Призыв студентов в Вооружённые Силы СССР (1980-е годы)

Призы́в студе́нтов в Вооружённые Си́лы СССР (1980-е го́ды) — лишение значительной части студентов дневных отделений вузов Союза ССР традиционно предоставлявшейся[1] им отсрочки от призыва в Вооружённые силы Союза до завершения обучения и направление данной категории граждан на военную службу на общих основаниях рядовыми в Советскую армию (СА), пограничные (ПВ), внутренние (ВВ) войска или матросами в Военно-морской флот (ВМФ).

Титул книги[⇨] Д. В. Климова (автор — в 1980-е годы студент факультета журналистики МГУ, призванный в ВМФ СССР, ныне предприниматель).

Правовой базой мероприятий стали принятые в конце 1980 года[2] изменения Закона о всеобщей воинской обязанности, вступавшие в силу с января 1982 года[2] и действовавшие по 1989 год[3]. Они предусматривали сохранение отсрочки только в вузах из «перечня, утверждаемого Советом Министров СССР по представлению Госплана СССР и Министерства обороны СССР»[2], что хаотизировало ситуацию, переведя важнейший вопрос о призывниках-студентах из нормы закона в плоскость согласования министерств.

На практике, до осени 1982 года студенты не призывались[4]; далее, по 1984 год, отсрочки постепенно отменялись во всё большей части вузов, в том числе даже в имевших военные кафедры, а затем, по весну 1988 года, последовали массовые призывы студентов-мужчин почти изо всех высших учебных заведений СССР[5][6]. Масштаб охвата изменялся от отдельных случаев в 1982 и 1989 гг. до 80—85 % (а если исключить имевших отсрочку по не связанным со статусом студента причинам, то почти 100 %) в максимуме призыва (1987 год). С 1985 года освобождёнными от призыва оставались единичные вузы и факультеты, список которых варьировался и не публиковался[4]. Чаще всего учащиеся отправлялись служить после первого или второго курса. Срок составлял 2 года в сухопутных войсках или 3 года на флоте, но к началу осени 1989 г. всех студентов уволили в запас[7].

Мероприятия позволили решить проблему комплектования Вооружённых Сил в условиях демографической ямы призывного контингента[5], а также продолжавшейся войны в Афганистане[8]. При этом они серьёзно подорвали кадровый потенциал страны (снизилась квалификация выпускников, в институты вообще не вернулись 15—20 % отслуживших[5]), а для многих солдат-студентов обернулись трудновосполнимыми профессиональными и личными потерями[9].

годы обширного призыва студентов: 1983 – 1988 (массово: 1985 – 1988)
годы рождения призванных лиц: 1964 – июнь1970 (в основном 1966 – 1969)

Уточнение. В статье под «студентом» понимается «успевающий студент вуза, обучавшийся по дневной форме». К вечерникам, заочникам, а также к учившимся в техникумах, ПТУ, на курсах лицам (иногда называемых студентами) информация не относится.

Студенты и армия в СССР: послевоенные традицииПравить

Единственным до 1980-х гг. прецедентом массового направления советских студентов в армию (РККА) явились действовавшие несколько лет решения 1939 года[10]. Они были связаны с нападением нацистской Германии на Польшу и с ожидавшимся нападением на СССР, состоявшимся в итоге 22 июня 1941 года. Уже в 1942—1943 гг., несмотря на тяжёлую военную обстановку, началось постепенное возвращение «брони» институтам.

Последний призыв во время Великой Отечественной войны прошёл в 1944 году. Все студенты советских вузов от него освобождались; тогда же многих студентов отозвали с фронтов для продолжения образования. С тех пор и до распада СССР (1991 г.), а также в постсоветской России учащиеся дневных отделений вузов получали право на отсрочку от призыва в Вооружённые Силы (ВС) до окончания обучения[11]. Исключением стали только 1980-е годы. Против «отдачи студентов в солдаты» выступал в своё время и В. И. Ленин[12]. Данная устоявшаяся общественная традиция — восприятие высшего образования как большей, по сравнению с воинским долгом, ценности — была закреплена в ст. 35 Закона 1967 года о всеобщей воинской обязанности[1].

В 1960-х — 1980-х годах большинство желавших иметь ВО молодых людей в СССР становились студентами в возрасте семнадцати лет, в сентябре того же года, в котором оканчивали среднюю школу. Разрешалось подать документы только в один институт; из-за отсутствия подстраховки даже отлично подготовленные абитуриенты испытывали нервозность. Призыву подлежали восемнадцатилетние граждане мужского пола, но для учащихся вузов начало службы отодвигалось примерно до 22 лет.

Отсрочка нередко превращалась в полное или частичное освобождение от несения службы. В вузах с военной кафедрой студенты проходили летние сборы после 4-го или 5-го курса, а при выпуске становились лейтенантами запаса[11] (выборочно их призывали офицерами на два года, с соответствующим довольствием). Выпускники вузов без военной кафедры служили один год рядовыми или сержантами, вместо двух (в ВМФ трёх) лет стандартной срочной службы по закону 1967 года[1][11], что было серьёзной привилегией. Способные школьники, кроме нацеленных на военную карьеру, рассматривали призыв как угрозу и стремились его избежать, для чего выбирали институты с военной кафедрой. С 1960-х годов военные кафедры имелись в 497 из примерно 890 функционировавших в послевоенном СССР институтов (в самом конце 1980-х число кафедр сократилось до 441)[13]. В вузах без военных кафедр ближе к выпуску студенты искали возможность получить отсрочку по здоровью или по семейному положению (многие студенты, особенно в провинциальных вузах, к концу обучения имели семьи и заводили детей).

Вариант «сперва армия, потом институт» не снискал популярности, несмотря на льготы поступавшим после ВС. Эксперимент 1958—1963 гг., когда вузы выделяли свыше половины мест лицам с трудовым стажем или опытом военной службы, провалился (мало кто из таких лиц смог заниматься на должном уровне)[14].

По сути, в стране неявно оформилась и поныне существует альтернатива: «хорошая учёба в школе и затем вуз» — или «армия». Создан искусственный, не связанный с интересом к тому или иному предмету, стимул для успешной учёбы и получения высшего образования, что в итоге влияет на рынок труда[15]. Укреплению лозунга «учись, иначе попадёшь в армию» способствовало ухудшение обстановки с дисциплиной в ВС[16]. Систему АГС, существовавшую в ранние годы СССР, упразднили ещё в конце 1930-х, а платных вузов (куда в постсоветское время стали ради отсрочки поступать слабые абитуриенты) не было.

Причины изменения призывной политикиПравить

 
Матросы весеннего призыва 1986 г. в одном из подразделений в/ч 10422 КЧФ: из 12 человек (11 на снимке и фотограф, 1989 г.) семеро — студенты из Москвы (в том числе Д. В. Климов, третий слева в 1-м ряду), Минска, Тулы и др. городов.

В 1980-е годы (особенно в их второй половине) СССР столкнулся с нехваткой призывников из-за сравнительной малочисленности поколений, рождённых в середине-конце 1960-х. Если на рубеже 1960-х годов и с середины 1970-х появлялись 2,4—2,6 млн мальчиков в год, то в 1964 году — 2,29 млн, в 1965 и 1966 годах — по 2,18 млн, в 1967, 1968, 1969 годах — примерно по 2,09 млн, в 1970-м — 2,16 млн, 1971-м — 2,24 млн, и далее с тенденцией к росту[5]. Указанная динамика стала отражением неуклонного снижения суммарного показателя фертильности с середины 1950-х вплоть до 1970-х при урбанизации (см., например, данные[17] по РСФСР), на которое наложилось эхо глубокой демографической ямы[4][18], обусловленной Второй мировой войной. След войны проявился в том, что число рождений в 1965—1970 гг. дополнительно уменьшилось по причине малой численности родителей[17]. (Демографические тренды могли бы быть ещё более негативными, если бы не высокая рождаемость в южных республиках Союза[17], при этом резко возрос процент молодёжи среднеазиатского и кавказского происхождения.) «Яма», отвечающая второй половине 1960-х, сейчас видна на возрастных пирамидах населения постсоветских государств.

Одновременно, на восьмидесятые годы пришлись война в ДРА (1979—1989 гг.), а также разгар политического противостояния СССР с США и странами Запада, не позволявший рисковать боеспособностью ВС[8][18]. Среди знаковых событий тех лет — ракетный кризис в Европе (с конца 1970-х вплоть до подписания ДРСМД в 1987 г.), бойкоты Олимпиад (1980, 1984), инцидент с корейским самолётом (1983), волнения в Польше (1981—1983). Международная обстановка в целом тогда накалилась настолько, что, по некоторым предположениям[19], мог потребоваться переход подразделений ВС от штата мирного времени к штату военного. В такой ситуации ограничение или отмена «студенческой» отсрочки от службы имели критическое значение для решения проблем комплектования, так как из-за её наличия около 70 % молодых людей в крупных городах СССР (Москва, Ленинград, Киев и другие) выпадали из призывного контингента.

Кроме того, важно было привлекать в ВС лучше образованных[4] и дисциплинированных[20] граждан, ввиду нарастающей сложности военной техники и необходимости воспрепятствовать наметившемуся к тому времени (через неуставные отношения) разложению армии. Есть мнение[20], что самый последний фактор имел даже бо́льшую значимость, чем демографический.

Как одна из причин призыва студентов называлось также стремление вообще бороться с привилегиями[5] и прекратить предоставление «армейской» льготы определённому слою общества, будущей интеллигенции, хотя при подобных рассуждениях не учитывалась разница в стартовых доходах молодых специалистов (100—120 советских рублей в 1970—1980-е годы) и рабочих (около 200 рублей в месяц и более), нивелирующая «преимущество» освобождения в студенческое время от службы.

Распространена точка зрения, что с середины 1980-х многие представители руководства СССР предали свой народ[21] и действовали безответственно, а то и умышленно во вред стране, думая только о «конвертации власти в собственность»; повальное направление в ВС студентов (включая учащихся с блестящими показателями — чей талант фактически являлся национальным достоянием) вписывается в такую концепцию измены.

Призыв студентов в 1980-е годы: хронологияПравить

  • 17 декабря 1980 года — поправка в статью 35 закона о воинской обязанности: новый вариант статьи давал отсрочку студентам не всех вузов, а только «включённых в перечень,… утверждаемый Советом Министров СССР по представлению Госплана СССР и Министерства обороны СССР»[2]. Это осложнило ситуацию, сделав её непрозрачной и переведя важнейший вопрос о призывниках-студентах с уровня закона на уровень согласования министерств. Оговаривалось, что изменение вступает в силу не немедленно, а с 1 января 1982 года[2], реальная отмена отсрочек началась ещё позднее. Другая поправка удлиняла срок службы лиц с высшим образованием с 1 года до 1,5 лет в армии и 2 лет во флоте, что затронуло выпускников (уже не студентов) вузов без военных кафедр.
 
Ю. В. Андропов, глава СССР во время первых призывов студентов
  • Конец 1982 — начало 1983 года — появление в армии лишённых отсрочки студентов (поздней осенью 1982 г. ушли служить отдельные учащиеся[22], а весной 1983 г. имел место первый обширный студенческий призыв, хотя и не массовый). В основном, это пока были учащиеся вузов без военных кафедр и некоторых с военными кафедрами, а с осени 1983 года отсрочку стали отменять и во многих институтах с военными кафедрами. Руководителем государства в тот период (ноябрь 1982 — февраль 1984) являлся Ю. В. Андропов.
  • С января 1984 года — решение Политбюро ЦК КПСС об отмене отсрочки во всех вузах, нашедшее отражение в Приказе Минвуза СССР от 13 марта 1984 года № 44с. По факту отсрочка местами сохранилась ещё в течение полугода или года[23]. Но с весны 1985 года, в отличие от предыдущего периода, остались лишь единичные «непризываемые» вузы на всю страну. Это позволило дополнительно набирать в ВС приблизительно 200 тысяч человек ежегодно[5][18]. Призыв того времени иногда именуют «язовским», по фамилии министра обороны Д. Т. Язова, что крайне неточно, так как Язов занял пост министра только в мае 1987 года, а массовый призыв начинался при министре Д. Ф. Устинове и развернулся при министре С. Л. Соколове. Тем не менее, именно при Язове, в 1987 году, за счёт студентов, процент призванных советских мужчин из когорты 18-летних оказался самым высоким — около 89 %[4]. Для сравнения: в 1970-е было 65 %, в 1981—1982 гг. при ужесточении общего контроля в данной сфере ещё до подключения студентов 74 %. Если во времена повсеместного предоставления отсрочек в вузах призывной ресурс страны из-за этого снижался примерно на 14 %, то связанное со студентами снижение в 1986—1987 гг. оценивается всего в 2 %[4]. «На пике» подлежало призыву порядка 85 % студенческой молодёжи — а из остающихся 15 % большинство избегали попадания в ВС не благодаря статусу студента, а по не зависящим от рода занятий причинам (проблемы со здоровьем, блат и др.).

К сожалению, не только для нас, но и для всего <…> студенчества той поры в целом, Министерство обороны, войдя в преступный сговор с профильным образовательным министерством, отменило отсрочку от призыва в армию и флот, невзирая на наличие военных кафедр. Первые призывные ласточки покинули нашу группу в 1985 году.

Дмитрий Климов (студент журфака МГУ, призванный в ряды ВМФ в июне 1986 года)[24].
  • С 1986 года — решение призывать студентов только в июне, по окончании конкретного учебного года.
  • 10 апреля 1989 года — возвращение в статью 35 Закона нормы об отсрочке студентам всех вузов, отказ от дальнейших призывов студентов[3][25]; этому непосредственно предшествовал полный вывод советских войск из Афганистана, закончившийся 15 февраля. Единичные учащиеся всё же попали под весенние призывные мероприятия 1989 года[26] и пробыли в ВС месяц-два.
  • 11 июля 1989 года — решение о 100%-м увольнении в запас находившихся на тот момент в ВС студентов[7]; досрочно увольняемые (из сухопутных войск это родившиеся 1 июля 1969 года или позже) вернулись домой в конце августа — начале сентября.

Порядок призыва и возвращения к учёбеПравить

Призыв студентов затронул лиц, родившихся примерно с 1964—1966 годов (чёткой границы нет) по 30 июня 1970 года (граница строгая). Студенты абсолютного большинства вузов, родившиеся в 1966 году или позднее, и многие учащиеся 1965 года рождения должны были служить без отсрочки, а тем, кто родился ранее 1965 года, в основном, удавалось остаться тогда вне призыва.

 
Повестка студенту физфака МГУ М. Бабкину с приказом явиться для отправки в Вооружённые Силы (1986).
Помета — оттиск самодельной печати в виде символа физфака МГУ.
 
Справка об академотпуске в связи с призывом. Такие справки требовались в том числе как документ о статусе студента в 1989 г. для досрочного увольнения из ВС.

Людей обычно забирали по окончании (а до 1986 года — и в течение) первого или второго курса вузов, смотря по тому, достиг ли конкретный мужчина 18-летнего возраста. Уходившие в осенние призывы вынужденно прерывали обучение без сдачи экзаменов за осенний семестр, хотя иногда организовывалась досрочная сессия. Уходившие в весенние призывы, как правило, сдавали сессию и затем, в июне или начале июля, попадали в армию или на флот. Перерыв в учёбе в связи с отбытием в ВС оформлялся как академический отпуск без стипендии.

Старшекурсники (3-й курс и выше) вузов с военной кафедрой, при условии обучения на ней, не призывались; такое обучение в одних вузах начиналось как раз с 3-го курса, в других — со 2-го. Но когда в данном институте бронь от призыва снималась, студент реально не успевал перейти на третий курс до получения повестки в армию — редкие исключения возникали, если юноша стал студентом в более раннем, чем принято, возрасте. Без военной кафедры, после отмены отсрочки в конкретном вузе, любого студента с 18 лет могли призвать с любого курса.

Никакими академическими успехами добиться освобождения от армии было нельзя.

Не считая отдельных лиц, оказавшихся в ВС осенью 1982 г. и весной 1989 г., студенты попадали под призывные кампании 9 раз (с ростом доли «охвата» вплоть до 1987 г.): весна-осень-1983, весна-осень-1984, весна-осень-1985, весна-1986, весна-1987, весна-1988.

Студентов направляли в ВС наравне со всеми. (Полученные на первых курсах знания чаще всего не достигали порога востребованности, а о приравнивании студента к профессионалу с законченным ВО в своей сфере и поручении ему какой-либо работы офицерского уровня не могло быть и речи.) Иногда, пытаясь использовать умственный потенциал студентов, их сначала отсылали в учебные воинские части («учебки») для получения военно-учётной специальности, с переводом затем на службу в функции младшего техника, обычно практически без корреляции с вузовским профилем[27]. Возможностей уделить хотя бы минимальное время самообразованию или повторению институтского материала почти не было.

На период службы большинство учащихся полностью прерывали контакт со своими институтами, но в некоторых вузах[28] администрация налаживала связь с призванными, пытаясь оказать им моральную поддержку.

Лишение отсрочки студента института без военной кафедры означало не только паузу в образовании, но ещё и удлинение солдатской службы (при наличии полного ВО она была бы короче[1][2]), а с военной кафедрой — снижение статуса в ВС (приходилось служить рядовым столько же, сколько прослужил бы по окончании вуза лейтенантом в более комфортных условиях, включая финансовые, если вообще был бы призван). Денежное довольствие рядового и сержантского состава ВС составляло около 10 рублей в месяц.

После увольнения в запас бывший студент, решивший продолжить учёбу, автоматически восстанавливался в своём вузе; в течение года после армии такие студенты получали стипендию независимо от оценок. В ряде случаев проводились бесплатные дополнительные занятия для тех, кто в этом нуждался[5]. Отслужившие студенты часто, хотя и не всегда, освобождались от неучебных дел, таких как обязательные выезды в колхозы.

По 1987 год, возвращавшихся в вузы с военной кафедрой студентов заставляли обучаться на ней вместе с теми, кто в армии не был, и по общим программам, что вызывало возмущение отслуживших. С 1988 года демобилизованным разрешили, под их давлением (прошли забастовки по всему СССР[29]), военную кафедру не посещать[20], сохранив звание, присвоенное при срочной службе — рядовой или матрос, некоторые во время пребывания в ВС стали сержантами или старшинами.

К осени 1989 года студентов в армии не осталось. В 1989/1990-м учебном году в одних и тех же группах вторых-третьих курсов институтов, помимо женщин, оказывались и вообще не призывавшиеся, и отслужившие один год (точнее, 13-14 месяцев), и отслужившие два года, и отслужившие три (если мужчина был в ВМФ). Несмотря на непривычно большое число слушателей, специальный приказ Госкомобразования СССР[30] гарантировал всем вернувшимся из ВС создание условий для занятий, выплату стипендий, место в общежитии. Затем эти люди вместе доучивались до выпуска, тогда как в следующих студенческих поколениях ситуация уже была обычной и никто на срочную службу не попадал.

Вузы, из которых студенты не призывалисьПравить

Список вузов, студенты которых не подлежали призыву, не публиковался и постоянно пересматривался. До 1984 года большинство вузов страны оставалось «непризывными» и объявление такого списка вызвало бы полный отток абитуриентов-мужчин оттуда, где отсрочка отменена. Ситуация стала отражением борьбы различных министерств и Министерства обороны. На том этапе, в числе институтов, позволяющих уйти от армии, было много медицинских и сельскохозяйственных[4], затем обстановка изменилась и осложнилась.

С 1985 года отсрочка частично сохранялась на некоторых факультетах приблизительно в двенадцати ведущих (вернее, объявленных ведущими) вузах[31] крупнейших городов СССР. Скажем, в Ленинграде освобождались от призыва[20] учащиеся многих факультетов «Военмеха», а также, кроме 1987 года, Кораблестроительного (ЛКИ) института и «ЛИТМО». В 1988 году, за год до повсеместного восстановления отсрочек, непризываемыми стали отдельные факультеты Московского государственного университета (МГУ), однако основная масса студентов МГУ того периода прошла службу в полном объёме. В МФТИ, МАИ и МВТУ им. Баумана имел место разовый призыв в 1987 году. Помимо вышеупомянутых вузов, в Москве отсрочку в годы массового призыва (1985—1988) какое-то время давали МГИМО, МИНХ, Станкин, МИФИ и МАТИ. В артистических вузах (консерваториях и др.) были случаи предоставления персональной отсрочки особо талантливым студентам, но «бронь» в целом там отсутствовала — и многим учащимся призыв ломал карьеру[32].

Критерии отнесения учебных заведений к разряду «бронированных» не пояснялись. Иногда правила касались лишь определённых структурных единиц вуза и временных отрезков, но это заранее не уточнялось. Нечёткость перешла в источники по теме: так, в отношении МГУ можно найти «сведения» о сохранении отсрочки четырём факультетам[8], а реально в 1984—1987 годах там не было ни одного факультета, целиком избежавшего призыва. Кроме того, ситуация очень различалась по регионам, многое зависело от готовности ректората «отстаивать» свой институт.

Точная информация может быть получена только по конкретному вузу и году.

Абитуриент знал, призывают или нет из выбранного им вуза на момент зачисления, однако определённости это не давало, так как правила могли измениться в любое время. Из поступавших в 1982—1984 гг. и уверенных в наличии отсрочки многие через год-два оказывались в ВС, а некоторым принятым в 1987 г. (и всем, кого приняли в 1988-м) и уже смирившимся с непредоставлением отсрочки в итоге служить не пришлось. Пытаться при снятии «брони» в институте перевестись в другой, где она сохранялась, не имело смысла, так как, по Закону 1980 года[2], отсрочка давалась только тем, кто учился в соответствующем вузе «начиная с первого курса».

Некоторые личности, попавшие под призывПравить

  Внешние изображения
  Студент-сержант М. Д. Прохоров (на фото впереди).
  Внешние изображения
  Студент Пётр Порошенко в Советской Армии.

Среди бывших студентов, отслуживших в 1980-е годы и впоследствии ставших видными публичными фигурами, — российский экономист и политик М. Г. Делягин (медалист школы, студент экономического факультета МГУ), российский предприниматель и политический деятель М. Д. Прохоров (также медалист, студент Московского финансового института), крупный бизнесмен Р. А. Абрамович (среднеуспевающий студент Ухтинского индустриального института, после армии институт не окончил), президент Украины в 2014—2019 гг. П. А. Порошенко (студент Киевского государственного университета), и другие. Факт призыва в ВС СССР из вуза имеется и в биографиях некоторых мужчин, занимавших посты в правительстве России, — в числе таковых А. В. Коновалов, М. А. Мурашко, А. Г. Хлопонин.

Известность названных лиц во многом связана с коммерческой или общественной деятельностью, то есть с ролью не столько специалиста, сколько организатора или управленца. Но имеются и примеры чисто профессионального успеха мужчин, чья учёба в 1980-е годы была прервана призывом. Так, физик П. В. Логачёв (прошедший службу в 1984—1986 гг. как студент НГУ) стал затем академиком РАН, а участник афганской войны в 1987—1989 гг. тогдашний студент-аграрий В. А. Багиров избрался членкором. Вышеупомянутый Делягин защитил докторскую диссертацию и издал ряд книг. Вполне «состоялся» в своей сфере экс-солдат-студент, литератор Д. Л. Быков. Призванный студент Московской консерватории Г. В. Алфеев после армии выбрал духовную карьеру, стал епископом (митрополит Иларион) и церковным историком.

Разумеется, для комплексной оценки ситуации важны не только индивидуальные примеры, но и статистические подборки. Однако сводных данных (для релевантных годов рождения) по доле отслуживших среди достигших того или иного высокого квалификационно-должностного уровня, нет. Косвенные свидетельства[33] говорят о малости этой доли, по сравнению с процентом побывавших в ВС студентов. Среди мужчин 1965—1969 г.р., учившихся в вузах, а впоследствии работавших в первом или втором правительствах Д. А. Медведева или в правительстве М. В. Мишустина, была в своё время призвана со студенческой скамьи примерно треть[34].

Реакция студентов и общественностиПравить

Общественные условия тех лет исключали массовые протестные акции. Студенты, хоть и в смятении[35], но были вынуждены без сопротивления пойти в армию. Некоторые пытались избежать призыва ранее нетипичными для студентов методами: скрывались, давали взятки[36] (военкомам и врачам за справку о негодности по здоровью), наспех женились, в том числе на матерях-одиночках, лишь бы быстрее родить или усыновить плюс родить двоих детей (что освобождало от службы). Появилось заметное число желающих эмигрировать.

Отсутствие публичного выражения претензий непосредственно к генсеку Ю. В. Андропову, запустившему процесс лишения вузов отсрочки, отчасти объясняется малостью доли населения, которой касались возникшие проблемы, притом что в целом Андропов снискал горячую поддержку советских людей за беспощадную антикоррупционную политику[37].

 
А. Д. Сахаров, противник войны в ДРА, в 1989 г. — инициатор увольнения всех студентов из ВС.

Изначально, в защиту студентов не выступила ни одна серьёзная инстанция в стране — ни АН СССР, ни АПН СССР, ни КГБ, ни РПЦ, ни КПСС, ни ВЛКСМ.

Многие ректоры заняли соглашательскую позицию, однако были руководители вузов, которые возражали против призыва студентов и заявляли своё мнение «наверху». Так, обращаясь даже в ЦК, отчаянно протестовал ректорат НГУ, хотя и «проиграл»[28]. Вплоть до кончины в 1984 г. боролся за отмену решения о снятии «брони» ректор МИФИ В. М. Колобашкин. В 1987 году ректор МВТУ, дважды Герой Советского Союза А. С. Елисеев добился предоставления со следующего года отсрочки в своём и ряде других московских институтов[38].

Мысль о недопустимости вырывания студентов на два-три года из учебного процесса и губительности такой системы для научной карьеры высказывал генерал-лейтенант А. Д. Кунцевич (военный химик, разработчик химического оружия, академик) в разговоре с начальником Генштаба С. Ф. Ахромеевым и министром С. Л. Соколовым[39].

Общий перелом ситуации произошёл примерно с 1988 года, когда, во-первых, стал понятен масштаб квалификационных потерь от перерыва в обучении (приступили к работе первые прошедшие службу), а во-вторых, стала набирать обороты политика гласности[31]. Вышли статья академика Б. В. Раушенбаха[40] о вредности призыва студентов и серия других публикаций[41]. Учреждённый в 1989 году Комитет солдатских матерей объявил своей первой задачей отмену призыва для учащихся вузов[42]. На выборах народных депутатов СССР в марте 1989 г. малоизвестный офицер В. С. Подзирук, программа которого содержала тезис об отмене призыва студентов как неоправданной растраты талантов[43], двукратно опередил конкурента Б. В. Снеткова, генерала армии, участника ВОВ, главнокомандующего ГСВГ.

К середине-концу 1980-х усилились также протестная активность и пацифистские настроения в связи с Афганской войной[44], а она явилась одной из главных причин студенческого призыва. Тогда же в советских газетах начали печататься материалы о ранее замалчивавшихся случаях зверской дедовщины в ВС (пример: дело Сакалаускаса, само событие — 1987 г., публикации — 1988 г.), что многим раскрыло глаза на происходящее в армии.

При нараставшем недовольстве общественности было решено вернуть отсрочку студентам с весны 1989 года[3]. В выступлении на I Съезде народных депутатов СССР, академик А. Д. Сахаров, в числе важнейших вопросов, отметил, что, помимо уже состоявшегося к тому моменту возврата «брони», «…надо [досрочно] демобилизовать к началу учебного года всех [солдат-]студентов…»[45]; в июле 1989 года Правительство, отвергнув возражения со стороны Министерства обороны, пошло на такой шаг[7]. Прекращение студенческой солдатчины ставится в заслугу М. С. Горбачёву как главе СССР в тот момент, однако не кто иной, как он же, руководил страной (с марта 1985) и в годы максимального охвата вузов призывом.

Экстренность увольнения всех студентов в конце лета 1989 г. привела к временным проблемам в поддержании боеготовности ВС; в октябре Горбачёв при контактах в войсках признал, что увольнение осуществили быстрее, чем следовало[46]. Вне среды профессиональных военных, решения 1989 года породили эйфорию, хотя некоторым недослужившим становилось неловко перед друзьями-солдатами, а затем перед чуть старшими коллегами в вузе. Композитор Д. Ю. Маликов написал в то время песню «Студент», содержащую слова «и сам себя не осуждай», как бы адресованные «спасённым» учащимся[47].

Последствия призыва для самих студентовПравить

Обобщающие выводы о влиянии призыва на судьбу студентов 1980-х невозможны по объективным причинам (эти люди сейчас находятся в активном возрасте — слегка за «50» в 2021 г. — и их биографии продолжаются). Как бы то ни было, помимо денежных потерь (из-за откладывания трудовой деятельности), последствия подразделяются на связанные с периодами до, во время и по окончании службы.

Перед отправкой на службу, учащийся вуза, помимо характерной для всех призывников тревоги, мог испытывать чувство горечи в связи с осознанием неоправданности расходования сил и времени на тщательное овладение знаниями в школьные годы, часто ценой отказа от отдыха и развлечений. Если бы о неизбежности попадания в ВС было известно заранее, многие изменили бы для себя систему приоритетов, а возможно, и выбрали бы иной жизненный путь. В вузах возникла психологически тяжёлая атмосфера, оптимизма не было ни у студентов, ни у их преподавателей — так, руководство НГУ считало[28], что хорошо если 70 % призванных смогут потом продолжить учиться. У многих младшекурсников сорвались планы прохождения практики или стажировки.

Непосредственно в ВС студент сталкивался с теми же проблемами и опасностями, что и другие солдаты: в Афганистане — тяготы военных действий, в большинстве прочих мест службы — дедовщина, отрыв от дома, неоплачиваемая тяжёлая работа[9]. Есть основания предполагать, что хуже всего пришлось студентам с высокой успеваемостью, поскольку такие люди, как правило, труднее адаптируются в условиях жёстких межличностных отношений[48]. Зачастую лучшие учащиеся, опираясь на родительскую поддержку в быту, посвящают всё время учёбе и социализируются позже получающих более низкие баллы сверстников[16]; при отсрочке от армии данный тип развития создавал предпосылки для яркой карьеры, особенно в искусстве или науке, а призыв разрушал личность неординарного молодого человека и оборачивался трагедией его семьи. Известны случаи психических расстройств и самоубийств сильных студентов, оказавшихся «под прессом военной машины»[24][49], для многих пребывание в ВС становилось вычеркнутым из жизни периодом унижений[50], а то и надругательств, истязаний[51]. Воспитательная функция армии, полезная для некоторой части призывников, применительно к хорошим студентам неактуальна: они и так были сравнительно организованными, законопослушными гражданами. На них служба нередко оказывала, наоборот, негативное влияние:

Вернулся домой другим человеком — «свинья свиньёй», по маминой характеристике.

Дмитрий Климов (студент журфака МГУ, уволенный со срочной службы в рядах ВМФ в июне 1989 года)[24].

Прививаемое солдату в армейских реалиях[51] отношение к работе (халтура, безынициативность, показуха), к старшему по рангу (маскировка безделья, обман), к коллеге-сослуживцу (ожидание агрессии, готовность мстить), к женщине (партнёрша по совокуплению, остальное неважно), к общественным нормам (мелкое воровство, пьянство, нецензурная брань в порядке вещей) грубо меняло менталитет учащихся, не сталкивавшихся ранее с подобным околокриминальным стилем поведения, и требовало потом сознательного искоренения.

После демобилизации возникавшие у студента сложности сводились к следующему:

  • утрата знаний и обучаемости после перерыва[9][38][52]. Студенты, особенно естественнонаучных факультетов, оказывались отброшенными по уровню на несколько лет назад. Многие возвращавшиеся осенью продлевали академотпуск, так как вообще не могли сразу воспринимать материал, из-за чего с 1986 года студентов стали призывать только в июне. Некоторые отказались продолжать обучение в вузе, перешли на специальности попроще либо на вечернюю форму занятий. Самые серьёзные проблемы в учёбе возникали после службы в Афганистане (почти у 90 % студентов-«афганцев»)[53];
  • «сдвиг по возрасту». При трудоустройстве специалистов на разных уровнях приняты возрастные рубежи, они вводятся также при присуждении научных грантов (и переросток оказывается в проигрышном положении). Помимо этого, поскольку перенос старта трудовой деятельности произошёл при нараставшей социально-политической нестабильности, усугубилась проблема профессионального и личного становления студентов, характерная для представителей поколения середины-конца 1960-х;
  • восприятие как человека второго сорта. Многие россияне не знают или не помнят, что студентов когда-либо призывали; в ряде справочных источников по истории призыва в СССР[11] на данную тему нет ни слова, а в некоторых публикациях масштаб/длительность отмены отсрочек преуменьшены[54]. Поэтому факт срочной службы в биографии специалиста рассматривается как нечто подозрительное[55].

Кроме того, уволенные в запас студенты, как и другие бывшие срочники, нередко имели хронические заболевания (нервные, гастроэнтерологические, урологические и др.)[51], подлежавшие лечению.

Социально-профессиональное положение отслуживших студентов было сложнее, чем у тех, кто уходил в армию не с вузовской скамьи. Последние в большинстве своём ещё до призыва приобретали в ПТУ специальность, некоторый трудовой опыт и гарантированное рабочее место, дающее доход в 3—5 раз выше студенческой стипендии, что позволяло сразу после увольнения из армии встать на ноги, создать семью. Демобилизованный же студент профессионально ещё был никем, часто нуждался в умственной реадаптации и существенно отставал «по жизни» от своего менее образованного сверстника.

Но так как число отслуживших студентов составляло сотни тысяч, не могло не быть и единичных положительных индивидуальных ситуаций. Кто-то нашёл себя в армии, кто-то приобрёл что-то по специальности (скажем, учился на врача, в армии был медбратом); имелись отдельные желающие отказаться от досрочной демобилизации летом 1989 года[56]. Опыт армейской службы оказался нелишним для тех, кто затем окончил вуз, но в 1990-е годы работать по специальности не стал, занявшись торговым бизнесом, «выживание» в котором в тот период часто требовало умения функционировать по понятиям уголовного мира. Прохождение службы открыло студентам путь в органы МВД и других силовых структур.

 
Статьи закона о пенсионной реформе, касающиеся учёта срочной службы в стаже

Отмечалось также повышение уровня общегражданской зрелости прошедших через ВС; об этом говорили и некоторые солдаты-студенты, подчёркивая, например, что в армии смогли трезво оценить себя, научились не бояться ответственности, разбираться в людях[57]. В ретроспективных, спустя 30—35 лет, оценках армейского/флотского прошлого экс-студентами, наряду с суждениями негативного характера, попадались и мнения тех, кто не сожалел о соответствующем жизненном периоде (см. дискуссии 2019 г.[57], 2021 г.[58]).

В России вследствие службы в ВС студенты 1980-х могут оказаться массово ущемлёнными в пенсионных правах. Если не изменится законодательство, то недобор нескольких трудовых лет из-за призыва сделает для отслуживших студентов малореальным досрочный выход на пенсию[59][60] (такая льгота, по закону 2018 года, даётся после выработки 42-летнего стажа, но время срочной службы в ВС не учитывается) даже при условии постоянной легальной занятости начиная с 4—5 курса, а избежавшие армии смогут получить эту льготу с большей вероятностью. Неучёт периода военной службы в мужском «стаже-42» был с негодованием воспринят теми, чьи интересы он ущемил, однако серьёзной общественной критики не вызвал: так, соответствующая петиция на РОИ собрала в 2019 году всего около полутора тысяч подписей[61]. Весной 2021 года сообщалось, что Совфед и Минтруд начали предметное обсуждение данного вопроса[62]; далее информации не поступало. Внесённый в 2019 г. в Госдуму законопроект о включении срока службы в ВС в стаж для досрочной пенсии после длительного откладывания в июне 2021 года был отвергнут[63].

Последствия призыва студентов для страныПравить

Путём призыва студентов удалось решить вопрос комплектования ВС в демографически сложный период[18] (при этом, однако, возник временный сбой в системе подготовки офицерского резерва военными кафедрами[64]). Появление образованных людей в армии помогло её оздоровлению[65]. За счёт культурного уровня солдат-студентов повысились формальные показатели военно-политической работы, а в ряде случаев и показатели рационализаторской деятельности в ВС[66]. Практически сразу после увольнения всех студентов представители Минобороны стали отмечать резкое снижение интеллекта военнослужащих[46][67].

Вне сферы интересов ВС призыв имел глубокие негативные последствия[25]. Был подорван кадровый потенциал страны[18] в нескольких поколениях. Потери человеко-часов — а речь идёт о высококвалифицированных трудовых ресурсах — в каждой прошедшей армию возрастной когорте оцениваются в 6,7 %[4], если воспринимать службу как просто паузу. Реальные потери значительнее, поскольку примерно 15—20 % отслуживших студентов решили не возобновлять учёбу[5][68], а выпускники из числа бывших солдат часто оказывались специалистами более низкого уровня, чем могли бы стать[40]. Кроме того, конкретно в 1989 и 1990 годах выпуски были меньше обычных, основную их часть составляли женщины. (В свою очередь, в 1993—1994 гг. завершали обучение студенческие потоки, переполненные мужчинами нескольких подряд возрастов, одновременно уволенными из ВС в 1989 г.; сложности трудоустройства при этом «смягчились» переходом многих выпускников «в торговлю» с полной профессиональной деградацией.)

Связанные с призывом проблемы в сфере кадров и занятости усилились из-за начавшейся с конца 1980-х годов, ещё до «лихих 90-х», стагнации экономики. Квалифицированные специалисты становились невостребованными рынком труда, в том числе вследствие развала отраслевой науки и ВПК. В такой обстановке для многих студентов сохранение верности профессии, тем более ценой преодоления огромных послеармейских трудностей, не имело особого смысла. После 1991 года дополнительным демотиватором стала политическая ситуация в РФ, не говоря уже о бывших союзных республиках (в Таджикистане, например, вспыхнула гражданская война).

В отличие от молодых рабочих, морально готовых к армии как к естественному этапу своей жизни, для студентов и их родителей призыв стал внезапным ударом, сломавшим планы и традиции (отмена отсрочки, по воздействию, — всё равно что «проснуться в другой стране», где уже не до образования[69]). Ситуация усугублялась скупостью и несвоевременностью подачи информации в СМИ по настолько принципиальной теме. Это не могло не вызвать озлобленности по отношению к власти, принявшей подобное решение, в определённой мере повлияло на общую гражданскую стабильность и последовавший распад СССР. Вышло так, что (на 1991-й год) 22—27-летние мужчины с полным/неполным высшим образованием, являвшиеся наиболее интеллектуальной и потенциально активной частью советского общества, из-за последствий службы в армии попали в сложную персональную ситуацию и в судьбоносный для страны период не смогли или (после всего случившегося с ними лично) уже не захотели стать социальной силой, противостоящей разрушительным политическим изменениям. Через много лет факт службы продолжал влиять на позицию некоторых прошедших путь вуз—армия—вуз в 1980-е гг. россиян по связанным с ВС темам (и, косвенно, на отношение к своей стране); так, говорилось[70], что принимаются «соболезнования», а не поздравления к 23 февраля. Есть мнение, что призыв студентов надолго внедрил негативный имидж воинской службы среди образованных слоёв населения[71], а также свидетельства формирования антиармейских взглядов у подростков под влиянием воспоминаний их отцов — служивших студентов 1980-х[72].

Те, кому удалось избежать призыва, обучаясь в «непризываемом» на тот момент вузе или по блату, получили колоссальное преимущество, немыслимое в иных ситуациях. Из-за ослабления потенциальных конкурентов выиграли также бывшие студенты возрастных категорий, близких к тем, кого коснулся призыв.

С начала 1990-х годов, в условиях тяжёлого кризиса первых постсоветских лет, вопрос о судьбе солдат-студентов восьмидесятых ушёл с повестки дня. Спустя десятилетия, в 2018 году, среди инициаторов пенсионной реформы, дискриминирующей срочников (см. конец предыдущего раздела), были российские должностные лица — мужчины 1960-х гг. рождения, которые в 1980-е гг. учились в вузах СССР, но солдатами в ВС не служили[59][73]. Председатель правительства РФ, внёсшего законопроект о реформе, Д. А. Медведев (1965 г.р.) прошёл только короткие сборы; его преемник с января 2020 года, поддержавший реформу, М. В. Мишустин (1966 г.р.) также призван не был. Под пенсионным законом стоит подпись президента России В. В. Путина (студенты его поколения имели отсрочку), по Конституции являющегося Верховным главнокомандующим ВС РФ.

Призыв студентов как исторический опытПравить

  Внешние изображения
  Пикет против идеи ограничить отсрочки студентам (Брест, Белоруссия, 2019).

Целесообразность сохранения студентам отсрочки от призыва в ВС периодически ставилась под сомнение в постсоветские годы[27][74][75][76]. Этот вопрос всегда провоцирует состояние глубокого общественного конфликта, в котором на одной стороне находятся студенты-мужчины, их родственники и научно-педагогическое сообщество, а на другой — Минобороны, приверженцы прямолинейной позиции «служить обязаны все»[75], а также криминальные структуры, заинтересованные в более широкой востребованности «услуги» по освобождению от армии.

Забривание в армию интеллигентной молодежи — лучший способ подорвать моральные устои общества. За... это со всего Генштаба надо сорвать погоны и... прогнать из российской армии

Студент в случае призыва после первого или второго курса в армию [именно так было в 1980-е]… ничего не потеряет… предлагаем… сократить… количество… вузов, которые… [дают] отсрочки

В. В. Смирнов, генерал-полковник, ГШ ВС РФ (2010)[78].

Иногда, ради политкорректности, чиновникам приходится смягчать формулировки: так, А. А. Фурсенко в 2004 году заявлял[79], что в случае нового призыва студентов мы «не погубим российскую науку», но «создадим проблему», а точного ответа на вопрос об отсрочках у него нет. Аналогичные остроконфликтные дискуссии вокруг отсрочки студентам в разное время возникали и в других постсоветских странах[80]: в частности, в Белоруссии, Украине, Армении.

При этом, независимо от персональных мнений, проблема «студенты и армия» оценивается как серьёзнейшая проблема высшей школы России (и государств бывшего Союза), превосходящая по значимости многие детали организации собственно учебного процесса[15][69]. О суперзначимости проблемы косвенно говорят также факты шантажа успевающих, но в чём-то неугодных руководству вуза, властям и т. д. студентов отправкой в ВС[81].

Согласно распространённой и имеющей давние корни позиции[82], солдатская служба противопоставляется развитию человека как устремлённого к познанию существа и требует от мужчины качеств, плохо сочетающихся с теми, которые необходимы инженеру, врачу, музыканту[83], — что подтвердил и призыв в 1980-х. В реалиях ВС, студент неизбежно проходит через деиндивидуализацию, упускает ключевой возрастной период формирования творческой креативности (которая для специалиста с ВО важнее, чем для среднего работника) и пребывает в уязвимом состоянии[83]. Армейская обстановка также препятствует обретению черт личности, полезных для цивилизованного предпринимателя[84]. Поэтому вопрос студенческих отсрочек, во многом, сводится к вопросу об оправданности жертвования творческим ресурсом страны ради сиюминутных оборонных задач[82].

Я как непосредственный участник этого эксперимента [по отмене отсрочки в 1980-е гг.] его полностью осуждаю. <…> Считаю, что использование человеческого потенциала, людских ресурсов должно быть стратегически продуманным…

Максим Оленев (экс-солдат-студент, служивший в 1987—1989 годах, ныне историк)[85].

Лишение студентов вузов отсрочки в 1980-е годы явилось уникальным событием в образовательной сфере СССР и России за более чем семьдесят пять лет истории. Его анализ мог бы дать весомые аргументы для дальнейших решений, касающихся комплектования рядового состава Вооружённых Сил. Поэтому некоторые публичные лица при обсуждении темы отсрочек апеллировали именно к опыту 1980-х — чаще всего (как, например, ректор МАИ А. Н. Геращенко[86] в интервью 2013 г. или учёный-политик А. Д. Викторов[9]) в духе предостережения от повторения ошибок, но иногда[65] и с положительной трактовкой. Заявляя о необходимости перевода армии на контрактную основу, епископ Иларион акцентировал, что говорит это как прошедший два года службы человек[87] (его забрали из вуза в 1984-м). Однако, в целом, на данный момент (2021 г.) опыт призыва студентов в ВС в позднем СССР — продолжавшегося более 6 лет и затронувшего многие сотни тысяч, едва ли не миллион, учащихся — предметом подробного научного исследования социологов, педагогов, медиков и других профильных специалистов не стал.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Закон СССР от 12.10.67 «О всеобщей воинской обязанности» (см. ст. 35, а также ст. 13). Законодательная база Российской Федерации (12 октября 1967). Дата обращения: 5 марта 2018.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 декабря 1980 г. № 3535-X «О внесении изменений и дополнений в Закон СССР „О всеобщей воинской обязанности“» (см. ст. 35, а также ст. 13 и конец Указа). Библиотека нормативно-правовых актов СССР (17 декабря 1980). Дата обращения: 5 марта 2018.
  3. 1 2 3 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1989 г. № 10290-XI «О внесении изменений в закон СССР „О всеобщей воинской обязанности“» (изменение ст. 35). Библиотека нормативно-правовых актов СССР (10 апреля 1989). Дата обращения: 5 марта 2018.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Steven W. Popper. The Economic Cost of Soviet Military Manpower Requirements (англ.). Santa Monica, USA: RAND Corporation (1989). — о призыве студентов см. в файле: стр. 20 [демография тех лет], 26 [потеря призывного ресурса из-за отсрочки студентам], 27-28 [процент призываемых в 18 лет (два рис.)], весь раздел IV в т.ч. стр. 54 [потребность в образованных солдатах], 56 [умственный спад после армии], 57-58 [ситуация вокруг непризывных вузов], 59 [последним учебным годом, когда из вузов не призывали, стал 1981-1982], 64 [об экономических потерях от призыва студентов]. Дата обращения: 2 марта 2019.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 В. В. Градосельский. Комплектование Вооружённых Сил СССР в 1970 – 1980-е годы. Военно-исторический журнал, 2005, № 9, стр. 18–21. — Политбюро ЦК КПСС постановило отменить отсрочки во всех вузах с 1 января 1984 года (реально они местами сохранились до 1985 года). Дата обращения: 5 марта 2018.
  6. Приказ Минвуза СССР от 13 марта 1984 года № 44с.
  7. 1 2 3 Постановление Верховного Совета СССР от 11 июля 1989 г. № 211-1 «Об увольнении с действительной военной службы отдельных категорий военнослужащих срочной службы» (11 июля 1989). Дата обращения: 5 марта 2018.
  8. 1 2 3 М. Ф. Гацко. Правовое обеспечение строительства Вооружённых Сил Российской Федерации. М.: Флинта : Наука, 2008 . – 342 с., § 2. Дата обращения: 5 марта 2018.
  9. 1 2 3 4 Е. Данилевич. Грамотный студент или хороший солдат? В некоторых вузах вместе с дипломом планируют вручать и повестку. Юридический форум России «Зона закона». — «…в 80-е годы, в стране уже была введена такая система [отмена отсрочек]. Ничего хорошего из этого не вышло. Помню, что в ту пору у меня со второго курса были призваны студенты… их впечатления от армейских порядков были не лучшими… по своим знаниям они оказались отброшенными на несколько лет назад… (А. Д. Викторов)». Дата обращения: 5 марта 2018.
  10. И. А. Реформатский. Год призыва — 1939. Проект «Непридуманные рассказы о войне» (25 марта 2015). — см. тж. статью на NEWSru.com. Дата обращения: 24 октября 2020.
  11. 1 2 3 4 Воинская обязанность в СССР и России. РИА Новости, раздел «Справки» (1 сентября 2014). Дата обращения: 14 мая 2018.
  12. В. И. Ленин. «Что делать?» (Полное собрание сочинений, т. 6, стр. 72, 1902 г.). М.:Политиздат (1963). Дата обращения: 2 мая 2018.
  13. О числе вузов в СССР см. в книге С. Д. Смирнов, «Педагогика и психология высшего образования…» — М. : Аспект-пресс, 1995; о числе военных кафедр — в статье А. Н. Абрамова (Вестник ННГУ, вын. 1(5), 2004) и в статье Е. Г. Удина (Научно-технический вестник.., вып. 1 (24), 2018).
  14. С. В. Волков. Интеллектуальный слой в советском обществе, гл. III, ч. II. М. (1999). — «В 1958 г. было принято положение о преимущественном зачислении в вузы т.н. «стажников» — проработавших... не менее 2-х лет... Это... вызвало... катастрофическое падение уровня подготовки... К «стажникам» были приравнены демобилизованные солдаты». Дата обращения: 17 октября 2020.
  15. 1 2 В. А. Мау. "Распределять деньги значительно легче, чем проводить реформу образования". Полит.ру (25 апреля 2006). — «...[из-за фактора армии] мы получаем серьёзные искажения на рынке труда... Возможно, Билл Гейтс не создал бы свою империю, если бы из-за проблем армии должен был как можно дольше учиться в университете». Дата обращения: 15 мая 2018.
  16. 1 2 С. Б. Переслегин. Стратегия для русского образования. Сайт «Имперский Генеральный штаб» (тж. опубл. в журналах «Знание-сила» № 9 за 2008 год под назв. «Медленное умирание школы» и «Воспитание школьников» № 2 за 2013 год под назв. «Медленное перерождение образования») (2003). — «Поскольку армия начала деградировать… перед сколько-нибудь талантливыми выпускниками школ встает задача уклониться от воинской повинности…не будешь учиться — попадёшь в армию…». Дата обращения: 5 марта 2018.
  17. 1 2 3 См. в издании Демоскоп Weekly данные по РФ (РСФСР): о демографическом следе войны (рис. 14) и об особенностях российской рождаемости (рис. 1), а также сравнение рождаемости в республиках СССР (табл. 2).
  18. 1 2 3 4 5 "Так-то наших мужиков и обратили в солдат". Коммерсантъ (2 октября 2006). — см. конец публикации. Дата обращения: 25 ноября 2019.
  19. Ю. Комягин. С кем собиралась воевать Советская Армия в 80-е прошлого века?. ЖЖ (7 апреля 2020). Дата обращения: 4 июля 2020.
  20. 1 2 3 4 А. Курлаев. Студенты и армия. Военный эксперимент. Проза.ру (26 мая 2020). Дата обращения: 27 мая 2020.
  21. В. П. Мохов. «Предательство элит» как социальный феномен в дискуссиях о распаде СССР. Журнал «Теория и практика общественного развития», № 18, с. 222-227 (2015). Дата обращения: 27 мая 2020.
  22. Те, у кого не было тогда шансов сдать осеннюю сессию (см. 3:50-4:05 в записи). В последующие же годы учебные показатели не влияли на призыв/непризыв.
  23. Скажем, по воспоминаниям (найти «ХГУ») студентов тех лет, в Харькове до 1985 года непризывными оставались ХГУ, ХАИ, ХПИ, ХИРЭ, и частично, ХАДИ.
  24. 1 2 3 Д. Климов. «Экспедиция называется». Флотские будни московского студента. — М., СПб.: [Б. и.], Изд. 2-е. 2018. С. 7, С. 12 и задняя крышка обложки.
  25. 1 2 G. Nadler. Soviets halting student military draft (англ.). UPI (31 March 1989). — «...the practice of taking students away from their studies... was wasteful and ultimately hurt the economy...». Дата обращения: 2 марта 2019.
  26. В основном, те, кто, будучи призван ещё в 1988 г., почему-либо в армию не ушёл; многое зависело от трактовки подобных случаев «на местах» (см. оговорку в п. 1 Постановления).
  27. 1 2 А. Десницкий. Кто был студентом, тот был солдатом?. Православие и мир (19 марта 2013). Дата обращения: 15 апреля 2018.
  28. 1 2 3 Е. Байжанов. Дмитрий Верховод: "Идея, которая сплотила университет". «Академия новостей» (Новосибирск) (16 января 2007). Дата обращения: 14 января 2021.
  29. См., например, о студенческих протестах 1988 г. в Свердловске и Новосибирске против обучения на военных кафедрах.
  30. Приказ Гособразования СССР от 18.07.1989 № 593 «О мерах по организации учебного процесса для студентов, уволенных с действительной военной службы». Библиотека нормативно-правовых актов СССР (18 июля 1989). Дата обращения: 20 января 2020.
  31. 1 2 А. Ханукаев, И. Яковлев и др. Аты – Баты. Воинская повинность в России и в мире (стр. 70—71). М.: Центр «Панорама» (2006). Дата обращения: 2 мая 2018.
  32. Разбор полёта (передача). Эхо Москвы (18 ноября 2019). — Не попавший в ВС пианист (с 1986 г. студент МГК) Б. В. Березовский говорил о призванных: «Много моих коллег что-то отморозили в армии, у них [с карьерой] не сложилось». Дата обращения: 15 апреля 2020.
  33. Скажем, согласно биографическим сведениям в Википедии [на весну 2019 г.] о членкорах РАН мужского пола, родившихся с начала 1965 по июнь 1970 г., лишь в отношении от силы 40 % из этих лиц можно полагать (трактуя неочевидные ситуации как «служил»), что они были призваны, причём факт службы указан только в нескольких случаях, а в остальных приходится судить по непривычному удлинению периода обучения в вузе.
  34. Эту оценку можно получить подсчётом на основе биографических сведений с сайта правительства и из персональных страниц Википедии.
  35. Спокойно реагировали преимущественно те (см. пример, фрагмент «В армию на „каникулы“»), кому призыв помогал избежать исключения из вуза (уходившим в армию старались не ставить двойки), замять некрасивую интимную ситуацию и т. п.; после армии подобные личности получали возможность ссылаться на факт службы для оправдания провалов в учёбе, реальной причиной которых была банальная лень.
  36. Soviet Conscription. Сайт GlobalSecurity.org. — см. абзац «In 1982 education exemptions…»; взятка за отсрочку составляла около 1 тыс руб. (это полугодовой доход опытного инженера). Дата обращения: 2 мая 2020.
  37. О. Поливанов. Андропов. Выстрел, которого не было?. Проза.ру (5 апреля 2015). — «У большей части советских людей избрание Андропова вызывало горячую поддержку несмотря на отмену отсрочек от армии для студентов; …начальники лома[ли]… особняки с целью скрыть размеры хищений, но неизбежно… отправлялись в места лишения свободы.». Дата обращения: 6 февраля 2021.
  38. 1 2 М. Б. Оленев. 40 писем из советской армии - воспоминания о службе. Проза.ру (1 февраля 2019). — «В МВТУ “бронь” восстановили уже к весне 1988 года… ректор… А. С. Елисеев пролоббировал это решение на самом высоком уровне…; После двух лет... нарядов... и чистки плаца… восстановление на курсе требовало немалых усилий… и далеко не все это выдерживали; кроме того,.. мотивация к учебе… порой… сходила на нет…». Дата обращения: 28 ноября 2019.
  39. Прямая речь (тема: Студентам нужно служить?). Коммерсантъ (22 июля 1999). Дата обращения: 10 июня 2021.
  40. 1 2 Б. В. Раушенбах // Чуть глупее, чем могли бы, стать… // Московский комсомолец, 1988. 23 дек. С. 2.
  41. И. Тарапов, В. Кибец // Студент уходит в армию… // Известия. 1987. 3 авг. С. 3.
  42. История движения солдатских матерей. Коммерсантъ (9 ноября 2004). — в материале ошибочно указан 1988 год (вместо 1989) как год создания движения, хотя реально деятельность активистов началась в 1988 г.. Дата обращения: 18 апреля 2020.
  43. M. Dobbs. Soviet general faces challenge. The Washington Post (24 марта 1989). — результаты выборов см. в материале. Дата обращения: 26 мая 2020.
  44. Д. В. Ясупова, Р. А. Ясупов. Советское общество и война в Афганистане в оценках ЦРУ. Изв. вузов, Поволжский регион, гуманитарные науки, № 2 (50), стр. 84–99 (2019). Дата обращения: 6 июня 2020.
  45. Речь А. Д. Сахарова на закрытии I Съезда народных депутатов СССР (9 июня 1989). Сайт «История новой России». — «…надо демобилизовать к началу этого учебного года всех студентов, взятых в армию год назад…». Дата обращения: 5 марта 2018.
  46. 1 2 В. М. Красковский. На службе неповторимой Отчизне: воспоминания — СПб.: ВКА им. Можайского, 2007. — 461 с. — ISBN 978-5-87049-568-2, Часть VI (Горбачев признал... что «поторопились со студентами»; В. И. Варенников назвал увольнение из армии студентов «вымыванием из её рядов грамотных сил»).
  47. Канал «Скрытый смысл». Вольному - воля. А спасённым? Или о ком пел Дима Маликов в 1989 году. Яндекс.Дзен (15 сентября 2019). Дата обращения: 15 ноября 2020.
  48. Д. Г. Козин. Психологические особенности школьных отличников и троечников: от детства до взрослости (автореф. дисс. к. психол. наук). Научная библиотека диссертаций и авторефератов (2010). — «…троечники обладают значительно большими [чем отличники] возможностями по адаптации в системе жёстких межличностных отношений…». Дата обращения: 5 апреля 2018.
  49. См. Психи в армии, про Лёшу (речь о 1987-89 гг.).
  50. А. Тарасов. Планы на наших детей. Новая газета (28 апреля 2008). — «… [для студента] два армейских года – это пустое, потерянное для жизни время… для многих служба стала годами унижений… [некоторые затем] университеты бросили… запили, пропали…». Дата обращения: 18 мая 2019.
  51. 1 2 3 С. А. Белановский, С. Н. Марзеева. Дедовщина в Советской армии, опубл. ИНП РАН в 1991 г. — см. раздел 7.2.
  52. Примеры высказываний об утрате знаний студента-физика: «…все поголовно забывали, как складывать дроби», студента-географа Архивная копия от 20 мая 2018 на Wayback Machine «…отслужив,.. ещё два года я не мог заставить себя войти в аудиторию»
  53. Вас. Березак. Афганский Смерч: Очерк неоконченной войны (см. самый конец). Новополоцк: Новополоцкая типогр. (2002), ISBN 985-6592-38-0. Дата обращения: 5 марта 2018.
  54. На одном из сайтов КСМ читаем: «1988 г. [?!]: указом руководства страны… отменена отсрочка от призыва… для студентов // …Итогом [протестов] стало возвращение 17600 [?!] студентов…». В журнале «ВО в России» (№ 5 за 2004 г., с. 145) написано, что постановление об отмене отсрочек вышло в 1986 [?!] г.. Ещё пример: в материале издания The New Times сформулировано: «ненадолго [?!] отменили отсрочки». Реально же период отмены длился более 6 лет и затронул почти 1 млн чел..
  55. Пример подобных суждений: «…по нему [молодому коллеге-собеседнику] было сразу видно, что эта информация [о факте срочной службы] относит меня [автора цитируемого источника, в 1980-е солдата-студента], в его глазах, к людям низшего сорта и других, чем он, умственных… возможностей…»
  56. Студенты уходят. Красная звезда (5 августа 1989). — группа студентов-срочников, подлежащих досрочному увольнению в запас, в открытом письме констатирует готовность и целесообразность продолжения службы. Дата обращения: 15 апреля 2018.
  57. 1 2 Канал «Молодость в сапогах». Воспоминания о Советской Армии. ДМБ-89. Яндекс.Дзен (15 сентября 2019). — см. тж. на том же канале О призыве студентов в ВС СССР. Дата обращения: 25 ноября 2019.
  58. Мы Онлайн. Почему в 80-х годах в Армию забирали всех, включая студентов. Яндекс.Дзен (2 июня 2021). Дата обращения: 23 июня 2021.
  59. 1 2 А. Тарасов. Губернатор-уклонист. Новая газета (1 марта 2019). Дата обращения: 15 мая 2019.
  60. В рамках реформы, для мужчин 1963 г. р. и моложе установлен пенсионный возраст 65 лет, но можно выйти на пенсию между 63 и 65 годами, если накоплен стаж 42 года (см. текст закона и комментарий); в 1980-е годы в СССР студент обычно начинал работать на старших курсах (если без службы — в 20—21 год) на предприятии, куда потом приходил специалистом.
  61. Включить в стаж 42 года, дающий право выхода на досрочную пенсию мужчинам, срочную службу в Вооруженных Силах СССР и РФ. Сайт РОИ. — голосование по петиции завершено 28.12.2019. Дата обращения: 31 марта 2020.
  62. Г. Мисливская. Службу в армии могут учесть при назначении льготной пенсии. Российская газета (2 марта 2021). — см. тж. законопроект на эту тему. Дата обращения: 2 марта 2021.
  63. См. законопроект 725662-7 (поступил 6 июня 2019 г. от ЛДПР, отклонён 1 июня 2021 г.).
  64. В. А. Змеев. Зачем студенту военная кафедра?. «Социологические исследования», 1992, № 10., с. 105-106. — см. начало публикации. Дата обращения: 31 июля 2020.
  65. 1 2 Ссылаясь на опыт призыва студентов в 1980-е гг. и считая его положительным, эксперт из Института политического и военного анализа А. А. Храмчихин (сам срочную службу не прошедший) в 2010 году заявлял, что, по его мнению, если снова отменить отсрочку, то это «…оздоров[ит] обстановку в армии…[и] позволит избавиться от дедовщины…».
  66. См. пример: документ о рацпредложении, выданный студенту-матросу Бабкину (фев. 1989).
  67. J.-T. Dahlburg. Military Conscription: The Issue of Choice in the Soviet Union (англ.). Los Angeles Times (13 August 1991). — «A general [said] that the collective IQ of the armed forces had dropped to a “very low level.” [этим Минобороны мотивировало предпринятую в 1991 г. попытку поднять вопрос о возобновлении призыва студентов — но разговоры об отмене отсрочки тогда сразу сошли на нет]». Дата обращения: 1 апреля 2020.
  68. Комментарий. Наряду с этими значениями, в литературе можно найти и другие: «свыше 40 %» (видимо, включая тех, кто восстановился, но доучиться не смог), «67,7 %» (стр. 71, учитываются и вернувшиеся, и поступившие после армии, цифра свидетельствует в первую очередь о малости желающих начать учёбу после службы).
  69. 1 2 Г. Ильичёв. Должны ли студенты служить в армии?. Известия (14 января 2005). — «В тот день, когда отсрочка от военной службы для студентов будет отменена, мы проснёмся в другой стране. В той, где мысли об образовании будут уже не актуальными» (А. Г. Асмолов); «Служить должны все, я в этом ни грамма не сомневаюсь» (Ф. А. Клинцевич). Дата обращения: 15 мая 2018.
  70. А. Десницкий. Всё простим — ничего не забудем. Газета.Ru (23 февраля 2015). Дата обращения: 26 января 2020.
  71. К. Богданов. Научные роты, элитные части…. РИА Новости (12 марта 2013). Дата обращения: 27 апреля 2020.
  72. А. А. Ковалев. ДМБ-87. Как служилось в армии во времена моего папы <…>. «Отечественные записки» (№ 5 за 2005 г.). — Автор, на момент публикации 15-летний школьник, ссылаясь на опыт отца, призванного в 1985 г. в ВС из пединститута, писал, что армия делает человека «потерявшим собственное “я” мальчиком», что отношения там сводятся к «естественному отбору», что армия «напоминает тюрьму», солдаты — «те же рабы» и т.д.. Дата обращения: 16 июля 2020.
  73. Пояснение. К ключевым фигурам, инициировавшим реформу, относятся: премьер-министр, министр труда, министр финансов, председатель Госдумы — ни один из этих деятелей срочную службу в ВС не прошёл.
  74. Армия и армейская служба (результаты опроса). Сайт «База данных ФОМ» (10 февраля 2005). — 50—57% опрошенных ответили, что в России «много тех, кто идёт учиться только ради отсрочки» (а 3—4% сказали, что «таких нет»). — «Время от времени министерство обороны возвращается к идее отменить отсрочки от службы в армии для студентов. Недавно эта идея прозвучала вновь — и в очередной раз не нашла поддержки в обществе». Дата обращения: 5 марта 2018.
  75. 1 2 О службе в армии (результаты опроса). Сайт «База данных ФОМ» (8 июля 2004). — «…как только служба в армии начинает… противопоставляться получению образования… высшее… образование воспринимается как абсолютная ценность — в отличие от воинского долга…». Дата обращения: 5 марта 2018.
  76. Солдатские матери выступают против отмены отсрочек студентам от армии. РИА Новости (18 июня 2010). Дата обращения: 8 октября 2019.
  77. Д. Е. Галковский. Армия есть – армии нет. «Взгляд» (11 марта 2006). Дата обращения: 15 февраля 2021.
  78. Р. Крецул. Из мужчины сделать новобранца. «Взгляд» (29 апреля 2010). Дата обращения: 15 февраля 2021.
  79. Фурсенко: призыв студентов в армию не погубит науку. РИА Новости (28 июля 2004). Дата обращения: 20 сентября 2020.
  80. Некоторые публикации по проблеме сохранения отсрочки студентам в странах бывшего СССР: статья Архивная копия от 24 января 2020 на Wayback Machine о предоставлении отсрочки студентам-платникам в Белоруссии (2010), статья о непризыве студентов в армию Украины (2015), статья о протестах армянских студентов против отмены отсрочек (2017).
  81. Лукашенко пригрозил протестующим студентам призывом в армию. Ведомости (27 августа 2020). Дата обращения: 4 октября 2020.
  82. 1 2 А. Левинсон. Об эстетике насилия. «Неприкосновенный запас», № 2 (1999). Дата обращения: 12 октября 2020.
  83. 1 2 Н. Ключарева, А. Олейников, С. Лебедев. Все студенты России могут оказаться на одном курсе. Курсе молодого бойца. Журнал «Первое сентября», № 4 (2005). — см. «Опаснее муштры и дедовщины» в конце материала. Дата обращения: 20 октября 2020.
  84. Д. Потапенко. Миф о военных, которые становятся хорошими бизнесменами. Republic (22 февраля 2012). — Автор — бизнесмен, студентом попавший в ВС в 1988 г.. Дата обращения: 30 апреля 2021.
  85. Cм. конец (с 10:40) записи, автор М. Оленев (2020).
  86. Интервью ректора МАИ газете «Красная звезда». Сайт МАИ (24 мая 2013). — «в 1987 году в МАИ… был призван полностью второй курс… вернулось только около 30 процентов студентов [прим.: это значительно меньше, чем в среднем по вузам]. Так что мы можем наших студентов потерять для науки и оборонно-промышленного комплекса [если снова будет отменена отсрочка]». Дата обращения: 20 сентября 2020.
  87. Митрополит Иларион высказался за перевод армии на контрактную основу. Интерфакс (21 ноября 2020). Дата обращения: 28 ноября 2020.