Похоронное дело в России

(перенаправлено с «Похоронное дело»)

Похоронное дело в России определяется как «самостоятельный вид деятельности, направленный на оказание похоронных и мемориальных услуг населению с учетом социальных, экономических, этико-моральных, историко-культурных, религиозных, экологических, технологических факторов, связанный с созданием и эксплуатацией объектов похоронного назначения»[1].

Рынок ритуальных услугПравить

В отличие от западных стран, со сложившейся, эволюционно развивающейся традицией похоронного дела, в России имеется несколько принципиальных отличий. По мнению ряда исследователей, в России полностью отсутствует «регулирование рынка ритуальных услуг со стороны государства»[2][3][4][1]. Регламентирование и регулирование похоронной сферы государством практически не производилось ни в советское, ни в настоящее время. Отсутствие четкого регламентирования и регулирования приводит к тому, что «в России нет единой системы статистики и учёта того, кто и где захоронен, и нет органов и структур, отвечающих за функционирование кладбищ (де-юре эту ответственность должны нести муниципалитеты). Ни одна структура в России не даст ответы на вопросы о том, сколько кладбищ существует на территории страны, сколько на них захоронено людей и, самое главное, кто именно»[2]. Численность кладбищ по оценкам разных специалистов сильно различается: "по подсчетам В. Н. Лексина, к началу XXI в. в России было не менее 100 тыс. кладбищ, хотя бы за несколькими могилами на которых еще присматривали родственники или близкие, а относительно благоустроенных — около 60 тыс. Заместитель министра строительства и ЖКХ РФ А. В. Чибис в середине 2014 г. (когда Минстрою поручили курировать сферу похоронных услуг) отметил, что «никто не знает точного количества кладбищ — оценки разнятся от 30 до 70 тыс., многие из кладбищ давно заброшены»[5][6]. Проблема бесхозяйного имущества (например, когда кладбище не поставлено на кадастровый учет, но захоронения на нем проводятся), по мнению социолога Ольги Моляренко, приводит к перебоям с бюджетным финансированием кладбищ — если оно не поставлено на кадастровый учет, то и содержаться из бюджета не может[6][7].

Похоронное дело в России сильно мифологизировано и в сознании обывателей связано с отрицательными стереотипами: коррупция, мафия, вымогательство, продажа личных данных ритуальным конторам и т. п.[8]

Кроме того, социолог Сергей Мохов — главный редактор журнала «Археология русской смерти», руководитель проекта фонда поддержки социальных исследователей «Хамовники» «Неформальные практики в похоронном деле в Центральной России: акторы и стратегии взаимодействия»[9] отмечает, что в России отсутствует структурное деление на похоронную индустрию (производство похоронных принадлежностей, перевозка и сохранение тел, аренда помещений) и сам рынок ритуальных услуг (производство захоронений), как и разделение между государственным и частным сегментом этого бизнеса. В качестве основных акторов похоронного дела в России исследователи выделяют представителей органов власти, сотрудников ритуальных компаний, "работников моргов, санитаров, полицейских и многих других участников теневых и неформальных экономических практик[2].

Сергей Мохов предлагает рассматривать похоронное дело через широко понимаемую инфраструктуру: «работники силовых структур, моргов, представители медицины, работники кладбищ и сами материальные объекты — кладбища, морги, дороги, катафальный транспорт и т. д.»[10][11]. Основная цель акторов — получение выгоды «из доступа к инфраструктуре: кладбищу, моргу, перевозке тела»[12].

Отечественный рынок ритуальных услуг, по мнению социолога Сергея Мохова, отличает "слабая и даже стихийная институционализация; превалирование теневых и неформальных практик[13]. Однако, эти «стихийная институционализация» воспринимается участниками как сильная сторона рынка: такой бизнес нельзя захватить, работа похоронного агентства строится на личных связях и договоренностях, постоянно меняющиеся правила игры позволяют гибко менять цены и извлекать прибыль из сложных ситуаций: «Мерцающая институционализация, стихийность бизнес процессов, отсутствие собственной инфраструктуры позволяет развиваться похоронному делу как агентской услуге по продаже доступа к инфраструктуре, где сама инфраструктура должна оставаться в слабом техническом состоянии»[10][11]. "До сих пор современные российские похороны на 90 % состоят из решения инфраструктурных проблем. Кладбище затопило, могилу нельзя выкопать, священник не приехал вовремя, тело в морге не отдали, катафалк застрял по дороге, бензина не хватило. В результате все три дня похорон — это своего рода «квест» по решению инфраструктурных проблем[14].

Социальные похороныПравить

Социальные похороны[15][16]  — это похороны человека, которые полностью или частично оплачиваются из государственного бюджета. Их также называют безвозмездными, а также бесплатными или за счёт госбюджета.

Виды льгот, а также категории граждан Российской Федерации, для которых предусмотрены такие похороны, прописаны в федеральном законе N 8-ФЗ от 1996 года «О погребении и похоронном деле».[17] Для организации социальных похорон действует гарантированный перечень услуг по погребению. Услуги и товары сверх этого перечня оплачиваются отдельно. Родственники умершего имеют возможность получить социальное пособие на погребение и самостоятельно организовать погребение, чтобы похороны человека были не такими скромными, как социальные.

Совершенно безвозмездные социальные похороны за счёт государства выполняются для следующих категорий граждан:[18]

  • ребёнок, рождённый мёртвым, на сроке беременности 154 дня и более;
  • ветераны Великой Отечественной войны;
  • пенсионеры и лица, официально числившиеся безработными;
  • инвалиды I, II и III групп;
  • умершие, не имевшие родственников.

ПримечанияПравить

  1. ГОСТ 32609-2014 Услуги бытовые. Услуги ритуальные. Термины и определения, ГОСТ от 11 июня 2014 года №32609-2014. docs.cntd.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  2. 1 2 3 Мохов С.в. Управляя неопределённостью и стигмой: региональный рынок ритуальных услуг в этнографических заметках // Экономическая социология. — 2017. — Т. 18, вып. 1.
  3. Последний бизнес. Как должны быть устроены похороны в современном мире?. republic.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  4. Роман Юрьевич Грачев. Гражданско-правовое регулирование рынка ритуальных услуг (рус.). — Москва, 2012.
  5. Лексин В.Н. Умереть в России (рус.) // Мир России. — 2010. — № 4. — С. 124–161.
  6. 1 2 Моляренко Ольга Андреевна. Местные СМИ о проблемах муниципальных кладбищ. Mir Rossii (2017). Дата обращения: 25 июня 2020.
  7. «80% похоронного рынка в Москве работает "в черную"» // Коммерсантъ.
  8. M. M. Ris, R. A. Deitrich, J. P. Von Wartburg. Inhibition of aldehyde reductase isoenzymes in human and rat brain // Biochemical Pharmacology. — 1975-10-15. — Т. 24, вып. 20. — С. 1865–1869. — ISSN 0006-2952. — doi:10.1016/0006-2952(75)90405-0.
  9. Неформальные практики в похоронном деле в Центральной России: акторы и стратегии взаимодействия — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  10. 1 2 Завершен первый этап проекта «Неформальные практики в похоронном деле в Центральной России: акторы и стратегии взаимодействия» — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  11. 1 2 Мохов Сергей Викторович. Рынок ритуальных услуг: опыт этнографии сенситивного поля. Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований (2017). Дата обращения: 25 июня 2020.
  12. «Самое главное — завладеть трупами». Интервью с Сергеем Моховым — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  13. Завершен второй этап реализации проекта «Неформальные практики в похоронном деле в Центральной России» — ХАМОВНИКИ. khamovniky.ru. Дата обращения: 25 июня 2020.
  14. Индустрия смерти (англ.). Научно-образовательный портал IQ (26 September 2017). Дата обращения: 25 июня 2020.
  15. Социальные похороны
  16. Социальные похороны за счет государства
  17. Федеральный закон «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 N 8-ФЗ
  18. Что вы знаете о социальных похоронах?