Открыть главное меню

Роды мелоса (др.-греч. γένη τῶν μελῳδουμένων; лат. genera melorum, genera modulandi), или тетрахордные роды (γένη τῶν τετραχόρδων), в античной музыкальной теории — роды интервальных структур, которые гармоника представляет в виде звукорядов в объёме кварты. Мелодия в античной музыке как правило складывалась из тетрахордов одного рода — диатонического, хроматического или энармонического, но также допускались (по крайней мере, в теории) и смешения родов, и переходы из рода в род. Сохранившиеся древнегреческие мелодии — по преимуществу диатонического рода.

ХарактеристикаПравить

Греческие теоретики музыки различали три рода мелоса: диатоника (διάτονον, diatonum[1]), хроматика (χρῶμα, chroma) и энармоника (ἐναρμόνιον, также ἁρμονία; enarmonium, также harmonia)[2]. От энармоники следует отличать энгармонизм — феномен, присущий мажорно-минорной тональности, с её опорой на равномерную темперацию. «Первым и самым древним из родов следует считать диатонический, поскольку человеческая природа натолкнулась на него первым; второй — хроматический; третий же и самый изысканный (ἀνώτατος букв. „наивысший“ или „наиважнейший“) — энармонический,— он был последним и восприятие едва привыкло к нему с большим трудом» (Аристоксен).

В качестве ядра интервальных систем теория рассматривает тетрахорд; более сложные интервальные системы рассматриваются как производные от него.

Критерием для отличия одного рода мелоса от другого служило чувственное восприятие двух наименьших интервалов тетрахорда как «сгущения» или «скученности» (греч. πυκνόν). В теории энармоника и хроматика считались «пикнонными» родами (сумма наименьших интервалов меньше третьего), диатоника «апикнонным» (любой из интервалов внутри тетрахорда не больше двух других, вместе взятых[3]).

Конкретные значения интервалов (выраженных в виде отношений чисел) в тетрахордах трёх родов не были строго закреплены в теории, но менялись от одного музыкального учения к другому (ср., напр., описания тетрахордов у Филолая, Архита, Аристоксена, Птолемея). Аристид Квинтилиан («О музыке», гл. 9), Никомах («Руководство по гармонике», гл. 12) и Боэций («Основы музыки», кн.1, гл.21) упрощённо представляют три рода мелоса таким образом:

  • Диатонический тетрахорд состоит из двух целых тонов и полутона.
  • Хроматический тетрахорд состоит из «триполутона» (др.-греч. τριημιτόνιον, лат. triemitonium; позже semiditonus, «полудитон»; с конца Средневековья — «малая терция») и двух полутонов.
  • Энармонический тетрахорд состоит из дитона (ditonus; с конца Средневековья — «большая терция») и двух диес (dieses).

Диатон несколько строже и естественней [других]; хрома же отступает от, так сказать, естественного растяжения и смягчается; звуки энармона пригнаны друг к другу наилучшим образом. Всего существует пять тетрахордов: низших, средних, соединенных, отделенных, высших [звуков]; и во всех них мелодия диатонического рода проходит через полутон, тон и тон — сначала в одном тетрахорде, затем (опять через полутон, тон и тон) в другом, и так далее. Потому и говорится «диатон» — то есть как бы проходящий через тон и ещё через тон. Хрома же, что по-гречески значит «цвет», представляет собой как бы первое изменение упомянутого [естественного] растяжения; она поется через полутон, полутон и три полутона — ведь всякий консонанс кварты состоит из двух тонов и полутона (впрочем, неполного[4]). Названное слово «хрома» выводится из кожного покрова, который, изменяясь, становится другого цвета. Энармон же, то есть «наиболее слаженный»[5], называется так, потому что во всех тетрахордах поется через диесу (диеса — это половина полутона), диесу и дитон.

Боэций. Основы музыки

У аристоксеников (последователей Аристоксена) диатоника и хроматика рассматривались в нескольких «оттенках» («хроях», греч. χρόαι); в энармонике оттенков не было. Части тона (полутоны и диесы) описывались как равные «музыкально-логические» величины которые запросто можно сложить:[6]

по-русски греческий и латынь интервалы внутри тетрахорда
мягкая диатоника (μαλακόν, mollе) 12 + 18 + 30
напряжённая (синтоническая) диатоника (σύντονον, incitatum) 12 + 24 + 24
тоновая хроматика (τονιαῖον, toniaeum) 12 + 12 + 36
полуторная (гемиольная) хроматика (ἡμιόλιον, hemiolium) 9 + 9 + 42
мягкая хроматика (μαλακόν, molle) 8 + 8 + 44
энармоника (ἐναρμόνιον / ἁρμονία, enarmonium / harmonia) 6 + 6 + 48

У Птолемея нет понятия оттенков рода, любая структурная разновидность мелоса именуется словом «род». Например, диатонический тетрахорд описывался им в следующих структурных разновидностях:

по-русски по-гречески интервалы внутри тетрахорда
диатон мягкий (μαλακόν) 8:7 10:9 21:20
диатон твёрдый (напряжённый, синтонический) (σύντονον) 10:9 9:8 16:15
диатон ровный (выравненный) (ὁμαλόν) 10:9 11:10 12:11
диатон тоновый (средний) (τονιαῖον, μέσον) 9:8 8:7 28:27
диатон дитоновый (двухтоновый) (διτονιαῖον) 9:8 9:8 256:243

Оттенки не меняют существа рода. Независимо от слегка различающихся числовых отношений модальные функции тетрахорда остаются неизменными, а этос рода описывается как единый и самотождественный. В частности,

Вид хромы как таковой сохраняется до тех пор, пока ощущается хроматический этос (τὸ χρωματικὸν ἦθος). У каждого из родов свой путь к восприятию, пусть даже используется не одно-единственное деление тетрахорда, но многие. Ясно, что род остаётся неизменным, при том что размеры [интервалов] меняются; род не меняется до определённого предела вместе с изменением интервальных величин, но остаётся самим собой; а если он остаётся собой, то остаются неизменными и функции (δυνάμεις) звуков[7].

Аристоксен. Основы гармоники

Вопрос употребительности (частотности) отдельных оттенков в античной музыке, который стоял уже в древние времена и до сих пор остаётся остро дискуссионным, вряд ли когда-либо может быть решён окончательно ввиду малочисленности сохранившихся нотных памятников и скудности прочих исторических свидетельств. Несомненно, что тетрахорд, описанный у Птолемея как «дитоновый диатон» (два пифагорейских целых тона + лимма), был наиболее древним и базовым — в таких же точно числах его можно найти уже у Филолая, позже в знаменитой космической гамме (в «Тимее») Платона, у Евклида (Sectio canonis), Эратосфена и у многих других античных авторов, вплоть до Боэция. Тетрахорд именно этой структуры, именно в этих числах стал основным для конструирования октавной диатоники[8] в средневековой западной Европе. Твёрдый оттенок диатоники послужил прообразом чистого строя для музыкальной теории Дж. Царлино.

РецепцияПравить

Хроматический и энармонический роды мелоса неоднократно также использовались — в специфических формах — на всём протяжении западноевропейской истории музыки. В конце Средневековья их взял на вооружение итальянский музыкальный теоретик Маркетто Падуанский. В эпоху Возрождения роды мелоса активно внедрял в практику Никола Вичентино, причём хроматика и энармоника в его трактовке получили особый статус «зарезервированной» для изысканного слуха музыки (musica reservata):

[Многие господа и люди благородного происхождения, особенно в славном городе Ферраре, где я сейчас нахожусь] действительно понимают, что (как доказывают древние писатели) хроматическая и энармоническая музыка заслуженно была зарезервирована (riserbata) для иного использования, нежели музыка диатоническая. Последняя, пригодная для обыденного слуха, исполнялась на публичных празднествах в общественных местах. Первая же, пригодная для изысканного (букв. «очищенного») слуха, применялась в ходе частных развлечений господ и князей, для воздания хвалы выдающимся особам и героям.

Вичентино. Древняя музыка, приведённая к современной практике (Практика I.4)

Понятие родов мелоса не исчезло и с наступлением Нового времени. В XVIII веке им (лат. genera modulandi), например, пользовался И. Г. Нейдхардт.

Микрохроматика, как дальнейшее развитие энармоники, также использовалась французскими композиторами конца XVIII - середины XIX веков Рейха и Галеви.

В XX веке хроматика и энармоника получили развитие в музыке И. А. Вышнеградского, А.Хабы, А.Пуссёра и мн. др. авангардистов.

Учение о родах мелоса легло в основу учения о родах интервальных систем в учении о гармонии Ю. Н. Холопова.

ПримечанияПравить

  1. Ю. Н. Холопов предлагал передавать как «диа́тон»
  2. По Холопову также «эна́рмон», например, см. в книге: Музыкально-теоретические системы. Учебник. М., 2006, с.70.
  3. Равенства между суммой двух нижних и верхним интервалами тетрахорда быть не может, поскольку кварта, будучи сверхчастичным (эпиморным) отношением, не может быть поделена надвое поровну (без введения иррациональных значений величин интервалов).
  4. То есть не ровно полутон; в своих трактатах Боэций неоднократно показывает, что целый тон 9:8, как и любое сверхчастичное (эпиморное) отношение, не может быть поделён поровну на 2 части (в рациональных числах).
  5. Прилагательное ἐναρμόνιος образовано от ἐν + ἁρμονία и буквально значит «гармоничный», «слаженный».
  6. Роды мелоса Аристоксена даны в реконструкции Птолемея, где кварта принимается равной 60 частям, целый тон — 24 частям, полутон — 12 частям; у Клеонида — в 2 раза меньшие числа.
  7. Между прочим, из этой цитаты совершенно очевидно, что т.наз. «зонная теория» существовала, как минимум, за 2300 лет до Н. А. Гарбузова.
  8. Точнее, миксодиатоники — с двумя b, круглым (соответствует нынешнему си-бемолю) и квадратным (соответствует нынешнему си).

Источники и их переводы на современные языкиПравить

  • A.M.T.S. Boetii de musica institutione libri quinque. Leipzig, 1872.
  • Karl von Jan. Musici scriptores graeci. Recognovit prooemiis en indice instruxit Carolus Janus. Leipzig, 1895.
  • Die Harmonielehre des Klaudios Ptolemaios, hrsg. v. Ingemar Düring. Göteborg, 1930.
  • Aristoxenus. Elementa harmonica, ed. R. da Rios. Roma, 1954.
  • Aristides Quintilianus on Music in Three Books. Translation <…> by Thomas J. Mathiesen. New Haven, 1983.
  • Greek Musical Writings. Volume II: Harmonic and Acoustic Theory, edited by Andrew Barker. Cambridge, 1989.
  • Аристоксен. Элементы гармоники. Издание подготовил В. Г. Цыпин. М., 1997 (т.1), 1998 (т.2).
  • А. М. С. Боэций. Основы музыки / Подготовка текста, перевод с латинского и комментарий С. Н. Лебедева. — М.: Научно-издательский центр «Московская консерватория», 2012. — xl, 408 с. — ISBN 978-5-89598-276-1.

ЛитератураПравить

  • Martin L. West. Ancient Greek Music. Oxford, 1992.
  • Thomas J. Mathiesen. Apollo’s Lyre. Greek Music and Music Theory in Antiquity and the Middle Ages. Lincoln & London, 1999.
  • Ю. Н. Холопов. Гармония. Теоретический курс. М., 2003.
  • Музыкально-теоретические системы. Учебник для историко-теоретических и композиторских факультетов музыкальных вузов. М., 2006.
  • Б. Л. ван дер Варден. Пробуждающаяся наука. Математика Древнего Египта, Вавилона и Греции. М., 2006.
  • Palisca C. Humanist revival of the modes and genera // Music and ideas in the sixteenth and seventeenth centuries, ed. by T. Mathiesen. Urbana: University of Illinois Press, p. 71-98.