Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи

«Письмо в редакцию телевизионной передачи „Очевидное — невероятное“ из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи» («Про Бермудский треугольник»[1], по первой строке известно как «Дорогая передача!..»[2][3]) — юмористическая авторская песня Владимира Высоцкого, созданная в 1977 году. В песне описываются «будни» сумасшедшего дома, на которые проецируется тема загадки Бермудского треугольника; толчком к написанию, видимо, послужил выпуск телепередачи «Очевидное — невероятное», посвящённый этой теме и вышедший в эфир 13 ноября 1976 года. Песня оставалась одной из самых исполняемых в авторских концертах Высоцкого в последние годы его жизни, многие фразы из неё стали крылатыми.

Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи
Песня
Исполнитель Владимир Высоцкий
Дата записи 1977
Жанр авторская песня
Язык русский
Автор песни Владимир Высоцкий

Структура и сюжетПравить

Письмо в редакцию...

Дорогая передача!
Во субботу, чуть не плача,
Вся Канатчикова дача
К телевизору рвалась, —
Вместо чтоб поесть, помыться,
Уколоться и забыться,
Вся безумная больница
У экрана собралась.

Говорил, ломая руки,
Краснобай и баламут
Про бессилие науки
Перед тайною Бермуд, —
Все мозги разбил на части,
Все извилины заплёл —
И канатчиковы власти
Колют нам второй укол.

Начало песни[4]

«Письмо в редакцию» — большая по объёму песня, основной текст которой насчитывает 144 стиха. При этом в нечётных строфах применяется необычная схема рифмовки AAABCCCB[5]; эта же схема рифмовки и размер встречаются в более ранних песнях «Пародия на плохой детектив» и «Никакой ошибки» и повторяют размер и рифмовку поэмы Андрея Вознесенского «Оза», знакомой Высоцкому по спектаклю «Антимиры»[6].

Песня стилизована под «письмо в редакцию» — распространённое в средствах массовой информации СССР явление, когда отдельный человек или инициативная группа направляют письмо редакционной группе периодического печатного издания, радио- или телепередачи с предложениями по улучшению их содержания[7]. В случае песни Высоцкого в качестве инициативной группы выступают пациенты психиатрической клинической больницы № 1, во времена исполнения носившей имя П. П. Кащенко и прозвище «Канатчикова дача».

Поводом для письма становится выпуск передачи «Очевидное — невероятное», в котором некий «краснобай и баламут» рассказывал о тайнах Бермудского треугольника, которые не в состоянии раскрыть наука. «Авторы» письма рассматривают этот выпуск как образец раздражающей их недавней тенденции в тематике передачи: «…Год подряд // То тарелками пугают, — // Дескать, подлые, летают, — // То у вас собаки лают, // То руины говорят». За этим следует призыв перейти к более привычным и прозаичным темам — развитию ядерной энергетики, советским исследованиям на Луне[8]. Упоминается, что ранее пациенты уже посылали «ноту в ТАСС» с обличением происков врагов СССР, которых они, среди прочего, считают виновными и в поднятии темы Бермуд.

В последующей части песни темы Бермудского треугольника, летающих тарелок и других необъяснённых явлений проецируются уже на быт психиатрической больницы. Упоминается, что среди пациентов есть и жертвы крушения в самом Бермудском треугольнике, страдающие от тяжёлых психических расстройств. Отдельно иллюстрируется реакция на загадочные передачи параноика, алкоголиков и, по всей видимости, попавшего в сумасшедший дом диссидента-антисоветчика[9][10], а также медицинского персонала. Заканчивается письмо угрозой в случае отсутствия реакции «написать в Спортлото».

История созданияПравить

Образы, связанные с сумасшествием и психиатрическими больницами, появлялись в творчестве Высоцкого как на протяжении нескольких лет, предшествовавших написанию «Письма в редакцию», так и ранее (уже в середине 1960-х появилась «Песня о сумасшедшем доме», во многом основанная на личном опыте автора[11]). Так, в 1972 году Канатчикова дача упоминается в «Жертве телевиденья», а в 1975 году вышел цикл из песен «Ошибка вышла», «Никакой ошибки», «История болезни»[12].

«Письмо в редакцию» создавалось в период, когда у Высоцкого, прежде бывшего любителем фантастики и сторонником теорий о контакте с инопланетным разумом, возобладало скептическое отношение к этой теме. Сам автор, комментируя песню в 1978 году, рассказывал[13]:

Несколько лет тому назад я необычайно увлекался этим. Могу вас уверить, что ни одной фантастической книжки, научной фантастики или, там, ненаучной — любой, не выходило без того, чтобы я её не прочитал. Я читал всё… Более того, я читал все эти журналы: и псевдонаучные, и полунаучные, и супернаучные…

На смену безоглядному увлечению пришло разочарование и понимание того, что, «как всегда вокруг какого-нибудь интересного дела», вокруг темы инопланетного разума и паранормальных явлений собирается множество шарлатанов или плохо разбирающихся в вопросе дилетантов, только вредящих делу[14]. На концертах, перед исполнением песни, Высоцкий мог с иронией замечать в отношении «летающих тарелок»: «многие их видели, а некоторые даже в них летали»[15].

Предполагаемое время создания песни ограничивается периодом с осени 1976 по осень 1977 года. Первую границу задаёт 13 ноября 1976 года[16][17] — время выхода в эфир выпуска телевизионной программы «Очевидное — невероятное», в которой обсуждалась тема загадки Бермудского треугольника[18]. В выпуске принимал участие уфолог Владимир Ажажа, автор статьи по теме Бермудского треугольника в сентябрьском выпуске журнала «Наука и жизнь»[19]. Ведущий передачи Сергей Капица позже в интервью вспоминал, что при съёмке была выбрана неудачная мизансцена, при которой Ажажа выглядел маленькой жертвой агрессивного ведущего: «Что бы я ни говорил, все симпатии были на стороне этого человека»[20]. В строчках «То тарелками пугают — // Дескать, подлые, летают», как предполагают А. Е. Крылов и А. В. Кулагин, отразилась «антитарелочная» кампания в советской прессе, которую открыла в том же году статья фантаста Еремея Парнова «Технология мифа» в «Комсомольской правде»[21][22].

В 1976 году в СССР распространились также слухи о гибели в Бермудском треугольнике советского исследовательского судна (этот слух, в частности, зафиксирован в декабрьской записи в дневнике Валерия Золотухина). Впоследствии эта история, уже поданная как факт, стала одним из сюжетообразующих компонентов «Письма в редакцию»[23][24]. Позже получила распространение ещё одна легенда, согласно которой основой для песни стал эпизод с научно-исследовательским судном «Академик Курчатов». Это судно действительно участвовало в советско-американской экспедиции в район Бермудского треугольника и в одном из рейсов в течение двух суток не выходило на связь, что дало толчок слухам о его исчезновении. Однако, как отмечает А. В. Скобелев, указанный рейс начался только в январе 1978 года, то есть уже после того, как Высоцкий начал публичное исполнение «Письма в редакцию»[24]. В. К. Перевозчиков излагает ещё одну версию появления песни, также связанную с визитом советского корабля в этот район. По его словам, диктор Римма Туманова, знакомая с «главным механиком теплохода, который побывал в Бермудском треугольнике», пересказала его историю Высоцкому. В результате, согласно Перевозчикову, первое записанное исполнение «Письма в редакцию» бард начал словами «Римма, пишу это поздно ночью. Это только потому, что для тебя»[25].

Летом 1977 года Высоцкий уже и сам побывал на границе с Бермудским треугольником — на острове Косумель, где его жена Марина Влади снималась в мексиканско-итальянском фильме «Тайна Бермудского треугольника». Работа над песней продолжалась в это время[26]. Кроме того, по рассказам очевидцев, Высоцкий дорабатывал песню весной 1977 года, в частности, в мае, находясь в Енакиеве Донецкой области, и даже исполнил для поклонников, собравшихся под балконом квартиры, где был в гостях, какой-то черновой её вариант (полностью или фрагментарно), который никем не был, однако, записан на плёнку. С Енакиево, возможно, связано и появление в песне «главврача Маргулиса». Такой врач в действительности в больнице имени Кащенко не числился; задолго до написания песни (и долгое время после этого[27]) больницу возглавлял В. М. Морковкин, а фамилию Маргулис, по информации енакиевца Н. Г. Гринёва, носил хозяин квартиры, где Высоцкий работал над черновиком «Письма в редакцию» [28]. Впрочем, Скобелев указывает, что именно в Енакиево в психоневрологической больнице в указанный период действительно работал заведующим отделением психиатр А. В. Маргулис[29].

В черновиках песни сохранились свидетельства, что Высоцкий планировал, помимо Бермудского треугольника и обобщённых летающих тарелок, спародировать также другие псевдонаучные сенсации. В частности, в черновике говорится «про тунгусских древних майя, будто севших к нам в тайгу»[30]. В черновиках встречаются эпизодические персонажи, в окончательный вариант песни не попавшие — «от наук уставший школьник»[31], «бывший физик Венцель» (которого сменил абстрактный «бывший алкоголик»), чабан Алим Бурханов; в бо́льших, нежели в чистовом варианте, подробностях излагается биография «дантиста-надомника» Рудика[32].

Исполнение и публикацияПравить

Первые известные записи исполнения песни в индексе фонограмм Высоцкого датируются сентябрём и октябрём 1977 года, последние — 14 и 16 июля 1980 года[33]. Менее чем за три года, прошедшие между написанием «Письма в редакцию» и смертью автора, было сделано свыше 100 записей[34]. Подсчитано, что в эти годы «Бермудский треугольник» Высоцкий исполнял чаще, чем любую другую песню — она прозвучала почти в половине всех его концертов после её создания (занимающая второе место по частоте исполнения «Я не люблю» — чуть более чем в трети, однако на протяжении намного более долгого периода)[35]. Помимо концертов, песня звучала также в спектакле театра на Таганке «Антимиры», куда она, по словам автора, «хорошо вмонтировалась»[36].

В начале 1979 года песня (как «Бермудский треугольник») вышла на виниловом двойном альбоме «Нью-йоркский концерт Владимира Высоцкого, 1979»[37], в котором были собраны записи с концерта 17 января того же года в Бруклинском колледже Нью-Йорка[38]. Первая публикация текста песни состоялась в том же году во Франции в июньском выпуске журнала-альманаха «Третья волна», выходившего с предуведомлением редакции: «Материалы авторов, проживающих в тоталитарных странах, в том числе в СССР, печатаются без их ведома»[3][39]. Это было одно из восьми стихотворений, опубликованных в этом номере журнала, как отмечает В. Бакин — «без каких-либо комментариев, указывающих на позицию редакции»[40].

В СССР текст песни впервые официально опубликован в 1988 году в авторском сборнике «Я, конечно, вернусь…»[1] (составитель Н. А. Крымова); позже в том же году текст появился ещё в ряде сборников[41]. Когда фирма звукозаписи «Мелодия» организовала выпуск серии «На концертах Владимира Высоцкого», состоявшей из 21 альбома, «Письмо в редакцию» в записи 1978 года было включено в состав 17-го альбома («Райские яблоки», 1991 год)[37][42].

Литературный анализПравить

Песня представляет слушателю гротескную ситуацию, при которой на обладание единственно разумной и рациональной моделью мироздания претендуют сумасшедшие. А. В. Кулагин усматривает в этом ходе перекличку с «Горем от ума» и «Записками сумасшедшего», где грань между нормальностью и сумасшествием рассматривается скорее в социальном, чем в клиническом аспекте[43]. По оценке Л. Г. Кихней, автор противопоставляет ценности реального мира и антимира, задаёт вопрос об определении разума и безумия[44]. В тексте песни различные источники усматривают сатиру на советские порядки. В частности, высмеивается политика «железного занавеса», целью которой было максимально осложнить советским гражданам получение информации из зарубежных источников. Так, один из пациентов, обладатель радиоприёмника «Грюндиг», «его ночами крутит, ловит, контра, ФРГ» . А чуть дальше некий «бывший алкоголик» сетует[9]:

Больно бьют по нашим душам
«Голоса» за тыщи миль.
Зря Америку не глушим,
Зря не давим Израи́ль!

Речь идёт о действительно существовавших мерах по глушению передач иностранных радиостанций, вещавших на СССР, в том числе «Голоса Америки» и «Голоса Израиля»[9][45]. По мнению пациентов психиатрической лечебницы, всевозможные паранормальные явления — это происки врагов СССР, которые «кормят-поят нас бермутью про таинственный квадрат»: «Это всё придумал Черчилль в восемнадцатом году». Они увязывают это с другими событиями, про которые «написали ноту в ТАСС» — взрывами и пожарами (по-видимому, имеются в виду террористические акты и вероятные поджоги начала 1977 года[46][47]).

В песне высмеивается и штамп советской официальной исторической науки, часто списывавшей неудачи народных восстаний и освободительных движений на отсутствие «вождей», по сути противореча марксистскому подходу к роли личности в истории. У Высоцкого это объяснение проецируется на пациентов сумасшедшего дома[48][49]:

Мы не сделали скандала
Нам вождя недоставало:
Настоящих буйных мало —
Вот и нету вожаков.

Ещё один авторитет, над которым, по-видимому, иронизировал автор, настаивая «Пусть безумная идея — не решайте сгоряча», — Нобелевский лауреат Нильс Бор, автор высказывания: «Нет сомнения, что перед нами безумная теория, но весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться ещё и верной!»[50]. В неожиданном ракурсе всплывает распространённое название рубрик в различных советских газетах и журналах: «Удивительное — рядом, но оно запрещено»[51]. Схожим образом, по мнению П. Е. Фокина, выражение «руины говорят» отсылает к распространённому штампу в публикациях и репортажах на темы археологии и древней истории[8]. С другой стороны, саркастичное определение «краснобай и баламут», на первый взгляд кажущееся выпадом в адрес ведущего программы «Очевидное — невероятное» Сергея Капицы, как объяснил сам Высоцкий, в действительности относилось к гостю передачи, послужившей толчком к написанию песни (Владимиру Ажаже)[52]. Фраза «то у вас собаки лают» тоже, вероятно, представляет собой цитату из Ажажи, в ходе передачи объяснявшего: «Собаки лают в пустоту, когда чувствуют приближение НЛО»[53].

Юмористический пласт в песне представлен, в частности, множеством окказионализмов: «иноверы» и «изуверцы» (слова-портмоне, составленные из «изуверов» и «иноверцев»)[54], а также целой серией производных от топонима «Бермуды» — «бермутят» (контаминация с глаголом «мутить»), «бермуторно» и «бермутно», «бермуть»[55] (в последнем случае А. Скобелев и А. Кулагин отмечают также перекличку с ходившим в народе презрительным прозвищем дешёвого и низкокачественного креплёного вина — вермута[45][56]). Контаминацией выглядит и выражение «раскалились добела», в котором Скобелев видит отсылку к белой горячке[29]. Буквальное значение приобретает фразеологизм «собаку съели», когда лирические герои песни, доказывая, что разбираются в тарелках, ссылаются на повара своей больницы[43]. Отмечается комический эффект выражения «треугольные дела» в значении «относящиеся к треугольнику»[57].

Слова «кандидаты» и «доктора», обозначающие учёные степени, объединившись в словосочетании «кандидаты в доктора», внезапно приобретают пренебрежительный оттенок — как отмечает П. Е. Фокин, для больного слово «доктор» имеет только одно, медицинское, значение, соответственно «кандидат в доктора» — это признак профессиональной несостоятельности[51]. В черновиках Высоцкий разрабатывал также оппозицию «душевнобольной — сумасшедший» («Разделила жизнь сама: есть душевные больные, есть сошедшие с ума», «Мы душевные больные, то есть тронулись душой… А которые тщедушны — эти тронулись умом»)[58].

Другая заметная юмористическая тема — «геометрическая». Треугольник в песне превращается и в круг, и в квадрат, и в параллелепипед, и в многогранник, а уцелевших моряков привозят на Канатчикову дачу «в стеклянной призме». А. Скобелев считает, что, помимо чисто юмористического обыгрывания «геометрического» названия легендарного объекта, Высоцкий отсылал слушателей ко вполне реальной и популярной в то время теории Н. Ф. Гончарова, В. А. Макарова и В. С. Морозова. Согласно этой теории у земного шара существует кристаллический каркас в виде двух правильных многогранников (икосаэдра и додекаэдра), спроецированный на его поверхность. Идея, которую популяризовали журнал «Химия и жизнь» и альманах «Эврика», в частности связывала с этой гипотетической структурой и феномен Бермудского треугольника, который авторы рассматривали как трёхмерный многогранник[59].

Юмористическую атмосферу поддерживают сочетающаяся с официально-деловой формой (формулировки «Дорогая передача», «Дата. Подпись», коллективный адресант) нарочитая разговорность стиля («вот те раз»), эллипсисы («на троих его — даёшь!»)[60], умышленные речевые ошибки («лектора́»[43], «Израи́ль», «полотенцы»), пропуски необходимых по смыслу слов («Вместо чтоб поесть, помыться…»). В целом А. Кулагин пишет о намеренном эффекте «забалтывания», которому способствует не только обильная игра со смыслами слов и выражений, но и схема рифмовки AAABCCCB, при которой рифмуются между собой три стиха подряд[61].

Среди интертекстуальных связей «Письма в редакцию» А. Скобелев выделяет дантиста Рудика, в ранних версиях носившего фамилию Вайнер (что рифмовалось со словом «лайнер»). Исследователь полагает, что фамилия отсылает к братьям Вайнерам, с которыми Высоцкий дружил как минимум с 1975 года. У Вайнеров в свою очередь в повести 1976 года «Лекарство против страха» и в сценарии фильма «Город принял», создававшемся в то же время, что и песня Высоцкого, появляется эпизодический персонаж Рудик Вышеградский по кличке Марчелло. И в песне, и в сценарии оба Рудика страдают желудком, у обоих в биографии эпизоды, связанные с больничной биркой (альтернативную гипотезу о происхождении «номерочка на ноге» Рудика в песне Высоцкого выдвигает П. Фокин, связывая эту деталь с аналогичным образом в повести Шукшина «А поутру они проснулись…»[50]). Скобелев допускает, что фамилии этих персонажей могли быть взаимными шуточными отсылками авторов[62].

Ещё одна возможная литературная реминисценция — безумцы в стеклянной призме, доставленные в больницу после крушения корабля в Бермудском треугольнике. Скобелев полагает, что этот образ может быть цитатой из повести Гофмана «Золотой горшок», где близкий к безумию студент Ансельм перемещается по улицам Дрездена в некоем «кристалле» (или, в русском переводе, в «стекле»)[63]. Высказывается предположение, что колодец, на дне которого мечтают пропасть лирические герои песни, — это отзвук образа бесконечной кроличьей норы, в которую падает Алиса в сказке Кэрролла (ранее Высоцкий уже создал цикл песен к дискоспектаклю по этой сказке)[64][65]. Д. Н. Курилов усматривает корни образов как «Письма в редакцию», так и баллады Галича «Право на отдых» в «Песне про психа из больницы имени Ганнушкина, который не отдавал санитарам свою пограничную фуражку» Михаила Анчарова, написанной ещё в 1957 году[66].

НаследиеПравить

После смерти Высоцкого «Письмо в редакцию» звучало в исполнении ряда других певцов. Так, в передаче «Своя колея» в разные годы песню исполняли Александр Градский[67] и Николай Фоменко[68]. Григорий Лепс включил «Письмо в редакцию» в заключительный альбом «Кони привередливые» серии «Честь имею!», релиз которого 25 июля 2020 года был приурочен к годовщине смерти автора[69]. Перевод текста песни на польский язык опубликовал в 1986 году Войцех Млынарский[pl][70], а чешских слушателей с нею познакомили Милан Дворжак и певица Сусанна Талпова[71].

По мнению филолога В. А. Гаврикова, отсылки к «Письму в редакцию» (в частности, «распавшемуся на куски» лайнеру и «стеклянной призме») на советском экране появились уже в 1985 году, в одной из серий мультфильма «На задней парте»[72].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Высоцкий В. С. Комментарии: Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи // Собрание сочинений в четырёх томах / Составители и авторы комментариев В. И. Новиков, О. И. Новикова. — М.: Время, 2009. — Т. 2. Песни. 1971—1980. — ISBN 978-5-9691-0906-3.
  2. Владимир Семенович Высоцкий: Что? Где? Когда? (1960—1990 г.г.): библиографический справочник / Автор-составитель А. С. Эпштейн. — Харьков: Студия-Л; Прогресс, 1992. — С. 267—268. — ISBN 5-87258-006-1.
  3. 1 2 Владимир Высоцкий. Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи. Лаборатория фантастики. Архивировано 17 октября 2020 года.
  4. Собрание сочинений в четырёх томах, 2009, с. 209—210.
  5. Кулагин А. В. Возвращение к прежним сюжетам // Поэзия Высоцкого: Творческая эволюция. — Изд. 3-е, переработ. — Воронеж: Эхо, 2013. — С. 201, 203. — ISBN 978-5-87930-100-5.
  6. Кулагин А. В. Из отзывов о диссертациях // У истоков авторской песни: сборник статей. — Коломна: Московский государственный областной социально-гуманитарный институт, 2010. — С. 319. — ISBN 978-5-98492-089-6.
  7. Скобелев, 2016, с. 185.
  8. 1 2 Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 123.
  9. 1 2 3 Александр Пасховер. История болезни СССР и Енакиево в одной песне Высоцкого. Новое время (7 сентября 2015). Архивировано 19 ноября 2020 года.
  10. Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 125.
  11. Кулагин, 2013, с. 200.
  12. Закурдаева, 2015, с. 55.
  13. Скобелев, 2016, с. 183.
  14. Скобелев, 2016, с. 184.
  15. Марк Цыбульский. Высоцкий в космосе. Владимир Высоцкий. Каталоги и статьи (14 октября 2004). Архивировано 6 января 2014 года.
  16. Очевидное — невероятное. Бермудский треугольник (1976). Гостелерадиофонд @ YouTube (18 августа 2020). Дата обращения: 23 сентября 2021. Архивировано 24 марта 2022 года.
  17. Уфолог Владимир Ажажа: Капица соглашался, что лучше быть пришельцем, чем проходимцем. Вечерняя Москва (17 августа 2012). Дата обращения: 20 апреля 2018. Архивировано из оригинала 21 апреля 2018 года.
  18. Яковлев В. Донецкие песни Высоцкого // В поисках Высоцкого. — Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 2016. — Июль (вып. 24). — С. 59.
  19. Ажажа В. Г. О Летучем голландце, «Дьявольском море» и «Бермудском треугольнике» // Наука и жизнь. — 1976. — № 9. — С. 146—153.
  20. Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 120—122.
  21. Парнов Е. И. Технология мифа : О летающих тарелках, космических пришельцах и прочих «чудесах» // Комсомольская правда. — 1976. — № 281 (28 ноября). — С. 3.
  22. Крылов и Кулагин, 2010, с. 317.
  23. Закурдаева, 2015, с. 62—63.
  24. 1 2 Скобелев, 2016, с. 198.
  25. Перевозчиков В. Памяти Риммы Васильевны Тумановой (21.5.1936 г. — 27.4.2008 г.) // В поисках Высоцкого. — Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 2011. — Вып. 1. — С. 111. — ISBN 978-5-4220-0214-6.
  26. Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 120.
  27. Зеленькова А. Душевное устройство. Российская газета (22 октября 2019). Архивировано 22 июля 2020 года.
  28. Яковлев, 2016, с. 57—60.
  29. 1 2 Скобелев, 2016, с. 191.
  30. Закурдаева, 2015, с. 57.
  31. Крылов и Кулагин, 2010, с. 312.
  32. Закурдаева, 2015, с. 61—63.
  33. Владимир Высоцкий. Индекс фонограмм. 0109 — Дорогая передача!.. Владимир Высоцкий. Когда? Где? Кто? Электронный каталог. Архивировано 19 июля 2020 года.
  34. Скобелев, 2016, с. 182.
  35. Гавриков В. А. Какие песни чаще всего пел Высоцкий? (а также о восприятии творчества поэта в современной России) // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. — 2018. — № 2. — С. 98—100.
  36. Эпштейн, 1992, Монологи В. Высоцкого о жизни и творчестве, с. 397.
  37. 1 2 Владимир Высоцкий. Иллюстрированный каталог грампластинок. Владимир Высоцкий. Каталоги и статьи. Архивировано 19 августа 2019 года.
  38. Полчанинов Р. Уголок коллекционера: «Ньюйоркский концерт Владимира Высоцкого, 1979» (2 пластинки стерео 33). Новое русское слово (15 апреля 1979). Архивировано 30 мая 2020 года.
  39. Владимир Высоцкий. Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома с Канатчиковой дачи // Третья волна. Альманах литературы и искусства / Главный редактор — Александр Глезер. — 1979. — Июнь (№ 7—8). — С. 204—209.
  40. Бакин В. В. Популярность Высоцкого во Франции // Владимир Высоцкий. Жизнь после смерти. — М.: Алгоритм, 2011. — ISBN 978-5-457-51403-4.
  41. Эпштейн, 1992, с. 25, 300.
  42. Владимир Высоцкий ‎— Райские Яблоки на сайте Discogs
  43. 1 2 3 Кулагин А. В. Чистого слога слуга // Беседы о Высоцком. — Изд. 2-е, испр. — Издательские решения, 2016. — ISBN 978-5-4474-8196-4.
  44. Кихней Л. Г. Лирический субъект в поэзии В. Высоцкого // Владимир Высоцкий: исследования и материалы 2007-2009 гг.: сборник научных трудов / Редколлегия: Б. С. Дыханова, А. Е. Крылов, А. В. Скобелев, Г. А. Шпилевая. — Воронеж: ВГПУ, 2009. — С. 37—38. — ISBN 978-5-88519-533-1.
  45. 1 2 Скобелев, 2016, с. 201.
  46. Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 124.
  47. Скобелев, 2016, с. 188—190.
  48. Скобелев, 2016, с. 187.
  49. Закурдаева, 2015, с. 58.
  50. 1 2 Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 126.
  51. 1 2 Скобелев, 2016, с. 193.
  52. Летела жизнь в плохом автомобиле…, 2012, с. 121.
  53. Скобелев, 2016, с. 186.
  54. Изотов В. Словарь окказионализмов В. С. Высоцкого. (Е—И) // В поисках Высоцкого. — Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 2012. — Ноябрь (вып. 6). — С. 80—81.
  55. Изотов В. Средисловие // В поисках Высоцкого. — Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 2012. — Август (вып. 5). — С. 90—91.
  56. Кулагин, 2013, с. 202.
  57. Изотов В. В., Изотов В. П. Этюды о семантических преобразованиях // Высоцковедение и высоцковидение. 2016: сборник статей / Ответственный редактор В. П. Изотов. — Орёл: ОГУ имени И. С. Тургенева, 2016. — С. 8.
  58. Закурдаева, 2015, с. 59—60.
  59. Скобелев, 2016, с. 199—200.
  60. Закурдаева, 2015, с. 56—57.
  61. Кулагин, 2013, с. 203.
  62. Скобелев, 2016, с. 194—196.
  63. Скобелев, 2016, с. 199.
  64. Скобелев, 2016, с. 192.
  65. Скобелев А. Из материалов к комментированию текстов песен В. С. Высоцкого. Песни, написанные для дискоспектакля «Алиса в Стране Чудес» (1972—1975) // В поисках Высоцкого. — Пятигорск — Новосибирск: Издательство ПГЛУ, 2019. — Сентябрь (вып. 37). — С. 78.
  66. Курилов Д. Н. «Карнавальные» баллады Галича и Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы / сост. А. Е. Крылов, В. Ф. Щербакова. — М.: Государственный культурный центр-музей В. С. Высоцкого, 1999. — Вып. III, т. 1. — С. 253.
  67. Невская Я. Трамп и Высоцкий попали в одну колею. Шоубиз (31 января 2017). Архивировано 12 ноября 2020 года.
    Александр Градский — «Письмо в редакцию телевизионной передачи „Очевидное-невероятное“ из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи». «Своя колея». Фрагмент выпуска от 29.01.2017. Первый канал (29 января 2017). Дата обращения: 17 ноября 2020. Архивировано 17 августа 2017 года.
  68. Абель И. Неудобный юбилей. Континент (2 февраля 2018). Архивировано 20 октября 2018 года.
  69. Григорий Лепс — Честь имею! (Высоцкий) Коллекция (5 альбомов) (2020) FLAC. SoftLabirint. (9 июня 2020). Архивировано 20 сентября 2020 года.
  70. Беднарчик А. Высоцкий по-польски // Мир Высоцкого: исследования и материалы / сост. А. Е. Крылов, В. Ф. Щербакова. — М.: Государственный культурный центр-музей В. С. Высоцкого, 1999. — Вып. III, т. 1. — С. 387—409.
    Млынарский В. (пер. Е. А. Ромашкиной). О переводе Высоцкого. Владимир Высоцкий на разных языках. Дата обращения: 17 ноября 2020. Архивировано 28 октября 2019 года.
  71. Бакин, 2011, Мировое признание.
  72. Гавриков В. Рецепция песен Высоцкого в мультипликации // В поисках Высоцкого. — Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 2015. — Сентябрь (вып. 20). — С. 73—76.

ЛитератураПравить

  • Высоцкий В. С. Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи // Собрание сочинений в четырёх томах / Составители и авторы комментариев В. И. Новиков, О. И. Новикова. — М.: Время, 2009. — Т. 2. Песни. 1971—1980. — ISBN 978-5-9691-0906-3.
  • Высоцкий В. Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома с Канатчиковой дачи // Иллюстрированное собрание сочинений в 11 томах / сост. и коммент. П. Фокина; подгот. текста С. Жильцов. — СПб.: Амфора, 2012. — Т. 3. Летела жизнь в плохом автомобиле…. — С. 120—126. — (Владимир Высоцкий.). — ISBN 978-5-367-02110-3.
  • Закурдаева Н. В. Самоорганизация смысла в песне В.Высоцкого «Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное – невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи» // Высоцковедение и высоцковидение. 2015. Сборник статей / Ответственный редактор — В. П. Изотов. — Орёл: Научно-исследовательский институт филологии, Орловский государственный университет, 2015. — С. 52—65.
  • Крылов А. Е., Кулагин А. В. Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное — невероятное» из сумасшедшего дома — с Канатчиковой дачи // Высоцкий как энциклопедия советской жизни: Комментарий к песням поэта. — М.: Булат, 2010. — С. 311—320. — ISBN 978-5-91-457-008-5.
  • Скобелев А. В. Из материалов к комментированию произведений В.С. Высоцкого // Владимир Высоцкий: исследования и материалы 2015-2016 гг.: сборник научных трудов / Редколлегия: Г. А. Шпилевая, С. М. Шаулов, А. Б. Сёмин, А. В. Скобелев. — Воронеж: ООО ИМЦ «Планета», 2016. — С. 182—202. — ISBN 978-5-87930-102-4.