Открыть главное меню

Пожар в театре «Ирокез» — катастрофа, произошедшая 30 декабря 1903 года в Чикаго, штата Иллинойс. В результате пожара погибло более 602 человек, этот театральный пожар стал самым смертоносным за всю историю США.

Пожар в театре «Ирокез»
IroquoisTheater.jpg
Театр "Ирокез" до пожара
Тип Пожар
Причина Нарушение техники пожарной безопасности
Страна  США
Место театр "Ирокез", штат Иллинойс, Чикаго
Дата 30 декабря 1903 года
Время 15:15
Погибших 605
Пострадавших 250
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

ТеатрПравить

Театр «Ирокез» в Чикаго был построен строительной компанией «Fuller Construction» и открыт 23 ноября 1903 года, после многочисленных проблем и задержек в строительстве. Несмотря на это, многие американские критики назвали этот театр самым изящным и архитектурно совершенным в Чикаго. Театр имел вместимость в 1602 места с тремя уровнями. На первом этаже (в партере) было около 700 мест на том же уровне, что и фойе и зал Grand Stair Hall. На втором уровне, первом балконе, было более 400 мест. Третий уровень, галерея, имел около 500 мест. В театре был только один вход. Широкая лестница, ведущая от фойе до уровня балкона, также использовалась для подъезда к лестнице на уровень галереи. Театральные дизайнеры утверждали, что это позволило посетителям «видеть независимо от цены их мест». Однако общая лестница нарушала чикагские правила пожарной безопасности, которые требовали отдельных лестниц и выходов для каждого балкона. Такой дизайн оказался катастрофическим: при пожаре люди, выходящие из галереи, столкнулись с толпой, покидающей балкон, и люди, спускающиеся с верхних уровней, встретили зрителей уровня оркестра в фойе. Закулисья были необычайно большие. Гардеробные были на пяти уровнях, где также был лифт для транспортировки актеров до уровня сцены. Галерея, где висели декорации, также была необычайно большой.

Недостатки противопожарной безопасностиПравить

Несмотря на то, что в афишах и рекламных объявлениях театр был описан как «Абсолютно огнестойкий», в его конструкциях были допущены значительные недостатки в плане пожарной безопасности:

  • Редактор журнала Fireproof посетил здание во время строительства и отметил избыточное наличие деревянной отделки и недостаточную пропускную способность пожарных выходов, а также их малое количество.
  • Капитан Чикагского пожарного отдела, совершивший неофициальный тур по театральным дням перед официальным открытием, отметил, что не было пожарной сигнализации, телефонов и пожарных гидрантов. Также капитан указал на отсутствие пожарного инспектора театра, однако позже ему сказали, что пожарный инспектор в театре всё же имеется.
  • Оборудование для пожаротушения на месте состояло из шести огнетушителей «Килфайр». Kilfyre был разновидностью порошкового огнетушителя, также продаваемого для тушения пожаров в жилых домах. Он состоял из трубки размером 2 × 24 дюйма с оловом, заполненной примерно тремя фунтами белого порошка, в основном бикарбоната натрия . Пользователю нужно было «насильно швырнуть» содержимое трубки в основание пламени. Но поскольку пожар начался высоко над сценой, «Килфайр», когда его бросили, бесполезно упал на пол.

ПожарПравить

 
Артисты на сцене за несколько минут до пожара. Крестом слева обозначено место возгорания.

30 декабря 1903 года, в среду, «Ирокез» представил утреннее выступление популярного мюзикла Drury Lane. Это выступление привлекло необычайно большое количество зрителей — билеты продавались на каждое место. Несмотря на то, что театр был рассчитан всего на 1602 места, количество зрителей в тот день доходило до 2100—2200 человек. Из-за переполненности театра мест не хватило даже в «стоячих комнатах» в задней части здания, отчего многие зрители сидели прямо в проходах, блокируя выходы. Помимо этого, на лестничных пролётах были установлены и закрыты специальные решётчатые ворота, отделяющие классы мест друг от друга. Примерно в 3:15 часов дня, вскоре после начала второго акта, в бледном лунном свете выступали восемь мужчин и восемь женщин. В это время от искры ацетиленовой лампы, имитирующей лунный свет, загорелся муслиновый театральный занавес. Дежуривший на сцене пожарный доброволец попытался затушить пламя огнетушителем «Килфайр», но он оказался бесполезным. В это время огонь необычайно быстро охватил занавес и поднялся на верхнюю галерею над сценой, где было повешено несколько тысяч квадратных футов легковоспламеняющихся окрашенных полотенец в качестве декорации. Сценический менеджер тут же попытался опустить специальный противопожарный занавес из асбеста, отсекающий сцену от зрительного зала, однако его заклинило. Позже было выяснено, что занавес заблокировал светоотражатель, расположенный под аркой сцены. В это время актёр-комик Эдди Фой, который готовился к выступлению, выбежал на сцену и призывал зрителей не поддаваться панике, несмотря на то, что с потолка на сцену уже валились огромные горящие куски декораций. При этом оркестру он приказал играть весёлую музыку. Сперва зрители даже не подозревали об опасности и даже аплодировали, смотря на горящую сцену. Но затем над сценой от жара взорвались 2 баллона с ацетиленом. Взрывы и падающие куски декораций разрушили систему электроснабжения здания, и во всё театре разом погас свет. Из-за этого внезапно началась сильная паника, и все зрители разом стали пытаться выбраться из горящего здания.

 
Паника в театре. Реконструкция по рассказам очевидцев.

В это время выяснилось, что все 30 пожарных выходов скрыты за драпировками на северной стороне здания, а также закрыты на замысловатые шпингалеты типа «эспаньолет». Владелец бара Фрэнк Хаусман, бывший игрок в бейсбол, смог открыть дверь только потому, что у его домашнего холодильника был подобный замок. Также зрителям удалось открыть или выломать силой ещё 2 двери, но остальные 27 аварийных дверей открыть было невозможно. По этой причине огромное количество людей погибало, оказавшись в тупике. Тем временем танцоры на сцене также были вынуждены бежать вместе с артистами за кулисами и в многочисленных раздевалках. Когда исполнители вышли из заднего выхода, в здание влетел ледяной ветер и значительно увеличил силу огня. Многие убежали из театра через окна в раздевалках, а другие попытались сбежать через западную сцену. Она открылась вовнутрь и застряла, когда актеры прижались к двери, отчаянно пытаясь выбраться. Случайно проезжавший мимо железнодорожный агент увидел толпу, прижавшуюся к двери, и отстегнул петли снаружи с помощью инструментов, которые он обычно носил с собой, тем самым позволив актерам и зрителям выбраться. Кто-то открыл огромные двойные грузовые двери на северной стене, обычно используемые для транспортировки декораций. Но из-за этого в здание мощным потоком ворвался свежий воздух с улицы, который мгновенно раздул огонь до колоссальных величин. Поскольку огромные вентиляционные отверстия (дымовые люки) в потолке за сценой были заколочены или затянуты, огонь и раскалённые газы не смогли безвредно выйти на крышу. Огненная стена возникла в пространстве за сценой, затем поднырнула под застрявший противопожарный занавес и всей своей мощью ворвалась в галерею и на балконы, где в это время сидело примерно 900 человек. Огонь мгновенно сжигал заживо оставшихся там людей и воспламенял всё на своём пути. Пытаясь спастись от стены огня, многие люди в панике бросались с высоты в партер, убивая и калеча себя и оставшихся внизу людей. Люди, которые находились в секции оркестра, смогли выбраться в фойе и выйти из здания. Но люди, которые выжили при прохождении стены огня через галерею и балконы, оказались в западне на лестнице: отсекающие решётчатые ворота по-прежнему были закрыты. Из-за немыслимой паники в давке здесь погибло наибольшее количество людей — сотни человек были раздавлены, растоптаны или задушены. Пожар продолжал набирать силу и стремительно распространялся, охватывая всё здание. Спасаясь от огня, люди выбирались через окна на карнизы и наружные балконы, отчего один из таких балконов рухнул, не выдержав перегрузки. В это время люди, которые сумели выбраться из горящего здания через аварийные выходы в северной части, оказались на пожарных лестницах. И тут выяснилось, что они были попросту не достроены и далеко не доходили до земли. В панике, пытаясь спастись от огня, люди прыгали с недостроенных пролётов лестниц и разбивались насмерть. Однако студенты из Северо-Западного университета, расположенного к северу прямо возле театра, попытались преодолеть разрывы лестниц с помощью досок между пролётами. Помимо этого, с помощью досок они пытались соединить театр со своим университетом, сделав импровизированные «мосты». Также деревянные лестницы были переброшены студентами от окон и карнизов театра в окна их университета с северной стороны через узкий переулок. Таким образом они сумели спасти несколько человек.

 
Люди перебираются по лестницам в окна Северо-Западного университета. Реконструкция по рассказам очевидцев.

Приблизительно в 3:33 часов дня Чикагский пожарный департамент № 13 начал спасательную операцию. Но эвакуация осложнялась тем, что пожарные автолестницы не могли достать до людей на недостроенных лестницах в северной части театра, так как эта часть находилась в тесном обледеневшем переулке, заполненном дымом от пожара. В то же самое время люди уже массово гибли прямо на пожарных лестницах от густого ядовитого дыма. Многие люди, выбегающие из горящего здания, были охвачены пламенем и вскоре умирали на месте от смертельных ожогов.

Последствия пожараПравить

 
Конная карета «скорой помощи», загруженная телами погибших.

Когда пожар стих и был потушен, началась оценка ущерба и подсчёт погибших. Поскольку в театре полностью отсутствовало освещение, спасателям пришлось взять все переносные фонари из ближайших магазинов, чтобы работать в тёмных помещениях. Многие переходы театра были покрыты слоем раздавленных тел вдвое выше человеческого роста — жертвы ползли по телам умерших, насмерть задыхались в дыму и ложились следующим слоем. Некоторые трупы были обезображены до неузнаваемости, со многих была полностью сорвана одежда. В некоторых местах под слоем тел находили живых людей, которых слой трупов спас от дыма и огня. Пока длилась спасательная операция, в театре имело место и мародёрство — некоторые люди, притворившись пожарными или спасателями, крали у погибших людей украшения, деньги и драгоценности. При этом некоторые из мародёров заходили в театр прямо во время пожара, отчего сами погибли. Из-за мародёрства выносимые из здания тела складывали грудами возле дверей и окон, под охраной полицейских. При этом найденные на трупах драгоценности складывали в корзины и в итоге заполнили 10 корзин по 63 литра каждая.

 
Полицейские охраняют тела погибших.

Непосредственно в день пожара погибло примерно 575 человек, ещё около 30 человек позже скончались в больницах от ожогов, травм и отравления дымом. Из персонала театра погибло всего 5 человек. К примеру, солистка балета Нелли Рид оказалась в ловушке высоко над сценой в выдвижной платформе, откуда она должна была осыпать сцену лепестками роз во время представления. Во время пожара Нелли получила серьёзные ожоги и упала с платформы в партер, отчего умерла в больнице через несколько дней. Поскольку члены персонала театра отлично знали расположение всех выходов, основная его часть быстро покинула театр через задний вход.

 
Измерение ширины аварийных выходов после пожара.

Принятые мерыПравить

 
Двери аварийного выхода, оснащённые нажимными панелями

Сразу после пожара мэр приказал закрыть все театры Чикаго в течение 6 недель. Некоторые театры Нью-Йорка исключили стоячие места, а другие и вовсе были на время закрыты. Правила строительства и пожарной безопасности были впоследствии реформированы. Театры были закрыты для переоборудования по всей стране и в некоторых городах Европы. Все выходы театра теперь должны были быть четко обозначены, а двери сконфигурированы так, чтобы их можно было открыть с внутренней стороны. К примеру, этот пожар стал поводом для создания так называемой нажимной панели на дверях эвакуационных выходов — в случае паники и сильной давки в толпе такую дверь можно легко открыть изнутри одним нажатием на поперечную планку. Дымовые люки и открывающие их автоматические механизмы было поручено строго и регулярно проверять. Помимо этого, все театры теперь были обязаны держать закрытым противопожарный занавес, открывая его лишь на время представлений или репетиций, а затем вновь закрывая. Также было предписано постепенно отказаться от использования асбеста и делать противопожарный занавес из прочного огнеупорного и дымостойкого металла.

 
Современный противопожарный занавес из металла

Судебные процессыПравить

 
Уилл Дэвис, оправданный благодаря адвокату Майеру.

В результате общественного возмущения многие были обвинены в преступлениях, в том числе мэр Картер Харрисон-младший. Бизнесмен Артур Халл, потерявший в пожаре жену и троих детей, потребовал арестовать руководство театра. После этого хозяева театра Дэвис и Пауэрс, а также несколько менеджеров были арестованы. Дэвис и Пауэрс наняли ловкого чикагского адвоката Леви Майера, который славился своими адвокатскими ухищрениями. Майер сразу добился освобождения обвиняемых под залог, а сам начал затягивать ход процесса. Процесс растянулся на 3 года, во время чего адвокат Майер «доказал», что между игнорированием правил пожарной безопасностью и гибелью людей нет прямой связи. Он также утверждал, что никто не заставлял людей устраивать давку и бросаться с высоты. В итоге хозяева и менеджеры были оправданы, а приговор получил лишь хозяин таверны, которого поймали на мародёрстве. Большинство обвиняемых работников театра были уволены три года спустя. Внешняя часть театра «Ирокез» был в основном не повреждена. После реставрации здание было вновь открыто как Колониальный театр, который был снесен в 1926 году, чтобы освободить место для Восточного театра.

Факторы, снижающие выживаемость при пожареПравить

В театрах есть два основных защитных барьера: противопожарный занавес и дымовые люки в потолке за сценой. При правильной работе в случае пожара территория за сценой становится «дымовой трубой» или «камином» — свежий воздух затекает через аварийные выходы, а дым и раскалённые газы безопасно уходят через крышу. Но в театре «Ирокез» механизм противопожарного занавеса заклинило, а дымовые люки оказались закрытыми. При расследовании были выявлены следующие ошибки:

  • дымовые люки на крыше сцены, которые должны были автоматически открываться во время пожара и позволяли бы дыму и жару выйти, были закрыты.
  • противопожарный занавес не испытывался периодически, и он застревал, когда персонал театра пытался его опустить.
  • материал занавеса не был огнестойким. Штора, изготовленная из асбеста, переплетенного проволокой, создаёт сильный и эффективный барьер против огня. Занавес из асбеста в театре не только не опустился, но и оказался легковоспламеняющимся. Химик Густав Дж. Джонсон из Западного общества инженеров исследовал фрагмент материала после пожара: «[Это] было в основном древесной целлюлозой. Если смешать целлюлозу с асбестовым волокном, жизнь занавеса будет продлена, стоимость удешевлена… Это всё не имеет никакого значения в огне».

Ошибки при эвакуацииПравить

  • Толпа прижалась к дверям, закрывая их. Когда люди смогли достаточно открыть двери, чтобы выбраться, некоторые люди были зажаты в дверях, когда люди сзади продолжали нажимать на дверь. Сегодня двери выхода открываются наружу, так что люди, пытающиеся убежать, имеют возможность открыть двери.
  • Многие аварийные выходы были скрыты огнеопасной драпировкой, а многие были заперты.
  • У сотрудников театра никогда не было учебной эвакуации. Они не были знакомы с выходами, а некоторые отказались открывать запертые входные двери.
  • Не было аварийного освещения. Главные огни зрительного зала никогда не включались, поэтому театр оставался тускло освещённым, как во время выступления. Когда на сцену рухнули тонны горящих декораций, электрический коммутатор был разрушен, и все электрические фонари погасли.
  • Во время выступлений лестницы были заблокированы железными воротами, чтобы люди с недорогими билетами не сидели в других частях театра.
  • Многие из маршрутов выхода сбивали с толку.
  • В театре было несколько фальшивых декоративных «дверей», которые выглядели как выходы. 200 человек погибли в одном проходе, который не был выходом.
  • Недостроенная пожарная лестница на северной стене оказалась смертельной ловушкой. Люди не могли спуститься из-за большой высоты лестницы над землёй, а дым и огонь вскоре проникли даже на лестницу. По этим причинам в той части здания погибло как минимум 125 человек.

МемориалПравить

Бронзовый барельефный памятник скульптора Лорадо Тафта без каких-либо опознавательных знаков находился в больнице на Вакере, пока здание не было снесено в 1951 году. Памятник было размещён на складах в мэрии, пока он не был установлен в его нынешнем месте, недалеко от входа в здание улицы Ласалле в 1960 году. Через пять лет после пожара Эндрю Кирхер, основатель кладбища Монтроуз, возвел мемориал на его территории, чтобы увековечить память о трагедии. А в Чикаго проводили ежегодную поминальную службу в мэрии до тех пор, пока не умерли последние оставшиеся в живых.

СсылкиПравить