Открыть главное меню

Призрак Оперы (фильм, 1925)

«Призрак Оперы» (англ. The Phantom of the Opera, 1925) — немой фильм ужасов, снятый по одноимённому роману Гастона Леру. Лента находится в общественном достоянии в США и внесена в Национальный реестр фильмов.

«Призрак Оперы»
The Phantom of the Opera
Постер фильма
Жанр Фантастика
фильм ужасов
Режиссёр Руперт Джулиан
Эдвард Седжвик
Лон Чейни
Продюсер Карл Лэммле
Автор
сценария
Рэймонд Шрок
Эдвард Клосон
В главных
ролях
Лон Чейни
Мэри Филбин
Норман Керри
Гибсон Гоуленд
Оператор
Композитор
Кинокомпания Universal Pictures
Длительность 101 мин
Страна США
Язык английский
Год 1925
IMDb ID 0016220

СюжетПравить

 
Лон Чейни в роли Эрика. Выразительный кадр использовался впоследствии в различных кинокартинах — в частности Шерлоке Холмсе и мультфильме О, море, море как атмосферная иллюстрация «ужастика»

Ужас витает над зданием парижской Оперы. Местный осветитель найден мёртвым; огромная люстра падает прямо на битком набитый зрительный зал; по непонятным причинам сменяется дирекция театра. Во время гала-премьеры одной из опер местная примадонна теряет голос. Неизвестная певица Кристина (Мэри Филбин) заменяет примадонну и показывает свой великолепный талант. Виконт Рауль де Шаньи (Норман Керри) влюбляется в Кристину, но получает отказ: девушка хочет посвятить себя карьере певицы. Её преследует таинственный голос, который, кажется, исходит из-за стены, к которой придвинут её шкаф. «Призрак музыки» призывает Кристину встретиться в его «подземелье», и действительно, спустившись в катакомбы, она встречает человека, лицо которого скрыто под маской. Можно видеть только его глубоко посаженные глаза и большие зубы. Призрак (Лон Чейни), требует от Кристины прекратить встречи с любовником. Он же будет заботиться о её карьере, а если надо, то и помогать.

 
Кадр из фильма

Во время бала-маскарада Призрак появляется в маске «Красной смерти» (этот момент был снят в цвете). Кристина и Рауль уединяются, считая, что их никто не видит, но их все же подслушивает Призрак. Вскоре Кристина исчезает. Призрак увел её в свои подземелья. Дирекция не знает, что делать. К тому же из писем с угрозами администрация узнает, что Призрак Оперы (так подписываются письма) хочет присвоить себе всю Оперу, включая все комнаты, коридоры и закоулки.

В своём «плену» Кристина начинает испытывать к Призраку сочувствие. Они знакомятся. Когда Эрик (именно так зовут Призрака) играет пьесу на органе, Кристина срывает с него маску, под которой она видит ужасное лицо. Её испуг имеет катастрофические последствия: Эрик вынуждает её разделить с ним участь, а именно — навсегда остаться в подземелье.

Рауль и полицейский (Перс), которые ищут Кристину, спускаются в катакомбы и попадают в ловушку Эрика, но приближающаяся толпа заставляет его бежать. Рауль, полицейский и Кристина спасены.

 
Эрик без маски

После дикой охоты по всему Парижу Эрик оказывается рядом со своими катакомбами. Путь ему преграждает толпа. Эрик поднимает вверх руку. Толпа, не зная, что у него в кулаке, отшатывается назад. С жестом, полным насмешки, он разжимает пустой кулак и ужасно улыбается. Его убивают, сбросив в реку.

В роляхПравить

Интересные фактыПравить

  • Карл Лэммле купил право на экранизацию лично у Гастона Леру после их личного знакомства в 1922 году.
  • В общей сложности фильм переснимали дважды — оригинальная версия снятая Рупертом Джулианом была забракована из-за постоянных разногласий со съемочной группой и самим Чейни. Вторая версия фильма была снята Эдвардом Седжвиком и была переработана в более мелодраматическом и даже комедийном ключе (была расширена линия с участием трусливого монтажера сцены, которого играл Честер Конклин, и служанки Кристины в исполнении Волы Вайл). Однако после того, как её освистала публика на тестовом просмотре, эту версию тоже забраковали. Существующая версия фильма была доснята и смонтирована не указанными в титрах Морисом Пиваром и Лоис Вебер — они удалили и переработали большую часть материала, отснятого Джулианом и Седжвиком, однако снятая Седжвиком концовка осталась.
  • Лон Чейни сам придумал свой грим и держал его в тайне до самого начала съёмок. Мэри Филбин, игравшая Кристину, впервые увидела его в тот момент, когда сняла маску — её крик испуга в фильме был ненаигранным. Второго дубля уже не понадобилось. Тайну этого грима Чейни унёс с собой в могилу, хотя многие специалисты-гримёры (включая также и его сына) пытались восстановить этот спецэффект с помощью каркасиков, целлулоидных тампонов, оттягивания век специальными каплями и зубных протезов, но безрезультатно. Во многом этим неудачи происходили из-за невозможности повторить естественную острохарактерную внешность и форму головы самого актёра, имитация которых выглядела скорее комично, чем пугающе. Так, в биографическом фильме «Человек с Тысячью Лиц» Джеймсу Кэгни (исполнявшему роль Лона Чейни) для съёмок эпизода о «Призраке Оперы» после нескольких неудачных попыток повторить оригинал попросту налепили маску поверх его собственного лица, да так сильно, что он едва мог говорить. Кроме того, Чейни в прямом смысле шёл ради искусства на жертвы, проявляя изрядную выдержку и зачастую используя для достижения эффекта очень болезненный грим, который после принятия профсоюзных законов в 1930-х ни кинематографисты, ни сами актёры попросту не решались использовать. В фильме «Лондон после полуночи» Чейни использовал для своего Гипнотизера два зубных протеза — деревянный и сделанный из настоящих акульих зубов. Однако носить его дольше 10-15 минут было невозможно, потому что сводило челюсть. В фильме Уильяма Кастла «Мистер Сардоникус» (1961) невозможность носить зубной протез дольше 10 минут также вынудила наклеить актёру Гаю Рольфсу чудовищный оскал поверх его собственного рта.
  • В 1929 году фильм был полностью переснят (именно переснят, фактически сделан заново) в тех же декорациях и с теми же актёрами. Были озвучены некоторые диалоги, окрашены некоторые сцены. Фильмы 1925 и 1929 годов очень похожи, но не идентичны. В частности, сцена снятия маски — в фильме 1925-го Эрик лишь искажается в ужасе от того, что его разоблачили, а в звуковой версии он кричит, широко оскалив рот.
  • Как утверждалось в публикациях, появившихся во время выхода фильма, в фильме 1929 года присутствовало 17 минут цветной съёмки. Сцены постановки «Фауста» и бала-маскарада были выполнены с использованием ранней двухцветной версии Technicolor. До нашего времени дошла только последняя. Утерянными оказались съёмки в технологии Prizmacolor и те кадры, где плащ Призрака и крыша оперы были покрашены в красный цвет с использованием ручной колоризации. Эти кадры были восстановлены лишь в 1996 году с помощью компьютерных технологий. В фильме также широко использовалось тонирование в различные цвета (жёлтый, синий, зелёный, красный).
  • Однажды во время съёмок Руперту Джулиану стало настолько страшно от игры Чейни, что он невольно охнул и прервал сцену.
  • Знаковый кадр с лицом Эрика использован в качестве одной из фотографий преступников в фотокартотеке Шерлока Холмса в фильме Игоря Масленникова «Шерлок Холмс и доктор Ватсон»

СсылкиПравить