Открыть главное меню

Псковская группа говоров

Псковская группа говоров
На основе данных[1][2][3]
Цифрами на карте обозначены:
1.Гдовская группа говоров
2.Селигеро-Торжковские говоры
Пунктирной линией обозначена граница западных и восточных говоров Псковской группы

Пско́вская гру́ппа го́воров — среднерусские говоры на территории большей части Псковской области и части соседних районов других областей, объединённые общими для них диалектными чертами. Псковская группа является частью более крупного диалектного объединения — западных среднерусских акающих говоров[1][4][5][6].

Содержание

Вопросы классификацииПравить

Классификация:

Гдовская группа говоровНовгородские говорыПсковская группа говоровСелигеро-Торжковские говорыГоворы Чухломского островаВладимирско-Поволжская группа говоровГоворы отдела АГоворы отдела БГоворы отдела В 
Псковская группа на карте среднерусских говоров

Согласно данным диалектологических карт русского языка, составленных в 1914 и 1965 гг., Псковская группа говоров в каждой из них отнесена к средневеликорусским (среднерусским) говорам, имеет одно и то же название, и занимает приблизительно одинаковую территорию.

Диалектологическая карта 1914 годаПравить

Авторы карты 1914 года дали определение Псковской группе как переходным говорам «на северновеликорусской основе с белорусскими и южновеликорусскими наслоениями»[7].

Основные диалектные черты, по которым была выделена данная группа[8]:

  • Сильное яканье (произношение звука [а] в первом предударном слоге после мягких согласных на месте гласных неверхнего подъёма независимо от гласного, находящегося под ударением): сяло, сястра, тярять, няси и т. д.
  • Распространение сочетаний -ый, -эй в соответствии -ой: злый, рыю, мыю; злэй, рэю, мэю и т. д.
  • Цоканье (совпадение аффрикат /ч/ и /ц/ в [ц])
  • Произношение ў в конце слова и слога: дро[ў], ла́[ў]ка и т. д.
  • Совпадение окончания творительного и дательного пад. мн. числа: пойдём за грибам
  • Образование существительных мн. числа при помощи окончания -ы: лесы, домы, глазы и т. п.

Диалектологическая карта 1965 годаПравить

Псковская группа вместе с Селигеро-Торжковскими говорами в классификации 1965 года образуют в составе западных среднерусских говоров особое объединение, которое характеризуется основной диалектной чертой — аканьем, и противопоставляется окающим говорам, расположенным севернее.

Территория распространения псковских говоров разделяется на западную и восточную части (приблизительная граница проходит по линии с севера на юг через город Великие Луки), переходные говоры восточной части связывают Псковскую группу с Селигеро-Торжковскими говорами. Основными различиями западных и восточных говоров являются размещение ареалов как собственных диалектных явлений, так и явлений других диалектных объединений. На западе распространены некоторые из языковых черт Гдовской группы говоров и северной диалектной зоны, а на востоке — некоторые из черт южнорусского наречия, не известные на западе[1].

Область распространенияПравить

Ареал Псковской группы говоров занимает западную часть среднерусских акающих говоров, охватывая в основном территорию Псковской области, кроме её крайней северной и крайней южной частей, а также примыкающие к ней небольшие территории Новгородской и Тверской областей. На севере и востоке псковские говоры граничат с другими среднерусскими говорами — Гдовской группы, Новгородскими и Селигеро-Торжковскими. На юге граничат с говорами Западной и Верхне-Днепровской групп южного наречия. А на западе соседствуют с областями распространения эстонского и латышского языков. Говоры Псковской группы также распространены на западном побережье Чудского озера среди русских старообрядцев Эстонии[10][11].

ИсторияПравить

Основой формирования современных псковских говоров был, сложившийся на территории Псковского средневекового государства, древнепсковский диалект, на его языковых особенностях сформировались многие отличительные черты говоров Псковской группы. В целом формирование северной и восточной границ Псковской, как и обособление от неё Гдовской группы говоров, произошло сравнительно поздно, в XV—XVIII вв.[12][13]

Псковские диалектные особенности свидетельствуют о древних преобразованиях в системе языка и тесных языковых контактах славянского (кривичского) населения с народами, говорящими на балтийских и финно-угорских языках[14].

Особенности говоровПравить

Псковская группа говоров разделяет все диалектные черты, присущие всем западным среднерусским говорам в целом, а также западным среднерусским акающим говорам, в том числе характерные для более западной их части, при этом имея собственные, присущие только этой группе, черты. В пределах распространения псковских говоров различаются языковые особенности западной и восточной (с переходными к Селигеро-Торжковским говорами) частей территории. Часть диалектных черт объединяет псковские говоры с соседними говорами белорусского языка.

Диалектные явления, общие для всех псковских говоровПравить

ФонетикаПравить

В области фонетики для псковских говоров прежде всего характерна такая отличительная особенность как сильное яканье, редукция гласного у и совпадение его с ъ в заударных слогах и во втором предударном слоге: о́к[ъ]н` (окунь), го́л[ъ]б` (голубь), за́м[ъ]жем (замужем); р[ъ]кава́, м[ъ]жики́ и т. д., произношение фонем т'  — д' с сильным свистящим призвуком (дзеканье): [т’с']ихо (тихо), [д’з']ен` (день) и т. п., произношение мягких фонем с' , з' (а изредка и твёрдых) с сильным шипящим призвуком: [с’’]ем` (семь), [з’’]ел’о́ной (зелёный) и т. п.[1][15]

Морфология и синтаксисПравить

Распространение форм творительного пад. ед. числа с окончаниями -ей, -уй у существительных жен. рода, оканчивающихся на мягкий согласный: гр’а́з[ей], гр’а́з'[уй] (грязью) и др. Данное явление в основном распространено в южных районах Псковской группы. Совпадение форм творительного и предложного пад. ед. числа прилагательных — местоимений с ударным окончанием -им (-ым): в молоды́м, в каки́м и т. п. Наличие словоформ йон — именительный пад. ед. числа местоимения 3-го лица муж. рода; йону́ (изредка ону́) (её) — родительный и винительный пад. ед. числа местоимения 3-го лица жен. рода. Распространение форм повелительного наклонения бежи́ (беги), бежи́т’о (бегите). Наличие основы с гласным е в формах настоящего времени глаголов типа рыть и мыть: м[э́]йу (мою), р[э́]йу (рою) (диалектная черта юго-западной диалектной зоны).

Диалектная черта, распространённая также в Новгородских говорах: Сказуемое — несогласуемое страдательное причастие в форме муж. рода: коса́ заплетён, я́годы на́бран.

Диалектные черты, распространённые также в Гдовской группе говоров: Наличие глагольных форм 3-го лица без окончания , возможных в ед. числе у глаголов I и II спряжения, а во мн. числе у глаголов II спряжения: йон нес'[о́] (он несёт), де́ла[йо] (делает), йон сид[и́] (он сидит), хо́д'[а] (ходит); йоны́ сид'[а́] (они сидят), хо́д'[а] (ходят) и т. д. Распространение парадигмы настоящего времени глагола мочь в следующем виде: мо[г]у́, мо́[г]еш, мо́[г]ут[1][14][15].

ЛексикаПравить

Распространение слов: тяга́ть (теребить — о льне), па́лец (малая рукоятка у косы), одо́нок, оде́нье (большая укладка снопов в поле), боро́нка, боро́нник, боро́нщик (жеребёнок на третьем году). Данные слова распространены также в Селигеро-Торжковских говорах[1].

Диалектные явления западных псковских говоровПравить

(собственные языковые черты и черты, связывающие западные псковские с другими говорами): Формы именительного пад. мн. числа с ударным от существительных жен. рода с мягкой основой: дерев[н’а́] (деревни), зеле[н’а́], лоша[д’а́] (лошади), пут'[а́], пустош[а́] и т. д., связывающие западные псковские с гдовскими говорами. Словоформа свекро́вка в именительном пад. ед. числа (явление северной диалектной зоны), формы сравнительной степени с суффиксом -о́ше: сладо́ше, крепо́ше и т. д.

Диалектные явления восточных псковских говоровПравить

Произношение слова пшеница со вставными гласными: п[а]шени́ца, п[ъ]шени́ца, (данная черта связывает восточные псковские говоры с южнорусским наречием). Распространение страдательных причастий жен. рода: вы́дадена, отда́дена и т. д.[1][15]

Говоры старообрядцев ЭстонииПравить

Основная статья: Причудские говоры.

 
Русские старообрядцы Эстонии
На основе данных[11] [16] [17] [18]
Красным цветом на карте обозначены населённые пункты русских старообрядцев в Эстонии

Также как и все псковские говоры в целом, говоры старообрядцев характеризуются диссимилятивным аканьем и сильным яканьем; наличием второго полногласия ([нав’ар’о́х] (наверх), ст[о́]лоб, смер'[о́]тушка и др.); а также наличием протетического гласного в формах прошедшего времени глагола идти́ ([и́]шла, [и́]шли); заимствованиями в лексике из эстонского языка (му́рник — каменщик и др.) и прочими диалектными чертами[11].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова. Диалектное членение русского языка. М.: Наука, 1970. 2-е изд.: М.: Едиториал УРСС, 2004
  2. Русские. Монография Института этнологии и антропологии
  3. Федеральная целевая программа Русский язык. Региональный центр НИТ ПетрГУ
  4. Псковский край (недоступная ссылка)
  5. Псковские говоры
  6. Энциклопедия русского языка. Говоры русского языка
  7. 1 2 Дурново Н. Н., Соколов Н. Н., Ушаков Д. Н. Опыт диалектологической карты русского языка в Европе. — М., 1915.
  8. 1 2 Народы Европейской части СССР. Этнографические очерки: В 2-х т. / Под общ. ред. С. П. Толстова. — М.: Наука, 1964. — С. 149.
  9. Русские диалекты. Лингвистическая география, 1999, с. 96.
  10. И. П. Кюльмоя, О. Г. Ровнова. О современном состоянии русских старообрядческих говоров Западного Причудья, 2007
  11. 1 2 3 О. Г. Ровнова. Говоры староверов Западного Причудья
  12. Васильев В. Л. Архаическая топонимия Новгородской земли (Древнеславянские деантропонимные образования). Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2005
  13. Образование севернорусского наречия и среднерусских говоров. М., 1970
  14. 1 2 Л. Я. Костючук. О псковских говорах. Псковская губерния. № 6, 2001
  15. 1 2 3 Псковские говоры. Под ред. Б. А. Ларина, Псков, 1962 Архивировано 17 июля 2010 года.
  16. О. Г. Ровнова. О современном языке староверов Западного Причудья. Очерки по истории и культуре староверов Эстонии. Тарту, 2004
  17. Estonian ministry of foreign affairs. Russian Old Believers in Estonia Архивировано 5 июня 2011 года.
  18. Официальный сайт русских староверов Эстонии

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

  • Русская диалектология / под ред. Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой. — М.: Наука, 1964.
  • Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Захарова К. Ф. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — 2-е изд., перераб. — М.: Просвещение, 1989. — ISBN 5-09-000870-1.
  • Касаткин Л. Л. Русские диалекты. Лингвистическая география // Русские / Ин-т этнологии и антропологии РАН. — М.: Наука, 1999. — С. 90—96. (Проверено 19 апреля 2012)
  • Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей.
    • Вып. 1: Фонетика. — М., 1986.
    • Вып. 2: Морфология. — М., 1989.
    • Вып. 3, Ч. 1: Лексика. — М., 1998.
  • Псковский областной словарь с историческими данными. — Л.; СПб., 1967—2005. — Вып.1-17.
  • Ковпик В. А. Из истории безударного вокализма псковских говоров // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2005. — № 1 (19). — С. 92-95.