Русские женщины (поэма)

«Ру́сские же́нщины» — поэма Николая Алексеевича Некрасова, рассказывающая о жёнах декабристов, последовавших за мужьями в Сибирь. Произведение состоит из двух самостоятельных частей. Первая, повествующая о княгине Екатерине Трубецкой, создана в 1871 году; вторая, написанная на основе воспоминаний Марии Волконской, завершена в 1872 году. Обе части были опубликованы в журнале «Отечественные записки» (1872, № 4 и 1873, том 206).

Русские женщины
Первая публикация в журнале «Отечественные записки» (1872, № 4)
Первая публикация в журнале «Отечественные записки» (1872, № 4)
Жанр поэма
Автор Николай Некрасов
Язык оригинала русский
Дата написания 1871, 1872
Дата первой публикации 1872 (первая часть), 1873 (вторая часть)
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

СодержаниеПравить

«Княгиня Трубецкая»Править

Действие поэмы, посвящённой княгине Трубецкой, начинается в момент прощания Екатерины Ивановны с отцом. Граф Лаваль, расставаясь с дочерью, не может сдержать слёз. В пути княгиня вспоминает стоящий на берегу высокий дом, где прошло её детство, балы и праздники, встречу с избранником. Выйдя замуж за князя Трубецкого, она становится хозяйкой великосветских приёмов, на которых присутствуют послы и сановники. Затем Трубецкие уезжают за границу; то ли во сне, то ли в памяти Екатерины Ивановны всплывают картины прежней жизни, когда они с мужем посещали дворцы и музеи, вечерами слушали плеск моря.

 
Екатерина Трубецкая

Через два месяца Екатерина Ивановна добирается до Иркутска, где её встречает сам губернатор. Княгиня ждёт, когда ей приготовят свежий экипаж; губернатор настоятельно просит её задержаться. Во время разговора он сообщает, что знако́м с графом Лавалем, после чего предлагает Екатерине Ивановне вернуться домой. Губернатор напоминает, что в тех краях, куда направляется Трубецкая, её будут окружать пять тысяч озлобленных каторжников, непрекращающиеся драки и разбой, короткое удушливое лето и долгая, длящаяся восемь месяцев зима.

Видя, что княгиня, несмотря ни на что, готова разделить участь своего мужа, губернатор приводит последний довод: если она поедет дальше, то лишится и дворянского титула, и прав на наследство. В этом случае к нерчинским рудникам она пойдёт по этапу под присмотром казаков. Услышав, что женщина готова двигаться вперёд даже с партией каторжников, губернатор признаётся, что получил приказ напугать как можно сильнее. Когда он понял, что никакие преграды её не остановят, то велел заложить для Трубецкой экипаж и пообещал лично доставить её к месту ссылки Сергея Петровича.

«Княгиня М. Н. Волконская»Править

Поэма представляет собой записки княгини Волконской, адресованные внукам. Воспоминания начинаются с рассказа о киевском детстве героини. Мария Раевская с юных лет была окружена поклонниками, однако когда настало время выбора, она прислушалась к советам отца — генерала Раевского — и согласилась стать женой князя Волконского, с которым была едва знакома.

 
Мария Волконская

Однажды ночью княгиню разбудил муж, попросивший срочно разжечь камин. Не задавая лишних вопросов, Мария Николаевна принялась вместе с Сергеем Григорьевичем сжигать бумаги и документы, лежавшие в ящиках стола. Затем князь отвёз жену в отцовскую усадьбу и уехал. Родные успокаивали взволнованную женщину, объясняли, что в жизни генерала бывают и дальние походы, и тайные поручения; ей же, ожидающей первенца, надлежит думать о себе и будущем ребёнке.

Близкие, оберегая Марию Николаевну, долго не решались сообщить ей о том, что Сергей арестован и приговорён к каторжным работам. Когда княгиня узнала о приговоре и объявила о своём решении ехать к мужу в Сибирь, родители и братья пытались её остановить. Тяжелее всего было расставаться с маленьким сыном; ночь перед отъездом Мария Николаевна провела с ребёнком, у которого просила прощения за вынужденную разлуку. В пути Мария Николаевна навестила родственницу — Зинаиду Волконскую. Та поддержала Волконскую в её «роковой решимости». Вечером в московский дом Зинаиды Волконской съехались гости. Среди них был и Пушкин, которого Мария Николаевна знала с отроческих лет. Поэт пожелал княгине терпения, сил и здоровья. Затем была долгая дорога, завершившаяся встречей с мужем. Прежде чем обнять Сергея, княгиня опустилась на колени и приложила к губам его оковы.

История созданияПравить

Созданию поэмы предшествовало знакомство Некрасова с сыном Сергея и Марии Волконских — Михаилом Сергеевичем, родившимся на Петровском заводе[1]. Во время совместной охоты поэт расспрашивал Михаила Сергеевича о жизни декабристов в Забайкалье; тот, стараясь не касаться политической подоплёки, рассказывал о быте и нравах тех мест, где он вырос. Воспоминания Михаила Волконского, как и «Записки декабриста» Андрея Розена, были использованы в некрасовской поэме «Дедушка» (1870)[2].

Выход «Дедушки» не погасил интереса поэта к теме русских женщин, добровольно последовавших за мужьями в Сибирь. Зимой 1871 года он приступил к сбору и детальному изучению доступных исторических материалов; лето провёл в Карабихе, работая над первой частью поэмы[3], которая в черновиках имела название «Декабристки»[4]. Основные проблемы, обозначенные поэтом уже после завершения «Княгини Трубецкой», были связаны, во-первых, с преодолением цензурных барьеров, «повелевающих касаться предмета только сторонкою»; во-вторых, «с крайней неподатливостью русских аристократов на сообщение фактов». Отсутствие фактов по делу Екатерины Трубецкой компенсировалось воображением автора, который «ясно представлял себе и отъезд Трубецкой, и бесконечно долгий зимний путь»[5].

 
Первая публикация «Княгини М. Н. Волконской» в журнале «Отечественные записки» (1873, том 206)

Лето следующего, 1872 года, Некрасов посвятил работе над второй частью. Если образ Екатерины Трубецкой из-за скудности найденного материала получился, по мнению исследователей, «весьма далёким от реального»[6], то характер Марии Волконской создавался на основе тех записок княгини, что хранились в доме её сына Михаила Сергеевича. Об этих воспоминаниях поэт узнал случайно; после долгих уговоров Михаил Волконский согласился прочитать их вслух, поставив в качестве обязательного условия познакомить его с предварительным — допечатным — вариантом будущей поэмы[7]. Воспоминания были написаны по-французски. Сын декабриста, читавший и переводивший их в течение нескольких вечеров, впоследствии рассказывал о реакции Некрасова на некоторые эпизоды[8][9]:

Вспоминаю, как при этом Николай Алексеевич по нескольку раз в вечер вскакивал со словами: «Довольно, не могу», бежал к камину, садился к нему и, схватясь руками за голову, плакал как ребёнок.

Интерес поэта к теме декабристок был настолько сильным, что после публикации первых двух частей он планировал приступить к третьей: в черновиках Некрасова, датированных мартом 1873 года, был найден план нового произведения с главной героиней Александрой Григорьевной Муравьёвой, скончавшейся на Петровском Заводе в 1832 году. Этот замысел остался неосуществлённым[3].

Отзывы и рецензииПравить

Поэма вызвала разноречивые отклики. Так, Михаил Сергеевич Волконский, познакомивший с «Княгиней Трубецкой» в корректорской версии, нашёл «характер героини сильно изменённым по сравнению с оригиналом». Внеся по его просьбе некоторые коррективы в текст, автор тем не менее отказался удалить из поэмы те эпизоды, которые ему казались важными[10]. Отправляя произведение в «Отечественные записки», Некрасов сопроводил рукопись ремаркой, что слишком поздно узнал о присутствующих в поэме фактических неточностях, однако для него главное — чтобы «не было неверности существенной»[7].

 
Благодатский рудник. Дом, где жили Е. И. Трубецкая и М. Н. Волконская

Те же самые претензии — отсутствие достоверности — прозвучали после выхода второй части от сестры княгини Волконской — Софьи Николаевны Раевской, выразившей недовольство тем, что «рассказ, который он [автор] вкладывает в уста моей сестры, был бы вполне уместен в устах какой-нибудь мужички»[11][12]. Достаточно резкие отзывы о «Русских женщинах» прозвучали со страниц «Санкт-Петербургских ведомостей» (1873, № 27) и «Русского мира» (1873, № 46)[13].

Однако общий настрой прессы и читателей был благожелательный. В одном из писем брату Некрасов сообщил, что «Княгиня Волконская» имеет невиданный успех, «какого не имело ни одно из моих прежних писаний»[13]. Литературный критик Александр Скабичевский через несколько лет после выхода обеих частей поэмы признавался[14][15]:

Я никак не могу припомнить ни одного художественного произведения, вышедшего в последние десять лет в нашей печати, которое произвело бы на публику такое сильное и цельное впечатление.

Художественные особенностиПравить

Первая частьПравить

«Княгиня Трубецкая», написанная «быстрым, напряжённым ямбом»[8], состоит из двух частей. Первая повествует о прощании героини с отцом, а также представляет собой череду воспоминаний о детстве, юности, балах, замужестве, путешествиях. Во второй части героиня, добравшаяся до Иркутска, демонстрирует волю и характер в противостоянии с губернатором[16]. «Княгиня Трубецкая» создана методом «смежного изображения снов и яви»: во время долгой дороги Екатерина Ивановна то грезит наяву, то вновь погружается в сон, неотличимый от яви[17]. По словам литературоведа Николая Скатова, фрагментарное строение первой части, являющейся «сплавом чередующихся картин» (реалистические воспоминания о жизни в Италии или восстании на Сенатской площади внезапно обрываются, переходя в романтические видения), применено автором сознательно: подобный калейдоскоп должен показать, что «героиня охвачена одним всепоглощающим порывом»[18].

При создании образа Трубецкой Некрасов руководствовался теми сведениями, которые ему удалось почерпнуть из воспоминаний людей, знавших княгиню, а также из «Записок декабриста» Розена, рассказывавшего, что местное начальство получило специальное предписание использовать все возможности для «удержания жён государственных преступников от следования за мужьями»[19]:

Он [губернатор] решился употребить последнее средство, уговаривал, упрашивал и, увидев все доводы и убеждения отринутыми, объявил, что не может иначе отправить её к мужу, как пешком с партией ссыльных по канату и по этапам. Она спокойно согласилась на это; тогда губернатор заплакал и сказал: «Вы поедете».

 
Н. Бестужев. «Волконский С. Г. с женой в камере в Петровской тюрьме». 1830

Вторая частьПравить

В «Княгине М. Н. Волконской» ямб сменяется «спокойным, разговорным амфибрахием»; темп и интонация тоже ломаются, переходя в лирическое повествование от первого лица. Здесь уже нет отрывочных впечатлений; всё действие представляет собой «семейные воспоминания» с точным соблюдением хронологии: детские годы, гордость за отца и фамилию, воспитание, выход в свет, замужество[8]. В «Княгине М. Н. Волконской» автор неукоснительно следует композиции записок Марии Николаевны, сохранившихся в доме Михаила Сергеевича Волконского. Сами воспоминания достаточно подробно рассказывают о пребывании декабристов и их жён в Сибири, однако Некрасов взял из них лишь ту часть, в которой княгиня добирается до Нерчинска[20].

Тот факт, что в финале «Княгини Волконской» происходит встреча Волконской с Трубецкой и наконец свидание обеих с ссыльными, придаёт сюжетную завершённость обеим поэмам и произведению в целом[8].

Образ Пушкина в поэмеПравить

Пушкина автор включает в действие второй части «Русских женщин» дважды. Вначале его образ возникает в тех воспоминаниях княгини Волконской, что относятся к беспечному периоду «проказ и кокетства». В ту пору поэт жил в доме генерала Раевского в Юрзуфе, затем вместе с его семьёй перебрался в Крым, где много общался с пятнадцатилетней Марией. Второй раз Пушкин появляется в поэме при драматических обстоятельствах: он приходит в салон к Зинаиде Волконской, чтобы проститься с уезжающей в Сибирь княгиней и дать ей напутствие в дорогу[21].

Обращаясь к Марии Николаевне, поэт произносит монолог, в котором напрочь отказывается от знакомого многим «привычного насмешливого тона»; в разговоре с Волконской он выступает как гуманист и радетель свободы, восхищающийся поступком княгини: «Поверьте, душевной такой чистоты / Не стоит сей свет ненавистный! / Блажен, кто меняет его суеты / На подвиг любви бескорыстной!» По мнению автора монографии «Мастерство Некрасова» Корнея Чуковского, адресованные Марии Николаевне слова Александра Сергеевича перекликаются со строфой из шестой главы «Евгения Онегина», не вошедшей в итоговую редакцию: «Среди бездушных гордецов, / Среди блистательных глупцов…/ В сем омуте, где с вами я / Купаюсь, милые друзья». Пушкинское напутствие в «Русских женщинах», согласно замыслу Некрасова, должно было завершиться словами[21]:

 
Наталья Долгорукова

                                                Пускай долговечнее мрамор могил,
                                                Чем крест деревянный в пустыне,
                                                Но свет Долгорукой ещё не забыл,
                                                А Бирона нет и в помине.

Это четверостишие было изъято цензурой и не включалось в текст «Русских женщин» вплоть до 1949 года. Речь в нём идёт о юной Наталии Долгоруковой (Шереметевой), которая, став женой князя Ивана Долгорукова, через несколько дней после венчания отправилась вслед за мужем в ссылку в Берёзово[21]. Отметив, что образ княгини Волконской близок характеру Наталии Долгоруковой, Чуковский уточнил, что в воспоминаниях Марии Николаевны рассказывается о Пушкине более сдержанно, чем в поэме; согласно её запискам, во время встречи в салоне Зинаиды Волконской поэт сообщил, что планирует завершить «Историю Пугачёва», а затем отправиться «в Нерчинские рудники просить пристанища»[22]. Однако до Нерчинска он не добрался[21].

ПримечанияПравить

  1. Жданов, 1971, с. 434.
  2. Жданов, 1971, с. 435.
  3. 1 2 Некрасов, 1971, с. 667.
  4. Жданов, 1971, с. 437.
  5. Жданов, 1971, с. 436.
  6. Жданов, 1971, с. 441.
  7. 1 2 Жданов, 1971, с. 440.
  8. 1 2 3 4 Скатов, 1979, с. 43.
  9. Записки Марии Николаевны Волконской с предисловием и приложением издателя князя М. С. Волконского. — СПб., 1904. — С. XVII.
  10. Жданов, 1971, с. 439.
  11. Избранное, 1987, с. 14.
  12. Архив декабриста С. Г. Волконского / М. С. Волконский, Б. Л. Модзалевский. — Пг., 1918. — Т. 1. — С. XI.
  13. 1 2 Некрасов, 1971, с. 669.
  14. Некрасов, 1971, с. 669—670.
  15. Скабический А. М.  // Отечественные записки. — 1877. — № 3. — С. 9.
  16. Евгеньев, 1956, с. 132.
  17. Евгеньев, 1956, с. 131.
  18. Скатов, 1979, с. 42.
  19. Жданов, 1971, с. 438.
  20. Жданов, 1971, с. 444.
  21. 1 2 3 4 Корней Чуковский. Мастерство Некрасова // Собрание сочинений в 15 томах. — М.: Терра—Книжный клуб, 2005. — Т. 10. — ISBN 5-275-01261-6.
  22. М. Н. Волконская. Записки. — Л., 1924. — С. 36.

ЛитератураПравить