Прусская Ромува

Ро́мува или Ро́мове (Romovė, Romow) — одно из главных языческих святилищ у средневековых пруссов. Изначально располагалось у населённого пункта Липовка (ранее — Грюнвальде)[1]. После разорения крестоностцами Тевтонского ордена было перенесено в провинцию Надровия (немецкий Groß Wahldeck, современное русское Осокино), в окрестности посёлка Бочаги (ранее — Шлоссберг)[2].

ИсточникиПравить

Святилище известно только из сообщений средневековых немецких хронистов. Реальность существования Ромувы оспаривается некоторыми[кем?] историками.[источник не указан 516 дней] Первое упоминание встречается в «Хронике Прусской земли» (1326) Петра из Дусбурга (Peter von Dusburg). О религиозном центре пруссов пишет в «Польской истории» (XV век) Ян Длугош (Jan Długosz, Długosius). Подробное описание Ромувы дает Симон Грюнау (Simon Grunau) в «Прусской хронике» (1529).

НазваниеПравить

В источниках XIV века Ромува известна как Romehnen, Romayn, в XV веке встречается наименование Rickoyot.

Название Ромува или сходные с ним топонимы достаточно распространены на территории проживания балтийских племен. Так, существуют лес Ромува и город Ромэйней, где в более ранний период могли находиться святилища. Ромове называлось литовское святилище Перкунаса в Вильнюсе.

Этимологически Ромува восходит к балтийскому корню *rom, *ram, означающим «тихий, спокойный».

Другое название Ромувы — Ри́койото (Rikojotas, нем. Rickoyto, Rickoyotto, Rikaioth). Данное слово родственно старопрусскому слову rikis — «король, господин».

В 1929 году Домас Щидлаускас основал новое святилище Ромува на северо-западе Литвы[3]. Сейчас словом «Ромува» называется литовская неоязыческая организация.

ОписаниеПравить

 
Изображение Ромувы в книге К. Хартноха «Старая и новая Пруссия», 1684 год

Согласно записям Симона Грунау, прусские герои Бруте́нис и Вайдевýт основали Ромуву в 523 году. Они принесли себя в жертву богам, бросившись в огонь перед священным дубом.

Святилище находилось в роще, под открытым небом. Стен вокруг не было. В центре находился большой дуб шириной в 6 локтей с такой густой кроной, что она не пропускала капли дождя. Средневековые авторы отмечают, что дерево было вечнозеленым. Вокруг дуба была натянута ткань, за которую могли заходить только криве и старшие жрецы-вайделоты.

Внутри дуба в отдельных дуплах стояли изваяния троих главных прусских богов — Патуласа (Патоласа), Перкунаса, Патримпаса, а рядом были прикреплены особые знаки или символы богов.

  • Перед идолом Перкунаса горел «вечный», поддерживаемый жрецами огонь, считавшийся святым. В нем сжигались жертвы. Для поддержания огня использовали только дубовые дрова.
  • Символом Патримпаса была змея (скорее всего — уж), которая жила в корзинке и питалась приносимым жрецами молоком.
  • Рядом с идолом Патоласа лежали черепа человека, лошади и коровы.

Типологически данное святилище сближается с языческим храмом в Уппсале, со святилищем поморских славян на острове Рюген, а также со святилищем Перуна в Новгороде[источник не указан 3590 дней].

ЖрецыПравить

Точное число служителей культа неизвестно, источники свидетельствуют, что их было «много».

Исследователь литовской (и шире — балтийской) религии и мифологии Г. Береснявичус полагает, что количество жрецов было велико, поскольку один служитель культа физически не мог выполнять все функции. Старшие жрецы, кривисы (криве), были инициаторами различных религиозных церемоний — они основывали святилище, разжигали «вечный», негасимый огонь, давали предписания людям.

Верховный жрец кри́вис кирва́йтис (krivis kirvaitis, нем. Criwe) пользовался уважением правителей, знати и простых людей, его власть распространялась на все балтийские земли во время войн с Тевтонским орденом. Кривисы приносили богам треть военной добычи в случае удачного похода.

Петр из Дусбурга отмечает, что кривис был настолько уважаемым человеком, что послы его, несшие особый знак — крúвуле (кривую палку либо жезл), получали любую помощь на землях балтов и принимались с почетом. Когда верховный жрец умирал, из числа наиболее уважаемых жрецов выбирался новый кривис.

Рангом ниже были вайделоты (vaidelutas, нем. Wurskaiten, Waideler, Waidelotten). В крупных святилищах — таких, как Ромува, они поддерживали огонь, принимали и приносили жертвы, учили молодежь законам и рассказывали им о богах. В общинах они совершали разного рода ритуалы, организовывали религиозные праздники, нередко выступали судьями в тяжбах.

Вайделотами могли быть как мужчины, так и женщины. За огнём часто следили девушки (подобно римским весталкам) или вдовы. Их называли вайди́лес, вайделу́тес (vaidiles, vaidelutes).

В обязанности жрецов входило следить за священным огнём после того, как его разжег кривис. Если огонь по недосмотру гас, жрец платил за это своей жизнью.

ФункцииПравить

Согласно немецким хронистам, Ромува была не только религиозным, но также культурным и политическим центром. Сфера её влияния включала не только Пруссию, но также земли литовцев, куршей и земгалов. Из соседних земель в святилище присылались жертвы и прибывали паломники. Здесь проходили военные сборы пруссов, здесь же хранилась прусская «казна».

ПримечанияПравить

  1. Ромове не любит шума. www.trud.ru (16 февраля 2012). Дата обращения: 20 октября 2019. Архивировано 20 октября 2019 года.
  2. Кулаков В. И. История Пруссии до 1283 года Архивная копия от 19 декабря 2008 на Wayback Machine. — М.: Индрик, 2003. — 402 с. + 150 ил. (Prussia Antiqua. Том 1.)
  3. Modern Pagan and Native Faith Movements in Central and Eastern Europe - Kaarina Aitamurto, Scott Simpson - Google Books

ЛитератураПравить