музыку, впитывал в себя любимые голоса: Франк Синатра, Фрэд Астер, Глен Миллер, Луи Армстронг, Розмари Клуни, и понимал, что мир живёт жизнью, полной радости и счастья, пока его страну душат репрессии и преследования интеллигенции. Шелохонов, три года проживший в немецкой оккупации, конечно же был под надзором все пять лет военной службы, ставшей для него почти как продолжение войны.[1][3] Независимый, яркий человек, он был обречён на конфликты с советской системой тотальной подозрительности и слежки. С неуставным юмором и вольнолюбивым поведением у него было всё в порядке: на гауптвахту он попадал неоднократно, но продолжал напевать любимые мелодии и улыбаться в лицо свирепым командирам. Смерть Сталина в 1953-м запомнилась гудками кораблей и заводов, траурными церемониями, построениями моряков, слезами на лицах, нервными приказами, изматывающей муштрой и жаждой перемен. Демобилизация в 1954 году стала выходом на свободу. Ему было 25 лет. В 1954 году он пришёл в Ленинградский Театральный институт, но получил отказ: «Ваши документы не в порядке», а за спиной услышал: «Такой шрам на лбу, а туда же, в артисты». Ему отказали даже не дав ни единой возможности показать себя. Причиной отказа была советская анкета с пунктом о годах жизни в оккупации во время войны — запрет на профессию.[1][3]

СибирьПравить

В 19571962 годы Пётр Шелохонов жил в Сибири. В 1960 году закончил театральное училище.[1] Одной из его работ была роль Гамлета. Даже по отличной, но всё же неподвижной фотографии, можно представить каким был Гамлет в его исполнении: одухотворённость, озорство, молодость, энергию мысли можно увидеть на фотографии Гамлета — Шелохонова. Фотограф, сделавший этот снимок в 1959 году, был мастером своего дела, он выбрал нужный момент и ракурс. Гамлет Шелохонова произносит классический монолог «Быть или не быть…», в котором выражены мысли принца о смысле бытия, о связи между прошлым и будущем. Эта напряжённая мысль светится в глазах актёра, отражается на его задумчивом лице, и зритель верит — Быть! Мы видим Гамлета — яркого сына бурной эпохи просвещения и понимаем трагедию человека, которого жестокая действительность того времени заставляет страдать. Гамлет Шелохонова мог быть близок и понятен молодёжи 1950—1960-х годов, переживавшей подобные духовные трагедии в тяжёлые годы советской эпохи. В труппе Иркутского драматического театра Пётр Шелохонов вскоре стал одним из ведущих актёров, сыграл главные роли в классических и современных пьесах: Иркутская история, Золотой мальчик, Океан, и др.[1][3]  Выезжал на гастроли в Омск, Тюмень, Курган, Новосибирск, Барнаул, Красноярск, Братск, и другие города Сибири.[1]

Театр имени ЧеховаПравить

В 19621968 годы Пётр Шелохонов осуществил ряд театральных постановок пьес современных авторов, в которых выступил и как исполнитель ролей, и как режиссёр-постановщик в Таганрогском театре им. Чехова.[4] В том же театре он сыграл главные роли в классических пьесах А. П. Чехова «Дядя Ваня», «Вишнёвый сад», «Чайка», «Три сестры», а также в пьесах современных авторов, таких как «Именем революции» и «Шестое июля» М. Шатрова, «104 страницы про любовь» Э. Радзинского и др. Большой успех, отражённый в журнале «Театр» (№ 8 за 1965 г.) выпал на роль Иванова в одноимённой пьесе А. П. Чехова.[5] В 1960-е годы Шелохонов, как режиссёр поставил спектакли «Обелиск», «Недотрога», «Девушки с улицы надежды» и др, а также поставил пьесу А. П. Чехова «Платонов», в которой сыграл главную роль. В 1967 году Пётр Шелохонов сыграл роль Ленина в собственной постановке «Ленинские чтения», посвящённой 50-летию революции. Эта постановка Шелохонова была раскритикована в горкоме КПСС за отклонение от официально принятого образа Ленина.[1]

МоскваПравить

В 1967 году московская студия «Экран» приглашает Петра Шелохонова на главную роль в телевизионном фильме «Шаги в солнце» режиссёра В. Головина который был показан по Центральному телевидению СССР. Актёра заметили режиссёры на киностудиях СССР. С этого времени Пётр Шелохонов снимается в кино и на телевидении.[1][3][2]

В 1968 году Пётр Шелохонов сыграл первую роль в большом кино — шпион Сотников в детективе «Амнистии не подлежит» (Развязка) режиссёра Н. Розанцева, киностудия Ленфильм. Фильм был запрещён по письму министра МВД СССР Н. А. Щёлокова. Выход фильма на экраны СССР совпал с покушением на генсека Л. И. Брежнева, которое совершил вооружённый мужчина переодетый в форму милиции, что совпало с сюжетом фильма «Амнистии не подлежит» — шпион в форме милиционера ловко обманывает КГБ и совершает убийство. Этот фильм министр внутренних дел СССР Н. А. Щёлоков назвал антисоветским в своём письме в ЦК, затем началось уничтожение копий и негативов фильма, затем последовали действия советской цензуры: переделка сценария, пересъёмки фильма и выход на экраны уже под другим названием — Развязка.[6]

Текст письма Министра внутренних дел СССР Н. А. Щёлокова в ЦК КПСС[7]:

На студии «Ленфильм» завершёны съёмки художественной кинокартины «Амнистии не подлежит» (режиссёр Н. Розанов (*)[8], сценарист А. Ромов), которая, по нашему убеждению, содержит серьёзные политические ошибки. В качестве матёрого врага Советской власти, предателя Родины, резидента иностранной разведки в этом фильме выступает начальник районного отдела милиции. Такая тенденциозная трактовка образа руководящего работника органов внутренних дел может вызвать у зрителей глубокое негодование и недоверие к сотрудникам милиции, может породить искажённое представление о том, что в милиции работают люди, мировоззрение и убеждения которых враждебны кровным интересам советского народа и Коммунистической партии. Вызывает справедливое возмущение не только злостное искажение облика работника милиции, но и очевидная фальсификация действительности. В истории советской милиции не было случая, чтобы её руководящий работник стал бы агентом империалистической разведки. Обращает на себя внимание вредная тенденция сюжета, которая фактически противопоставляет органы КГБ, разоблачившие предательскую деятельность работника милиции, органам внутренних дел. Пропаганда с помощью кино такого рода надуманных «конфликтов» может в равной степени нанести ущерб авторитету органов госбезопасности и внутренних дел. Кинофильм «Амнистии не подлежит» порочит честь и достоинство работников милиции, противоречит требованиям ноябрьского постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР к творческим организациям о правдивом отображении деятельности органов внутренних дел, всемерном укреплении их авторитета среди трудящихся. Прошу Вашего указания о запрещении выпуска на экран картины «Амнистии не подлежит». Вместе с тем при производстве кинофильмов, отображающих деятельность органов внутренних дел, было бы целесообразно учитывать мнение МВД СССР.

(*В документе опечатка, фамилия режиссёра — Розанцев.)

Письмо министра внутренних дел СССР Н.А. Щёлокова секретарю ЦК КПСС П. Н. Демичеву от 13 июня 1969 года [9]

Получив клеймо «матёрого врага Советской власти» от министра внутренних дел СССР Н. А. Щёлокова, Пётр Шелохонов уже не мог сниматься в больших ролях — письмо министра обсуждали в ЦК КПСС и потом советская цензура действовала беспощадно. На «Мосфильме» кинорежиссёр Сергей Герасимов рекомендовал Петра Шелохонова на главную роль в двухсерийном фильме «Укрощение огня», однако, по решению кураторов из ЦК КПСС главную роль дали Кириллу Лаврову, а Петру Шелохонову дали роль второго плана — Карелин, помощник Королева. Прототипами героев фильма были реальные люди, но их имена в СССР были засекречены и в фильме актёры играли собирательные образы. Кирилл Лавров и Пётр Шелохонов сыграли в фильме несколько совместных сцен и остались друзьями на всю жизнь, снявшись вместе ещё в десяти фильмах.[1]

В фильме «Укрощение огня» впервые была приоткрыта завеса секретности над ракетно-космической промышленностью СССР. Съёмки проходили в 19701971 годах на космодроме Байконур, в Звёздном городке космонавтов, а также в Кремле. Под вымышленными именами героев фильма скрывались засекреченные имена конструкторов ракетной техники. Их роли после строгого отбора исполняли актёры, которых утверждали после согласования с тогдашним правительством СССР. Пётр Шелохонов стал партнёром таких актёров, как Игорь Горбачёв, Евгений Матвеев, Зиновий Гердт, Игорь Владимиров, Андрей Попов, Вера Кузнецова, Всеволод Сафонов и других звёзд советского кино. После этой совместной работы режиссёр Игорь Владимиров пригласил Петра Шелохонова в труппу ленинградского театра имени Ленсовета, но актёр не сразу принял приглашение знаменитого режиссёра, он уже был занят в спектаклях ленинградского театра «Ленком».

ЛенинградПравить

 
Пётр Шелохонов — Князь Виельгорский в 16-серийном фильме «Liszt Ferenc» (сериал, Венгерское ТВ, 1982)

В 19681999 годах Пётр Шелохонов вернулся и снова работал в Ленинграде (Санкт-Петербурге), в театре имени Ленинского Комсомола, театре имени Комиссаржевской и театре имени Ленсовета.[2] Среди театральных работ Петра Шелохонова отмечены главные роли в спектаклях «Гнездо глухаря» по пьесе В. Розова и «Тема с вариациями» по пьесе С. Алёшина, а также исполнение роли Никиты Романовича Захарьина в трилогии А. Толстого о царях. На киностудии «Ленфильм» было снято более 40 кинофильмов с его участием. В этот период раскрываются новые творческие возможности Шелохонова как артиста кино, исполнившего разнообразные роли, такие, как шпион Сотников («Развязка», 1968), композитор Михаил Глинка («Ференц Лист», 1970), казак Северьян Улыбин («Даурия», 1971), военный комиссар («Такая длинная, длинная дорога», 1972), директор Пересада, («Ответная мера», 1974, Одесская киностудия), Дорогомилов (телесериалы «Первые радости» и «Необыкновенное лето», 1977—1979), кузнец Акимыч (телесериал Хлеб — имя существительное, 1988) и другие работы в кино и на телевидении. Шелохонов снимался с такими звёздами советского кино, как Павел Луспекаев, Николай Гриценко, Наталья Фатеева, Кирилл Лавров, Виталий Соломин, Василий Шукшин и др.

Санкт-ПетербургПравить

В 19891990 годах известный режиссёр, актёр и писатель Питер Устинов поставил в Петербурге на сцене театра имени Ленсовета свою пьесу «Фотофиниш», в которой ведущую роль — Сэма поручил Петру Шелохонову. На память об этой работе Питер Устинов подарил Петру Шелохонову фотографию с дружеской подписью «Петру Первому от Петра Устинова».

Личные чувства Петра Шелохонова, его боль и память о войне были выражены в его постановке спектакля «Изабелла» о спасении узников фашистского лагеря Аушвиц (Освенцим). В интерпретации Шелохонова на сцене происходит «спасение» всех узников концлагеря, как выживших, так и погибших, что становится возможным благодаря нашей памяти об их судьбе и подвигах. Такое прочтение пьесы было неожиданно даже для самого автора. На премьере спектакля, приехавшие из Нью-Йорка автор Ирвин Лейтнер и сама Изабелла увидели, какое необычное сценическое решение нашёл Шелохонов для метафоры о подвиге и бессмертии: после страданий в концлагере и гибели в огне печей, в финальной сцене спектакля все сожжённые узники концлагеря оживают и выходят из горящих печей сквозь огонь и дым, медленно и величественно идут в зал, присоединяясь к живым под Реквием Моцарта.[1]

В 19961997 годах голливудская киностудия Warner Brothers совместно с кинокомпанией Icon, которой владеет Мэл Гибсон, сняли кинофильм «Анна Каренина» по роману Льва Толстого. Съёмочная группа работала во дворцах, музеях и парках Петербурга, которые подходили для съёмок в исторических костюмах и интерьерах XIX века. Режиссёр по кастингу Марион Догерти, которая работала с Мэлом Гибсоном и Софи Марсо в кинопроекте «Храброе сердце», видела работу Петра Шелохонова и познакомила его с режиссёром. Бернард Роуз сразу утвердил актёра на роль Капитоныча, дворецкого Карениных. Так Шелохонов стал партнёром звёзд современного кино — Софи Марсо, Шон Бин, Миа Киршнер, Джеймс Фокс, Дэнни Хьюстон и других.

Признание и наградыПравить

ТворчествоПравить

Актёр киноПравить

ОзвучиваниеПравить

Актёр театраПравить

  • Антиквариат (1993)
  • Босиком по парку (1993)
  • Убииство Гонзаго (1992)
  • Фотофиниш (1989)
  • Земля обетованная (1987)
  • Круглый стол под абажуром (1986)
  • Рояль в открытом море (1985)[2]
  • Спешите делать добро (1984)[2]
  • Прошлым летом в Чулимске (1983)
  • Дипломат (1981)
  • Пятый десяток (1980)
  • Тема с вариациями (1980)
  • Гнездо глухаря (1979)
  • Продавец дождя (1978)
  • Самый правдивый (1977)
  • Борис Годунов (1976)
  • Царь Фёдор Иоаннович (1975)
  • Смерть Иоанна Грозного (1974)
  • Вызываются свидетели (1974)
  • Проходной балл (1973)
  • Если бы небо было зеркалом (1973)
  • Чайка (1972)
  • Аленький цветочек (1971)
  • А зори здесь тихие (1970)
  • Сирано де Бержерак (1969)
  • В ночь лунного затмения (1966, 1970)
  • «Ленинские чтения» (1967)
  • Именем революции (1967)
  • Платонов (1967)
  • Дядя Ваня (1966)
  • Иванов (1965)
  • Три сестры (1965)
  • Тяжкое обвинение (1965)
  • Вишнёвый сад (1964)
  • Кредит у Нибелунгов (1964)
  • 104 страницы про любовь (1964)
  • Бронепоезд 14—69 (1963)
  • Друзья и годы (1963)
  • Океан (1961, 1963)
  • Золотой мальчик (1960)
  • Иркутская история (1959, 1960)
  • Маленькая Студентка (1959)
  • Гамлет (1958)
  • Поэма o Хлебе (1957)

Режиссёр театраПравить

  • Изабелла (1993)
  • «Ленинские чтения» (1967)
  • Именем революции (1967)
  • Платонов (1967)
  • Иванов (1965)
  • Обелиск (1965)
  • Бой с тенью (1965)
  • 104 страницы про любовь (1964)
  • Девушки с улицы надежды (1964)
  • Недотрога (1964)
  • Друзья и годы (1963)

Другие работыПравить

РадиоспектаклиПравить

1993 — М Ю Лермонтов, «МАСКАРАД»

БиблиографияПравить

КнигиПравить

  • 2009 — Иван Краско, «Мой друг Петр Шелохонов» Издательство SOLO Publishing, 128 стр, СПб 2009. ISBN 978-5-904666-09-5
  • 2004 — Дмитрий Иванеев, «Заслуженный артист России Петр Шелохонов» СПб 2004.

ЖурналыПравить

  • 1989 — П. Шелохонов в спектакле «Фотофиниш» (автор и режиссёр Питер Устинов) — «Театр» № 12, Москва, 1989
  • 1971 — Рецензия на фильм Даурия — «Советский экран», Москва, 1971
  • 1968 — Наталия Образцова — статья «Шаги к солнцу» о творчестве П. Шелохонова — «Театральная жизнь» № 2, Москва, 1968
  • 1966 — Николай Куртеев — статья «Путь на сцену» о творчестве П. Шелохонова — «Молот», Ростов-Дон, 1966
  • 1965 — Людмила Нимвицкая — статья «На спектакле Иванов» — «Театр» № 8, Москва, 1965
  • 1963 — Ирина Громова — статья «Театр Чехова» — «Театр» № 11, Москва, 1963

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Иван Краско, «Мой друг Петр Шелохонов» Издательство SOLO Publishing, 128 стр, СПб 2009. ISBN 978-5-904666-09-5
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Михаил Боярский, «Дядя Петя», http://www.petr-shelokhonov.narod.ru/vkino.html
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Наталия Образцова — статья «Шаги к солнцу» о творчестве П. Шелохонова — «Театральная жизнь» № 2, Москва, 1968
  4. 1 2 Николай Куртеев — статья «Путь на сцену» о творчестве П. Шелохонова — «Молот», Ростов-Дон, 1966
  5. Людмила Нимвицкая — статья «На спектакле „Иванов“» — «Театр» № 8, Москва, 1965
  6. Иван Краско, «Мой друг Пётр Шелохонов» Издательство SOLO Publishing, 128 стр, СПб 2009. ISBN 978-5-904666-09-5
  7. Ъ-Власть — Постановление Президиума ВЦИК
  8. В документе опечатка, фамилия режиссёра — Розанцев
  9. Ъ-Власть — Постановление Президиума ВЦИК. Архивировано 15 мая 2013 года.

СсылкиПравить