Открыть главное меню

Последний день приговорённого к смерти

«После́дний день приговорённого к сме́рти», также «После́дний день осуждённого» (фр. Le Dernier Jour d’un condamné) — повесть французского писателя Виктора Гюго, опубликованная в 1829 году.

Последний день приговорённого к смерти
Le Dernier Jour d’un condamné
Иллюстрация из первого издания (1829)
Иллюстрация из первого издания (1829)
Жанр повесть
Автор Виктор Гюго
Язык оригинала французский
Дата написания 1829
Дата первой публикации 1829
Издательство Госслен

В повести зафиксированы мысли человека, осуждённого на смерть. Тексту предпосланы пространное предисловие и небольшая драматическая сценка. В предисловии Гюго опровергает мнение о недопустимости изображения низменных сторон действительности и выступает за отмену смертной казни. Драматическая сценка «Комедия по поводу трагедии» представляет собой сатирическое изображение светского разговора о вкусе и безвкусице в искусстве.

На русский язык повесть переведена Павлом Антокольским.

Содержание

СюжетПравить

Этот «дневник» был первоначально опубликован анонимно и имел феноменальный успех. Автор не сообщает, в чём вина этого приговорённого. Из текста не вполне ясно, за какое именно преступление осуждён главный герой; наиболее вероятное предположение — убийство. Такой вывод можно сделать, исходя из нескольких описанных в книге сцен — момент повествования подсудимого о своей семье, где отец героя не упоминается, и, как следствие, является мертвым, а так же сцена с галлюцинацией, где образ отцеубийцы единственный «не грозит пальцем» приговоренному к смерти. В день казни осуждённый в последний раз увидит свою трёхлетнюю дочь, которая не признаёт его.

Осуждённый на смерть думает о своей судьбе, жизни и смерти; в повести подробно зафиксированы его мысли, чувства, страхи в ожидании казни, описана тюремная реальность, в том числе камера заключённого. Гюго просто недоумевает: существует ли преступление, соизмеримое с муками, которые испытывают осуждённые в ожидании исполнения приговора? Откуда у одного человека появляется право лишать жизни другого? Повесть выходит вместе с предисловием от издателя (то есть автора), где Гюго утверждает, что его роль — «роль ходатая за всех возможных подсудимых, виновных или невинных, перед всеми судами и судилищами, перед всеми присяжными, перед всеми вершителями правосудия».

ВлияниеПравить

Сразу после выхода книга вызвала во Франции полемику, разные толкования и литературные пародии[1].

Роман оказал влияние на Ч. Диккенса и Ф. М. Достоевского, который вспоминал его, когда ожидал расстрела[2][3]. Сам расстрел, однако, не состоялся. В предисловии к повести «Кроткая» (1876), Достоевский отмечал, что «фантастическая форма рассказа», преднамеренно выбранная Гюго, не только не мешает глубине и правдивости его шедевра, но, напротив, усиливает впечатление от него: без нее он не мог бы придать своему рассказу присущего ему глубокого драматизма, создать «самого реальнейшего и самого правдивейшего произведения из всех, им написанных»[4]. Исследователи находят также параллели и отсылки к повести Гюго в романах Достоевского «Идиот» и «Бесы»[1].

Исследователи находят некоторые мотивно-повествовательные переклички и отсылки к повести Гюго в романе В. В. Набокова «Приглашение на казнь»[5]. Так, оба произведения начинаются с одной и той же ситуации: узнику объявляют смертный приговор, после чего следуют несколько недель одиночного заключения, наполненных переживаниями и размышлениями героя. Заканчиваются оба произведения казнью персонажа: Цинциннат поднимается на эшафот, а приговоренный у Гюго слышит на лестнице шаги — последнее, что он уже может записать в своём дневнике. Вместе с тем по мнению литературоведа Н. А. Карпова данный сюжет был распространён романтической литературой, а потому утверждать на основании этого сугубо внешнего сходства наличие некой внутренней связи между романом Набокова и повестью Гюго было бы слишком опрометчиво. По его мнению Набоков в «Приглашении на казнь» активно пародирует так называемую «тюремную» литературу эпохи романтизма[6]. Вместе с тем отмечается и тематическая, стилистическая и идейная близость этих текстов к которой можно отнести: «великое множество однозначно перекликающихся образов, мотивов, сюжетных деталей, стилистических фигур, совпадающий контрапункт эмоционально-интонационного движения»[5].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Виноградов В. В.: Из биографии одного "неистового" произведения. Проверено 30 декабря 2017.
  2. Грэм Робб. Жизнь Гюго. — Litres, 2017-09-05. — 2271 с. — ISBN 9785040390793.
  3. Нина Перлина. Тексты-картины и экфразисы в романе Ф. М. Достоевского «Идиот». — Litres, 2017-09-05. — 429 с. — ISBN 9785040717514.
  4. Достоевский Ф.М. Кроткая. — "Издательство ""Проспект""", 2013-07-07. — 41 с. — ISBN 9785392029365.
  5. 1 2 Шамакова Е. М, Матвеева Ю. В. Несколько наблюдений над реминисцентной природой творчества Владимира Набокова // Уральский филологический вестник. Серия: Русская литература XX-XXI веков: направления и течения. — 2012. — Вып. 1. — С. 59—65.
  6. Карпов H. A. «Приглашение на казнь» и «тюремная» литература эпохи романтизма: к проблеме «Набоков и романтизм» // Русская литература. — 2000. — № 2. — С. 203—210.

ЛитератураПравить

  • Бем А. Л. Гюго и Достоевский: Литературный обзор//Slavia. 1937. Т. 15, ч. 1, С. 73–86.
  • Виноградов В.В. Из биографии одного "неистового" произведения. Последний день приговоренного к смерти // Виноградов В. Эволюция русского натурализма: Гоголь и Достоевский. Л., 1929.

СсылкиПравить