Открыть главное меню

Алекса́ндр Никола́евич Рае́вский (17951868) — участник Отечественной войны 1812 года (полковник), одесский приятель и соперник Пушкина, адресат его знаменитого стихотворения «Демон».

Александр Николаевич Раевский
Rayevskiy A N.jpg
Дата рождения 16 (27) ноября 1795
Место рождения
Дата смерти 23 октября (4 ноября) 1868 (72 года)
Место смерти
Принадлежность Coat of Arms of Russian Empire.svg Российская империя
Годы службы 1810—1824
Звание полковник
Сражения/войны Отечественная война
и заграничные походы
Связи отец Н. Н. Раевский
брат Н. Н. Раевский-мл.

БиографияПравить

Военная службаПравить

Старший сын генерала Н. Н. Раевского и внучки М. В. Ломоносова Софьи Алексеевны, урождённой Константиновой. Воспитание получил в пансионе при Московском университете. Службу начал в 1810 году в Симбирском гренадерском полку. В составе 5-го егерского полка принимал участие в Отечественной войне и заграничных походах. C 1817 года — полковник. В 1819 году прикомандирован к Кавказскому отдельному корпусу. В 1824 году уволен в отставку.

В декабре 1825 года, после восстания на Сенатской площади, был арестован по подозрению в причастности к заговору, но вскоре оправдан и выпущен из-под ареста. Во время следствия держался достойно, никого не называл, говорил, что о тайном обществе ничего не знал. После освобождения по поручению отца Александр некоторое время оставался в Петербурге, чтобы быть в курсе того, как идёт следствие над их родственниками. Когда стало известно, что М. Н. Волконская намеревается разделить участь мужа и последовать за ним на каторгу, Александр возглавил настоящий семейный заговор, чтоб помешать ей в этом.

Роль в жизни ПушкинаПравить

Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел —
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел.

Раевский познакомился с А. С. Пушкиным на Кавказе, куда попал для лечения и где служил в Кавказском корпусе. Они виделись на Северном Кавказе, в Крыму, в Каменке, в Киеве и в Одессе. Позднее повстречались в Москве. Но от прежних отношений в душе Пушкина остался горький осадок — и общение не возобновилось.

В своё время этот человек поразил воображение поэта. Он казался необычайным. Высокий, худой, в очках, с умным насмешливым взглядом небольших тёмных глаз, Александр Раевский держался загадочно, говорил парадоксами. Пушкин прочил ему необыкновенную будущность. Считается, что в пушкинском «Демоне» отражены черты Раевского. Но судьба распорядилась иначе. Блестящий ум Раевского, всё отрицая и осмеивая, ничего не мог созидать. Так много обещавший молодой человек сделался желчным и завистливым, как о том пишет известный его недруг Филипп Вигель:

Ещё зимой чутьём слышал я опасность для Пушкина, не позволял себе давать ему советов, но раз шутя сказал ему, что по африканскому происхождению его всё мне хочется сравнить его с Отелло, а Раевского с неверным другом Яго. Через несколько дней по приезде моём в Одессу встревоженный Пушкин вбежал ко мне сказать, что ему готовится величайшее неудовольствие. В это время несколько самых низших чиновников из канцелярии генерал-губернаторской, равно как и из присутственных мест, отряжено было для возможного ещё истребления ползающей по степи саранчи; в число их попал и Пушкин. Ничего не могло быть для него унизительнее…[1]

 
А. Н. Раевский, 1820-е годы

По сведениям Вигеля, это Раевский предложил отправить поэта на борьбу с сельхозвредителями. Он играл чувствами поэта вместе с женой губернатора Воронцовой; молва подозревала их в любовной связи. Только позднее Пушкину открылось истинное лицо того, кого он считал своим другом.

В отставкеПравить

В 1826 году получил придворный чин камергера, служил чиновником особых поручений при губернаторе Новороссии М. С. Воронцове, адъютантом которого был ещё в 1813 году. В 1827 году, после конфликта с Воронцовым, разразившегося из-за безумной страсти Александра Раевского к графине Елизавете Ксаверьевне Воронцовой, вышел в отставку.

Раевский был сослан в Полтаву, где жил безвыездно. Лишь осенью 1829 года по специальному разрешению ему позволили поехать в Болтышку к умирающему отцу. После отъезда матери и сестёр в Италию Александр Николаевич взял на себя управление Болтышкой, стал приводить в порядок расстроенное хозяйство имения. Раевский держался режима строгой экономии: ел то же, что и прислуга, скромно одевался. Он исправно посылал деньги в Италию, занимался имущественными и финансовыми делами М. Н. Волконской. Во время эпидемии холеры 1831 года принимал меры по предотвращению распространения болезни в округе. Только в 1834 году Раевский получил право поселиться в Москве. Его появление в столичном свете не могло остаться незамеченным, хотя к этому времени его «демоническое» обаяние было уже не тем, он по-прежнему оставался циничным, расчётливым, любившим смущать светскую благочинность.

СемьяПравить

 
Екатерина Киндякова на акварели П. Ф. Соколова

В ноябре 1834 года Раевский женился на Екатерине Петровне Киндяковой (1812—1839), дочери Петра Васильевича и Александры Васильевны Киндяковых; её сестра Елизавета Петровна (1805—1854) в 1824 году вышла замуж за князя И. А. Лобанова-Ростовского, а после развода с ним стала женой А. В. Пашкова.

История женитьбы Раевского показала, что его характер ничуть не изменился. Дом Киндяковых принадлежал к числу немногих домов, взявших на себя миссию оживлять Москву и собирать лучший цвет общества. Дочь Киндяковых двадцатидвухлетняя Екатерина считалась жемчужиной москвичек. В 1833 году Сушкова Е. А. в дневнике писала о Киндяковой[2]:

  … Екатерина Киндякова это метеор, это чудо… Скорее дурна, чем красива; хорошо сложена, но слишком мала ростом; голова опрокинута, нос угреватый и вздёрнутый, руки висят; скачет, как сорока, и легка, как свинец; притом гримасница, аффектированная и кокетка… Она и её близкие выдумывают ужасным образом. Как только кто-нибудь из кавалеров появляется в их доме, они торопятся распространить слух, что это отвергнутый жених, — а эти господа в действительности только смеются над ней, несмотря на её богатство, несомненно, преувеличенное и умноженное отзывами её близких. 

В семье генерал-майора Петра Васильевича Киндякова Александра Раевского принимали. Екатерина Киндякова даже поведала ему свою сердечную тайну. Она любила Ивана Путяту, но его мать запретила ему жениться, и тогда она вышла замуж за поверенного своей любви — Александра Раевского. А. И. Тургенев писал в своём дневнике:

  … Он взялся сватать её за другого, а сам женился. История самая скандальная и перессорила пол-Москвы. 

Пушкин, встретив чету Раевских в мае 1836 года, писал жене:

  … Раевский, который прошлого раза казался мне немного приглупевшим, кажется, опять оживился и поумнел.
Жена его собою не красавица — говорят, очень умна.
 

Поселились молодожёны у Киндяковых, в большом каменном доме на Большой Дмитровке. Но прожили супруги недолго — через пять лет после свадьбы в 1839 году Екатерина Петровна скончалась, оставив мужу трёхнедельную дочь Александру. Теперь вся жизнь Раевского была посвящена воспитанию дочери. Александр Николаевич весьма выгодно распорядился своим наследством и приданым жены, богател, пускал деньги в рост. Его дочь могла блистать на балах бриллиантами. В 1861 году она вышла замуж за графа Ивана Григорьевича Ностица. Но в 1863 году молодая графиня скончалась после родов, как и её мать. До конца жизни А. Раевский оставался безутешным.

Последние годы жизни Раевского прошли одиноко за границей. И одиночество этого несчастливого человека было следствием его характера. Умер в октябре 1868 года в Ницце в возрасте семидесяти трёх лет, похоронен там же на православном кладбище.

ПримечанияПравить

  1. ФЭБ: Сербский. Дело «О саранче». — 1936 (текст)
  2. Екатерина Сушкова. Записки. — М.: Захаров, 2004.