План «Блау»

План «Блау» (нем. Fall Blau или Unternehmen Blau — «Синий вариант», «Операция Блау») (28 июня — 24 ноября 1942) — часть стратегического плана войск нацистской Германии во время летне-осеннего наступления немецких войск на южном направлении Восточного фронта в ходе Второй мировой войны. Основной целью операции был захват нефтяных месторождений Северного Кавказа и Баку.

План «Блау»
Bundesarchiv Bild 101I-218-0503-19, Russland-Süd, zerstörter russischer Panzer.jpg
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Боевые действия с 7 мая по 23 июля 1942 года.

Летняя наступательная кампания была спланирована Верховным командованием Германии (ОКВ) как цепь последовательных операций, направленных на окружение и быстрый разгром как минимум трёх советских армий на южном крыле Восточного фронта с выходом на Волгу и Кавказ. Операция имела пять этапов и была направлена на уничтожение войск Красной Армии на южном, юго-западном и юго-восточном направлениях.

28 июня 1942 года наступлением немецких войск на южном крыле советско-германского фронта началось осуществление плана «Блау». После «дела майора Райхеля»[1][неавторитетный источник?] был переименован и 30 июня 1942 года получил кодовое название «Брауншвейг»[2].

Цепь операций вермахта, начало которой положил «план Блау», закончилась крупным стратегическим поражением Германии и разгромом Шестой немецкой армии Паулюса под Сталинградом в начале 1943 года[3][4].

ПредысторияПравить

Не имея достаточного количество собственных источников нефти, Германия испытывала серьёзный дефицит горючего, необходимого для ведения глобальной войны[5][6]. К концу 1941 года внутренние запасы нефти в Германии практически истощились, при этом 75 % импорта нефти поступало из Румынии[7]. В конце 1941 года Румыния предупредила Гитлера, что её запасы уже добытой нефти исчерпаны, и текущая добыча не может покрыть потребности Германии[5][6][a]

5 апреля 1942 года Гитлер издал Директиву № 41, излагавшую планы военных действий на Восточном фронте. Директива получила кодовое название «План „Блау“». Одной из основных целей плана был захват нефтяных месторождений Кавказа и Баку.

В результате тяжёлого поражения под Харьковом в мае 1942 года оборона советских войск в полосе Южного и Юго-Западного фронтов была кардинально ослаблена. Используя это, Гитлер решил начать наступление на Кавказ и на Волгу. Доступ к нефтяным месторождениям Грозного и Баку был одной из главных целей немецкого вторжения в СССР. На совещании в штабе ГА «ЮГ» (Полтава, 1 июня 1942) Гитлер сказал: «Если мы не захватим Майкоп и Грозный, мне придётся прекратить войну». На этом этапе Сталинград интересовал фюрера лишь постольку, поскольку требовалось разрушить находившиеся там военные заводы и закрепиться на Волге. Гитлер не считал захват города необходимым[8].

Руководство немецкого рейха не сомневалось в удачном исходе летней кампании и в окончательной победе. В Германии летом 1942 года было создано акционерное общество «Немецкая нефть на Кавказе». Вместе с войсками вермахта продвигались к Баку и Грозному специализированные бригады нефтяников, сформированные в Румынии и Германии. Была поставлена задача: обеспечить непрерывность работы нефтепромыслов после их захвата. Вместе с нефтяниками были завезены скважинные трубы для месторождений и различные трубопроводы. В конце 1941 — начале 1942 года затяжные бои под Москвой и советское контрнаступление не позволили немецкой армии оперативно выйти к Волге, что лишило Германию надежды на скорую «нефтяную подпитку» для военной техники[9].

Цель и истинные причины операции «Блау», как и в целом похода Восток, были захватническими и грабительскими, на что указывают многочисленные директивы Гитлера, изданные в ходе подготовки летней кампании 1942 года. Они явственно звучали в речах министра пропаганды Германии Й. Геббельса, который откровенно признавал, что война на Востоке ведётся за «обильно накрытый стол для завтрака, обеда и ужина», за «пшеницу и нефть, пространство для нашего растущего народонаселения». В июне 1941 года, за два дня до начала операции «Барбаросса» Розенберг произнёс речь, обращаясь к ближайшим соратникам, и перечислил задачи, стоящие перед вермахтом. Он подчёркивал, что вопрос первостепенной важности — это обеспечение продовольствием немецкого народа. Южные территории России должны были стать «житницей народа Германии»[10].

Лишь в конце войны, когда поражение Германии стало очевидным для всего мира, цели захватнической войны были изменены, её оправданием стала политическая подоплёка — появилось тайное распоряжение Геббельса «отрицать любые эгоистические цели на Востоке и вести речь о священном крестовом походе ХХ века против большевизма»[11].

План «Блау» был основан на стремительном наступлении — блицкриге — разгроме частей Красной Армии и лишении СССР экономической мощи. После предполагаемого прорыва и ликвидации Брянского фронта должен был следовать захват города Воронежа и последующий поворот на юг подвижных немецких соединений вдоль правого берега реки Дон, в тыл войскам Юго-Западного и Южного фронтов, чтобы развить дальнейший успех в направлении на Сталинград и Кавказ. Решение этой задачи перекрывало сообщение между центральной Россией и Кавказом. Вторым этапом был захват стратегически важного города — Ростова-на-Дону, продвижение моторизованных соединений на нефтяные месторождения — Майкоп, Грозный и Баку[12]. На этом направлении было сосредоточено 37 % пехотных, кавалерийских и 53 % танковых и моторизованных соединений, находившихся на советско-германском фронте[13].

ПодготовкаПравить

Выполнение плана «Блау» на южном участке фронта возлагалось на группы армий «А» и «Б»[b]. На южном крыле советско-германского фронта была сосредоточена крупная группировка сил вермахта: были задействованы три армии и 11 танковых дивизий. В их составе было пять немецких армий численностью около 1300 тыс. человек и располагающих 17 000 орудий, 1263 танками, а также поддержкой 1640 самолётов 4-го воздушного флота люфтваффе.

В состав южной группы армий «А» под командованием генерала-фельдмаршала Вильгельма Листа входили 17-я полевая и 1-я танковая армии. В северную группу армий «Б» под командованием генерала-фельдмаршала Федора фон Бока — 4-я танковая, 2-я и 6-я полевые армии[b]. Кроме немецких частей, принимали участие 8-я итальянская, 4-я румынская и 2-я венгерская армии.

Тактика
 
Самолет-разведчик Focke Wulf Fw189

В наступлении вермахт использовал классическую тактику блицкрига: прорывы танковыми клиньями при поддержке штурмовой авиации с последующим уничтожением или пленением окружённых сил противника. Значительная роль отводилась воздушной разведке. Стратегическую разведку вели высотные самолеты-разведчики «группы Ровеля», тактическую — самолеты-разведчики Focke-Wulf Fw 189 (на илл.) 4-го воздушного флота. В результате, немецкое командование имело подробную оперативную информацию как о передвижениях войск противника, так и о строительстве укреплений и размещении стратегических объектов[c].

Развитие событийПравить

Ошибка Сталина

Сталин был уверен, что вермахт нанесёт главный удар в направлении Москвы[8][d][e]. Командующий Брянским фронтом генерал Ф. И. Голиков, на чьём участке должны были, по мнению Ставки, развернуться основные боевые действия, получил приказ в кратчайшие сроки подготовить план превентивного наступления[8]. Однако немецкое наступление началось не на Москву, а на Воронеж и далее по двум направлениям — на Ростов и Сталинград[f].

Начало немецкого наступления

Наступление началось 28 июня. Ошибка Сталина в определении направления главного удара существенно облегчила задачу противника: не встречая серьёзного сопротивления, 4-я танковая армия при массированной поддержке авиации вышла на оперативный простор и стремительно двинулась к Воронежу[8].

Осознав опасность немецкого наступления, советское командование подтянуло в район Касторного 1-й и 16-й танковые корпуса (тк) из состава 40-й армии и 17-й тк из резерва Ставки ВГК. Приказ двигаться к Касторной получили также 4-й и 24-й тк из состава Юго-Западного фронта. В это время немецкие части всё глубже продвигались в разрыв между 13-й и 40-й армиями. Танки 24-й т.д. вермахта ворвались в расположение штаба 40-й армии, уничтожив при этом все средства связи. Командованию армии удалось спастись, но связь с частями армии была потеряна. Штаб Брянского фронта переместился в Касторную, откуда удалось наладить связь с некоторыми из танковых корпусов[15]. 30 июня Сталин послал в Касторную командующего бронетанковыми войсками РККА Я. Н. Федоренко[g] для непосредственного руководства танковыми корпусами. В ежедневных (ночных) сеансах связи Сталин напоминал командующему Брянским фронтом Ф. И. Голикову, что в его распоряжении находится более тысячи танков и требовал «использовать их по-человечески»[16][h]. Однако собрать корпуса в единый кулак так и не удалось. 30 июня танковые части вермахта прорвали фронт 21-й армии и двинулись на Новый Оскол[16].

Падение Воронежа

2 июля Ставка приказала командующему Брянским фронтом Голикову лично прибыть в Воронеж. В его распоряжение были переданы две резервные армии: 6-я и 60-я. Голиков разместил армии к северу и югу от Воронежа на направления отступления 4-го, 17-го и 24-го танковых корпусов[18]. В район Воронежа, чтобы закрыть 50-киллометровую брешь между Брянским и Юго-Западным фронтами, перебрасывались подкрепления. Так, 5-я танковая армия, расположенная в Ельце, получила приказ выдвигаться к Воронежу и нанести удар с севера во фланг наступавших сил противника[18].

 
КВ-1, подбитый в боях под Воронежем.

3 июля 24-я танковая дивизия вермахта форсировала Дон в районе Воронежа; на следующий день дивизия СС «Великая Германия» захватила переправы через Дон в городе[8]. К 6 июля немцы заняли большую часть Воронежа. Падение Воронежа вызвало сильную тревогу в Ставке: Сталин постоянно требовал от Василевского отчетов о происходящем [i]. 5 июля Василевский в спешном порядке отдал приказ о вводе в бой 5-й танковой армии (ком. — генерал-майор А. И. Лизюков), несмотря на то, что отдельные танковые корпуса армии ещё находились в пути из Ельца[j]. Плохо подготовленное наступление 5-й танковой армии окончилось катастрофой: армия была разбита по частям, генерал А. И. Лизюков погиб[19][k].

По мнению генерал-майора Фридриха фон Меллентина, неудачные действия советских танковых сил под Воронежем объяснялись отсутствием должной разведки и связи[20][l]:

В танковом бою у Городища, как раз посередине между Курском и Воронежем, передовые танковые части русских были встречены противотанковой артиллерией танкового корпуса и затем уничтожены нашими танками, атаковавшими противника с фланга и с тыла. Поскольку у наших командиров была возможность своевременно «заглянуть» в расположение противника и узнать, что он готовит, они могли организовать засады и отразить одну за другой контратаки противника.

Оценки историковПравить

Подготовка и ход операции «Блау» подробно освещены в трудах английских (британских) и американских историков. Английский военный историк и теоретик Б. Г. Лиддел Гарт отмечает, что на решение Гитлера о летнем наступлении 1942 года оказало значительное влияние сообщение его экономических советников о том, что ход войны будет значительно затруднён, если войска не получат кавказскую нефть, руду и пшеницу[21]. Другой видный английский историк Д. Фуллер в одной из работ указывал, что в отличие от наступления 1941 года по плану «Барбаросса», второе генеральное поэтапное наступление ставило целью ударить по материальной основе советской армии, лишить страну экономической мощи[22].

Известный британский историк Э. Бивор в книге «Сталинград» утверждает, что главный удар в операции «Зигфрид», позже переименованной в «Блау», Гитлер предполагал нанести «на юге России» и не сомневался в успешности предполагаемой кампании[23]. По мнению английского историка Алана Кларка, в этой операции были задействованы три армии и одиннадцать танковых дивизий. Через два дня к ним присоединилась находившаяся на южном направлении армия 6-я армия под командованием Паулюса. Английский учёный М. Говард подчёркивал, что немцы были вынуждены перенести сроки начала главного наступления на конец июля не только из-за плохой погоды, но и потому, что их планам помешало упорное сопротивление советских войск[24][25].

Поскольку ход боёв в 1941—1943 годах чаще носил оборонительный характер, тема была слабо изучена советскими историками[26]. В конце ХХ — начале XXI века она получила развитие в краеведческих региональных работах[27][28][29], основанных на документах периода Великой Отечественной войны[30][31]. Боевые действия на южном направлении летом 1942 года привлекли внимание, как региональных историков[32][33][34], так и их западных коллег, таких как Роберт Ситино (США), Джон Эриксон (Великобритания) и других[35].

Тактические ошибкиПравить

Историки сходятся во мнении, что планы наступления были известны советскому командованию (Фуллер, Говард и др.)[22]. Из архивных документов следует, что в начале июля, когда к Дону вышли подвижные войска вермахта, подступы к Воронежу обороняло только одно соединение — 232-я стрелковая дивизия под командованием подполковника И. И. Улитина, которая не имела инженерных сооружений в виде пригодных к обороне дзотов и окопов (составленный акт указан в архивной описи ЦАМО РФ).152-я стрелковая дивизия смогла занять оборонительные рубежи справа только 5 июля[36]

По мнению английского военного историка генерал-майора Д. Фуллера, план операции «Блау» не был осуществлён из-за недооценки силы и моральной стойкости русской армии[источник не указан 40 дней]. Он также отмечал, что наряду с увеличением огневой мощи германской армии её моральный дух был снижен[22]. Многочисленные попытки обосновать провал летне-осеннего наступления немецких войск[прояснить] превосходящими силами противника также не имеют под собой основания[37][нет в источнике].

Советский и российский историк А. И. Уткин считает, что ударная сила Германии в 1942 году, сосредоточенная на южном участке фронта по настоянию Гитлера Манштейном, стала причиной неудачи всей операции. Несколько недель, в течение которых происходили бои в Керчи, Крыму и оборона Севастополя, задержали фашистские армии и решили исход сражения под Сталинградом[2]. Возможно, Гитлер ошибся, когда поставил условие для наступательных действий 1942 года: очистить Крымский полуостров от советских плацдармов — Керченской и Севастопольской частей. Предполагая, что из Крыма советские войска могут нанести удар во фланг войск вермахта, он не смог предвидеть героическую оборону Севастополя, что повлекло за собой значительные задержки в наступлении и отняло несколько критически важных недель[38]. Потери фашистов в Крыму также были значительными[2][39].

По мнению историка Уильяма Крейга, генералы вермахта не выдвинули никаких возражений против предложенного им оперативного плана летнего наступления под кодовым названием «Блау», который полностью игнорировал логистические проблемы, связанные с протяжёнными линиями снабжения: нехватку у немцев живой силы и техники для подобной масштабной кампании; хотя войска имели численный перевес[прояснить] и были оснащены техникой, основной упор в наступлении был сделан на «катастрофическое положение» противника[40][41].

Следует также отметить повсеместное негативное отношение населения к оккупационной политике фашистов на захваченных территориях, в результате которой росло и ширилось партизанское движение, а также недостаточность боевого опыта, полученного немецкими войсками в ходе войны в Европе, понижение морального духа в немецких войсках: вместо быстрой победы солдаты были вынуждены пережить лишения в условиях суровой русской зимы, сражаясь с ожесточённым противником[37][42].

После захвата немецкой армией Ростова-на-Дону Гитлер посчитал результат плана «Блау» достигнутым[43].

Анализ принятых мер со стороны Верховного Главнокомандующего западными историками однозначно отмечается как ошибка (историк Э. Бивор, независимый английский журналист, консультант по военно-историческим вопросам Э. Гилберт, директор Центра изучения военных конфликтов Королевской военной академии Великобритании Д. Андерсон, старшие преподаватели Королевской военной академии Великобритании Л. Кларк и С. Уолш, преподаватель истории Университета Миссисипи, США и другие), так как он предполагал, что наступление на Воронеж является подготовкой дальнейшего наступления на Москву. Это мнение находит подтверждение в воспоминаниях видного советского военного деятеля Маршала Советского Союза А. М. Василевского, бывшего в военные годы начальником Генерального штаба РККА, и с ним были согласны большинство командовавших фронтами военачальников. Это отмечал и начальник Оперативного управления Генштаба С. М. Штеменко, который подчёркивал, что при наличии разных точек зрения о летнем наступлении немцев, Сталин отдавал предпочтение общему наступлению на Москву[41].

ИтогПравить

В результате прорыва 4-й ТА вермахта, на стыке Брянского и Юго Западного фронтов образовалась брешь около 200 км по фронту и 150 — в глубину[18]. В то же время, 6-я армия Паулюса вышла к Острогожску южнее Воронежа и угрожала наступлением в тыл Юго-Западного и Южного фронтов.

Действия Ставки ВГК

К моменту начала операции «Блау» в ходе неудачного весеннего наступления на Харьков бóльшая часть Южного фронта советских войск была окружена и практически уничтожена. Войска отступали: у командиров и солдат не было боевого опыта; армии не хватало взаимодействия всех родов войск — артиллерии, авиации, танкистов, пехоты; войска несли большие потери в живой силе и технике. Сталин, Василевскийй и другие члены Ставки ВГК осознали действительную цель плана «Блау» и начали спешно принимать защитные меры[m]: 7 июля был создан Воронежский фронт (командующий — Н. Ф. Ватутин), войска для которого были переброшены с центрального участка фронта[44]. Войска Юго-Западного фронта получили разрешение отступить от Донца к Дону, что позволило им избежать окружения[n]. 12 июля был создан Сталинградский фронт. Кроме остатков Юго-Западного фронта в него вошли три резервных армии: 62-я (командующий — генерал-майор В. Я. Колпакчи), 63-я (командующий — генерал-майор В. И. Кузнецов) и 64-я (командующий — генерал-майор В. Н. Гордов)[o]. Одновременно Сталин предложил начать отвлекающие действия на центральном и северном участке фронта для того, чтобы связать там резервы противника[44]. К концу июля четыре армии Калининского и Западного фронтов начали наступление в районе Ржева[45].

Действия Гитлера и вермахта

В ходе наступления 2-й и 4-й танковым дивизиям вермахта ставилась задача: создав клин на внешних флангах, быстро продвинуться вперёд, окружить неприятельские войска и уничтожить. Зарубежными историками признавались, хотя и вскользь, заслуги военного советского командования, которое не допустило втягивание войск в затяжные бои, и тем самым они избежали окружения. Немецкие генералы также признавали этот факт: бывший генерал-майор вермахта Б. Мюллер-Гиллебрандт писал в воспоминаниях, что русские на южном участке фронта не вступали в бой, пытаясь остановить наступление, а отходили с боями[46].

Немецкие войска 10 июля захватили восточный берег Дона и правобережье города Воронежа, 2 июля фашисты полностью оккупировали Курская область. Однако быстрого и полного захвата Воронежа удалось избежать. Советские войска закрепились на левом берегу Дона и силами Воронежского фронта пытались вести активные наступательные действия. Бои шли на окраинах города, предпринимались многочисленные попытки освободить правобережье. Таким образом, 2-я немецкая армия и 3-й венгерский корпус (10—15 дивизий) были скованы в районе Воронежа и не могли вести полноценное наступление[47].

13 июля Гитлер отказался от немедленного захвата Сталинграда и переключил свое внимание на Кавказ. Планируя окружить и уничтожить силы Южного фронта в низовьях Дона, он приказал 4-й ТА остановить наступление на Сталинград и двинуться на юг на соединение с 1-й ТА и 17-й армией, наступавших на Ростов-на-Дону. Туда же был направлен 40-й танковый корпус из состава ГА «Юг»[p]. 6-я армия Паулюса должна была продолжать движение к Волге без поддержки танковых сил[48].

30 июня 1942 года немецким командованием план Блау был переименован в план «Брауншвейг»[de], задачей которого было нанесение удара через Западный Кавказ и далее вдоль побережья Чёрного моря до района Батуми. После падения Ростова-на-Дону, Гитлер посчитал результат плана «Блау» достигнутым и 23 июля 1942 года издал директиву № 45 о продолжении операции «Брауншвейг»[49].

План «Блау» предусматривал, что наступление должно проходить на всём немецком фронте в южной части России — от Таганрога вдоль реки Донец и далее разворачиваться в направлении Харькова и Курска. Во втором эшелоне предполагалось ввести силы пехотных армий. Однако операция на Кавказе не принесла успеха — Южный фронт атаковала Красная армия. Несмотря на большие территории, захваченные немцами, наступление потребовало слишком больших усилий. План был осуществлён ценой больших потерь: советские войска изменили тактику ведения боевых действий — умело маневрировали, оборонялись или шли в наступление[21][50][51]. Несмотря на то, что танковые колонны продвигались вперёд, в целом вермахту не удалось окружить и уничтожить, согласно плану «Блау», ни одного крупного воинского соединения Красной Армии[2]. В дальнейшем развитие плана Блау привело войска вермахта к разгрому в Сталинграде[41].

ПримечанияПравить

Примечания
  1. Накануне Второй мировой войны Германия потребляла около трех миллионов тон нефти в год. 85% этой потребности поступало по импорту из США, Венесуэлы и Ирана. После начала войны в сентябре 1939 года британская морская блокада прервала поставки сырья из Америки и с Ближнего Востока; основным источником нефти стала Румыния (с осени 1939 до 22 июня 1941 нефть в Германию поступала также из СССР, прим. Википедия).
  2. 1 2 Разделение ГА «Юг» на две части, — «А» и «Б», — произошло после захвата Воронежа 10 июля. Фон Бок критиковал разделение группы армий «Юг» на Сталинградское и Кавказское направления. 15 июля 1942 года он был отстранён от командования группой армий «Юг» с официальной формулировкой «по болезни» и отправлен в резерв фюрера. Командование группой «Б» было возложено на Максимилиана фон Вейхса. В российской историографии название «группа Вейхс» ошибочно применяется к группе армий «Юг» с самого начала наступления по плану «Блау»
  3. Из-за превосходства немцев в воздухе и низкой эффективности советских сил ПВО, командование РККА не могло ни воспрепятствовать ведению разведки противником, ни вести собственную воздушную и техническую разведку. Поэтому действия наземных сил РККА, в частности танковых, зачатую велись «вслепую», что вело к тяжелым потерям и поражениям.
  4. Для маскировки действительного направления главного удара немецкое командование предприняло операцию по дезинформации (Операция «Кремль»)
  5. В ответ на информацию командующего Брянским фронтом о сосредоточении сил противника на южном фланге фронта, Генштаб приказал ему сосредоточиться на северном фланге. Следуя указанию Генштаба, 24 июня Голиков отбыл в Тулу[14]
  6. 19 июня офицер оперативного отдела 23-й танковой дивизии майор Рейхель, на легком штабном самолете вылетел в части, расположенные на линии фронта. В нарушение всех правил о соблюдении военной тайны он захватил с собой детальные планы предстоящего наступления. Самолет был сбит неподалеку от передовой и план наступления попал в руки русских. Гитлер, узнав о том, что произошло потребовал, чтобы командира дивизии и командира корпуса судил военный трибунал, и настаивал на расстреле. Сталин, когда ему доложили о захваченных бумагах, посчитал их дезинформацией[8].
  7. С июля 1941 года заместитель наркома обороны СССР, начальник Автобронетанкового управления РККА, с декабря 1942 года одновременно командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии.
  8. На начальном этапе немецкого наступления по плану «Блау» Сталин пытался лично руководить действиями вовлеченных фронтов. С этой целью ежедневно в полночь проводились сеансы связи Ставки ВГК и командующих Брянского (Голиков) и Юго-Западного фронтов (С.К.Тимошенко)[17]
  9. 26 июня Василевский был назначен начальником Генштаба вместо серьезно болевшего Б. М. Шапошникова.
  10. 5-я танковая армия была сформирована 5 июня 1942 года. В неё вошли 2-й и 11-й танковые корпуса, 340-я стрелковая дивизия, 19-я отдельная танковая бригада, 66-й гвардейский миномётный полк, 611-й лёгкий артиллерийский полк РГК и другие части и подразделения. Танковые корпуса были оснащены новыми танками Т-34, КВ-1 и Т-70. Офицерский состав был сформирован из недавних выпускников военных училищ.
  11. Командование Брянского фронта плохо представляло себе не только расположение сил противника, но и дислокацию своих сил. Воздушная разведка была затруднена из-за превосходства противника в воздухе. Офицеры штаба фронта были вынуждены в поисках сведений о войсках летать на По-2, что не всегда давало нужный результат[16]. Гибель командующего 5 ТА ген. Лизюкова также была связана с попыткой выяснить местоположение частей армии.
  12. Речь идет о действиях 48-го танкового корпуса вермахта, начальником штаба которого служил Меллентин. Говоря о «возможности своевременно «заглянуть» в расположение противника», автор имеет в виду действия самолетов-разведчиков FW-160
  13. Потеря Воронежа создавала опасность продвижения вермахта на восток в район Саратова, что угрожало потерей железнодорожного сообщения с восточными частями СССР и водного сообщения по Волге. До поворота 4-й ТА на юг, эта опасность не исключалась[44].
  14. Тот факт, что советское командование научилось организовано отводить войска при угрозе окружения не укрылся от внимания германского командования, рассчитывавшего на масштабное окружение сил Юго-Западного фронта по образцу Киева и Вязьмы 1941 года[44].
  15. Войска перечисленных армий находились в этот период в процессе перевозки в эшелонах от Тулы и далее на север или шли форсированным маршем «на фронт», положение которого было на тот момент неизвестно[44].
  16. 10 июля группа армий «Юг» была разделена на две части: Группа армий «A» и Группа армий «Б» (Директива №41)
Сноски
  1. Андрей Уланов /Александр Томзов. Бой у Нестерного. Warspot. Дата обращения: 23 августа 2020.
  2. 1 2 3 4 Уткин А. И. Реализация «Синего» плана // Вторая мировая война. — М: Алгоритм, 2002. — 864 с.
  3. The Rise and Fatal Fall of One Of Nazi Germany’s Most Feared Generals (англ.). nationalinterest.org. Дата обращения: 30 августа 2020.
  4. Professor Joel Hayward, Ph.D. Too Little, Too Late: An Analysis of Hitler's Failure in August 1942 (рус.) // Society for Military History : Journal. — 2000. — Июль (№ 64(3)). — С. 769—794. — doi:10.2307/120868.
  5. 1 2 Hayward (2001), pp. xvii, 2-5, 18.
  6. 1 2 Bellamy 2007, p. 497.
  7. Axworthy (1995), p. 19.
  8. 1 2 3 4 5 6 Бивор, 1999, Глава 6.
  9. проф. В.Г. Мартынов, к.т.н. Н.Н. Голунов. Нефтегазовые вехи Великой Победы: малоизвестные истории Великой Отечественной войны. Neftegaz.RU. Дата обращения: 12 августа 2020.
  10. С.Г. Алленов. Образ России и формирование политического мировоззрения молодого Йозефа Геббельса (рус.) // Полития : Журнал. — 2013. — № 3(70). — С. 85—104. — ISSN 2078-5089.
  11. Алленов С. Г. Апология агрессии против СССР и «войны до конца» в публичных выступлениях Геббельса и секретных материалах нацистского министерства пропаганды (рус.) // Актуальные проблемы истории Второй мировой и Великой Отечественной войн: по материалам работы круглого стола. — 2016. — 20–22 апрель. — С. 178—189.
  12. Operación Azul: la conquista nazi del Cáucaso (итал.). Archives of History. Дата обращения: 21 августа 2020.
  13. Город воинской славы Воронеж. Минобороны России. Дата обращения: 12 августа 2020.
  14. Erickson, 2003, с. 354.
  15. Erickson, 2003, с. 356.
  16. 1 2 3 Erickson, 2003, с. 357.
  17. Erickson, 2003, с. 359.
  18. 1 2 3 Erickson, 2003, с. 358.
  19. Исаев, 2005, с. 34—37.
  20. Меллентин, 1999, с. 234.
  21. 1 2 Б.Г. Лиддел Гарт. Вторая мировая война. — М; Спб: АСТ; Terra Fantastica, 2004. — С. 272—293. — 938 с.
  22. 1 2 3 Д. Фуллер. Вторая мировая война. — Смоленск: Русич, 2004. — С. 36. — 544 с.
  23. Энтони Бивор. Сталинград / Чегодаева С. А.. — М: ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015. — 608 с. — ISBN 978-5-389-07862-8.
  24. Говард М. Большая стратегия. Пер. с англ. Ю. А Неподаева и др. — М: Воениздат, 1980. — С. 36. — 464 с.
  25. Howard M. Grand strategy. August 1942 — September 1943. — London: Her Majesty's Stationary Office, 1972. — С. 36. — 464 с.
  26. Молодова И. Ю. Отечественная историография оккупационного режима, функционировавшего на захваченной нацистами территории РСФСР (рус.) // ИД ХОРС : Научный жрунал. — 2015. — № 1. — С. 29-34. — ISSN 2223-6449.
  27. В. Г. Куликов и др. Книга памяти: в 8 т.. — Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1993 — 1996.
  28. МКУК «Старооскольский краеведческий музей». http://sokm.org.ru. Дата обращения: 9 октября 2020.
  29. Александрова Л. К. Провинциальные музеи в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: На материалах Верхнего Поволжья и Волго-Вятского региона России. dissercat.com. Дата обращения: 9 октября 2020.
  30. В.В Гагин. Битва за Воронеж. Большая игра Великого полководца (рус.) // Евразийский форум : Журнал. — 2013. — № 1 (5). — С. 11—15. — ISSN 2077-639X.
  31. А.С. Нестеров. Аннотация книги «Аникеев А. А. , Линец С. И. , Януш С. В. Битва за Кавказ в исследованиях, документах и фотоматериалах» (рус.) // Известия вузов. Северо-Кавказский регион : Научно-образовательный журнал. — 2015. — № 3.
  32. С.В. Маркова. История сражений советских войск на територии Центрального Черноземья летом и осенью 1942 года. disserCat. Дата обращения: 16 августа 2020.
  33. А.В. Финеев. Разгром немецко-фашистских войск и их сателлитов на Среднем Дону в ходе наступательной операции советских войск "Малый Сатурн" в 1942 году. Электронная библиотека диссертаций. Дата обращения: 16 августа 2020.
  34. Здесь тыл был фронтом: науч. –вспом. библиогр. указ.. — Самара: СГИК, Науч. б-ка, 2020. — 33 с.
  35. А. Н. Усова. [file:///C:/Users/135~1/AppData/Local/Temp/604-1197-1-SM.pdf Зарубежные исследователи об итогах Второй мировой войны] (рус.) // Всероссийская научно-практическая конференция : Сборник статей. — 2020. — С. 129-135.
  36. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ), фонд 1510, оп. 1, д. 1, лист 2
  37. 1 2 Великая победа под обстрелом фальсификаторов. Подобострастные мифы о вермахте. ФГБУ «РИЦ «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА». МИНОБОРОНЫ РОССИИ. Дата обращения: 16 августа 2020.
  38. Оборона Севастополя в годы Великой Отечественной войны. ria.ru. Дата обращения: 30 августа 2020.
  39. Germany’s Sixth Army in Stalingrad in World War II (англ.). www.historynet.com. Дата обращения: 30 августа 2020.
  40. C. Peter Chen. Caucasus Campaign 23 Jul 1942 - 9 Oct 1943 (англ.). The World War II Database (WW2DB). Дата обращения: 21 июля 2020.
  41. 1 2 3 Е.А. Шендриков. Операция «Блау» в освещении английских (Британских) и американских историков (рус.) // Вестник ВолГУ. — 2018. — Т. 23, № 1. — С. 176—189. — ISSN 2312-8704.
  42. Филоненко М. И. Психологическая война немецко-фашистских войск против частей Красной Армии и населения временно оккупированных территорий в годы ВОВ. Электронная библиотека диссертаций. Дата обращения: 16 августа 2020.
  43. Крейг, У. Катастрофа на Волге = От «Барбароссы» до «Терминала»: Взгляд с Запада / сост. Ю. И. Логинов. — М: Политиздат, 1988. — С. 194–260. — 464 с. — ISBN 5-250-00592-6.
  44. 1 2 3 4 5 Erickson, 2003, с. 360.
  45. "Я убит и не знаю - наш ли Ржев наконец?". rg.ru. Дата обращения: 16 августа 2020.
  46. Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии, 1939—1945 гг. — 2002. — С. 95.
  47. В.А. Шамрай. Оборона и освобождение Воронежа. Новая концепция сражения за Воронеж в 1942–1943 годах (рус.) // Вестник ВГУ : Научный журнал. — 2013. — № 3. — С. 10—15. — ISSN 1995-5480.
  48. Erickson, 2003, с. 360.
  49. Кольга, 2011, с. 74–82.
  50. История сражений советских войск на териитории Центрального Черноземья летом и осенью 1942 года. disserCat. Дата обращения: 12 августа 2020.
  51. Кейтель В. 12 ступенек на эшафот... / Г. Шаболдина. — Ростов н/Д: Феникс, 2000. — С. 416. — ISBN 5–222–01198–4.

ЛитератураПравить

  • Antill, Peter. Stalingrad 1942. — Osprey Publishing, 2007. — ISBN 1-84603-028-5.
  • Axworthy, Mark. Third Axis Fourth Ally: Romanian Armed Forces in the European War, 1941–1945 / Axworthy, Mark, Scafes, Cornel, Craciunoiu, Cristian. — Arms & Armour Press, 1995. — ISBN 1-85409-267-7.
  • Beevor, Antony. Stalingrad: The Fateful Siege: 1942–1943. — Penguin Books, 1999. — ISBN 0-14-028458-3.
  • Bellamy, Chris. Absolute War: Soviet Russia in the Second World War. — Pan Books, 2007. — ISBN 978-0-330-48808-2.
  • Stalingrad – The Air Battle: November 1942 – February 1943. — Chevron/Ian Allan, 2007. — ISBN 978-1-85780-276-4.
  • Glantz, David M. To the Gates of Stalingrad: Soviet-German Combat Operations, April–August 1942 / David M. Glantz, Jonathan M. House. — Lawrence, KS : University Press of Kansas, 2009. — Vol. I. — ISBN 978-0-7006-1630-5.
  • Glantz, David M. When Titans Clashed: How the Red Army Stopped Hitler. — University Press of Kansas, 1995. — ISBN 0-7006-0899-0.
  • Hayward, Joel. Too Little Too Late: An Analysis of Hitler's Failure in 1942 to Damage Soviet Oil Production. — The Journal of Strategic Studies, Vol. 18, No. 4, pp. 94–135, 1995.
  • Hayward, Joel. Stopped at Stalingrad. — University Press of Kansas, 2001. — ISBN 0-7006-1146-0.
  • Holt, David (June 2009). “The Slovak Army: 1939 – 1945 Part 2: The Russian Campaign 1940 – 43” (PDF). Journal of The Czechoslovak Philatelic Society of Great Britain. 27 (2). ISSN 0142-3525. Дата обращения 2014-02-18.
  • Javrishvili K., Battle of Caucasus: Case for Georgian Alpinists, Translated by Michael P. Willis, 2017.
  • Liddell Hart, Basil Henry. The German Generals Talk. — New York : Morrow, 1948. — ISBN 0688060129.
  • Liedtke, Gregory. Enduring the Whirlwind: The German Army and the Russo-German War 1941-1943. — Helion and Company, 2016. — ISBN 978-0-313-39592-5.
  • Mercatante, Steven. Why Germany Nearly Won: A New History of the Second World War in Europe. — Praeger, 2012. — ISBN 978-1910777756.
  • Nipe, George M. Jr. Last Victory in Russia: The SS-Panzerkorps and Manstein's Kharkov Counteroffensive—February–March 1943. — Schiffer Publishing, 2000. — ISBN 0-7643-1186-7.
  • Schramm, Percy Ernst. Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht, 1940–1945 Teilband II. — Bernard & Graefe Verlag für Wehrwesen, 1963.
  • Wegner, Bernd. Der Krieg gegen die Sowjetunion 1942/1943 [The war against the Soviet Union 1942/43] // Der globale Krieg: Die Ausweitung zum Weltkrieg und der Wechsel zur Initiative 1941 bis 1943 : [нем.]. — Deutsche Verlags-Anstalt, 1990. — Vol. VI. — P. 761–1094. — ISBN 3-421-06233-1.
  • John Erickson. Road To Stalingrad (англ.). — London: Cassell Military, 2003. — 608 p. — ISBN 9780304365418.
На русском
  • В. В. Блохинг, д.и.н., проф. Сборник по материалам Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. уч-ем. . Фальсификация Великой Отечественной войны в работах Б.В. Соколова. misis.ru. Дата обращения: 30 августа 2020..
  • Бивор Э. Сталинград = Beevor A. Stalingrad. - Viking Press, 1998 / пер. с англ. А. Жеребилова, А. Коноплёва, А. Марченко, А. Фельдшерова. — Смоленск, 1999.
  • Фридрих фон Меллентин. Бронированный кулак вермахта. — Смоленск: Русич, 1999. — 527 с. — (Мир в войнах). — ISBN 5-8138-0088-3.
  • Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Эксмо, Яуза, 2005. — 479 с. — ISBN 5-699-11949-3. .
  • Кольга Г. И. Сталинградская битва и её ментальные последствия // Вестник Челябинского государственного университета. — Челябинский государственный университет, 2011. — Т. История, вып. 12 (227), вып. 45. — С. 74–82..
  • Большая излучина Дона — место решающих сражений Великой Отечественной войны (1942—1943 гг.) / Г. Г. Матишов, В. И. Афанасенко, Е. Ф. Кринко, М. В. Медведев. Ростов н/Д —: Изд-во ЮНЦ РАН, 2016. —456 с. — ISBN 978-5-4358-0147-7.
  • Базиль Лиддел Гарт, Алан Кларк, Уильям Крейг и др. Сб. От «Барбароссы» до «Терминала»: Взгляд с Запада / сост. Ю. И. Логинов. — М.: Политиздат, 1988. — С. 203.
  • Великая победа на Волге / под ред. К. К. Рокоссовского. — Москва: Военное издательство министерства обороны СССР, 1965. — 528 с.
  • Карелл Пауль. Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идет на Восток. 1941—1943. М.: Изографус, Эксмо, 2003. — 992 с.
  • Кершоу Р. 1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных. М.: Яуза-пресс, 2009. — 530 с.
  • Гланц, Дэвид. Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны / Д. Гланц, Д. Хауз. — Москва : АСТ. Астрель, 2007. — 516 с.
  • Лиддел Гарт, Б. Г. Вторая мировая война/ Б. Г. Лиддел Гарт. — М.: АСТ; СПб.: Теrra Fantastica, 2003. — 938 с.
  • Маннергейм К. Г. Мемуары. М.: Астрель, 2011.
  • Манштейн Э. Утерянные победы. М.: Алгоритм, 2014. С. — 496.
  • Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг. / Перевод с немецкого А. Высоковского, И. Глаголева, В. Дубовика; под общей редакцией С. Дробязко. М.: Изографус, Эксмо, 2002. 800 с., илл. — ISBN 5-94661-041-4.
  • Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне «Третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. Смоленск: Русич, 2000. С. 640.
  • Пикер, Г. Застольные разговоры Гитлера; пер. с нем. И. В. Розанова; общ. ред., вступ. ст. и предисл. И. М. Фрадкина; худож. А. Авдошко. — Смоленск: Русич, 1993. — 496 с.
  • Пронько В. А. Сражения историков на фронтах Второй мировой и Великой Отечественной войн. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2016. С. 411
  • Самсонов, А. М. Сталинградская битва; АН СССР, Отд-ие истории. — 4-е изд., испр. и доп. — Москва: Наука, 1989. — 627 с.

СсылкиПравить