Открыть главное меню

Рибопьер, Александр Иванович

Граф (с 1856) Александр Иванович Рибопьер (20 апреля 1781, Санкт-Петербург — 24 мая 1865, там же) — русский придворный и дипломат швейцарского происхождения, управляющий государственными банками, действительный тайный советник, масон. Знаменитый в своё время красавец, блестящую карьеру при дворе сделал ещё в юности, при императоре Павле и в начале царствования Александра I. При пяти монархах он был, по свидетельству М. А. Корфа, «человек домашний во дворце»[1].

Александр Иванович Рибопьер
AlexanderIvanovichRibeaupierre Briullov.jpg
Дата рождения 20 апреля 1781(1781-04-20)
Место рождения
Дата смерти 24 мая 1865(1865-05-24) (84 года)
Место смерти
Род деятельности придворный, чиновник
Отец Иван Степанович Рибопьер (1750—1790)
Мать Аграфена Александровна Бибикова (1755—1812)
Супруга Екатерина Михайловна Потёмкина (1788—1872)
Дети 2 сына и 4 дочери
Награды и премии
Орден Святого апостола Андрея Первозванного с алмазными знаками RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg
Орден Святого Александра Невского с алмазами Орден Белого орла RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Происходил из швейцарского рода, представители которого в XVII веке проживали на берегу Невшательского озера[2]. Сын Ивана Рибопьера, бригадира российской службы, который погиб при штурме Измаила. Тот прибыл в Россию с рекомендательным письмом от Вольтера и был обласкан императрицей, которая женила его на дочери покойного генерала А. И. Бибикова. При крещении восприемником Александра, названного в честь именитого деда, был его тёзка, малолетний тогда великий князь Александр Павлович. Образование получил домашнее. Когда Рибопьеру минуло 9 лет, ему был взят в гувернёры старик француз Лебо, и он стал посещать Эрмитажные собрания. Ребёнок был необыкновенно красив; все ласкали его при дворе, куда часто водил его с собой отец.

Необыкновенная красота мальчика, геройская смерть отца и великие подвиги деда заставили строгую иногда по необходимости, но всегда чувствительную и добрую Екатерину взять отрока под особое свое покровительство: она сделала его офицером конной гвардии, часто призывала к себе и любовалась им. В восемнадцать лет, когда Павел пожаловал его камергером, на плечах у него такая была головка, за которую всякая, даже довольно пригожая девица готова была бы поменяться своею.

«Записки» Вигеля

Ранняя служба при двореПравить

 
Александр Рибопьер (1790-е)

При рождении был зачислен сержантом в лейб-гвардию Семёновского полка. В службу вступил 31 декабря 1788 года; Екатерина II пожаловала его вахмистром в Конную гвардию. Император Павел, вступив в должность гроссмейстера ордена св. Иоанна Иерусалимского, назначил одним из четырёх оруженосцев Рибопьера, продолжавшего действительную службу в Конном полку, на которую поступил в 1798 году корнетом. В феврале 1799 г. он был назначен флигель-адъютантом государя.

В феврале 1799 г. 17-летний Рибопьер был пожалован императором Павлом в действительные камергеры, а 13 июня назначен в посольскую миссию в Вену сверх штата. В Вене жил в доме графа А. К. Разумовского, а когда последний, после поражения Римского-Корсакова, был отозван из Вены, Рибопьер поехал в Петербург. Граф Ф. В. Ростопчин, управлявший в то время Коллегией иностранных дел, приказал допустить Рибопьера в Архив, чтобы он мог ознакомиться с прежними договорами и изучить историю иностранных сношений российского двора. Скоро, однако, он был исключён из службы, лишён камергерского ключа и Мальтийского креста и посажен в крепость.

В последние дни его царствования имел он поединок с князем Четвертинским за одну придворную красавицу; бредя рыцарством, Павел обыкновенно в этих случаях бывал не слишком строг; но как ему показалось, что любимая его княгиня Гагарина на него иногда заглядывалась, то из ревности велел он его с разрубленной рукой, исходящего кровию, засадить в каземат, откуда при Александре не скоро можно было его выпустить по совершенному расслаблению, в которое он оттого пришел. После того сделался он кумиром прекрасного пола.

«Записки» Вигеля
   
Родители А. И. Рибопьера на портретах Д. Левицкого

Подозрительному в таких вопросах императору донесли, что Рибопьер и Четвертинский (которому едва минуло 17 лет) дрались из-за княгини Гагариной. Поэт Гёте заносит в свой дневник: «Воскресенье. Происходит дуэль между князем Четвертинским и Рибопьером, последний ранен. Понедельник. Под уговором великого князя граф Пален должен замять дело. Нарышкин пробалтывается. Рибопьера сначала отправляют в крепость, потом высылают с семьей из города»[3]. В день своего восшествия на престол Александр I возвращает ему прежний чин и отправляет вновь в Вену. Перед этим на своё 20-летие Рибопьер был пожалован в действительные статские советники. В это своё пребывание в Вене он очень сблизился с графом А. К. Разумовским, который позднее сделал его своим душеприказчиком и завещал ему участь и судьбу своей жены.

1 декабря 1804 г. Рибопьер был снова вызван в Россию и оставлен при Коллегии иностранных дел. Он был в то время одним из старших камергеров и, в отсутствии обер-камергера, представлял императору лиц, им принимаемых. В войну 1806—1807 годов граф М. Ф. Каменский взял его с собой в армию. Рибопьер сделался сразу директором его канцелярии, его секретарём и компаньоном, начальником штаба, дежурным генералом. После того, как Каменский отпустил его, Рибопьер отправился к Беннигсену и пробыл в качестве дипломатического комиссара при главнокомандующем всю кампанию 1806-07 годов.

С учреждением в 1810 г. Государственного совета по плану Сперанского Рибопьер, по просьбе министра финансов Д. А. Гурьева, был перемещён во вверенное ему министерство и принимал участие в работах по преобразованию различных частей финансового управления и по основанию общественного кредита. Он заведовал двумя отделениями кредитного департамента.

Общие места, с тоном приговора им произносимые, людьми несведущими или невнимательными принимались за новые и глубокие мысли. Амур и гений вместе, он пленял в одно время и изумлял петербургское общество, за которое, право, я готов краснеть. Наконец, сама холодная и гордая баденская принцесса Амалия, сестра императрицы, находившаяся тогда в Петербурге, говорила об нем с восторгом, весьма похожим на любовь. Приобщенный к сонму полубогов, он совершенно забывал смертных, единокровных ему швейцарских молочниц.

«Записки» Вигеля

Деятельность в Смоленской губернииПравить

21 мая 1816 г. он получил приказание немедленно ехать в Смоленск для председательствования в следственной Комиссии, которой было поручено доискаться 7 млн рублей, отпущенных правительством для ссуды обывателям Смоленской губернии по представлению князя Кутузова и расхищенных. Рибопьер сумел отыскать все розданные суммы и обнаружить злоупотребления, а также привлечь к ответственности чиновников в 10 уездах. Труды эти были оценены Комитетом министров и Рибопьер был награждён орденом св. Владимира 3-й степени. Вскоре, 21 мая 1816 года, он был опять назначен председателем Комиссии, учреждённой в Смоленске для проверки отчётов в суммах и ведомостей о хлебе, употреблённых в пособие разорённым от войны обывателям.

Деятельность в государственных банкахПравить

 
Копия с портрета Джорджа Доу (1824), которая хранится в Эрмитаже

По представлению Гурьева, ему высочайше поручено было учредить Государственный коммерческий банк, и 16 августа 1817 г. Рибопьер был назначен управляющим этим банком. Он учредил отделения этого банка в ряде крупных городов империи: Москве, Риге, Одессе, Астрахани и Н. Новгороде (на время ярмарки). Вскоре он был назначен председателем Заёмного банка и, таким образом, стал во главе всех правительственных кредитных установлений, исключая ломбарды и кредитные подразделения опекунских советов и приказов общественного призрения. Он старался облегчить финансовые обороты частных лиц и тем самым упрочил благосостояние вверенных ему учреждений. За полезную деятельность был награждён 21 августа 1818 года чином тайного советника и орденами св. Анны 1-й степени (25 июня 1819 г.) и св. Владимира 2-й степени (12 августа 1821 г.). 4 января 1822 г. был командирован в Одессу для устроения черты порто-франко.

Перемены в жизниПравить

На место Гурьева, по рекомендации Аракчеева, был назначен Е. Ф. Канкрин. Рибопьер не счёл возможным продолжать службу под его начальством, был причислен к Герольдии и уволен от должности управляющего банком (10 августа 1823 г.), удостоившись немного ранее (9 мая) получить бриллиантовые знаки к ордену св. Анны 1-й степени. Император сохранил своё благосклонное расположение к Рибопьеру и 13 мая 1824 г. повелел считать Рибопьера в ведомстве Коллегии иностранных дел, а 15 августа того же года назначил его чрезвычайным посланником и полномочным министром в Константинополе (посланником в Тегеране в этот момент был зять А. И. Рибопьера Симон Мазарович; таким образом, перед Персидской и Турецкой войнами (1826-1829 г.г.) семейство Рибопьеров-Мазаровичей курировало всю ближневосточную политику Российской империи). Последовавшая вскоре кончина Александра I замедлила отъезд Рибопьера в Константинополь.

Деятельность по делам Турции и ГрецииПравить

Вскоре граф Нессельроде сообщил императору Николаю I о своевременности отправки в Вену Рибопьера, чтобы переговорить с Венским кабинетом о политике относительно Порты, в особенности же относительно восставших против турецкого ига греков. Вместе с тем, на Рибопьера 19 декабря 1825 г. было возложено поручение известить императора Франца о восшествии на престол Николая I. Затем Рибопьер отправлен в Аккерман, куда и Порта решилась послать уполномоченных на конференцию по возникшему восточному вопросу. На этих конференциях турки уступили всем требованиям, и Рибопьер поехал в Константинополь. Свершившееся Наваринское сражение раздражило султана, турецкое население было возбуждено против русских и иностранцев и взялось за оружие. Представители держав решили уезжать из Константинополя. Рибопьер с семьёй и частью свиты направился в Архипелаг, где находилась русская эскадра. Прибыв в Триест, он нашёл предписание возвратиться в Грецию и открыть для обсуждения её дел конференцию. Вслед за тем им было получено разрешение вести конференции в Италии. Рибопьер отправился в Гатаиолу, где конгресс продолжался около 6 месяцев. По завершении его Рибопьер возвратился в Константинополь. Порта постоянно выказывала ему знаки почтительного доверия и предупредительности; он добился от неё признания Греции как независимого государства в пределах, установленных Лондонской конференцией. Равным образом Рибопьер добился возвращения Турцией Сербии тех округов, которые были захвачены турками во время войны с Георгием Чёрным, и признания административной независимости Сербии под управлением князя Милоша, с уплатой ежегодной дани турецкому султану. Рибопьер был награждён алмазными знаками к ордену св. Александра Невского, во внимание к неусыпным трудам и к отличному благоразумию, а затем, 30 апреля 1830 года, был произведён в действительные тайные советники.

Последние годы жизниПравить

 
А. И. Рибопьер, 1863-65 гг

13 октября 1830 года отозван из Константинополя, а затем, в 1831 г., назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром при прусском и мекленбургском дворах.

6 декабря 1838 г. был назначен членом Государственного совета с оставлением, впредь до высочайшего повеления, при занимаемой им должности, от которой он, впрочем, был отозван через несколько месяцев, — именно 25 марта 1839 г., причём был награждён орденом св. Владимира 1-й степени. Рибопьер был назначен обер-шенком Высочайшего двора 15 апреля 1841 года, а затем — обер-камергером (6 декабря 1844 г.), присутствовал при освящении отстроенного Кремлёвского дворца в Москве в 1849 году и был награждён в тот день (3 апреля) орденом св. Андрея Первозванного.

 
Усадьба Новое Село на акварели дочери Софьи

В день коронования императора Александра II — 26 августа 1856 г. — Рибопьер был возведён в графское достоинство Российской империи. Позднее, 17 апреля 1862 г., ему пожалованы алмазные знаки ордена св. Андрея Первозванного.

С 12 марта 1862 года (после смерти канцлера Нессельроде) и до конца жизни Рибопьер занимал наивысшее положение среди чиновников Российской империи по старшинству пожалования в чин 2-го класса табели о рангах (чиновников 1-го класса в этот период в империи не было).

Во время приготовлений к погребению государя наследника Николая Александровича граф Рибопьер заболел нервной горячкой и через день скончался — 24 мая 1865 года. Он погребён в Санкт-Петербурге на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры[4]. Граф Пётр Валуев писал в дневнике[5]:

 Граф Рибопьер скончался вчера почти внезапно. Сильный припадок возвратного тифа кончил жизнь его в 24 часа. Добрый и милый старец. Мир его праху. 

Воспоминания графа Рибопьера, относящиеся к концу царствования Екатерины II и к царствованию Павла I, были изданы А. А. Васильчиковым в журнале «Русский архив» за 1877 год.

СемьяПравить

С 29 сентября 1809 года Рибопьер состоял в браке с Екатериной Михайловной Потёмкиной (1788—1872), дочерью генерал-поручика М. С. Потёмкина, внучатой племянницей князя Потёмкина[6]. Молодые люди знали друг друга с детства и давно проявляли взаимную симпатию, но княгиня Т. В. Юсупова мечтала для дочери о более блестящем замужестве, поэтому свадьба долгое время откладывалась.

Их роман возбуждал всеобщее участие, после долгих усилий со стороны родственников невесты, Голицыных и Браницких, удалось получить согласие матери, к приданому за дочерью она дала 200 тысяч рублей из собственного капитала. Брак оказался счастливым, Екатерина Михайловна почти не расставалась с мужем во время его поездок по Европе, вызванных его дипломатическою службою. Она была гостеприимной хозяйкою роскошных приёмов в их петербургском доме на Гороховой, их домашние спектакли посещались императором и всем двором. Екатерина Михайловна была кавалерственной дамой ордена св. Екатерины (пожалован в 22 августа 1826 — день коронации Николая I), а в 1854 году была пожалована в статс-дамы. В молодости она была красавицей и очень походила на императрицу Жозефину. Дети:

 
А. И. Рибопьер с младшей дочерью Татьяной, 1836 год
  • Аглаида (Анна) Александровна (04.11.1811[7]—15.09.1842), крестница бабушки Т. В. Юсуповой и А. А. Бибикова; фрейлина, замужем за бароном Зенденом, сыном гессенского посланника в Пруссии.
  • Софья Александровна (04.05.1813—08.07.1881), фрейлина, с 1836 года замужем за графом В. П. Голенищевым-Кутузовым (1803—1873).
  • Михаил Александрович (умер в младенчестве);
  • Мария Александровна (20.06.1816—22.09.1885[8]), фрейлина, c 1849 года замужем за прусским посланником в Константинополе графом Жозефом Брасье де Сен-Симоном (1798—1872); умерла в Париже, похоронена на Монмартре.
  • Иван Александрович (25.11.1817—06.02.1871), чиновник II Отделения СЕИВК (на 1849), гофмейстер (1863), женат на княжне Софье Васильевне Трубецкой, дочери генерала от кавалерии, генерал-адъютанта, сенатора В. С. Трубецкого. Их единственный сын Георгий Иванович Рибопьер (1854—1916) стоял у истоков олимпийского движения в России, был организатором атлетического общества и провел первый в России чемпионат по борьбе.
  • Татьяна Александровна (29.06.1829—14.01.1879), фрейлина, жена князя Н. Б. Юсупова, мать княгини Зинаиды Юсуповой.

Старшие дочери унаследовали красоту матери, современница писала про них[9]:

 ... Какие очаровательные особы, какие прелестные лица, особенно их выражение — соединение живости и кротости, и притом какой тон, сколько достоинства, я никогда не видала подобного комильфо. Они очаровательны! Можно быть красивее, особенно чем младшая, но нельзя быть привлекательнее. Чем больше на них смотришь, тем больше хочется их видеть. Если бы я была мужчиной, думаю, влюбилась бы в них, едва увидав. Все в один голос ими восхищаются, и молодые, и старые от них в восторге. 

Долли Фикельмон в 1831 году записала в своем дневнике[10]:

 Дочери Рибопьеров, хотя и не пользуются большим успехом, по-моему, прелестны. Их красоту находят очень холодной, но я считаю, что они хороши большими черными глазами, правильными чертами и бледностью лица, они немного похожи на евреек, однако ведь есть такие красивые еврейки! Но то, что в них особенно очаровательно, — выражение доброты, доброжелательности и отсутствие претенциозности, чем они всегда будут привлекательны. 

БиблиографияПравить

Рибопьер А. И. Записки графа Александра Ивановича Рибопьера // Русский архив, 1877.

ПримечанияПравить

  1. Записки барона М. А. Корфа.-М.: Захаров, 2003. — 720 с.
  2. Вилла Рибопьер: Русский пансион над Монтре | Наша газета
  3. Эйдельман Н. Я. Грань веков
  4. Рибопьер, граф Александр Иванович // Петербургский некрополь / Сост. В. И. Саитов. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1912. — Т. 3 (М-Р). — С. 581—582.
  5. Дневник П. А. Валуева в 2-х Т.- 2Т.- М.: Из-во АН СССР, 1961.- С. 46.
  6. В числе прочих потёмкинских владений унаследовала богатое село Банное.
  7. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.162. с. 407. МК Исаакиевского собора.
  8. ЦГИА СПб. ф.19. оп.125. д.502. с. 29.
  9. Письмо В. Н. Репниной к матери.
  10. Д.Фикельмон. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург.-М., 2009.

ИсточникиПравить