Открыть главное меню

Расейняйское сражение

Силы сторонПравить

Планы сторонПравить

Э. фон Манштейн вспоминал после войны:

Группа армий «Север» получила задачу, нанося удар из Восточной Пруссии, уничтожить расположенные в Прибалтике вражеские силы и начать затем наступление на Ленинград. Действовавшая в её составе 4-я танковая группа получила задачу быстро выйти на рубеж Двины у Двинска (Даугавпилс) и ниже его, чтобы захватить переправы через Двину для дальнейшего наступления в направлении Опочка. Справа от неё 16-я армия наносила удар через Ковно (Каунас) с тем, чтобы быстро следовать за 4-й танковой группой; слева от 4-й танковой группы наступала в общем направлении на Ригу 18-я армия.

Действовавшая на вильнюсском направлении 3-я танковая группа группы армий «Центр» имела задачей прорвать советскую оборону, захватить переправы через р. Неман у Алитуса и Мяркине и, повернув на юг, выйти в тыл советскому Западному фронту.

22 июня. Начало немецкого наступленияПравить

За счет решительного массирования сил и средств на главных направлениях немецкое командование создало ударные группировки, которые позволили ему достичь 5-8-кратного превосходства над советскими войсками. В итоге уже в первые сутки 4-я танковая группа Э. Гёпнера пробила брешь в обороне Северо-Западного фронта на стыке 8-й и 11-й армий:

3-я танковая группа Г. Гота атаковала в полосе 11-й армии из Сувалковского выступа в направлении Алитус, Мяркине и в первый же день вышла к Неману. В районе Алитуса она столкнулась с 5-й танковой дивизией, но сумела нанести ей поражение и продолжила наступление (смотри Сражение за Алитус).

Советские контрударыПравить

Пытаясь восстановить положение, командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ф. И. Кузнецов в 9.45 22 июня отдал приказ 12-му и 3-му механизированным корпусам нанести контрудары по тильзитской группировке немцев, прорвавшейся в полосе 8-й армии.

В корпуса был направлен начальник АБТУ фронта полковник П. П. Полубояров.

28-я танковая дивизия 12-го мехкорпуса к 10.00 должна была выйти к Шяуляю и наступать на Скаудвиле.

23-я танковая дивизия должна была поддержать действия 10-го стрелкового корпуса 8-й армии и с 12.00 23 июня наступать на Таураге.

202-й моторизованной дивизии и 9-й противотанковой артбригаде поставили задачу оборонять Шяуляй.

3-му мехкорпусу было приказано за ночь выйти в район Расейняй и на рассвете также наступать на Скаудвиле.

Контрудар 3-го мехкорпусаПравить

Учитывая, что 5-я танковая дивизия уже вступила в бой с противником в районе Алитуса, а 84-ю моторизованную дивизию подчинил себе командующий 11-й армией для обороны Каунаса, в распоряжении корпуса осталась одна 2-я танковая дивизия (на вооружении более 250 танков, из них около 50 танков КВ-1).

Она выдвинулась из Кедайняй на Расейняй, но встретив противника (6-ю танковую дивизию 41-го мотокорпуса) на западном берегу реки Дубиса, утром 23 июня вступила с ним в бой. Столкновение с советскими тяжёлыми танками КВ-1, против которых оказались эффективны только 88-мм зенитные орудия, стало неприятной неожиданностью для противника.

Бой 2-й танковой дивизии РККА и 6-й танковой дивизии вермахта продолжался весь следующий день. В итоге, понеся большие потери, находясь под постоянными авиаударами и вследствие острой нехватки горючего и боеприпасов, советская танковая дивизия начала отход.

Вскоре она оказалась в полуокружении, связь со штабом 11-й армии была потеряна. 26 июня группа немецких танков с десантом напала на штаб дивизии и управление 3-го мехкорпуса с тыла. В бою погиб командир 2-й танковой дивизии генерал-майор танковых войск Е. Н. Солянкин.
Остатки 3-го мехкорпуса начали отход на восток.

С боями под Расейняем связан один из легендарных эпизодов Великой Отечественной войны, когда 24-25 июня одиночный советский танк КВ блокировал дорогу снабжения частей немецкой 6-й танковой дивизии[1][2][3].

Контрудар 12-го мехкорпусаПравить

12-й мехкорпус к началу войны не закончил формирования и имел на вооружении только лёгкие танки (в двух танковых дивизиях на вооружении состояло около 700 танков, в основном, Т-26 и БТ-7).

23-я и 28-я танковые дивизии должны были ранним утром 23 июня нанести удар по прорвавшемуся противнику в общем направлении на Скаудвиле. Однако по мере выдвижения на исходные позиции они понесли большие потери от авиации противника (23-я дивизия потеряла 17 танков, 28-я — 27), при этом 28-я дивизия, сосредоточившись в исходном районе, не имела горючего, а 23-я дивизия уже была втянута в бои в составе 10-го стрелкового корпуса в районе Плунге.

Только около 22.00 23 июня советская 28-я танковая дивизия вступила в бой с 1-й танковой дивизией вермахта, при этом обе стороны понесли большие потери.

23-я танковая дивизия также только к вечеру вышла в район сосредоточения близ Лаукува.

Советские дивизии действовали разрознено, снабжение горючим и боеприпасами было нарушено. Не получив поддержки со стороны других соединений фронта и не имея авиационного прикрытия, вечером 24 июня они вынуждены были отойти.

25 июня 12-й мехкорпус получил приказ возобновить атаки.

28-я танковая дивизия провела атаку у местечка Пашиле (севернее Кальтиненай). С большими потерями отдельные подразделения смогли прорваться в глубину расположения противника и разгромить колонну немецкого моторизованного полка, выдвигавшегося по шоссе на Шяуляй. Ожесточенный бой продолжался 4 часа. К 15.00 остатки дивизии сосредоточились в лесу северо-восточнее Пашиле.

23-я танковая дивизия также участвовала в контрударе и понесла тяжёлые потери.

26 июня соединения 12-го мехкорпуса начали отступление.

28 июня подвергся атаке штаб 12-го мехкорпуса, при этом командир корпуса генерал-майор Н. М. Шестопалов был тяжело ранен и попал в плен (умер в плену 2 августа 1941 года), многие офицеры штаба погибли при прорыве из окружения.

Итоги сраженияПравить

Контрудар 12-го и 3-го мехкорпусов из-за недостатка организации и обеспечения свёлся к поспешным, несогласованным по месту и времени действиям. Его результаты оказались незначительными, а потери в личном составе и танках велики. Согласно рапорту полковника Полубоярова, датированному 11 июля 1941 года, 3-й механизированный корпус «был полностью уничтожен». Во 2-й танковой дивизии остался 1 танк БТ-7 (из 213 танков КВ-1/КВ-2/Т-28/БТ-7/Т-26). В 5-й танковой дивизии, оказавшейся к 4 июля 1941 года под Ельней, было два танка БТ-7 (из 268 Т-34/Т-28/БТ-7/Т-26) и четыре бронемашины[4]. По немецким сводкам в боях было уничтожено «более 200» советских танков, из чего следует, что огромное количество танков было брошено или уничтожено экипажами из-за их неисправности и отсутствия топлива.

ВВС Северо-Западного фронта за первые три дня войны лишились 921 самолёта и оказались не в состоянии поддержать советские войска с воздуха.

Основная задача — задержать продвижение противника — выполнена не была. Итог сражения — поражение.

25 июня командующий фронтом получил директиву Ставки Главного Командования, потребовавшей организовать оборону силами отходящих объединений, резервами и соединениями второго эшелона по Западной Двине.

Но ещё 24 июня немецкий 56-й мотокорпус вышел на шоссе, ведущее к Даугавпилсу, пройдя 170 км. 26 июня Даугавпилс был захвачен.

2 июля, после отражения советских атак, к Западной Двине в районе Екабпилса вышел 41-й мотокорпус 4-й танковой группы.

Немецкая 3-я танковая группа после сражения у Алитуса заняла Вильнюс, вышла на оперативный простор и начала наступление на Минском направлении (см. далее Белостокско-Минское сражение).

См. такжеПравить

СсылкиПравить

  1. Один день из жизни «Климента Ворошилова»
  2. Расейняй — героический экипаж КВ.
  3. Барятинский М. Танк-одиночка // Военно-промышленный курьер : газета. — 2015. — № 24 (590). — С. 11.
  4. David M. Glantz. Stumbling colossus : the Red Army on the eve of World War. — Lawrence, Kan.: University Press of Kansas, 1998. — xvii, 374 pages с. — ISBN 0700608796.

ИсточникиПравить