Открыть главное меню

Рассказчик (герой Пруста)

Рассказчик (Марсель) (фр. Marcel)) — главный герой цикла романов Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» (далее — «Поиски»).

Рассказчик
Марсель
À la recherche du temps perdu (film).jpg
Марсель (Миша Леско) и Альбертина (Каролин Тиллет) в постере фильма «В поисках утраченного времени» (2011)
Создатель Марсель Пруст
Произведения «В поисках утраченного времени»
Пол мужской
Дата рождения ок. 1880 года
Семья Отец, мать, бабушка Батильда, дед Амедей, двоюродный дед Адольф, тётя Леония, двоюродная бабушка (мать тёти Леонии), двоюродные бабушки Флора и Селина (сёстры Батильды)
Прототип Марсель Пруст

Имя РассказчикаПравить

Имя Рассказчика — Марсель — упоминается лишь в пятой книге «Поисков», в описании его общения с Альбертиной: «К ней возвращался дар речи; она говорила: „Мой“ — или: „Мой милый“, затем произносила одно или другое имя, данное мне при крещении, а так как у повествователя то же имя, что и у автора этой книги, то получалось: „Мой Марсель“, „Мой милый Марсель!“»; и позднее в записке: «„Дорогой мой Марсель!…“»[1].

Рассказчик (Марсель) в «Поисках»Править

Марсель — состоятельный парижанин, «сын правителя министерской канцелярии»[2], вероятно, единственный сын своих родителей, любимец своей бабушки по матери. В детстве, «когда герою-Рассказчику приблизительно девять или десять лет»[3], он проводит со своей семьей летние каникулы в провинциальном городке Комбре, в ранней юности переживает влюблённость в Жильберту Сван, а позднее — гораздо более сильное и сложное чувство к Альбертине. Внешний облик Марселя почти не представлен читателю, в «Поисках» с трудом можно найти лишь несколько малозначимых свидетельств: в бальбекском отеле перед морским купаньем, читатель видит юношу глазами барона де Шарлю: «вы и без того смешны в купальном костюме с вышитыми якорями»[4]; он блондин[5], невысок ростом (герцогиня Германтская выше него)[6]; год спустя после Бальбека приехавшая к Марселю Альбертина, взглянув на его лицо, выразила пожелание, чтобы он «обзавелся усами»[7]; позже, уже после смерти Альбертины, Марсель в разговоре с Андре заметит: «Тут я увидел себя в зеркале; я был поражен сходством между мной и Андре. Если бы я давно не перестал брить усы и если бы от них у меня остался только пушок, сходство было бы почти полным»[8]. Некоторые черты своего характера он наследует от своих близких. Когда его приятель Блок лгал ему, юноша-Рассказчик не верил, но и не сердился, — потому что унаследовал черту своей мамы и бабушки: «я не возмущался даже теми, кто поступал гораздо хуже, я никого никогда не осуждал» [9]; «я, унаследовавший некоторые черты от бабушки, ничего не ждал от людей и не обижался на них — они привлекали меня к себе самим своим разнообразием»[10]; «я унаследовал от бабушки полное отсутствие самолюбия — на грани отсутствия чувства собственного достоинства»[11] (хотя герой и признаётся, что во времена дела Дрейфуса он «несколько раз бесстрашно выходил на дуэль»[12]). В своем характере Марсель обнаруживает и черты тёти Леонии[13]. При этом Марсель — «юноша остро и сложно чувствующий, но совсем не чувственный»[14].

Герой — Рассказчик — АвторПравить

Герой «Поисков» близок, но не идентичен автору. Он, как и Пруст, принадлежит к обеспеченной буржуазной семье, хотя является сыном не известного врача, а влиятельного чиновника. Он с детства слаб здоровьем, впечатлителен и художественно одарён, стремится заниматься литературой, его, как и Пруста, зовут Марселем. Почти все «Поиски» (за исключением вставной части «Любовь Свана») разворачиваются через сюжет взросления героя и изменения во времени его восприятия. Литературовед А. Д. Михайлов считает этот сюжет первым по значимости среди основных сюжетных линий «Поисков»: «мы можем рассматривать сюжет книги Пруста с точки зрения личной судьбы героя-Рассказчика, сначала мальчика, затем подростка, потом соответственно юноши, человека, приближающегося к поре первой зрелости, а в конце книги — уже человека стареющего, которого подчас начинают не сразу узнавать его бывшие знакомые. Судьба героя как основной сюжет книги прослежена в „Поисках“ достаточно детально… Это сюжет центральный, главный»[15]. Биограф Пруста писатель Андре Моруа формулирует сюжет героя «Поисков» как драму «человека необычайно умного и болезненно чувствительного, который с детства умозрительно отправляется на поиски счастья, пытается достичь его во всех формах, но с неумолимой трезвостью отказывается обманывать самого себя, как то делает большинство людей. Они приемлют любовь, славу, свет по их мнимой цене. Пруст, отказываясь от этого, вынужден искать некий абсолют»[16]. В выражении идеи этого абсолюта автор и герой-Рассказчик неразделимы: «…моя мечтательность придавала очарование всему, что могло приманить её. И даже в моих чувственных влечениях, всегда устремлённых к единой цели, сосредоточенных вокруг одной грёзы, я мог различить в качестве основной двигательной силы идею, идею, ради которой я пожертвовал бы жизнью и центральным пунктом которой, как во времена моих дневных размышлений с книгой в комбрейском саду, была идея совершенства»[17]. Но в иных случаях Герой, Рассказчик и Автор сосуществуют в «Поисках» в более сложных соотношениях:

Пруст во многих случаях «использует прием сочетания трёх повествовательных регистров. Одним из них можно считать „регистр автора“, который всё в общих чертах продумал (что не мешает ему вносить множество поправок в первоначальный план)… Второй регистр — это „регистр рассказчика“, который — рассказчик — „знает“, как будут развиваться события, как будет протекать действие, так как для него оно — позади, он об этом вспоминает, причём, как уже о достаточно далёком прошлом. Наконец, третий регистр — это „регистр героя“, который он переживает (на худой конец наблюдает), происходящий здесь и сейчас»

А. Д. Михайлов («Поэтика Пруста»)[18].

Литературное становление герояПравить

«Марсель — невероятный Шерлок Холмс, в высшей степени счастливый в ловле мимолетных жестов и обрывочных историй, которые он видит и слышит»[19]. В первой книге «Поисков» — в момент запечатления детского восприятия образа мартенвильских колоколен, — «Пруст делает любопытнейшую вещь: он сталкивает свой нынешний стиль со стилем своего прошлого. Марсель просит бумаги и сочиняет описание этих трёх колоколен, которое рассказчик и воспроизводит. Это первый писательский опыт Марселя, очаровательный, несмотря на то что некоторым сравнениям, скажем, с цветами или с девушками, придана нарочитая детскость»[20]. В третьей книге он отыскивает, исправляет и посылает статью с описанием колоколен в «Фигаро»[21], в пятой — всё ещё надеется её обнаружить напечатанной[22], статья появляется лишь в шестой[23]. Автобиографическое содержание в образе Марселя показывает не столько внешнюю биографию, сколько его внутреннее «трудное, болезненное становление писателем»[24]. Поначалу самым трудным было сдвинуться с места, преодолеть инерцию сложившихся привычек: «Ах, если бы я мог, по крайней мере, начать писать! Но в каких бы условиях я не приступал к работе… с увлечением, методически, с удовольствием, отказываясь от прогулки, откладывая её, чтобы потом заслужить как награду, пользуясь тем, что я хорошо себя чувствую, или вынужденным бездействием во время болезни, — мои усилия неизменно увенчивала чистая страница, девственной белизны… Я представлял собой всего лишь орудие привычек не работать»[25]. В финале «Поисков» тяжело больной Рассказчик, приступая к работе над задуманной им книгой, признаётся: «Когда-то я был молод, мне всё давалось легко, и мои ученические записки Бергот находил „великолепными“. Но, вместо того чтобы упорно трудиться, я предавался лени, растрачивал себя в удовольствиях, истощал болезнями, заботами, капризами и за своё произведение принялся лишь накануне смерти, не имея никакого представления о ремесле»[26]. И в то же время он отмечает, что лень спасла его «от излишнего легкомыслия»[27].

В экранизацияхПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. V, 1999, с. 84—85,182.
  2. II, 1999, с. 301.
  3. Михайлов, 2012, с. 109.
  4. II, 1999, с. 373.
  5. VI, 2000, с. 262.
  6. III, 1999, с. 377.
  7. III, 1999, с. 356.
  8. VI, 2000, с. 175.
  9. II, 1999, с. 349—350.
  10. IV, 1999, с. 371.
  11. V, 1999, с. 278.
  12. IV, 1999, с. 15.
  13. V, 1999, с. 88—89.
  14. Михайлов, 2012, с. 95.
  15. Михайлов, 2012, с. 83.
  16. Моруа, 2000, с. 184.
  17. III, 1999, с. 43.
  18. Михайлов, 2012, с. 172—173.
  19. Набоков, 1998, с. 298.
  20. Набоков, 1998, с. 305–306.
  21. III, 1999, с. 348.
  22. V, 1999, с. 11.
  23. VI, 2000, с. 198.
  24. Фокин, 1999, с. 517.
  25. III, 1999, с. 146—147.
  26. VII, 2001, с. 369.
  27. VII, 2001, с. 372.

ИсточникиПравить

  • I — Пруст М. По направлению к Свану / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 540 с.
  • II — Пруст М. Под сенью девушек в цвету / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 607 с.
  • III — Пруст М. У Германтов / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 665 с.
  • IV — Пруст М. Содом и Гоморра / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 671 с.
  • V — Пруст М. Пленница / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 527 с.
  • VI — Пруст М. Беглянка / пер. с фр. Н. М. Любимова (прилож. Л. М. Цывьяна). — С-Пб.: Амфора, 2000. — 391 с.
  • VII — Пруст М. Обретённое время / пер. с фр. А. Н. Смирновой. — С-Пб.: Амфора, 2001. — 382 с.

ЛитератураПравить

  • Михайлов А. Д. Поэтика Пруста / Т. М. Николаева. — М.: Языки славянской культуры, 2012. — 504 с.
  • Моруа Андре. В поисках Марселя Пруста / пер. с фр. Д. Ефимова. — С-Пб.: Лимбус Пресс, 2000. — 382 с.
  • Набоков В. В. Марсель Пруст (1871-1922). «В сторону Свана» (1913) // Лекции по зарубежной литературе / пер. с англ. Г. А. Дашевского. — М.: Издательство Независимая Газета, 1998. — С. 275—324. — 510 с.
  • Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. По направлению к Свану. — М.: Амфора, 1999. — С. 516—539. — 540 с.
  • Daudet Ch. Répertoire des personnages de «À la recherche du temps perdu». — Paris: Gallimard, 1927. — 176 p.
  • Erman M. Héros (le) // Bottins proustiens. Personnages et lieux dans «À la recherche du temps perdu». — Paris: Gallimard, 2016. — P. 75—76.

СсылкиПравить