Путешествия Уну-Амона

«Путешествия Уну́-Амо́на» («Странствия Унуамона», «Отчёт Унуамона» или «История Унуамона») — хранящийся в Московском Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина поздний иератический папирус (Papyrus Pushkin 120) начала XXI династии, посвящённый поэтизированной истории злоключений второстепенного жреца Уну-Амона, отправленного верховным жрецом Амона Херихором в финикийский Библ для покупки кедровой древесины для строительства священной барки Амона.

Путешествия Уну-Амона
Папирус Уну-Амона (в книге: M. Коростовцев. Путешecтвиe Ун-Амуна в Библ. 1960)
Папирус Уну-Амона (в книге: M. Коростовцев. Путешecтвиe Ун-Амуна в Библ. 1960)
Другие названия Странствия Унуамона, Отчёт Унуамона, История Унуамона
Язык оригинала новоегипетский
Оригинал издан XII век до н.э.
Выпуск 1960
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

ИсточникПравить

Единственная известная неполная копия произведения обнаружена в 1890 году, а в 1891 году приобретена русским египтологом Владимиром Семёновичем Голенищевым, который и передал её в Московский музей. Иератический текст папируса в 1960 году был издан советским египтологом Михаилом Александровичем Коростовцевым. Чехословацкий египтолог Ярослав Черны показал, что текст «отчёта» не исправлялся и не мог дописываться в позднейшее время.

Папирус с отчётом Уну-Амона является наглядной иллюстрацией ослабления Египта и падения его международного авторитета в результате правления Рамессидов. Кроме того, историю странствований несчастного Уну-Амона иногда даже считают первым рассказом об угнетаемом всеми «маленьком человеке» или прообразом исторических романов, основанном на сочетании правдивых фактов и вымышленных подробностей и местами превращающимся в трагифарс.

СюжетПравить

Уну-Амон (Wn Jmn)
иероглифами
E34
N35
Z7M17mn
N35
A1

События, описанные в папирусе, происходят на 5-й год «восстановленного» правления Рамсеса XI, который соответствует 19-му году общего правления этого фараона (на протяжении собственно странствий Уну-Амона имя фараона не упоминается ни разу). Жрец и чиновник Уну-Амон отправлен верховным жрецом и фактическим правителем Верхнего Египта Херихором в Финикию, где ему предстоит добыть кедрового дерева для священной барки Амона. В папирусе упоминается имя последнего Рамессида из XX династии — Рамсеса XI, — что свидетельствует о том, что хотя фараон всё ещё был жив и формально находился при власти, но не обладал никакой реальной властью. По крайней мере, на севере Египта, в Танисе, уже правил самостоятельный правитель — Несубанебдед, или Смендес в греческом произношении. Новый раскол Египта был первым препятствием на пути Уну-Амона, так как тому требовалось получить разрешение на следование по нижнему течению Нила от автономного нижнеегипетского правителя. Однако между Смендесом и Херихором существовали разграничение сфер влияния и определённая взаимовыручка, поэтому путешествие по Нижнему Египту не составило для Уну-Амона особенного труда.

 
Маршрут Уну-Амона

Однако настоящие неприятности для Уну-Амона только начинались, и когда корабль, на котором плыл жрец, прибыл в небольшой порт Дор в Палестине, один из членов экипажа тайно украл выделенные египтянину деньги. В поисках справедливости обокраденный Уну-Амон обратился к правителю города, рассчитывая, что тот проведёт расследование и возместит убытки. Князь отказал египтянину, мотивируя это тем, что не отвечает за действия вора, так как члены команды корабля не являлись его подданными. Единственное, на что пошли городские власти, — проведение обыска на корабле, не принёсшего никаких результатов. Раздосадованный Уну-Амон пошёл на крайнюю меру — как сообщает текст папируса, он «освободил» несколько жителей Дора от 30 фунтов серебра, конфискованных якобы для компенсации тех денег, от которых «освободил» египтянина неизвестный вор.

Покинув Дор и оказавшись в Библе, Уну-Амон встретил на редкость нерадушный приём со стороны царя города Закарбаала (по другой транскрипции, Чекер-Баала). На протяжении 29 дней ему так и не удалось наладить контакты с представителями финикийцев, чтобы договориться о покупке ливанского кедра. Как утверждает сам египетский посланник, ежедневно к нему в библский порт присылали царского представителя с требованиями убраться из царской гавани. Поняв намерения правителя Библа, Уну-Амон принял решение возвращаться в Египет, так и не выполнив своё задание. Однако финикийский царь внезапно изменил свои намерения и принял посланника. Сам Уну-Амон объясняет такую резкую перемену чудесным случаем, случившимся с царским приближённым во время храмовой церемонии — тот якобы был «охвачен богом» и упал в приступе, выкрикивая желание самого Амона принять гостя из Египта. Поскольку при Уну-Амоне была обнаружена золотая походная статуя верховного бога Фив, события в храме были расценены как чудо и благоволение египетского бога.

 
Уну-Амону встретились на пути тевкры. Здесь изображено отражение египтянами нашествия «народов моря». Прорисовка барельефа заупокойного храма Рамзеса III в Мединет-Абу.

Во время встречи Уну-Амона с царём Библа последний вновь отказался предоставить послу Херихора кедр. С изрядной долей иронии и сарказма он выложил египтянину свои аргументы — время величия Египта Нового царства было уже в прошлом, и финикийское побережье политически уже не зависело от светской или религиозной власти в Фивах, бывших не в состоянии контролировать собственно египетские земли, не говоря о территориальных приобретениях фараонов Нового царства. Признавая былое величие Египта, он одновременно объяснил, что не обязан исполнять не подкреплённые реальным раскладом сил требования религиозного руководства Фив, не предлагавшего в обмен на ценнейшую древесину ни денег, ни верительных грамот и даже не снабдившего своего представителя нанятым судном. Затем царь распорядился принести расчётные книги предыдущих времён, которые подтверждали, что даже величайшие фараоны-завоеватели всегда платили за кедр эквивалентную цену.

Тем не менее, незаурядные ораторские способности и впечатляющая речь Уну-Амона завоевали расположение правителя Библа, и он выделил необходимый египтянам строительный лес, взамен добившись отправки в Танис корабля за товарами, полагавшимися финикийцам за полученную древесину. Но даже согласившись на погрузку кедра египтянину, царь Библа преднамеренно держал того в порту, не отпуская его назад на родину. Только когда в окрестностях Библа появились суда возмущённых авантюрой Уну-Амона жителей Дора, требовавших вернуть отнятые у них деньги, посол получил продовольствие на путешествие и смог под защитой финикийцев покинуть город и отправиться в Египет. Однако несчастья продолжали преследовать Уну-Амона: едва оторвавшись от погони кораблей Дора и высадившись на острове Кипр (Алашия), он стал объектом нападения населения острова, по непонятной причине собравшегося убить египетского гостя. Папирус обрывается на моменте повествования, в котором Уну-Амон воззывает с мольбами о защите к царице Кипра Хатиби.

АнализПравить

Папирус свидетельствует о том, что, несмотря на политический и экономический упадок Египта, культурное влияние египетской цивилизации на Восточное Средиземноморье оставалось довольно значительным — бог Амон всё ещё почитался в городах Финикии, несмотря на потерю зависимости от фиванского центра; определённые следы египетского культурного воздействия сохранялись в быте народов региона. Даже правитель Библа признаёт важность египетских знаний и умений для развития его города и народа.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить