Резолюция Коминтерна по македонскому вопросу

Постановление Коминтерна от 11 января 1934 года стало официальным политическим документом, в котором впервые авторитетная международная организация признала существование отдельной македонской нации и македонского языка[1].

Первая страница Постановления. Документ имеет отметку «секретно».

ПредысторияПравить

В то время было немного историков, этнографов или лингвистов, которые утверждали, что существует отдельная македонская нация и язык[2][3]. В начале XX века среди большинства славян в регионе Македонии сосуществовали проболгарские этнические настроения и региональная македонская идентичность[4][5]. Раздел Османской Македонии между балканскими национальными государствами после завершения Балканских войн (1912–1913) и Первой мировой войны (1914–1918) оставил территорию, разделённую в основном между Грецией и Сербией (позже Югославией). В результате часть славянских жителей региона эмигрировала в болгарскую Пиринскую Македонию. Под контролем сербов в Вардарской Македонии местные жители столкнулись с политикой насильственной сербизации[6]. Греческие правительства также начали провозглашать политику преследования использования славянских диалектов как в публичном, так и в частном порядке, а также любых выражений этнической принадлежности. В 1919 и 1927 годах были подписаны соглашения об обмене населением, и основная часть славяноязычного населения Греции уехала в Болгарию. Таким образом, болгарская община на большей части территории начала сокращаться либо за счет обмена населением, либо за счет изменения своей этнической идентичности[7].

РезолюцияПравить

В июне 1931 года секретарь Исполкома Коминтерна Отто Куусинен в своем отчете по национальному вопросу Исполнительному комитету высказал предположение, что главной слабостью Коминтерна является недостаточная оценка национальных вопросов[8]. Куусинен призвал обсудить национальный вопрос, чтобы разработать новую национальную программу для каждой из сторон. Между тем, балканским коммунистическим партиям была дана директива о постепенном отказе от лозунга Балканской федерации, выдвигая на первый план «право отдельных народов на самоопределение на полное отделение». Причиной этого политического поворота стал рост нацизма в Германии. Так, в 1932 году члены Коминтерна, спонсируемые ВМРО(о)[en], впервые поставили вопрос о признании отдельной македонской нации[9]. Этот вопрос обсуждался между ними, однако произошел раскол, когда Васил Хаджикимов[bg] и его группа отказались согласиться с тем, что македонцы — это отдельный народ от болгар. Тем не менее, высшие учреждения Коминтерна были проинформированы об этом от Дино Кесева, который читал в Москве в 1933 году лекцию о самобытном македонском национальном самосознании.

В результате осенью 1933 года македонец Димитр Влахов — лидер ВМРО(о) и бывший болгарский дипломат был вызван в Москву и принял участие в ряде встреч[10]. На одном из них Исполнительный комитет приказал руководящим кадрам Балканского секретариата — поляку Валецкому и чеху Шмералю, подготовить специальное постановление по этому вопросу. Поскольку они понятия не имели об этой проблеме, с помощью Влахова решение ещё не было подготовлено[11]. Влахов утверждает, что до созыва консультации у руководства уже была позиция, согласно которой македонский народ существует[12]. Итак, 11 января 1934 года Политический секретариат Исполнительного комитета Коминтерна принял окончательное решение по македонскому вопросу о существовании македонской нации[13]. В основе новой концепции лежало общее мнение о том, что регион Македонии является одним из центров будущей империалистической войны, и поэтому Коминтерн ищет возможность ослабить противоречия между странами, которые им владеют. Это решение Коминтерна было признанием отдельной македонской нации[14]. По словам Влахова, именно это и произошло в Москве в 1934 году:

«Ранее я упоминал, что сам Коминтерн хотел, чтобы македонский вопрос был рассмотрен на одной из консультаций его исполнительного комитета. Однажды мне сообщили, что консультация будет проведена. Так оно и было. Перед созывом консультации внутреннее руководство комитета уже выработало свою позицию, включая вопрос о македонской нации, и поручило Балканскому секретариату подготовить проект соответствующей резолюции ... В резолюции, которую мы опубликовали в Makedonsko Delo в 1934 году, был сделан вывод, что существует македонская нация».

[15]

Он также упомянул, что резолюцию враждебно восприняли как члены Болгарской коммунистической партии, так и члены ВМРО(о), проживающие в Москве[16]. Сам Влахов был членом обеих организаций и советским шпионом[17], который до тех пор называл себя болгарином[18][19]. Он принял решение без какой-либо личной реакции или существенных комментариев, что подтверждает, что он действовал фактически как коммунистический агент[20]. Однако в Постановлении ни разу не упоминался неэффективный Влахов как лидер ВМРО(о)[21]. Постановление было впервые опубликовано в апрельском номере журнала ИМРО (Единая) «Македонско Дело»[22]. Следуя решению Коминтерна, ИМРО (Единая) взяла в качестве своего лозунга «право македонского народа на самоопределение до отделения» и образование «Македонской республики трудящихся масс». Несмотря на то, что формально это была резолюция ВМРО(о), это был документ, принятый Коминтерном, который сразу же был опубликован во всех рупорах этого международного коммунистического центра. Впоследствии господствующее болгарское общественное мнение утверждало, что Коминтерн является «изобретателем» идеи о существовании отдельной македонской нации[23].

ЗначимостьПравить

До Второй мировой войны эти взгляды на македонский вопрос не имели практического значения. Во время неё македонские идеи получили дальнейшее развитие у югославских партизан, хотя некоторые исследователи сомневаются, что даже в то время македонские славяне считали себя отдельной от болгар национальностью[24]. После того, как Красная Армия вошла на Балканы в конце 1944 года, коммунистические партии пришли к власти в Болгарии и Югославии, и их политика по македонскому вопросу была направлена на Резолюцию о поддержке развития самобытной этнической македонской идентичности[25]. Отдельный македонский язык также был кодифицирован в 1945 году.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Perry, Duncan. The Republic of Macedonia: finding its way // Politics, power, and the struggle for democracy in South-East Europe / Edited by Karen Dawisha, Bruce Parrott. — Cambridge University Press, 1997. — P. 228-229. — (Authoritarianism and Democratization and authoritarianism in postcommunist societies, vol. 2). — ISBN 0521597331.
  2. Dennis P. Hupchick states that "the obviously plagiarized historical argument of the Macedonian nationalists for a separate Macedonian ethnicity could be supported only by linguistic reality, and that worked against them until the 1940s. Until a modern Macedonian literary language was mandated by the communist-led partisan movement from Macedonia in 1944, most outside observers and linguists agreed with the Bulgarians in considering the vernacular spoken by the Macedonian Slavs as a western dialect of Bulgarian". Hupchick, Dennis P. Conflict and Chaos in Eastern Europe. — Palgrave Macmillan, 1995. — P. 143.
  3. Danforth, Loring M. The Macedonian Conflict: Ethnic Nationalism in a Transnational World. — Princeton University Press, 1997. — P. 65. — ISBN 0691043566.
  4. During the 20th century, Slavo-Macedonian national feeling has shifted. At the beginning of the 20th century, Slavic patriots in Macedonia felt a strong attachment to Macedonia as a multi-ethnic homeland… Most of these Macedonian Slavs also saw themselves as Bulgarians. By the middle of the 20th century, however Macedonian patriots began to see Macedonian and Bulgarian loyalties as mutually exclusive. Regional Macedonian nationalism had become ethnic Macedonian nationalism… This transformation shows that the content of collective loyalties can shift. Region, Regional Identity and Regionalism in Southeastern Europe: Part 1 / Edited by Klaus Roth, Ulf Brunnbauer. — Berlin: LIT Verlag Dr. W. Hopf Berlin, 2007. — P. 127. — (Ethnologia Balkanica, vol. 11). — ISBN 3825813878.
  5. «Where an overarching identity existed among Slavs in Macedonia, it was a Bulgarian one until at least the 1860s. The cultural impetus for a separated 'Macedonian identity' would only emerge later.» Gallagher, Thomas. Outcast Europe: The Balkans, 1789-1989: From the Ottomans to Milosevic. — Routledge, 2001. — P. 47. — ISBN 0415375592.
  6. Djokić, Dejan. Yugoslavism: histories of a failed idea, 1918–1992. — University of Wisconsin Press, 2003. — P. 117. — ISBN 0299186105.
  7. Banac, Ivo. The National Question in Yugoslavia: Origins, History, Politics. — Cornell University Press, 1988. — P. 33. — ISBN 0-8014-9493-1.
  8. Куусинен, О. Слабият участък от фронта на Коминтерна. — Комунистическо знаме, VIII. 1931, № 9, с. 19.
  9. Произходът на македонската нация - Стенограма от заседание на Македонския Научен Институт в София през 1947 г.
  10. Мемоари на Димитър Влахов. Скопје, 1970, стр. 356.
  11. Balkan Studies: Biannual Publication of the Institute for Balkan Studies, Hidryma Meletōn Chersonēsou tou Haimou (Thessalonikē, Greece), 1994, p. 363.
  12. Dimitar Vlahov, Memoirs, Skopje, Nova Makedonija, 1970, str. 357.
  13. Who are the Macedonians? Hugh Poulton, C. Hurst & Co. Publishers, 2000, ISBN 1-85065-534-0, p. 98.
  14. Палешутски, Костадин. Югославската комунистическа партия и македонският въпрос, 1919–1945, Издателство на Българската Академия на Науките, София 1985, стр. 223.
  15. Banac, Ivo. The National Question in Yugoslavia: Origins, History, Politics. — Cornell University Press, 1988. — P. 328. — ISBN 0-8014-9493-1.
  16. Balkan Currents: Studies in the History, Culture and Society of a Divided Land, Basil P. Caloyeras, Lawrence A. Tritle, Loyola Marymount Univ, 1998, ISBN 0941690822, p. 108.
  17. Разведка и контрразведка в лицах: энциклопедический словарь российских спецслужб, Анатолий Валентинович Диенко, Клуб ветеранов госбезопасности (Руссия), Издател Русскій міръ, 2002 стр. 97.
  18. Historical Dictionary of the Republic of Macedonia, Dimitar Bechev, Scarecrow Press, 2009, ISBN 0810862956, p. 105.
  19. According to the Macedonian historian Academician Ivan Katardzhiev all left-wing Macedonian revolutionaries from the period until the early 1930s declared themselves as "Bulgarians" and he asserts that the political separatism of some Macedonian revolutionaties toward official Bulgarian policy was yet only political phenomenon without ethnic character. This will bring even Dimitar Vlahov on the session of the Politburo of the Macedonian communist party in 1948, when speaking of the existence of the Macedonian nation, to say that in 1932 (when left wing of IMRO issued for the first time the idea of separate Macedonian nation) a mistake was made. Katardzhiev claims all this veterans from IMRO (United) and Bulgarian communist party remained only at the level of political, not of national separatism. Thus, they practically continued to feel themselves as Bulgarians, i.e. they didn't developed clear national separatist position even in Communist Yugoslavia. Академик Катарџиев, Иван. Верувам во националниот имунитет на македонецот, интервју за списание „Форум“, 22 јули 2000, број 329.
  20. Region, Regional Identity and Regionalism in Southeastern Europe: Part 1 / Edited by Klaus Roth, Ulf Brunnbauer. — Berlin: LIT Verlag Dr. W. Hopf Berlin, 2007. — P. 142. — (Ethnologia Balkanica, vol. 11). — ISBN 3825813878.
  21. Yugoslav communism and the Macedonian question, Stephen E. Palmer, Robert R. King, Archon Books, 1971, ISBN 0208008217, p. 48.
  22. Македонско дело, бр. 185, IV. 1934.
  23. Macedonia: Warlords and Rebels in the Balkans, John Phillips, I.B.Tauris, 2004, ISBN 186064841X, p. 37.
  24. Danforth, Loring M. The Macedonian Conflict: Ethnic Nationalism in a Transnational World. — Princeton University Press, 1997. — P. 65-66. — ISBN 0691043566.
  25. Politics, power, and the struggle for democracy in South-East Europe / Edited by Karen Dawisha, Bruce Parrott. — Cambridge University Press, 1997. — P. 229–230. — (Authoritarianism and Democratization and authoritarianism in postcommunist societies, vol. 2). — ISBN 0521597331.

СсылкиПравить