Открыть главное меню

Планы русской десантной операции на Босфоре

Босфорская операция — неосуществлённые планы десантных операций для занятия русской армией и флотом проливов Босфор и Дарданеллы[1][нет в источнике]. Наиболее известный план предполагался к выполнению Верховным командованием Русской Императорской армии весной 1917 года.

Содержание

ПредпосылкиПравить

Важность проливов Босфор и Дарданеллы была обусловлена их стратегически выгодным географическим положением. Это место издревле являлось пересечением сухопутного пути из Европы в Азию и морского из Чёрного в Средиземное море. С античных времён на берегах Босфора существовали поселения. В 324 году римский император Константин I выбрал это место для строительства новой столицы Римской империи, которая получила название Новый Рим, но более известна как Константинополь. Став блистательной столицей могущественной и богатой Византийской империи, Константинополь становился целью военных походов, в том числе и русских государств. Так в 860 году город подвергся набегу русов, которые, неожиданно для византийцев, подошли на судах с Чёрного моря; сам Константинополь русы брать не стали, ограничившись грабежом пригородов, хотя, по признанию самих византийцев, город был практически беззащитен. Впоследствии были ещё и менее удачные для русских государств попытки овладеть Константинополем в ходе походов 941—944 годов, под командованием князя Игоря, и 1043 годов, под командованием Владимира Ярославича, сына Ярослава Мудрого. Кроме того, в русской «Повести временных лет» упоминается также легендарный, не подтверждённый византийскими источниками, успешный поход Вещего Олега в 907 году.

После принятия Русью православия, Константинополь приобретает для русского государства ещё одно значение — как важный религиозный и цивилизационный центр. Поэтому после захвата Константинополя турками Московское государство провозгласило себя религиозным и цивилизационным наследником Византийской империи: появилась концепция «Москва — Третий Рим», а освобождение от власти мусульман города-колыбели православия стало вековой мечтой московских правителей. После того, как Пётр I по итогам русско-турецкой войны 1686—1700 годов получил выход к Азовскому морю, идея о завоевании Константинополя получила возможность практической реализации.

Первая половина XIX векаПравить

В начале русско-турецкой войны 1806—1812 года морским министром адмиралом Павлом Чичаговым был разработан план, предусматривающий захват Константинополя и Босфорского пролива путём десантной операции[2]. План предусматривал прорыв Черноморского флота через Босфор и высадку десанта в количестве 15—20 тысяч человек. Однако, в ходе изучения состояния Черноморского флота оказалось, что он не в состоянии выполнить такую грандиозную задачу, а потому от реализации этого плана отказались.

Николай I также рассматривал возможность высадки морского десанта на Босфоре. В условиях ухудшения международной ситуации, вылившейся в 1853 году в Крымскую войну, в своём письме фельдмаршалу Ивану Паскевичу на Рождество 1852 года император писал:

Ежели дело примет серьёзный оборот, тогда не только приведу 5-й корпус в военное положение, но и 4-й, которому вместе с 15-й дивизией придётся идти в Княжества для скорейшего занятия, когда 13-я и 14-я дивизии сядут на флот для прямого действия на Босфор и Царьград[3].

Такой же позиции придерживался и адмирал Павел Нахимов, считавший, что только превентивный захват русским флотом Босфора может нарушить планы складывающейся антироссийской коалиции[3].

Конец XIX векаПравить

В конце XIX — начале XX веков европейские державы боролись за раздел распадающейся Османской империи. Кроме того, присутствие британского флота в черноморских проливах и у черноморских берегов России после Крымской войны сильно беспокоило российских политиков.

В сентябре 1879 года в Ливадии состоялось совещание высших сановников под председательством российского императора Александра II, на котором обсуждался вопрос о возможной судьбе Проливов в случае распада Османской империи. Как писал участник совещания дипломат П. А. Сабуров, Россия не могла допустить «постоянной оккупации Проливов Англией». Была намечена задача: «овладение Проливами в случае, если обстоятельства приведут к уничтожению турецкого господства в Европе». В качестве союзника России называлась Германия, которой взамен предлагалось гарантировать сохранение в её составе Эльзаса и Лотарингии. По итогам этого совещания П. А. Сабуров был направлен в Берлин для переговоров.

К концу XIX века Черноморский флот по огневой мощи многократно превосходил турецкий флот, но британская средиземноморская эскадра превосходила Черноморский флот по числу броненосцев. Чтобы компенсировать британское превосходство в броненосцах, российское командование планировало внезапный захват Босфора, а при возможности — и Дарданелл. Затем планировалось заграждение Проливов минами и установка на берегах тяжелых артиллерийских орудий. Специально для этого был создан так называемый «особый запас». Он создавался в условиях полной секретности, и даже в закрытых документах для высших офицеров его назначение по возможности не раскрывалось. Первоначально в составе «особого запаса» были тяжелые береговые орудия (штатные для береговых крепостей) и некоторое количество полевых орудий. Так, в 1894 г. только в Одессе в «особом запасе» состояли: 11-дюймовых (280-мм) береговых пушек — 5; 9-дюймовых (229-мм) береговых пушек — 10; 6-дюймовых (152-мм) пушек весом 190 пудов — 7; 107-мм батарейных пушек — 20; 9-дюймовых (229-мм) береговых мортир — 36, а всего — 78 орудий.

Для разведки в зону Проливов под видом дипломатов и туристов периодически направлялись офицеры российского Генерального штаба. В октябре 1881 г. капитан 2 ранга С. О. Макаров был назначен командиром стационера «Тамань» (колесный пароход постройки 1849 г.) в Константинополь. В течение нескольких недель Макаров на шлюпке или на «Тамани» скрупулезно исследовал Босфор, при этом речь шла якобы о чисто научных целях — изучении двух противоположных течений, существующих в проливе на разных глубинах. На самом же деле, скорее всего, Макаров вел разведку: изучал возможности действия боевых кораблей в проливе, возможные места высадки десантов и минных постановок.

В декабре 1882 года сотрудник российского посольства в Константинополе А. И. Нелидов представил Александру III записку «О занятии Проливов». В записке указывалось на нестабильное положение Османской империи и возможность её распада, что таило угрозу позициям России на Балканах и её причерноморским владениям. Нелидов предлагал, в зависимости от обстановки, три варианта занятия проливов: 1) открытой силой в случае российско-турецкой войны; 2) неожиданным нападением при обострении отношений с Османской империей или внешней опасности; 3) мирным путём с помощью союза с Османской империей.

В июле 1883 года Нелидов был назначен послом России в Османской империи. В январе 1885 года он подал Александру III записку «О задачах русской политики в Турции». Указывая на враждебные России действия европейских держав, на их все более активную экспансию в Малой Азии, Нелидов требовал занятия Босфора и даже Дарданелл. При этом, по мнению Нелидова, предпочтителен был мирный путь, основанный на договоренности с турецкими чиновниками или их подкупе.

В сентябре 1885 года Александр III направил начальнику Главного штаба Н. Н. Обручеву письмо, где заявлял, что главная цель России — занятие Константинополя и Проливов. Император писал: «Что касается собственно Проливов, то, конечно, время еще не наступило, но надо быть готовыми к этому и приготовить все средства. Только из-за этого вопроса я соглашаюсь вести войну на Балканском полуострове, потому что он для России необходим и действительно полезен».

В июне 1895 года в Петербурге состоялось совещание, рассмотревшее ход выполнения программы строительства Черноморского флота, на котором было заявлено о готовности к занятию Верхнего Босфора 35-тысячным российским десантом. Затем предполагалось получить дипломатическим путём право свободного прохода российского флота через Дарданеллы.

6 июля 1895 года в Петербурге было собрано «Особое совещание» в составе министров: военного, морского, иностранных дел, посла в Турции А. И. Нелидова, а также высших военных чинов. В постановлении совещания упомянуто о «полной военной готовности захвата Константинополя». Далее сказано: «Взяв Босфор, Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей нечего будет бояться со стороны Черного моря. Затем все свои военные силы она сможет тогда сосредоточить на западной границе и на Дальнем Востоке, чтобы утвердить своё господство над Тихим океаном». Но министр иностранных дел Н. К. Гирс был категорически против проведения операции.

Планы операции по высадке в Босфоре рассматривались на совещании министров 23 ноября (5 декабря) 1896 года под председательством Николая II. В совещании участвовал посол Нелидов, горячо отстаивавший план вторжения. В соответствии с решением совещания Нелидов должен был дать из Константинополя условную телеграмму, которая послужила бы сигналом к отправке десанта. Текст телеграммы должен был быть любой, но с ключевой фразой: «Давно без известий». В решении совещания говорилось[4]:

При нынешнем тревожном положении дел в Турции следует не терять из виду, что миролюбивые попытки послов не устранят, быть может, внезапной и насильственной развязки, вследствие происков армянских комитетов, новых кровопролитий и избиений в Константинополе, и, наконец, общего восстания против власти султана и низвержения его. При таких обстоятельствах появление иностранных средиземноморских эскадр перед Константинополем, для защиты своих соотечественников и христиан может произойти неожиданно, без предварительного соглашения послов, в виду чего, и чтобы не быть опереженными на Босфоре российскому послу предоставляется, в крайнем случае, непосредственно предупредить секретной телеграммой главного командира черноморского флота о необходимости немедленной высылки эскадры с десантом в Босфор, уведомив о том же одновременно императорское правительство. Во всяком случае, при отплытии черноморской эскадры из Севастополя и Одессы, послу поручается предупредить султана о последовавшем бесповоротном решении, и предложить ему ручательство России за личную его безопасность, если он согласится содействовать, или, по крайней мере, ничем не препятствовать входу русских судов в Босфор и занятию десантами некоторых пунктов на обоих берегах пролива для ограждения прохода в Чёрное море.

В операции по захвату Босфора должны были участвовать эскадренные броненосцы «Синоп», «Чесма», «Екатерина II», «Двенадцать Апостолов», «Георгий Победоносец» и «Три Святителя», крейсер «Память Меркурия», канонерская лодка «Терец», минные заградители «Буг» и «Дунай», минные крейсеры «Гридень» и «Казарский», а также десять миноносцев и тридцать малых миноносок. Командующим операцией был назначен вице-адмирал Н. В. Копытов. Командиром сводного десантного корпуса был назначен генерал-лейтенант В. фон Шток. Численность войск «первого рейса» возросла по сравнению с прежним планом. В их составе теперь числилось 33 750 человек с 64 полевыми и 48 тяжелыми орудиями (из «особого запаса»).

В целях дезинформации операцию планировалось замаскировать под большие учения, включающие переброску войск на Кавказ, при этом эскадра на пути к Кавказу должна была бы неожиданно повернуть на Босфор. Предусматривалось также введение информационной блокады: «В назначенный момент внезапно прерываются все телеграфные провода Черноморского побережья с Европой». Эскадра в ночное время должна была войти в Босфор и, пройдя до Буюк-Дере (англ.), стать на якорь (в тылу турецких береговых батарей). В это время посол Нелидов должен был предъявить турецким властям ультиматум: немедленно передать России районы на обоих берегах Босфора под угрозой применения силы. Возможное сопротивление турецких войск предполагалось подавить быстро. После чего русское командование должно было за 72 часа после начала высадки укрепить вход в пролив со стороны Мраморного моря. На берегах Босфора должны были быть установлены тяжелые орудия «особого запаса», а «Буг» и «Дунай» должны были выставить поперек пролива заграждения в три ряда мин (всего 825 штук), кроме того, планировалось на обоих берегах пролива скрытно установить торпедные аппараты.

На случай эскалации конфликта с Великобританией из-за занятия Проливов до глобальных масштабов российский Генштаб разрабатывал план удара из Средней Азии по Индии.

Против операции высказался влиятельный министр финансов С. Ю. Витте. В последний момент Николай II принял решение отказаться от её осуществления.

XX векПравить

Планы вторжения в Босфор не были окончательно похоронены, «особый запас» не был расформирован, а после 1905 года стал вновь расти. Нестабильность в Турции после Младотурецкой революции делала планы захвата Босфора снова актуальными. Так, генерал-квартирмейстер Ю. Н. Данилов в одном из своих докладов сообщал военному министру: «Особое совещание по турецким делам под председательством министра иностранных дел постановило, что: „…современная политическая обстановка может вынудить нас занять войсками часть территории Турции и на первом плане — Верхнего Босфора“». Капитан 2 ранга Каськов записал: «На совещании МИД 21 июля 1908 г. решено: 1) Посылка 2-х судов в Средиземное море для совместного с эскадрами держав действия. 2) Создать организацию на Чёрном море для мирного (!) занятия Верхнего Босфора, но так как в стратегическом отношении такое решение о пункте неправильно, то и организация должна быть приспособлена лишь для направления (одного), — а именно экспедиция на Босфор». Начальник Генерального штаба генерал Ф. Ф. Палицын послал 24 июля 1908 года командующему Одесским военным округом генералу А. В. Каульбарсу письмо, в котором писал, что «главнейшею заботой экспедиции будет захват на обоих берегах пролива выгодных позиций, господствующих над Константинополем, и удержание их в своих руках до сосредоточения сил, достаточных для достижения поставленной по обстоятельствам политической цели». Но и на этот раз стабилизация положения в Турции и ряд других факторов заставили российское правительство отказаться от своих планов.

Во время Первой Балканской войны Николай II 26 октября (8 ноября) 1912 года уполномочил российского посла в Константинополе вызвать в случае необходимости корабли с 5-тысячным десантным отрядом для защиты христианского населения в случае анархии в городе во время отступления озлобленной османской армии. Но это не было осуществлено, в том числе поскольку для одновременной перевозки всего отряда не хватало судов.[5]:136—137

В июле 1913 года сотрудники министерства иностранных дел совместно с офицерами Морского генерального штаба разрабатывали проект доклада императору «О цели отечества на ближайшие годы, которая должна лечь в основание всей нашей военной подготовки на море в ближайшие годы». В нём было указано, что «определенно, вплоть до конечного решения задачи, нерушимо предпринимается для всех дипломатических усилий России следующая политическая цель: в ближайшие годы — 1918—1919 — овладеть Босфором и Дарданнелами», для чего Морское министерство должно готовить десантную операцию.[5]:169

8(21) февраля 1914 года состоялось Особое совещание по вопросу о черноморских проливах с участием министра иностранных дел, военного и морского министров. На нём было решено усилить Черноморский флот (в том числе, путём приобретения дредноутов «Ривадавия», «Морено» и «Амиранте Латторе» у Аргентины и Чили), изыскать способ сокращения сроков доставки первого эшелона десанта. Предполагалось, что первый эшелон десантной армии должен высадиться одновременно и составлять от 30 до 50 тыс. человек. Операция рассматривалась в контексте общеевропейской войны.[5]:203—209

Первая мировая войнаПравить

Вновь к плану захвата Босфора российское командование вернулось в 1915 году, уже во время Первой мировой войны. К тому моменту было заключено секретное англо-франко-русское соглашение о Константинополе и проливах — согласно этому соглашению Константинополь и Черноморские проливы должны были войти в состав Российской империи[6].

В конце ноября 1916 года командование спланировало «Босфорскую операцию». Проект был направлен на одобрение в ставку, где получил полную поддержку. Для проведения операции создали Отдельную Черноморскую морскую дивизию под командованием генерала А. А. Свечина, укомплектованную опытными фронтовиками, георгиевскими кавалерами. Общее командование войсками задействованными в операции было поручено командующему Черноморским флотом вице-адмиралу А. В. Колчаку.[7]:222 Первый полк дивизии Колчак предполагал назвать «Цареградским», второй — «Нахимовским», третий — «Корниловским», четвёртый — «Истоминским», отдавая тем самым дань памяти героям обороны Севастополя в Крымскую войну.

Из допроса Колчака:

По плану этой босфорской операции, в моё непосредственное распоряжение поступила одна сухопутная часть, дивизия ударного типа, кадр которой мне был прислан с фронта и командиром её был назначен один из лучших офицеров генерального штаба — ген. Свечин; начальником штаба был назначен полковник генерального штаба Верховский. Эта дивизия готовилась под моим непосредственным наблюдением и должна была быть выброшена первым десантом на неприятельский берег для того, чтобы сразу на нём обосноваться и обеспечить место высадки для следующих войск, которые должны были идти за ними. Так вся эта подготовка работ шла до наступления государственного переворота в конце февраля месяца. <…> Босфорская же операция предполагалась весной 1917 года.[8]

Но операцию пришлось отложить в связи с тем, что два армейских корпуса пришлось отправить на Румынский фронт, так как румынская армия оказалась абсолютно не готова к ведению боевых действий и при этом были задействованы транспортные суда, предназначенные для операции. Решающий удар планировался на апрель 1917 года, но из-за Февральской революции операция не состоялась.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Плотников И. Ф. Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. Ростов н/Д.: изд-во «Феникс», 1998. — 320 с., стр. 65
  2. А. Б. Широкорад. Тысячелетняя битва за Царьград. — «Вече», 2005. — С. 316—317.
  3. 1 2 В. П. Ерёмин. Военно-политическая обстановка накануне Крымской войны 1853—1856 гг. Некоторые аспекты Синопского сражения // Труды Военно-морских исторических конференций. — СПб: Санкт-Петербургское морское собрание. Дом учёных Российской академии наук, 2006. — С. 314.
  4. Петров М. Подготовка России к мировой войне на море. М.-Л. : Госвоениздат, 1926 - 272 с
  5. 1 2 3 Юлия Лунева / Босфор и Дарданеллы. Тайные провокации накануне Первой мировой войны (1908—1914), М., 2010
  6. Статья «АНГЛО-ФРАНКО РУССКОЕ СЕКРЕТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1915» из Дипломатического словаря на сайте «Академика».
  7. Гессен Г. В. Протоколы допроса адмирала А. В. Колчака чрезвычайной следственной комиссией в Иркутске 21 января - 7 февраля 1920 г. // Архив Русской Революции. — 1-е изд. — Berlin: Slowo-Verlag, 1923. — Т. X. — 324 с.
  8. Протоколы допроса А. В. Колчака чрезвычайной следственной комиссией

ЛитератураПравить

  • Плотников И. Ф. Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. Ростов н/Д.: изд-во «Феникс», 1998. — 320 с.
  • Наставление для производства десантной операции // Зарубежный морской сборник. Пильзень. 1930. № 11. С. 42-79
  • Бубнов А. Д. В царской ставке. — М.: Вече, 2008. — 272 с. — (Царский Дом). — Тираж 3000 экз. // Бубнов А. Д. В царской ставке: Воспоминания адмирала Бубнова. — Нью-Йорк: изд-во им. Чехова, 1955. — 405 с. Глава V. Верховное оперативное руководство военными действиями на морях. Назначение адмирала Колчака командующим Черноморским флотом; Глава VII. Почему Россия не завладела Босфором в Первой Мировой войне

СсылкиПравить