Открыть главное меню

Последний день приговорённого к смерти

«После́дний день приговорённого к сме́рти», также «После́дний день осуждённого» (фр. Le Dernier Jour d’un condamné) — повесть французского писателя Виктора Гюго, опубликованная в 1829 году.

Последний день приговорённого к смерти
Le Dernier Jour d’un condamné
HugoLastDayCondemnedMan.jpg
Иллюстрация из первого издания (1829)
Жанр повесть
Автор Виктор Гюго
Язык оригинала французский
Дата написания 1829
Дата первой публикации 1829
Издательство Госслен

В повести зафиксированы мысли человека, осуждённого на смерть. Тексту предпосланы пространное предисловие и небольшая драматическая сценка. В предисловии Гюго опровергает мнение о недопустимости изображения низменных сторон действительности и выступает за отмену смертной казни. Драматическая сценка «Комедия по поводу трагедии» представляет собой сатирическое изображение светского разговора о вкусе и безвкусице в искусстве.

На русский язык повесть переведена Павлом Антокольским.

Содержание

СюжетПравить

Этот «дневник» был первоначально опубликован анонимно и имел феноменальный успех. Автор не сообщает, в чём вина этого приговорённого. Из текста не вполне ясно, за какое именно преступление осуждён главный герой; наиболее вероятное предположение — убийство. Такой вывод можно сделать, исходя из нескольких описанных в книге сцен — момент повествования подсудимого о своей семье, где отец героя не упоминается, и, как следствие, является мертвым, а так же сцена с галлюцинацией, где образ отцеубийцы единственный «не грозит пальцем» приговоренному к смерти. В день казни осуждённый в последний раз увидит свою трёхлетнюю дочь, которая не признаёт его.

Осуждённый на смерть думает о своей судьбе, жизни и смерти; в повести подробно зафиксированы его мысли, чувства, страхи в ожидании казни, описана тюремная реальность, в том числе камера заключённого. Гюго просто недоумевает: существует ли преступление, соизмеримое с муками, которые испытывают осуждённые в ожидании исполнения приговора? Откуда у одного человека появляется право лишать жизни другого? Повесть выходит вместе с предисловием от издателя (то есть автора), где Гюго утверждает, что его роль — «роль ходатая за всех возможных подсудимых, виновных или невинных, перед всеми судами и судилищами, перед всеми присяжными, перед всеми вершителями правосудия».

ВлияниеПравить

Сразу после выхода книга вызвала во Франции полемику, разные толкования и литературные пародии[1].

Роман оказал влияние на Ч. Диккенса и Ф. М. Достоевского, который вспоминал его, когда ожидал расстрела[2][3]. Сам расстрел, однако, не состоялся. В предисловии к повести «Кроткая» (1876), Достоевский отмечал, что «фантастическая форма рассказа», преднамеренно выбранная Гюго, не только не мешает глубине и правдивости его шедевра, но, напротив, усиливает впечатление от него: без нее он не мог бы придать своему рассказу присущего ему глубокого драматизма, создать «самого реальнейшего и самого правдивейшего произведения из всех, им написанных»[4]. Исследователи находят также параллели и отсылки к повести Гюго в романах Достоевского «Идиот» и «Бесы»[1].

Исследователи находят некоторые мотивно-повествовательные переклички и отсылки к повести Гюго в романе В. В. Набокова «Приглашение на казнь»[5]. Так, оба произведения начинаются с одной и той же ситуации: узнику объявляют смертный приговор, после чего следуют несколько недель одиночного заключения, наполненных переживаниями и размышлениями героя. Заканчиваются оба произведения казнью персонажа: Цинциннат поднимается на эшафот, а приговоренный у Гюго слышит на лестнице шаги — последнее, что он уже может записать в своём дневнике. Вместе с тем по мнению литературоведа Н. А. Карпова данный сюжет был распространён романтической литературой, а потому утверждать на основании этого сугубо внешнего сходства наличие некой внутренней связи между романом Набокова и повестью Гюго было бы слишком опрометчиво. По его мнению Набоков в «Приглашении на казнь» активно пародирует так называемую «тюремную» литературу эпохи романтизма[6]. Вместе с тем отмечается и тематическая, стилистическая и идейная близость этих текстов к которой можно отнести: «великое множество однозначно перекликающихся образов, мотивов, сюжетных деталей, стилистических фигур, совпадающий контрапункт эмоционально-интонационного движения»[5].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Виноградов В. В.: Из биографии одного "неистового" произведения. Дата обращения 30 декабря 2017.
  2. Грэм Робб. Жизнь Гюго. — Litres, 2017-09-05. — 2271 с. — ISBN 9785040390793.
  3. Нина Перлина. Тексты-картины и экфразисы в романе Ф. М. Достоевского «Идиот». — Litres, 2017-09-05. — 429 с. — ISBN 9785040717514.
  4. Достоевский Ф.М. Кроткая. — "Издательство ""Проспект""", 2013-07-07. — 41 с. — ISBN 9785392029365.
  5. 1 2 Шамакова Е. М, Матвеева Ю. В. Несколько наблюдений над реминисцентной природой творчества Владимира Набокова // Уральский филологический вестник. Серия: Русская литература XX-XXI веков: направления и течения. — 2012. — Вып. 1. — С. 59—65.
  6. Карпов H. A. «Приглашение на казнь» и «тюремная» литература эпохи романтизма: к проблеме «Набоков и романтизм» // Русская литература. — 2000. — № 2. — С. 203—210.

ЛитератураПравить

  • Бем А. Л. Гюго и Достоевский: Литературный обзор//Slavia. 1937. Т. 15, ч. 1, С. 73–86.
  • Виноградов В.В. Из биографии одного "неистового" произведения. Последний день приговоренного к смерти // Виноградов В. Эволюция русского натурализма: Гоголь и Достоевский. Л., 1929.

СсылкиПравить