Ростовская операция (1943)

Ростовская наступательная операция 1943 года (1 января — 18 февраля 1943 года) — наступательная операция войск Южного фронта, проведённая при содействии Закавказского фронта, а с 24 января — Северо-Кавказского фронта; часть Северо-Кавказской операции 1943 г. Цель — освободить Ростов-на-Дону, отрезать пути отхода северо-кавказской группировке противника на север.

Ростовская операция
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Ww2 map25 Dec42 Feb43.jpg
Советское наступление: 13 декабря 1942 - 13 февраля 1943
Дата 1 января18 февраля 1943
Место Донецкий бассейн, СССР
Итог Победа СССР
Противники

Флаг СССР СССР

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия

Командующие

Флаг СССР А. И. Ерёменко (до 2.02.1943)
Флаг СССР Р. Я. Малиновский (со 2.02.1943)
Флаг СССР И. В. Тюленев[источник не указан 143 дня]

Э. Манштейн

ПредысторияПравить

См. Котельниковская операция

Ход операцииПравить

1 января войска Южного фронта перешли в наступление. За две недели боёв они продвинулись на 150—200 км и вышли в излучину Дона и Манычского бассейна. К исходу 23 января войска Южного фронта вышли на рубеж Северский Донец, Дон, Весёлый, Целина.

Сражение под станцией МанычскаяПравить

Опубликованные воспоминания начальника штаба 48-го танкового корпуса Ф. Меллентина[1], воспроизводят следующую версию боевых действий сторон второй половины января 1943 года.

События, непосредственно предшествовавшие сражениюПравить

Непосредственно после Рождества, в результате удачного взаимодействия 6-ой и 11-ой немецких танковых дивизий под Тацинской был разгромлен 2-й гвардейский танковый корпус в составе 4-й гвардейской, 2-й, 54-й танковых и 24-й мотострелковой бригад. Однако, после ухода немецкой 11-й танковой дивизии оборонять позиции на реке Чир стало невозможно. Сопротивление немецких частей было сломлено. Нависла угроза окружения советскими войсками всего южного крыла Восточного фронта у морского побережья[2].

В январе 1943 года положение немцев и румын на Кавказе стало критическим. 17-я армия отходила на Кубанский плацдарм, а 1-я танковая армия двигалась к Ростову-на-Дону. Сдерживая натиск трёх советских армий, оперативная группа «Холлидт» и 48-ой танковый корпус (в состав корпуса входили 6-я, 7-я танковые и 302-я пехотная дивизии) отошли к реке Северский Донец. Остатки 4-й танковой армии генерала Гота (в составе 57-го танкового корпуса с его двумя 17-й и 23-й танковыми дивизиями и 16-й мд) были выбиты советскими войсками из-под Котельниково и отброшены к реке Сал. 20 января 1943 года советские части силами четырёх корпусов под командованием генерала Ерёменко на фронте 4-ой танковой армии продвинулись вниз по реке Маныч до впадения в Дон. 4-я танковая армия отступила со своих позиций на реке Сал и далее была оттеснена на реку Маныч юго-восточнее Ростова. Генерал-полковник Гот сумел с помощью своего начальника штаба генерала Фангора организовать удачные действия 4-ой танковой армий и задержать продвижение советской армии, преследовавшей его «по пятам с фронта». Одновременно, он избежал окружения путём нанесения коротких и быстрых ударов на обоих флангах[2].

Советское командование первоочередной задачей считало взятие не Ростова-на-Дону, а Батайска (это позволяло прекратить сообщение с кавказской группировкой немецких войск по железной и автомобильной дорогам) и Азова (что полностью перекрывало возможность сообщения с кавказской группировкой немецких войск по суше). В директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 23 января 1943 за подписью И. Сталина говорилось:

Захват Батайска нашими войсками имеет большое историческое значение. Со взятием Батайска мы закупорим армии противника на Северном Кавказе, не дадим выхода в районы Ростова, Таганрога, Донбасса 24 немецким и румынс­ким дивизиям.

Войскам Южного фронта необходимо отрезать 24 дивизии противника на Северном Кавказе от Ростова, а войска Черноморской группы Закавказского фронта, в свою очередь, закроют выход этим дивизиям противника на Таман­ский полуостров.

Основные силы Южного фронта, расположенные в районе Маныча и юж­нее Дона, необходимо немедленно двинуть на Батайск для захвата Батайска и Азова, для перехвата основных путей отхода противника и для окружения его отходящих частей, с тем чтобы вся техника противника осталась на месте.

Директива Ставки ВГК № 30025 командующему войсками Южного фронта на разгром северокавказской группировки противника.[3]

По расчётам немецкого командования, 4-я танковая армия должна была предотвратить удар советских войск в тыл 1-й немецкой танковой армии, отступающей с Кавказа и воспрепятствовать прорыву советской армии вдоль нижнего течения Дона на Ростов-на-Дону.

Было ясно, что сил армии не хватит для того, чтобы перекрыть для продвижения противника всю территорию от нижнего течения Дона до северных предгорий Кавказа.

Эрих фон Манштейн, Утерянные победы - Ростов-на-Дону : изд-во «Феникс», 1999.- стр. 428

.

Советской армии удалось форсировать реку Маныч и овладеть станицей Манычской, расположенной на западном берегу. Смелым броском советские танки достигли аэродрома города Ростова[2], отрезав пути отхода 1-й танковой армии. Появилась возможность взятия Ростова-на-Дону советской армией и блокирования путей отхода с Кавказа немецких частей под командованием фельдмаршала фон Клейста.

Сражение за МанычскуюПравить

Командование группы армий «Дон» приняло решение использовать 7 и 11 танковые дивизии для нанесения контрудара по советским частям, наступающим через нижний Маныч на Ростов. 22 января Манштейн переправил 11-ю танковую дивизию генерала Балька на южный берег Дона для поддержки контрудара 4-й танковой армии. 23 января 11 танковая дивизия во взаимодействии с 16 мд нанесла удар по наступающим советским частям и отбросили их к станице Манычской. 24 января немецкие части атаковали станицу, но были отбиты. Советская армия сильно укрепила станицу: между домами были расположены неподвижные танковые точки, которые трудно было не только подавить, но и обнаружить.

«Важно было захватить станицу с её большим мостом через реку Маныч, так как наличие этого моста в руках русских давало им возможность в любое время возобновить наступление на Ростов. 25 января 11-я танковая дивизия получила приказ ликвидировать плацдарм русских любой ценой»[4].

Как отмечает в своих воспоминаниях Ф. Меллентин, для успеха второй атаки важно было заставить танки, замаскированные главным образом в южной части станицы, выйти из своих укрытий. Для достижения этой цели немецкая артиллерия сосредоточила огонь на северо-восточной окраине станицы. Под прикрытием дымовой завесы была предпринята ложная атака с использованием бронетранспортёров. Советские танки начали перемещаться в северную часть станицы. Затем огонь дивизионной артиллерии был внезапно перенесён на южную окраину станицы и сосредоточен на участке прорыва. Темп стрельбы был доведён до максимального. При этом одна батарея немцев продолжала поддерживать дымовыми снарядами ложную атаку. Танки 15-го танкового полка атаковали станицу с юга и захватили советские оборонительные сооружения. Советские танки были атакованы с тыла и уничтожены. Прорыв 15-го полка был осуществлён в месте первого неудачного прорыва. «Пехота русских бежала за реку, даже не успев разрушить мост». В этом бою немцами было захвачено 60 противотанковых орудий, уничтожено 28 танков[5]. С советской стороны потери в живой силе — более 500 человек убитыми и ранеными. По мнению немецкого командования, немцы понесли незначительные[какие?] потери. Эта хорошо подготовленная атака 11-й танковой дивизии временно остановила наступление советской армии на Ростов-на-Дону с юга и обеспечила возможность продолжить вывод немецких войск с Кавказа и их снабжение по суше в течение почти трёх недель.

Последующие событияПравить

Однако, как пишет в своих мемуарах Эрих фон Манштейн, обстановка на южном фланге 4-й танковой армии оставалась критической. Советская армия возобновила давление между 4-й танковой армией и 1-й танковой армией с целью охватить 4-ю танковую армию с юга и оттеснить 1 танковую армию от Ростова. К 31 января у немецкого командования появилась надежда, что 1 танковой армии удастся отойти через Ростов и своевременно сосредоточиться на реке Северский Донец с тем, чтобы помешать прорыву советских войск через Донец к морскому побережью[6]. 4 — 5 февраля положение на фронте группы армий «Дон» заметно обострилось. Советские войска сильно теснили 4-ю танковую армию, прикрывающую Ростовскую переправу через Дон и отход 1 танковой армии через Ростов. Две советские армии 44-я и 58-я присоединились к тем трём (51-я, 2-я гвардейская и 28-я армии), которые действовали против 4-й танковой армии. Было понятно, что советская армия готовит наступление крупными силами на Ростов[7].

Командующий группой армий «Дон» Эрих фон Манштейн отмечал, что в связи с возникшей угрозой необходимо было вывести с «балкона» 4-ю танковую армию путём сокращения линии фронта: восстановить позиции 1941 г. от рубежа Миуса и далее на север до Донца. Он считал, что будет оперативной ошибкой пытаться удержать линию фронта на Северском Донце и нижнем Дону без каких-либо активных действий. Немецкой армии необходим был своевременный удар со стороны Харькова и нанесение советской армии поражения северо-восточнее города до начала весны[8].

7-го февраля советская армия взяла Батайск — пригород города Ростова, который расположен на южном берегу Дона. Это позволило прервать железнодорожное сообщение с немецкой группировкой на Кавказе.

14-го февраля части советской 28-ой армии (командующий — генерал Герасименко В. Ф.) овладели городом Ростов-на-Дону.

Советские войска были остановлены на реке Миус, где немцы построили сильно укреплённый оборонительный рубеж. 18 февраля советские войска перешли к обороне. Этим закончилась Ростовская наступательная операция 1943 г.

ИтогиПравить

Освобождена бо́льшая часть Ростовской области.

Из-за недостатка сил не удалось своевременно отрезать путь вывода немецких и румынских войск с Кавказа через Ростов-на-Дону[9] — в частности, была успешно выведена с Кавказа немецкая 1-я танковая армия.

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

  1. Меллентин Ф., Бронированный кулак вермахта- Смоленск: «Русич», 1999.-528 с.(«Мир в войнах»)
  2. 1 2 3 Эрих фон Манштейн, Утерянные победы — Ростов-на-Дону : изд-во «Феникс» , 1999. — 640 с.
  3. Директива Ставки ВГК № 30025 командующему войсками Южного фронта на разгром северокавказской группировки противника. ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 139. Л. 163, 164. Источник 1, источник 2
  4. Меллентин Ф., Бронированный кулак вермахта- Смоленск: «Русич», 1999.-528 с.(«Мир в войнах»), стр. 303
  5. Ганс Шойфлер «Танковые асы вермахта. Воспоминания офицеров 35 танкового полка 1939—1945» — М: ЗАО «Центрполиграф», 2015—447 с.(«За линией фронта. Мемуары») стр. 297
  6. Эрих фон Манштейн, Утерянные победы — Ростов-на-Дону : изд-во «Феникс» , 1999.- 640 с., стр. 441
  7. Эрих фон Манштейн, Утерянные победы — Ростов-на-Дону : изд-во «Феникс» , 1999.- 640 с., стр. 448
  8. Эрих фон Манштейн, Утерянные победы — Ростов-на-Дону : изд-во «Феникс» , 1999.- 640 с., стр. 445
  9. Ростовская операция 1943 // Великая Отечественная война, 1941—1945 : энциклопедия / под ред. М. М. Козлова. — М. : Советская энциклопедия, 1985. — С. 621-622. — 500 000 экз.