Рукн ад-Дин Сулейман-шах

Рукн ад-Дин Сулейман-шах или Сулейман-шах II — султан Коньи в 1196—1204 годах.

Рукн ад-Дин Сулейман-шах
перс. ركن الدين سليمان شاهтур. II. Süleyman Şah)
Золотая монета времён правления Рукн эд-дина
Золотая монета времён правления Рукн эд-дина
1196 — 1204
Предшественник Кей-Хосров I
Преемник Кылыч-Арслан III
Смерть 1204(1204)
Отец Кылыч-Арслан II

БиографияПравить

При жизни отцаПравить

Сулейман-шах был сыном сельджукского султана Рума Кылыч-Арслана II. Имя было дано в честь прадеда Кылыч-Арслана и основателя турецкого сельджукского государства Сулейман-шаха. Как и другим сыновьям, Кылыч-Арслан дал Сулейману хорошее образование[1].

Первое упоминание Сулеймана в источниках относится к последним годам правления Кылыч-Арслана[2]. По словам Ибн-Биби, незадолго до смерти Кылыч-Арслан II разделил своё царство между 9 сыновьями (Михаил Сириец датировал это 1189 годом[3]). Сулейману при этом достался город Токат[4]. Кутб ад-Дин Мелик-шах получил Сивас и Аксарай, Тогрул-шах — Эльбистан, Баркиярук — Никсар и Коюльхисар[en], Махмуд Султан-шах — Кайсери, Кайсар-шах — Малатью, Арслан-шах — Нигде, Месуд-шах — Анкару, Кей-Хосров — Улуборлу и Кютахью [2]. Эрегли Кылыч-Арслан II отдал брату Санджар-шаху[5].

Через некоторое время сыновья Кылыч-Арслана начали борьбу за трон. Согласно Ибн-Биби, в 1186 году Мелик-шах выступил против отца, и их армии встретились у Кайсери. Но воины Мелик-шаха не захотели сражаться с Кылыч-Арсланом и столкновения не произошло[2].

Примерно в это время Сулейман расширил свою территорию до побережья Чёрного моря. Но при жизни отца Сулейман захватывал только византийские территории, он не тронул расположенные рядом с Токатом Никсар и Коюльхисар, избегая конфликтов с братьями. Сулейман-шах продолжал сельджукские завоевания, в то время как его братья боролись друг с другом[6].

После покорения Иерусалима в 1187 году Салах-ад-дину Римский папа объявил новый крестовый поход. В марте 1190 года император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса переправился из Галлиполи в Анатолию и у Улуборлу пересек границу сельджукского султаната. Кей-Хосров, правивший в регионе, в союзе с Мелик-шахом и Месудом решил вступить с ним в борьбу. Однако Кылыч-Арслан предпочел не давать сражения, а совершать на армию крестоносцев набеги небольшими отрядами. 17 мая 1190 года Мелик-шах с братьями потерпел поражение. Фридрих Барбаросса вошел в покинутую Кылыч-Арсланом Конью. Позже он заключил с Кылыч-Арсланом договор, и армия крестоносцев отправилась в Силифке[2].

В 1190 году после ухода крестоносцев Мелик-шах захватил отца и заставил его объявить себя наследным принцем[2]. Началась борьба сыновей Кылыч-Арслана за трон. В начале Сулейман-шах не боролся за султанат. Мелик-шах захватил Кайсери и убил Султан-шаха. Кайсер-шах женился на племяннице Салах ад-Дина и заручился его поддержкой против Мелик-шаха. Примерно в это время между Сулейман-шахом и Мелик-шахом началась вражда. По словам Ибн-Биби, Сулейман «имел обиду и вражду с братом Кутбеддином Меликшахом». Но. по мнению О. Турана, других свидетельств конфликта братьев в этот период не найдено и, возможно, никакого реального конфликта в это период не было[7].

Кылыч-Арслан бежал к младшему сыну Кей-Хосрову в Улуборлу и объявил его наследником. При поддержке византийцев и жителей Коньи он занял Конью и взошел на престол, после чего Мелик-шах ушел в Аксарай. Кылыч-Арслан осадил его вместе с Кей-Хосровом, но во время осады султан заболел и умер 26 августа 1192 года. Его тело было перевезено в Конью и захоронено у мечети, построенной его отцом Месудом I[2].

Борьба за тронПравить

После смерти отца Сулейман-шах начал борьбу со своим старшим братом Мелик-шахом. Когда тот вскоре умер, Сулейман-шах хотел захватить его земли, но на них претендовал и правивший в Анкаре их брат Месуд. Сулейман-шах «будучи более даровит от природы и более опытен в военном деле» победил Месуда и подчинил Сивас, Кайсери и Аксарай, оставив, однако, Месуду Анкару[8][9]. По мнению О. Турана, Сулейман-шах решил не тратить сил на Анкару и сосредоточиться на Конье[9]. Из оставшихся в живых его братьев пятеро его поддержали. Единственным из братьев, ещё противостоявшим ему, был Кей-Хосров, в распоряжении которого было войско Улуборлу и Коньи[8].

Согласно «Анонимному сельджукнаме», Сулейман сначала не имел амбиций в отношении Коньи[9]. Однако Никита Хониат писал, что «воспылал неукротимою злобой против Кайхозроя, давно уже питая страсть овладеть Икониею, как отцовским престолом, и вообще ненавидя его, как христианина по матери»[10]. Кей-Хосров заключил перемирие с византийским императором, видимо, опасаясь Сулейман-шаха. «Анонимный сельджукнаме» содержит обвинение Кей-Хосрова в смерти Кылыч-Арслана: якобы, некоторые из эмиров, служивших Кей-Хосрову, сбежали от него к Сулейман-шаху. Они сообщили, что Гияседдин вместе с несколькими людьми отравил Кылыча Арслана, а затем убил сообщников. Кроме того, Кей-Хосров, якобы, скрывал смерть отца 4 месяца, О. Туран полагал, что эти слухи были пущены Сулейман-шахом, чтобы оправдать нападение на брата, объявленного отцом наследником[9]. У законного наследника старого отца не было оснований совершать убийство. Другой слух о матери-христианке Кей-Хосрова Сулейман тоже использовал лишь как инструмент пропаганды. Самого его это не задевало, поскольку женитьба на христианках не противоречит традициям сельджуков[11].

Сулейман-шах осадил Кей-Хосрова в Конье. Длительная осада (четыре месяца) привела к голоду в городе. Жители связались с Сулейман-шахом и пообещали ему, если он снимет осаду[8], 500 000 дирхамов серебра, 300 атласных тканей, 200 одежд с золотым шитьем, 3000 отрезов сукна. 10 000 локтей льна, 300 голов лошадей, 10 000 овец и 300 верблюдов будут отправлены тремя партиями. Поскольку он отказал и требовал признать себя султаном, то жители просили ахиднаме (грамоту) с обещанием, что Кей-Хосров с семьей может сохранить свободу и казну и покинуть Конью[8][11]. Знатные жители Коньи сообщили Кей-Хосрову, что из-за затянувшейся осады народ голодает. Изложив согласованное соглашение, они сказали султану: «Если вы не согласны, мы готовы защищаться, жертвуя всем ради вас». Но он ответил, что был свидетелем их преданности и не хочет большего. Сулейман-шах дал ахиднаме с клятвой и одарил знать Коньи[12]. Несмотря на соглашение, гарантировавшее неприкосновенность семьи свергнутого султана, Кей-Хосров не чувствовал себя в безопасности и немедленно покинул Конью ночью[12][8]. На следующий день Сулейман-шах вошел в город и был возведен на престол. Когда Сулейман-шаху сообщили, что на свергнутого Кей-Хосрова I по пути в Константинополь в одной деревне было совершено нападение, он приказал поймать и казнить преступников, а деревню сжечь. Из-за этого долгое время селение называлось «Сожжённый Ладик» (Lâdik-i suhte). Позже он отпустил сыновей Кей-Хосрова Кей-Кавуса и Кей-Кубада с их атабеками к отцу[8][12].

Хотя источники не указывают год этого события, по отчеканенным в Конье деньгам (в 592 году Хиджры от имени Кей-Хосрова и в 593 году от имени Сулейман-шаха) определено, что это произошло в 1196 году. «Анонимный сельджукнаме» сообщал, что Сулейман вошел в Конью во вторник 7 Зу-ль-када, который в указанном году приходится на 3 октября[12][8].

ПравлениеПравить

О джюлюсе Сулейман-шаха были разосланы сообщения в провинции, соседним правителям и аббасидскому халифу. Халиф Лидиниллах признал его султаном[8]. В начале правления Сулейман-шах захватил Никсар у своего брата Баркиярука и Амасью у Арслан-шаха. Правивший в Эльбистане Тогрул-шах в ноябре-декабре 1197 года сам заявил о подчинении. Тем самым Сулейман-шах объединил все сельджукские земли в Анатолии, кроме Анкары, где правил Месуд, и Малатьи, где правил Кайсер-шах[8].

Сменой правителя и междоусобицей у сельджуков решили воспользоваться соседние правители. Византийский император Алексей III Ангел отправил флот под командованием Константина Франгопула захватывать грузовые суда в Чёрном море. Сулейман-шах потребовал от императора освободить захваченных пленников и имущество, и предложил заключить договор. Византийский император согласился уплатить Сулейман-шаху цену захваченных товаров помимо ежегодного налога[13][8]. По сообщению Никиты Хониата, Алексей III был недоволен заключенным с Сулейман-шахом договором и подослал к султану убийцу. Тот был пойман и Сулейман-шах совершил набег на приграничные Византийские территории. Также султан оказал военную помощь «незаконнорожденному сыну севастократора Иоанна Михаилу», восставшему против Алексея III[8][14].

Киликийский правитель Левон II захватил Эрегли и Кайсери[5]. Михаил Сириец писал, что «Малик, владыка Эльбистана [Тугрул-шах], отправился на поиски Леона и отдал себя в его зависимость. Тогда Леон выступил против владыки Кесарии [Султан-шах] и разбил его, отняв у него крепость в окрестностях Кесарии»[15]. Согласно Смбату Спарапету, Левон «вел войну против сыновей Клитч Арслана, которые были властителями Рума. Левон овладел их крепостями и, захватывая в плен, опустошал страну»[16]. Такое положение на южных границах султаната было опасным. В 1199 году Сулейман-шах организовал поход против Левона[17]. В письме папе Римскому от 1201 года Левон сообщал, что графы Антиохии и Триполи заключили союз с Рукнеддином (Роконодином) против него и свергли его с престола. Этим он оправдывал своё последовавшее нападение на Антиохию. Это письмо подтверждает, что Сулейман-шах захватил Киликию до Аданы и изгнал армян из Эрегли и других мест[8][17]. В Киликии чеканились монеты частично на армянском языке с именами сельджукских султанов Рума, то есть, правители Киликии признавали господство сельджуков[18].

В 1201 году Сулейман-шах выступил против правившего в Малатье Кайсер-шаха, который заключил союз с Айюбидами. 23 июня 1201 года он осадил город и захватил его. В 1203 году умер Артукидский правитель Харпута Абу Бекир, и его сын Ибрагим решил заручиться поддержкой Сулейман-шаха, чтобы защитить свои земли от Артукида Хисн-Кейфы Насыруддина Махмуда. Правитель Менгюджекидов Эрзинджана Бахрам-шах, женатый на сестре Сулейман-шаха, и правитель Менгуджекидов Дивриги так же признавали господство Сулеймана-шаха[8][19].

В Восточной Анатолии грузины продвинулись до Эрзурума. Сулейман-шах отправил сообщение своим братьям и подвластным правителям, с просьбой о военной помощи. Его брат Тугрул-шах, правивший в Эльбистане, и Бахрам-шах из Эрзинджана присоединились к армии. Затем султан двинулся на Эрзурум, находившийся под властью Салтукида Мелик-шаха[8]. Согласно Ибн-Биби, Меликшах небрежно исполнил приказ, «действовал неправильно», за что 25 мая 1202 года Сулейман-шах заключил его в тюрьму[20][21][22]. Тем самым бейлик Салтукидов прекратил существование, его территории были присоединены к сельджукскому анатолийскому государству[8][23]. Сулейман-шах отдал Эрзурум своему брату Тугрул-шаху вместо Малатьи[24].

После того, как султан Сулейман взял Эрзурум, он двинулся на Грузию. По легенде, изложенной Ибн Биби, Сулейман-шах выделялся ростом и красотой, поэтому царица Тамар, которая хотела найти себе мужа, отправила посланника с письмом к султану в котором предлагала себя в жены[25]. Это произошло еще при жизни отца Сулеймана. Якобы, когда предложение Тамар прибыло, султан Кылыч Арслан решил пригласить Мелика Рюкнеддина к себе и сообщил о предложении. Но когда Сулейман рассердился и сказал, что она неверная женщина и даже не может ходить в христианскую церковь из-за своей похоти и мирских увлечений. Он заявил, что прибудет туда только с указом султана, с целью разрушить церкви и монастыри[25]. Грузинские летописи писали об этом иначе (называя Сулейман-шаха «Нукрадин»). Согласно «Истории и восхвалению венценосцев» (часть "Картлис цховреба"), письмо написал Сулейман-шах. В нём он оскорблял Тамар: «Каждая женщина глупа; ты, оказывается, приказала грузинам взять меч для истребления мусульман. Теперь я посылаю все мое войско, чтобы истребить всех мужчин в вашей стране; в живых останется только тот, кто выйдет навстречу мне, поклонится мне, растопчет предо мною крест». Посланник, передавший письмо, якобы добавил, что «если царица ваша оставит веру свою, султан возьмет её в жены, если же не оставит, будет наложницею султана»[26][8][25].

Армия сельджуков расположилась лагерем на равнине Пазинлер у замка Манцикерт. В июле 1202 года грузинская армия напала на сельджукскую армию. Согласно Аксарайи, автору "Сельджукнаме", это произошло, когда армия султана отдыхала[8][27]. Сельджукские воины были ошеломлены и отступили на удобную оборонительную позицию, оставив свой лагерь. Нога лошади человека, который нес зонт султана (тур. çetr — один из признаков правителя в некоторых исламских государствах), попала в яму. Увидев падающий на землю зонт, эмиры и воины, думая, что султана постигла беда, наполнились «небесным страхом», начался хаос. Зонт был поднят, и командиры стали криками собирать солдат[27]. Хотя передовые отряды вступили в бой, большая часть сельджукской армии ещё не оправилась от неожиданного нападения, их фланги были смяты. С одного фланга сельджуки бежали, с другого были убиты или пленены. Армия Сулейман-шаха потерпела поражение. Лагерь попал в руки грузин. Их добыча была велика: золотые и серебряные сосуды, драгоценности и жемчуг, драгоценные ткани, палатки, ковры, лошади, верблюды и мулы. В плен попал Бехрам-шах и другие знатные люди. Брат Сулейман-шаха Тугрул бежал в Эрзурум, а затем вернулся в Конью. Однако, несмотря на это поражение, положение сельджуков в Восточной Анатолии не пошатнулось. Тугрул-шах остался правителем Эрзурума[8][28]. Артукид Мардина Артук-Арслан попросил Сулейман-шаха о помощи против осадившего Мардин Айюбидского правителя аль-Мелик аль-Адиля (брата Салах-ад-дина) и согласился подчиниться сельджукам. Артукид Хисн-Кейфы Сукман II и старший сын Салах-ад-дина, Аль-Афдаль Али, также признали себя вассалом Сулейман-шаха. В 1203/04 году Аль-Афдаль Али отчеканил монету от имени сельджукского султана[8].

Султан, не знавший поражений, желал как можно скорее отомстить, но события задержали его вторую грузинскую экспедицию[29]. Его брат Месуд, единственный пока не подчинившийся ему и правивший в Анкаре, захватил территории до Сафранболу. Месуд был силой, которой нельзя было пренебрегать. Султан отложил экспедицию в Грузию и направился против Месуда. После длительной осады Анкары 1 июля 1204 года, когда припасы подошли к концу, Месуд вступил в переговоры с Сулейман-шахом. Согласно достигнутому соглашению, земли Месуда переходили султану в обмен на небольшой удел. Месуд сдал Анкару. По слухам, он был убит посланным султаном отрядом в дороге, когда направлялся в выделенный ему замок со своими двумя сыновьями[8][30].

6 июля 1204 года Сулейман-шах внезапно умер. В источниках имеются разные сведения о причине его смерти. Согласно Ибн Биби, он заболел от печали после возвращения в Конью из грузинской экспедиции и умер в Конье. Ибн Кесир, Ибн Василь и Гаффари утверждали, что он умер где-то между Малатьей и Коньей от болезни[8]. Историки А. Севим, Т. Райс, О. Туран и С. Кайа утверждали, что он умер в походе в Грузию на пути между Коньей и Малатьей[31][32][33][8] от кишечной болезни[34]. Султан был похоронен в гробнице у мечети Алаэддина в Конье[8][34].

ЛичностьПравить

Ибн Биби описывал Сулейман-шаха как красивого и «высотой с кипарис»[25][8]. Согласно Исламской энциклопедии, Сулейман-шах обладал сильным характером и острым умом, был справедливым и доброжелательным к слабым[8][1]. Его насилие против брата Месуда было вызвано убеждением, что тот представляет опасность[35]. Он оказывал покровительствовал ученым и поэтам. Описывая его щедрость, Ибн-Биби писал: «Жертвуя на благотворительность, он считал дождевое облако недостаточным, а реку Нил скупой». Сулейман-шах был известен как поэт и как знающий философию и каллиграфию[8][1].

Он собирал ученых, поэтов и философов для бесед и дискутировал с ними, организовывал публичные пиры и музыкальные собрания. Хотя он постился по четвергам и понедельникам, но, как многие другие сельджукские султаны, он был свободомыслящим. При этом свои убеждения он не озвучивал при посторонних. Ибн уль-Асир записал любопытную историю. Якобы, в присутствии султана клирик в гневе пнул философа ногой и покинул собрание. Сулейман-шах не отреагировал. На вопрос, как он может терпеть такое поведение, султан ответил: «Если я скажу то, что вы хотите, и буду говорить так, как вы, они убьют нас всех»[36]. Сулейман-шах, по словам О. Турана, опережал в свободомыслии и философии других сельджукских султанов[11].

Его поддержка философов вызывала критику со стороны улемов и обвинения в равнодушии к религии и шариату[8][1].

Ученый из Малатьи Мухаммед бен Гази посвятил Сулейман-шаху книгу о юриспруденции и об образовании[8][1], а поэт Захир-и Фарьяби[en] восхвалял его как второго Искандера: «Мир в тени Султан’ул-А’зама Сулейман-шаха видит в нём второго Искандера. О его величии говорят при дворе кайзера и во дворце Фагфура [китайского исператора]». Историк и поэт Абу-Бекр ар-Равенди в оде писал, что Сулейман-шах готовил свои победы, как Александр Македонский[8][35]. Эти строки сохранились в труде Ибн Биби. Султан отблагодарил поэта, послав ему 200 динаров золота, десять лошадей, пять мулов, пять верблюдов, пять греческих наложниц, расшитый золотом атлас и пригласил его во дворец. Равенди сравнил Сулеймана-шаха с пророком Сулейманом[35].

Менее, чем за 8 лет, Сулейман-шах объединил разделенное на 10 уделов государство. Он оставил после себя государство с территорией большей, чем при Кылыч-Арсланеу, расширив границы до Грузии на востоке и до побережья Чёрного моря на севере[34][8].

Сулейман Шах первым из султанов Рума чеканил деньги за пределами Коньи — в Аксарае, Кайсери и Сивасе. Он отремонтировал стены Коньи и Никсара, построил замок Нигде, мост Текгёз на реке Кызылырмак, Аргыт Хан (Караван-сарай Алтынапа), медресе и мечеть[8][36].

Он следил за доходами и расходами дивана[8] и был аккуратен в подсчетах доходов и расходов казны[35].

Мусульманские и христианские источники сходятся в том, что султан был очень умен, искусен в политике и военном искусстве, планировал действия и был осторожен[34]. Абу-Бекр ар-Равенди писал, что Сулейман-шах готовил свои победы, как Александр Македонский[35]. Исключением была неудачная грузинская кампания. К поражению привели его гордыня, презрение к врагу и потеря внимательности[35].

По словам О. Турана, «Если бы Сулейман-шах правил дольше, он, вероятно, стал бы величайшим правителем в истории Турции. Великой заслугой Сулейман-шаха было установление единства сельджукского государства, и то, что он окончательно отказался от практики раздела государства между князьями по феодальным турецким законам»[36].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Turan, 1971, s. 241.
  2. 1 2 3 4 5 6 Özaydin, 2022.
  3. Михаил Сириец, 1987, с. 52.
  4. Каэн К., 2021, с. 126—127.
  5. 1 2 Turan, 1971, s. 249.
  6. Turan, 1971, s. 242.
  7. Turan, 1971, s. 243.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 Kaya, 2010.
  9. 1 2 3 4 Turan, 1971, s. 244.
  10. Никита Хониат, 1862, с. 244—245.
  11. 1 2 3 Turan, 1971, s. 245.
  12. 1 2 3 4 Turan, 1971, s. 246.
  13. Turan, 1971, s. 247.
  14. Никита Хониат, 1862, с. 256.
  15. Michel le Syrien, 1905, p. 411.
  16. Смбат Спарапет, 1974, с. 118.
  17. 1 2 Turan, 1971, s. 250.
  18. Turan, 1971, s. 251.
  19. Turan, 1971, s. 251—251.
  20. Özaydın, 2009.
  21. Leiser, 1995.
  22. Turan, 1971, s. 253, 256.
  23. Turan, 1971, s. 253.
  24. Turan, 1971, s. 253, 257.
  25. 1 2 3 4 Turan, 1971, s. 254.
  26. История и восхваление венценосцев, 1954, с. 76—77.
  27. 1 2 Turan, 1971, s. 258.
  28. Turan, 1971, s. 258—262.
  29. Turan, 1971, s. 259.
  30. Turan, 1971, s. 261—262.
  31. Sevim, 2022.
  32. Райс, 2004, с. 35.
  33. Turan, 1971.
  34. 1 2 3 4 Turan, 1971, s. 262.
  35. 1 2 3 4 5 6 Turan, 1971, s. 263.
  36. 1 2 3 Turan, 1971, s. 264.

ЛитератураПравить