Открыть главное меню

Пищальники

Пищальники принимали участие в осадах Смоленска 1513 и 1514 годов. Миниатюры Лицевого летописного свода.

Пища́льники — пехота Русского государства конца XV — первой половины XVI веков, вооружённая огнестрельным оружием — пищалями.

Содержание

ТерминологияПравить

Первое упоминание термина «пищаль» по отношению к огнестрельному оружию записано в Никоновской летописи под 1399 годом[1]. Одно же из первых упоминаний производного к нему термина «пищальники» относится к 1485 году применительно к прихожанам Церкви Иоанна Златоуста в Рязанском княжестве: «А приход Златоусту — серебреники все, да пищальники». По всей вероятности, пищальниками здесь названы ремесленники, производящие огнестрельное оружие.[2]

По отношению к людям, вооружённым огнестрельным оружием, данный термин впервые используется в переписных книгах по Новгородским пригородам под 1500 годом. В них записаны пищальники и воротники (люди, отвечавшие за охрану ворот) из нетяглого населения, которые несли службу в различных городах.[2]

Начиная с 1510 года, упоминания о пищальниках, как о людях, вооружённых огнестрельным оружием и участвующих в боевых действиях, становятся регулярными.

В историографии существует разная трактовка термина «пищальники». Так, Н. М. Карамзин и ряд других историков считали, что пищальники — первоначальное название стрельцов[3]. Однако, как в настоящее время считает большинство историков, пищальники первой половины XVI века были отдельной формой пехоты, полностью вытесненной или поглощённой стрельцами вскоре после их появления в 1550 году.[4]

Следует отметить, что термин «пищальники» также может использоваться для обозначения любых воинов, вооружённых пищалями или аналогичным оружием[5].

ПредысторияПравить

Огнестрельное оружие на Руси появилось не ранее 1376 и не позднее 1382 года, когда оно было применено для обороны Москвы от войск Тохтамыша[6]. Широкое распространение оно начало получать только с последней четверти XV века[7].

Поскольку термин «пищаль» использовался для обозначения как артиллерийских орудий, так и ручного огнестрельного оружия, точное время появления последнего по письменным источникам установить затруднительно. По мнению В. В. Пенского, первое письменное упоминание о применении ручного огнестрельного оружия псковскими отрядами относится к 1478 году[8]. На миниатюре Лицевого летописного свода, изображающей стояние на Угре 1480 года, изображён ратник с ручной пищалью. В тексте летописи, однако, сказано просто о пищалях; по мнению В. В. Пенского, здесь подразумевались не ручные, а артиллерийские орудия[8]. Собственно же «ручные пищали» впервые упоминаются в челобитной 1538—1539 года[9].

В 1486 году посол Георгий Перкамота сообщал о России, что «после того, как немцы совсем недавно ввезли к ним самострел и мушкет, сыновья дворян освоили их так, что арбалеты, самострелы и мушкеты введены там и широко применяются»[2].

А. Н. Кирпичников, на основе археологических находок, датирует появление ручниц на Руси концом XIV — первой половиной XV века[10].

Изначально мастера, производившие орудия, обслуживали их и в бою; с конца XV века происходит разделение профессий по их изготовлению и использованию. Ключевую роль как в создании, так и обслуживании орудий играли иностранные мастера, в первую очередь, немцы и итальянцы[11].

При Иване III обслуживание огнестрельного оружия также частично было возложено на поместных детей боярских[2].

СозданиеПравить

 
Ручные пищали XV века. Рис. из итальянской рукописи Francesco di Giorgi Martini, 1468 г.

Важным при их формировании отрядов пищальников был пример западных соседей — в частности, немецкая пехота, вооружённая огнестрельным оружием, в русских источниках называлась «жолныри» (от польск. żołnierz); а в 1505 году литовские «желныри», которые были взяты в плен после Ведрошской битвы, под командованием воеводы Хабара противостояли войскам Мухаммеда-Амина при обороне Нижнего Новгорода, за что и были освобождены[12].

В 1510 году в Пскове, вошедшем в состав Русского государства, Василий III оставил 1000 московских и 500 новгородских пищальников.

«… и кто у них на том месте на пустом учнут житии тем ихлюдем з городскими людьми к сотским и к десятским с тяглыми людьми не тянуть ни в какие протори, ни в розметы опричь посошные службы и пищалного наряду и городового дела»

Жалованная грамота Великого князя Василия III, Спасскому архимандриту Ионе с братьею, от 9 августа 1511 года.

В царской грамоте 1517 года Василий III предписывал взыскать с 97 ярославских пищальников деньги в пользу Спасского монастыря за то, что они перестали платить деньги за перевоз через Волгу и Которосль — это свидетельствует об их значительной численности на Руси. Письменные источники часто упоминают новгородских и псковских пищальников — в первой половине XVI века их выставлялось от 100 до 1000 человек. В 1545 году наряду с пешими были отмечены конные пищальники: «Да у тех бы пищальников у конных и у пеших, у всякого человека было по пищали по ручной».

КомплектованиеПравить

 
Русские пищаль 1485 года (литейщик Яков) и «гафуница» (гаубица) 1542 года (литейщик Игнатий).

Пищальники набирались из городского населения — выставлялись с посадских дворов. В среднем, один пищальник выставлялся с 3—5 дворов[13]. Казённые пищальники должны были постоянно нести охранную службу, а в случае нападения врагов — оказать отпор. При этом они, вместе с воротниками подчинялись городовым приказчикам. В случае похода пищальники выставлялись от городов. На время похода также набирались временные пищальники из посадского тяглого населения. Поскольку термин «пищаль» относился не только к ручному огнестрельному оружию, в задачи пищальников входила и стрельба из артиллерийских орудий. Поэтому они использовались, преимущественно, при взятии городов; а также для «бережения» бродов и дорог. В доставке и обслуживании орудий им помогали «посошные люди». «Огненные стрельцы» были вооружены только ручным огнестрельным оружием. Пищальники вооружались за счёт своих городов. Казённые пищальники вооружались государством.

В 1545 году Новгороду и его пригородам для похода на Казань было предписано выставить 2000 пищальников, из них 1000 на конях и 1000 пеших. Каждый из них должен был иметь при себе крашеную однорядку или сермягу, ручную пищаль, пороха и свинца — «по 12 гривенок безменных», а также провизию.[14]

Были введены новые прямые налоги, специально назначенные на военные нужды: «пищальные» деньги — на содержание пищальников, «емчужные» — на изготовление пороха для ружей, сбор на «городовое и засечное дело», то есть на постройку укреплений по окраинам (украинам), «полоняничные» деньги — на расходы по выкупу из плена русских.

Участие в боевых действияхПравить

Упоминание об участии пищальников в боевых действиях относится к 1508 году — когда великий князь приказал послать их в Прибалтику к литвинам.[2]

В 1512 году со Пскова было набрано 1000 пищальников, которые приняли участие в походе на Смоленск. Они совершили безуспешный штурм города.[11]

С 1512 года они начали участвовать в обороне границ. На Угре воеводам Булгакову и Челяднину было сказано пищальников и посошных людей разделить по полкам, сколько, где пригоже быть на берегу.[11]

В 1515 году пищальники, наряду с детьми боярскими и казаками, охраняли посольство в Азов.[11]

В Казанском походе 1524 года отмечено разделение наряда на меньший и больший, то есть на тяжёлую осадную артиллерию и на лёгкие затинные и ручные пищали. Кроме этого, наряд выделился из состава Большого полка. В 1530 году сообщается: «который был наряд, пищали полуторные и семипядные и сороковые и затинные, привезён на телегах на обозных к городу, а из них было стреляти по городу, и посошные и стрельцы те пищали в тот дождь пометали». Пищальники были названы стрельцами, поскольку посошная рать выполняла вспомогательные функции. Кроме того, впервые упоминается о гуляй-городе, который был применён в этом сражении (из-за его неготовности произошло поражение).[11]

Наряд нередко доставлялся по рекам на судах, а по земле — конным обозом.

Пищальников распределяли в сотни, во главе которых стояли сотники — по мнению Чернова, из числа детей боярских[13].

УпразднениеПравить

Основным недостатком пищальников был временный характер войска — они собирались на время похода, после чего расходились по домам. Другим недостатком была необходимость вооружаться за свой счёт.

В 1546 году при подготовке похода на Казань 50 новгородских пищальников пришли к Ивану IV с челобитьем, но он не захотел их слушать. Они обиделись и начали бунт, произошло столкновение между пищальниками, вооружёнными пищалями и ослопами, и дворянами, вооружёнными саблями и луками, которое привело к потерям. Царь и бояре сделали из этого выводы, и в 1550 году было сформировано постоянное стрелецкое войско.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Кирпичников, 1976, с. 90.
  2. 1 2 3 4 5 Пахомов, 2002.
  3. Стрельцы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Марголин, 1939.
  5. Пищальники // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2002. — Т. 6. — С. 397. — ISBN 5-203-01873-1.
  6. Кирпичников, 1976, с. 77.
  7. Пенской, 2008, с. 33—34.
  8. 1 2 Пенской, 2008, с. 35.
  9. Кирпичников, 1976, прим. 91, с. 90.
  10. Кирпичников, 1976, с. 89.
  11. 1 2 3 4 5 Пахомов, 2007.
  12. Игорь Пахомов. Ратные люди Московского государства. Пищальники Василия III // Цейхгауз. — М., 2002. — № 20 (4). — С. 8.
  13. 1 2 Чернов, 1954.
  14. Волков, 2004.

ЛитератураПравить

  • ПСРЛ. Т. 4. IV. V.) Новгородския и псковския летописи. СПб., 1848. С. 276, 288.
  • ПСРЛ. Т. 5. (V. VI.) Псковския и софийския летописи. СПб., 1851. С. 44.
  • ПСРЛ. Т. 19. «История о Казанском царстве (Казанский летописец).» М., 1900. СПб. 24.
  • Разрядная книга 1475—1605 гг. Т. 1. Ч. 1 — 2./Сост. Н. Г. Савич. М., 1977. С. 88.
  • Стрельцы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • И. А. Вахрамеев, «Исторические акты Ярославского Спасского монастыря.», Т. 1. М., 1896. С. 6.
  • Волков В. А. Войны и войска Московского государства XV-XVII вв.. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. — 576 с. — (Серия «Истоки»).
  • С. Герберштейн, «Записки о Московии.» М., 1988.
  • И. А. Голубцов, «Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XV века.», Т. 3. М., 1964. № 343. С 369.
  • Гуковский М. А. Сообщение о России московского посла в Милан (1486 г.). С. 655.
  • Пищаль // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  • А. А. Зимин, «К истории военных реформ 50-х годов XVI века.» // Исторические записки. Т. 55. М., 1956. С. 344—359.
  • А. Н. Кирпичников. Военное дело на Руси в XIII — XV веков. — Л.: Ленинградское отделение издательства «Наука», 1976. — С. 92—94. — 4700 экз.
  • М. М. Кром, «Меж Русью им Литвой: Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в.», М. 1995.
  • Марголин С.Л. Начало стрелецкого войска // Ученые записки Московского педагогического института. — 1939. — Вып. 1. — С. 47—53.
  • С. Л. Марголин, Рецензия: Чернов А. В., «Вооруженные силы Русского государства в XV—XVII веков.» М., 1954. // Вопросы истории. 1955. № 4. С. 154—157.
  • Василий III, Иванович // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  • Игорь Пахомов. Пищальники Василия III // Цейхгауз : журнал / глав. ред. Владимир Передерий. — М., 2002. — № 20. — С. 6—9. — ISSN 0868-801X.
  • Игорь Пахомов. Пищальники Василия III // Цейхгауз : журнал / глав. ред. Владимир Передерий. — М., 2007. — № 24. — С. 2—4. — ISSN 0868-801X.
  • Пенской В.В. От лука к мушкету. Вооружённые силы Российского государства во 2-й половине XV—XVII вв.: проблемы развития. — Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. — 256 с. — ISBN 978-5-98242-102-9.
  • А. В. Чернов. Вооруженные силы Русского государства в XV — XVII веков (С образования централизованного государства до реформ при Петре I). — М.: Воениздат, 1954. — 224 с.
  • И. Д. Чечулин, «Города Московского государства в XV веке.», СПб, 1889. С. 35, 37, 38.