Роменско-борщёвская культура

(перенаправлено с «Роменско-борщевская культура»)

Накануне возникновения древнерусского государства культура восточных и западных славянских племён в разных регионах имела свои незначительные локальные особенности, не нарушавшие общность славянской культуры в целом. Одной из таких локальных групп славянского раннесредневекового населения является роменско-борщёвская. Отличительными признаками роменско-борщёвской культуры являются погребальная обрядность и специфическая керамика. По мнению некоторых исследователей культура днепровского левобережья последней четверти 1-го тысячелетия является пришлой. Другие считают её возникшей в процессе длительного и непрерывного развития автохтонного населения и допускают возможность участия неславянских племён в формировании культуры. Большинство сходятся во мнении о культуре, которая явилась результатом миграции пришлых племён и местного населения[⇨].

Роменско-борщёвская культура
Раннее Средневековье
Археологические культуры на юге Восточной Европы. IX—X вв. Карта.svg
Археологические культуры последней четверти 1-го тысячелетия на юге Восточной Европы
Географический регион Восточноевропейская лесостепь
Локализация междуречье среднего Днепра и верхнего, и среднего Дона, верховья Оки
Типовой и другие памятники Новотроицкое городище, Битицкое городище, Титчиха
Датировка вторая половина VIII—первая половина XI вв.
Носители северяне (роменская)
вятичи (борщёвская)
Тип хозяйства пашенное земледелие,
приселищное животноводство
Исследователи М. В. Воеводский, Ф. М. Заверняев, И. И. Ляпушкин, В. А. Падин, А. В. Куза, О. В. Сухобоков, А. И. Москаленко, А. Д. Пряхин, А. З. Винников.
Преемственность
Лука-Райковецкая
(в меньшей степени для Роменской)
Волынцевская
Мощинская
(в меньшей степени для Борщёвской)
Древнерусская [''К'' 1]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ро́менско-борщёвская культура (укр. Роменсько-борщевська культура) — славянская раннесредневековая археологическая культура VIIIX (в некоторых регионах первой половины XI) веков[⇨] на территориях сегодняшней Украины и России[⇨].

Название и география распространенияПравить

Название получено по городу Ромны Сумской области, близ которого в начале XX века проводились раскопки древних поселений. В то же время исследовались поселения у села Борщёво[''К'' 2] в Воронежской области, где были обнаружены памятники близкие по материальной культуре с роменскими. Общность роменских (днепровских) и борщёвских (донских) групп свидетельствовала о единстве их происхождения, что и позволило объединить их в единую роменско-борщёвскую культуру[3].

Роменско-борщёвский ареал охватывает территорию левобережья Днепра — от бассейнов Десны, Сулы, Псёла, Ворсклы до верхнего и среднего Дона, и верховий Оки. Это области Украины: Черниговская, Сумская, Полтавская, Харьковская и России: Липецкая, Воронежская, Брянская, Курская, Белгородская, Орловская[4].

 
Н. Е. Макаренко — выделил роменскую культуру

История исследования и датировкаПравить

 
А. А. Спицын — перво­открыватель борщёвских памятников

В 1901 году Н. Е. Макаренко проводил раскопки на поселениях в окрестностях города Ромны Полтавской губернии, который затем и выделил данную культуру. Обнаруженные им памятники получили название роменских. В 1905 году А. А. Спицын исследовал городище и селище у села Борщёво в Воронежской губернии. Первоначально борщёвские древности считались хазарскими, однако в 1908 году А. И. Мартинович высказал предположение об их славянской принадлежности. В 1928—1929 годах эта гипотеза была подтверждена работами П. П. Ефименко и П. Н. Третьякова. По находкам монет на борщёвских поселениях была определена абсолютная дата культуры. Планомерное и систематическое изучение роменских и борщёвских памятников началось после Великой Отечественной войны. В 1958 году, после раскопок И. И. Ляпушкиным Новотроицкого городища, вышла его книга «Городище Новотроицкое», в которой он аргументированно обосновал теорию единства восточнославянского мира накануне и в период образования Древнерусского государства. В своих выводах он объединил вопросы истории и культуры славянского населения левобережья Днепра и верхнего, и среднего Подонья. И. И. Ляпушкин объединил роменскую и борщёвскую археологические культуры в единую славянскую — «Роменско-борщёвскую». После исследования А. Н. Москаленко борщёвского Титчихинского городища (1954—1962), её выводы по многим вопросам культуры донских славян совпадали с теми, которые были сделаны И. И. Ляпушкиным, в том числе об общности культур[5]. Исследования, проведённые в 1970—1980 годах, показали, что не все роменские памятники одновременны. Были выделены ранне- и позднероменские хронологические группы. К раннероменскому периоду относятся поселения близкие предшествующей волынцевской культуре и датируется второй половиной VIII—концом IX века. Позднему этапу роменской культуры соответствует X—первая половина XI века. Стратиграфические наблюдения показали отсутствие стерильных прослоек и следов пожарищ между роменскими и древнерусскими горизонтами, что говорит о непрерывности существования роменской культуры и мирном её перерастании в древнерусскую[3][6].

ПроисхождениеПравить

Роменская культура получила своё развитие на основе волынцевской. При сравнительном исследовании С. П. Юренко и А. А. Узяновым волынцевской и роменской керамики была установлена преемственность традиций изготовления лепной посуды. Волынцевские и роменские древности имеют культурную и генетическую близость во всех основных элементах. О. В. Сухобоков предлагал рассматривать волынцевскую и роменскую культуры как единую — волынцевско-роменскую. Переход от одной культуры в другую был постепенным. По утверждению И. И. Ляпушкина, в формировании роменской культуры приняло участие переселение в VIII веке в Днепровское левобережье части луки-райковецкого населения, что может подтверждаться изменением погребальной обрядности. Захоронения в грунтовых могильниках[''К'' 3] в IX—X веках постепенно сменялись курганными[''К'' 4]. В Окско-донском бассейне борщёвской культуры курганные захоронения появились уже в VIII веке. Славянское население, пришедшее сюда очевидно из Подесенья и Левобережья Днепра, не могло принести курганный обряд. Скорее всего курганная обрядность была заимствована ими у местного населения, представленного мощинской культурой[9][10].

Носители культуры и этническая составляющаяПравить

Большинство исследователей роменскую культуру связывают с северянами. Летописцы помещали северян по бассейнам левых притоков Днепра, «… а другие седоща по Десне и по Семи, по Суле и нарекошася северъ». Носителями борщёвской культуры в верхнеокском и донском бассейнах были вятичи. Как упоминает летопись: «А Вятко седе с родомъ своимъ по Оце (по Оке), от него же прозвавшася вятичи»[11][12]. Однако вятичи летописные располагались в верхнеокском бассейне (севернее среднего и верхнего Дона). Скорее всего верхнедонское славянское племя вятичей по какой-то причине не попало в летописный свод[2].

Антропологи В. В. Бунак и Т. А. Трофимова, отмечая разницу в антропологическом облике отдельных восточнославянских племён, пришли к заключению о сходстве северян и в меньшей степени вятичей с сардинцами — понтийской ветви средиземноморской европеоидной расы, образовавшейся в Причерноморском регионе. Согласно типологических схем Т. А. Трофимовой и В. В. Бунака понтийский — это узколицый европеоидный тип. По предположению В. В. Бунака в начале 2-го тысячелетия на территории Восточной Европы расселяются разные славянские племена, которые смешиваются с автохтонным населением, представлявшим протоазиатскую расу[13].

ПоселенияПравить

 
Донецкое городище. Харьковская область

Основным типом поселений роменцев являются городища (Новотроицкое городище, Донецкое городище, Большое Горнальское городище, Крапивенское городище и др.), что обусловлено прежде всего фактором внешней опасности. Устраивались они на мысах коренных берегов рек или в болотистых долинах рек, получая при этом хорошую естественную защиту. Если даже высоты рельефа явно недоставало для сооружения городищ, то для селищ использовались максимально возвышенные участки высотой от уровня воды 7—10 м (Лебяжье, Чапли). Некоторые городища имели искусственные оборонительные сооружения — валы и рвы. Селища часто располагались вблизи городищ. Расположение поселений относится к «кустовому» типу — они располагаются группами (гнёздами) в среднем по 3—9, на расстоянии друг от друга 2—5 км. Это может свидетельствовать об определённых родственных связях внутри групп и о социально-экономических отношениях между гнёздами поселений. Жилые и хозяйственные постройки размещались кучно бессистемно с характерным отсутствием вокруг жилищ усадеб и дворовых территорий. Городище с прилегающими селищами образовывали своеобразный микрорегион (археологи называют его «археологический ландшафтный комплекс»). На краю этих территорий обычно располагаются курганные могильники. Территории таких микрорегионов разделены ярко выраженными элементами ландшафта (балки, речушки, леса, болота)[14][15].

Одно из хорошо исследованных — Новотроицкое городище (является опорным памятником роменской культуры), которое в 1952—1954 годах наиболее полно было исследовано Днепровским Левобережным отрядом под руководством И. И. Ляпушкина на площади 3,9 га, где были обнаружены остатки 50 отдельно стоящих жилищ (полуземлянок), хозяйственные и производственные сооружения, печи и открытые очаги вне построек, а также несколько захоронений. Погибло поселение в результате сильного пожара. Покидая посёлок, жители оставили большое количество бытовых вещей, изделий из железа (сошники, ножи, серпы, косы, лемехи, мотыжки, топоры и тёсла, ложкорезы, наконечники стрел, рыболовные крючки, кресало и др.), украшения из бронзы и серебра. Обнаружено было три клада с дирхемами и предметами украшения из серебра. Сопоставив письменные источники и данные археологии, И. И. Ляпушкин сделал вывод, что городище было разрушено в результате нападения печенегов в конце IX века. Борщёвские поселения Подонья представлены также селищами и укреплёнными городищами (Борщёвское, Воргольское, Титчиха и др.) и по облику сходны с роменскими. Одним из наиболее исследованных памятников является городище с прилегающим к нему селищем близ хутора Титчиха[16][17].

ХозяйствоПравить

Основу хозяйства и роменского, и борщёвского населения составляло пашенное земледелие с применением переложной системы землепользования и двухпольного севооборота. Для обработки почвы применялось рало с широко- и узколопастными наральниками. В качестве тягловой силы использовались волы и лошади. Основным орудием уборки урожая являлся серп. Перед обмолотом собранный урожай просушивался на солнце или в специальных хозяйственных постройках — овинах. Исследования зерновых «житных ям»-хранилищ показали ассортимент культивируемых культур: овёс, рожь, вика, горох, просо, яровая и озимая пшеница, лён. Хранилища могли находиться как в жилых помещениях, так и за пределами. Размол зерна осуществлялся ручными каменными жерновами и зернотёрками. Второй по значению отраслью хозяйства являлось животноводство с преимуществом разведения крупного рогатого скота, затем свиней, мелкого рогатого скота и лошадей; были обнаружены также кости собак, домашней птицы и диких животных[18][19].

На сельское хозяйство, особенно в земледелии, было оказано положительное влияние со стороны носителей граничащей салтовской культуры. Об этом может свидетельствовать появление более прогрессивных орудий труда в земледелии — комплекса лемеха с череслом и косы, присущей исключительно салтовской культуре[20].

Материальная культураПравить

Жилища и хозяйственные постройкиПравить

 
Раскопанные остатки жилища с печью. У села Монастырище близ Ромен

На основании материалов Новотроицкого городища И. И. Ляпушкин реконструировал внешний облик роменско-северянского поселения. Жилища представляли собой углублённые на 0,5—1,2 м в землю четырёхугольные в плане полуземлянки[''К'' 5], в основном каркасно-столбовой конструкции площадью от 9—12 до 20—30 м2. Внутреннее устройство жилищ составляли материковые останцы вдоль стен, служившие своеобразной мебелью или рабочим местом, и вырезанные в глиняных останцах (или глинобитные) печи прямоугольной, круглой или овальной форм. Если же материк состоял из песчаных или подзолистых грунтов, то печи устраивались в специально принесённом и утрамбованном глиняном массиве. Печной свод монтировался из обожжённых глиняных вальков и имел конусовидную форму. Изнутри печь обмазывалась глиной. Под печи для повышения теплоотдачи иногда выкладывался из мелких камней и битой керамики, и тоже обмазывался глиной. Из-за плохой сохранности сводов нельзя однозначно сделать вывод о наличии дымоходов. В жилищах Новотроицкого городища в сводах печей обнаружены круглые отверстия, служившие возможно дымоходом. В своды печей часто вмонтировались глиняные блюда-жаровни, служившие для сушки зерна, трав и выпечки хлеба[22][14].

Характерным типом жилищ борщёвцев являлись однокамерные полуземлянки с деревянной обшивкой стен. Пол материковый земляной, без следов подмазки. Отапливались жилища печами, сложенными из камней, либо из камней и глины. Реже встречаются печи из глины, при сооружении которых частично использовался материк. Редко сооружались также каменные открытые очаги[23].

Хозяйственные постройки размещались вблизи жилищ. Это были ремесленные мастерские (металлургические, кузнечные, ювелирные, гончарные), амбары, постройки для помола зерна, хлева́, овины, очаги и печи вне жилищ, использовавшиеся в летнее время. Почти на всех исследованных поселениях выявлены остатки хозяйственных ям грушевидной формы, служивших в основном как зернохранилища. Изнутри ямы обмазывались глиной и обжигались, а над ямой устраивался шалашевидный навес[24].

РемеслоПравить

 
Горшок (муляж) роменской культуры

КерамикаПравить

 
Образцы керамики роменской культуры

Бо́льшая часть керамики роменских поселений — лепная, изготовлена без гончарного круга. Формы сосудов — горшки, миски, сковородки. Среди горшков распространёнными были высокие с усечённоконическим низом, выпуклыми плечиками с отогнутым наружу венчиком и более низкие, также с выпуклыми плечиками, но с вертикальным цилиндрическим верхом. Специфической особенностью роменской керамики является орнаментация — зигзагообразные и другие узоры, нанесённые по плечикам сосудов штампом из перевитой верёвочки[25].

Борщёвская керамика VIII—Х веков по всем характеристикам очень близка к роменской. Это — лепная посуда тех же форм (гончарная появляется здесь не ранее конца Х века). Даже в X веке применение гончарного круга являлось большой редкостью. Бо́льшая часть посуды её не орнаментирована, ме́ньшая украшена узорами, тождественными роменской орнаментации. Борщёвские горшки в целом более низкие, чем роменские и в глиняном тесте отсутствует дресва. В целом наборы роменской и борщёвской керамической посуды идентичны[26][16].

МеталлургияПравить

 
Спиральное височное кольцо северян. X—XI вв.

Находки шлаков, остатков горнов и сопел на роменских поселениях свидетельствуют об активном развитии железоделательного и железообрабатывающего ремёсел. Около половины технологически исследованных изделий было отковано из кричного железа и мягкой сырцовой стали. Другая половина — из средне- и высокоуглеродистой стали (цельностальные изделия, сваренные и термообработанные, инструменты с наварными стальными лезвиями). Производство и обработка цветных металлов представлены орудиями этого ремесла: льячеки (ковшик для разливания расплавленного металла), тигли, литейные формочки и коллекцией бронзовых и серебряных изделий: пяти- и семилучевые височные кольца, [''К'' 6] в том числе украшенные зернью, проволочные перстнеобразные колечки, шейные гривны, пластинчатые браслеты, перстни, привески и пр.[25].

О присутствии железоделательного производства на территории борщёвского ареала также свидетельствуют многочисленные различные железные изделия — орудия сельскохозяйственного труда, предметы быта и вооружения, поясные принадлежности. О бронзолитейном производстве говорят находки глиняных и каменных тиглей, литейных формочек, пинцетов[28].

Косторезное ремесло представлено изделиями из кости и рога: наконечники стрел, иглы для плетения сетей, различные острия, кочедыки, рукоятки, псалии, подвески[29].

ПогребенияПравить

На территории роменской культуры преобладал обряд трупосожжения на стороне. Кальцинированные кости, собранные с погребального костра, в глиняной урне или без неё, помещались в верхней части кургана. Редко встречаются курганы с захоронениями на горизонте. В качестве урн использовались лепные горшки, а на поздней стадии гончарные сосуды. По-видимому, украшения и вещи, сопровождавшие умерших, сгорали на погребальных кострах. Поэтому почти все курганные захоронения не имеют вещевых находок. Лишь изредка с сожжёнными остатками обнаруживаются бронзовые и стеклянные оплавленные предметы — височные кольца, проволочные перстни, поясные пряжки, стеклянные бусы. К последней четверти Х века принадлежат первые курганные трупоположения[25].

Борщёвские захоронения на Среднем Дону отличаются стабильностью погребального обряда: трупосожжение на стороне и помещение кремированных остатков в деревянные камеры и оградки. Погребальный инвентарь почти полностью отсутствует кроме керамики. Курганы Верхнего Дона содержат разные типы погребений. При трупосожжении за пределами кургана: помещение остатков на погребённой почве; помещение кремации в деревянные камеры; вторичный обжиг на месте кургана. Возведение курганов на месте трупосожжения в деревянных конструкциях[16].

Историческая судьбаПравить

В начале IX века роменское население попало в данническую зависимость от Хазарского каганата. После походов киевских князей на роменские земли — Олега в 884 году и Святослава в 964, северяне стали платить дань киевским князьям. Постепенно они втягивались в социально-политический, экономический и культурный процесс интеграции и образования древнерусского государства. К середине XI века роменская культура на всей территории перестаёт существовать. Славянские поселения борщёвской культуры прекращают существование в конце X века (на реке Воронеж в XI веке). Это связывается с нашествием печенегов и гибелью Хазарии[12]. Большая часть славянского населения борщёвской культуры покинула Донской регион и переселилась в Рязанское Поочье. Одним из аргументов переселения борщёвцев в рязанские земли может являться перенесённая туда технология постройки каркасно-столбового типа жилищ, когда доски или плахи вставлялись в выбитые в каркасных столбах пазы. Роменская и борщёвская культуры постепенно трансформировались в древнерусскую[30][31].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Древнерусская культура, сложившаяся в X веке, имеет восточнославянские корни предшествующего времени, сформированные в VIII—IX веках[1].
  2. Местные жители называли своё село «Боршево» и археологи долгое время (весь ХХ век) именовали культуру Роменско-Боршевской[2].
  3. Грунтовые могильники слабо или совсем не выражены на местности никакими рельефными признаками, в результате чего большая их часть выявляется либо случайно, либо широкомасштабными исследованиями археологических памятников[7].
  4. Название получено от надмогильного сооружения — кургана (земляной насыпи), сооружавшегося над местом погребения[8].
  5. Жилище, углублённое в землю, с выступающими над поверхностью земли стенами и крышей. Для построек с небольшим заглублением на 0,2—0,4 м примени́м термин не «полуземлянка», а ««постройка с углублённым полом»[21].
  6. В VIII—IX веках в земли Восточной Европы происходило переселение многочисленных славянских групп из Подунавья, о чём свидетельствуют появление и распространение различных вещевых находок дунайского происхождения, в том числе височные кольца, послужившие прототипами семилучевых и семилопастных украшений радимичей, вятичей и северян. Височное кольцо с семью острыми лучами, найденное на Новотроицком городище (IX век), отлитое вероятно на месте, копирует украшения, привнесённые из Подунавья. Семилучевое височное кольцо городища Хотомель в Припятском Полесье относится к VIII—IX векам. Лучевые кольца того же облика найдены на городище роменской культуры Горналь, на городище борщёвской культуры Титчиха в Воронежском Подонье, в Кветуни под Трубчевском, а также на поселениях в Гнёздово под Смоленском и Супрутах в Верхнем Поочье. В целом они датируются IX—X веками[27].
Источники
  1. Баран, 1990, с. 321.
  2. 1 2 Генофонд.
  3. 1 2 Нечаева И. В. Роменско-борщёвская культура. Энциклопедия Всемирная история. Дата обращения 20 февраля 2020.
  4. Баран, 1990, с. 261.
  5. Винников А. З. А. Н. Москаленко и изучение славян верхнего и среднего Дона эпохи раннего средневековья // Вестник ВГУ : журнал. — 2018. — № 1. — С. 7, 8.
  6. Баран, 1990, с. 255, 304, 306, 307.
  7. Краснов Ю. А. Раскопки грунтовых могильников. Институт археологии (2009). Дата обращения 29 апреля 2020.
  8. Могильники. Культурное наследие Новосибирской области. Дата обращения 29 апреля 2020.
  9. Седов, 1995, с. 198—200, 202.
  10. Сухобоков, 1975, с. 4, 5.
  11. Баран, 1990, с. 316, 318.
  12. 1 2 Цыбин М. В. Славяне на Дону. Археологический музей Воронежского университета (2006). Дата обращения 22 февраля 2020.
  13. Алексеева, 1973, с. 4, 6, 7.
  14. 1 2 Седов, 1995, с. 200.
  15. Кашкин А. В. Дорогами Ляпушкина. Роменцы в Курском посеймье. — С. 45, 46.
  16. 1 2 3 Баран, 1990, с. 318.
  17. Луговая Л. Н., Мельникова И. С. Материалы по исследованию археологических памятников Днепровского левобережья экспедиции под руководством И. И. Ляпушкина. — С. 18, 19.
  18. Сухобоков, 1975, с. 89, 95, 97—99, 102, 104.
  19. Роменско-борщёвская культура / Хозяйство. Проект Генофонд:рф. Дата обращения 24 февраля 2020.
  20. Горбаненко С. А. Сельское хозяйство до образования Киевской Руси. — С. 108, 109.
  21. Башкатов Ю. Ю. Ранние средневековые жилища Днепровского левобережья: проблема происхождения. — С. 109.
  22. Баран, 1990, с. 271, 272, 316.
  23. Баран, 1990, с. 274, 318.
  24. Баран, 1990, с. 275.
  25. 1 2 3 Седов, 1995, с. 201.
  26. Седов, 1995, с. 202, 204.
  27. Седов В. В..
  28. Седов, 1995, с. 204, 205.
  29. Седов, 1995, с. 205.
  30. Седов, 1995, с. 202, 205.
  31. Ковалевский, 2002.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

Дополнительная литератураПравить