Русский коллаборационизм во Второй мировой войне

Русский коллаборационизм во Второй мировой войне — политическое, экономическое и военное сотрудничество советских граждан, а также эмигрантов из числа подданных бывшей Российской империи с оккупационными властями Третьего рейха и его союзников во время Второй мировой войны. Включает в себя также казачий коллаборационизм.

Процесс уборки урожая на временно оккупированных территориях. Полевые работы так же приравнивались к сотрудничеству с противником
Российский триколор использовался при создании Русской Национальной Народной Армии в марте 1942 года[1]
Андреевский флаг, использовавшимся во власовской Русской освободительной армии[2]
Гербовый флаг Российской империи, использовавшийся некоторыми[кем?] русскими коллаборационистами[источник не указан 85 дней]
⚙️  Naval Ensign of Russia.svg Русский коллаборационизм
Вторая мировая война
Основные понятия
Идеология
История
Персоналии
Вооружённые формирования
Национальные образования
Организации

В постсоветской России термин «коллаборационизм» для обозначения людей, сотрудничавших в различных формах с нацистским оккупационным режимом, стал употребляться лишь в последнее время, поскольку в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года они официально именовались «немецко-фашистскими злодеями, шпионами, изменниками Родины», поэтому в советской исторической науке и юриспруденции обычно использовались формулировки «предатель», «изменник Pодины», «член семьи изменника Родины», «пособник»[3].

Причины и масштабы явленияПравить

 
Командующий офицер — майор Иван Денисович Фролов (в центре) с офицерами РОНА во время Варшавского восстания 1944 года. Офицер справа от Ивана Фролова — лейтенант Михальчевский. Офицер справа в форме танкиста — журналист Михаил Октан

Среди всех воюющих государств Второй мировой войны самый высокий процент политического и военного коллаборационизма отмечен среди граждан Франции и СССР[4]. Явление носило массовый характер[5], но по разным оценкам[каким?] считается,[кем?] что идейный мотив был приоритетным лишь для небольшой части советских коллаборантов.[источник?] Основными причинами являлись недовольство значительной части граждан СССР советской властью (в том числе коллективизацией),[5] меркантильные интересы[6], религиозные убеждения (к примеру, староверчество[7]), а также продолжающаяся антисоветская деятельность белогвардейской эмиграции — в особенности той её части, которая заняла «непримиримую позицию», а с началом Великой Отечественной войны встала на позицию «пораженчества» по отношению к существующему режиму в СССР.[4][5]:20

На территориях, оккупированных Третьим рейхом и его союзниками, оказалось около 70 миллионов советских граждан[5]. В частях Вермахта с 1940 по 1945 год служило до 1,5 миллиона граждан СССР[4][нет в источнике] (только в одном 1944 году до 1 миллиона[5]:20), ещё около 3 миллионов находилось в Третьем рейхе на принудительных работах[5]:20.

По данным С. М. Маркедонова, только «через казачьи части на стороне Германии в период с октября 1941 года по апрель 1945 года прошло около 80 000 человек, из которых, вероятно, только не более 15—20 тысяч человек не были казаками по происхождению». Но эти числа включают в себя и казаков, бывших в 1941 году гражданами СССР, и вставших на путь коллаборационизма после гитлеровской оккупации. По данным на январь 1943 года, было сформировано 30 отрядов из казаков, общей численностью около 20 000 человек[4].

По данным К. Александрова, военную службу на стороне Германии в 1941—1945 годах несли примерно 1,24 млн граждан СССР: 400 тыс. русских (в том числе 80 тыс. в казачьих формированиях), 250 тыс. украинцев, 180 тыс. представителей народов Средней Азии, 90 тыс. латышей, 70 тыс. эстонцев, 40 тыс. представителей народов Поволжья, 38,5 тыс. азербайджанцев, 37 тыс. литовцев, 28 тыс. представителей народов Северного Кавказа, 20 тыс. белорусов, 20 тыс. грузин, 20 тыс. крымских татар, 20 тыс. русских немцев и фольксдойче, 18 тыс. армян, 5 тыс. калмыков, 4,5 тыс. ингерманландцев (преимущественно в финской армии); нет точных данных о численности молдаван[8].

Мнение коллаборационистовПравить

Анатолий Макриди, редактор нацистской русскоязычной газеты «За родину», так объяснял причины как своего[9], так и русского коллаборационизма во Второй мировой войне:

Мне кажется, все плохо названные «коллаборанты», не искавшие личных выгод, рассуждали одинаково: с любой немецкой оккупацией после войны мы бы справились, даже без особого труда, в течение нескольких лет, а с большевизмом не справились до сих пор, не справимся никогда.

[10]

Схожую с А. Г. Макриди точку зрения высказывала симпатизирующая РОА Лидия Тимофеевна Осипова (наст. имя Олимпиада Георгиевна Полякова) в «Дневнике коллаборантки», опубликованном историком Олегом Будницким в сборнике «Свершилось. Пришли немцы!»:

Каковы бы ни были немцы — хуже не будет. Да и что нам до немцев. Жить-то будем без них. У всех такое самочувствие, что вот, наконец, пришло то, чего мы все так долго ждали и на что не смели даже надеяться, но в глубине сознания всё же крепко надеялись. Да и, не будь этой надежды, жить было бы невозможно и нечем. А что победят немцы — сомнений нет. Прости меня, Господи! Я не враг своему народу, своей родине. Не выродок. Но нужно смотреть прямо правде в глаза: мы все, вся Россия, страстно желаем победы врагу, какой бы он там ни был. Этот проклятый строй украл у нас всё, в том числе и чувство патриотизма…

Сам историк считал подобные мотивы сотрудничества с оккупантами бессмысленным и неоднократно называл их «сделкой с дьяволом»[12][13][14]. Сотрудничавший с Вермахтом Роман Редлих, активист НТС, идеей которого была «Не с Гитлером, не со Сталиным, а с русским народом!», определял мотивы коллаборационизма некоторых деятелей, например, создателя РОНА Бронислава Каминского, как исключительно антисоветские[15]. Автор популярной книги[16], коллаборационист Александр Казанцев писал о том, что многие русские коллаборационисты видели себя «третьей силой», к которой он причислял и себя, а их сотрудничество с немцами являлось вынужденным служением врагу с целью победы над поработившей русский народ «жесточайшей коммунистической сверхдиктатурой» и, в конечном итоге, достижения некой русской цели[17].

Начальный этапПравить

В 1941 году немецкое командование не имело планов создания каких-либо органов для координации коллаборационистского движения. Некоторые чины РОВС и ветераны Белой армии убыли на фронт в качестве переводчиков вермахта[18]. В СССР отдельные добровольцы (хиви) использовались вермахтом практически с начала кампании, а на оккупированных территориях формировались отряды вспомогательной полиции. Первые формирования из советских военнопленных относятся к концу лета 1941 года.

К концу 1941 — началу 1942 года в концлагерях стали стихийно формироваться группы активистов, надеявшихся на поддержку германского командования. Среди них наиболее активным был С. А. Мальцев, создавший Российскую национально-трудовую партию. На первых порах ему удалось привлечь внимание как немцев, так и русского эмигрантского движения, однако после прихода Власова влияние Мальцева, бывшего его основным конкурентом, упало, а вскоре тот был заключён в концлагерь, где, по-видимому, и умер.[источник не указан 240 дней]

Власовцы и РОАПравить

РОА (Русская освободительная армия)Править

Русская Освободительная Армия, РОА — коллаборационистское воинское подразделение, сформированное из советских военнопленных в ходе Второй мировой войны в Германии. Кроме военнопленных в деятельности РОА в небольших количествах участвовали офицеры эмигранты и белогвардейцы. Возглавил РОА генерал-лейтенант Андрей Власов. Главной задачей данного движения был захват власти.

Среди руководства армии были генералы В. И. Ангилеев, В. Ф. Белогорцев, С. К. Бородин, полковники К. Г. Кромиади, И. К. Сахаров, Н. А. Шоколи, подполковник А. Д. Архипов, а также М. В. Томашевский, Ю. К. Мейер, В. Мельников, Скаржинский, Голубь и другие. Поддержку также оказывали: генералы А. П. Архангельский, А. А. фон Лампе, А. М. Драгомиров, Н. Н. Головин, Ф. Ф. Абрамов, Е. И. Балабин, И. А. Поляков, В. В. Крейтер, Донской и Кубанский атаманы генералы Г. В. Татаркин и В. Г. Науменко.

Много для создания РОА сделал служивший в германской армии капитан В. К. Штрик-Штрикфельдт.

Однако между бывшими советскими пленными и белыми эмигрантами существовал антагонизм, и последние постепенно были вытеснены из руководства РОА. Большинство из них служило в других, не связанных с РОА русских добровольческих формированиях (лишь за несколько дней до конца войны формально присоединённых к РОА) — Русском Корпусе, бригаде генерала А. В. Туркула в Австрии, 1-й Русской национальной армии, полку «Варяг» полковника М. А. Семёнова, отдельном полку полковника Кржижановского, а также в казачьих соединениях (15-й Казачий кавалерийский корпус и Казачий стан).

Большинство членов РОА было выдано советским властям.

Власовцы (РОА)Править

Основная статья: РОА

Власовцы — во время Второй мировой войны бойцы «Русской освободительной армии» и участники «Комитета освобождения народов России» (КОНР).

Своё название «власовцы» получили от фамилии лидера КОНР и РОА генерала А. А. Власова.

После начала министерством пропаганды Третьего рейха кампании в поддержку «армии Власова» (реально тогда ещё не существовавшей), в советской пропаганде (а позднее, и долгое время во всей советской историографии) «власовцами» стали называть вообще всех советских граждан, так или иначе служивших в составе вермахта[19]. В большинстве своём так именовали т. н. «хиви» («хильфсвиллиге» — «добровольные помощники») в составе частей вермахта и люфтваффе, не имевших никакого отношения ни к РОА, ни к Власову, ни к СС. Первоначально их обмундировывали в обычную немецкую и даже трофейную форму, но с немецкими кокардами и нашивками, а после известного заявления генерала Власова, в пропагандистских целях на их форму стали нашивать нашивку РОА, создавая иллюзию многочисленности этой организации.[источник не указан 437 дней]

РОНА (Русская освободительная народная армия)Править

Основная статья: РОНА
 
Символика РОНА

РОНА (Русская освободительная народная армия, Бригада Каминского) — коллаборационистские воинские формирования, созданные Б. В. Каминским на территории Локотской Республики во время Великой Отечественной войны 1941—1945 годов.

Первоначально формирования РОНА действовали против партизан Брянской области. Летом 1943 года в ходе перелома в войне партизанское движение оправилось от своих первоначальных поражений, и РОНА начала нести большие потери, несмотря на немецкую помощь. На Каминского было совершено несколько партизанских покушений.

Члены РОНА принимали участие в неудачной для германской армии операции «Цитадель» на Курской дуге, после чего были вынуждены покинуть Локотскую республику вместе с примкнувшими к ним 50 тыс. гражданских лиц и отступавшими немецкими частями.

В 1944 году Бригада Каминского была переименована в 29-ю гренадерскую дивизию СС (русскую № 1). В этот период подразделение действовало совместно с Бригадой Дирлевангера, принимая участие в операциях по подавлению партизанского движения в Белоруссии, за которые Каминский был награждён Железным крестом.

1 августа 1944 года, когда Армия крайова подняла восстание в Варшаве, Бригада Каминского приняла активное участие в его подавлении, отличившись в убийствах гражданского населения и мародёрстве. После предполагаемой смерти Каминского остатки его бригады влились в РОА Власова.

Униформа и знаки различияПравить

Бригада по своему внешнему виду мало чем отличалась от партизанских отрядов. Специальной формы одежды установлено не было. В конце 1942 года РОНА получила старое обмундирование бывшей чехословацкой армии. В мае 1943 года был введён нарукавный щит с чёрным Георгиевским крестом на белом поле и жёлтыми буквами «РОНА». Офицеры бригады носили погоны и петлицы РОА, вермахта и войск СС, а солдаты зачастую обходились вовсе без знаков различия[20].

На той же территории, уже после ухода РОНА, сопротивление населения органам Советской власти, сопровождавшееся частыми вооружёнными столкновениями с подразделениями НКВД, продолжалось на территории Брянщины и Орловщины вплоть до 1951 года[21].

КОНР — Комитет освобождения народов РоссииПравить

Комитет освобождения народов России (КОНР) — орган под руководством генерала А. А. Власова, объединивший, по крайней мере формально, русские и ряд национальных организаций, сотрудничавших с Германией. Был образован 14 ноября 1944 г. Политическая платформа — «Манифест Освободительного движения народов России» (Пражский манифест). Политическим руководящим органом КОНР стал возглавляемый Власовым Президиум КОНР в составе генерал-майоров Ф. И. Трухина и В. Ф. Малышкина, генерал-майора профессора Д. Е. Закутного, генерал-лейтенантов Г. Н. Жиленкова и Е. И. Балабина, профессоров Ф. П. Богатырчука (представлял Украинский национальный совет), Н. Н. Будзиловича (представлял Белорусский национальный совет) и С. М. Руднева.

Большинство членов КОНР по окончании войны были репатриированы и казнены по приговору военного трибунала.

29-я ваффен-гренадерская дивизия СС «РОНА» (1-я русская)Править

29-я пехотная дивизия СС (нем. 29.Waffen—Grenadier—Division der SS «Rona» (russische Nr.1)) формировалась с августа 1944 года на территории Польши на базе штурмовой бригады РОНА, комплектовалась гражданами СССР славянских национальностей. В октябре 1944 года, ввиду явной неудачи, формирование было прекращено, а номер передан итальянской дивизии СС. Личный состав дивизии был передан на формирование 600-й пехотной дивизии (см. также статью Список дивизий Третьего рейха).

30-я ваффен-гренадерская дивизия СС (2-я русская)Править

30-я гренадерская дивизия СС (нем. 30.Waffen-Grenadier-Division der SS (russische Nr.2) находилась на формировании с августа 1944 года. Формировалась на основе полицейской бригады «Зейглинг», состоявшей из украинских и белорусских полицейских батальонов. В результате была сформирована как 30-я гренадерская дивизия СС (1-я белорусская), в декабре 1944 года была расформирована. Личный состав был направлен в армию Власова, а немецкие офицеры в 25-ю дивизию и 38-ю дивизию СС «Нибелунген».[22]

Основные боевые подразделения (сентябрь 1944): 75-й, 76-й и 77-й гренадерские полки СС, 30-й артиллерийский полк СС, 30-й истребительно-противотанковый батальон, 30-й сапёрный батальон, 30-й батальон связи.

Дивизия «Руссланд»Править

Основная статья: Дивизия «Руссланд»

Дивизия «Руссланд» (с марта 1945-го года — «1-я Русская национальная армия») — военное формирование, действовавшее в составе вермахта в годы Великой Отечественной войны под руководством генерала Хольмстон-Смысловского (генерал-майор вермахта, действовавший под псевдонимом Артур Хольмстон)

История созданияПравить

Сформирована и имела разный статус и наименования с июля 1941 года. Не входила в состав РОА и являлась самостоятельным формированием, в результате разногласий Хольмстон-Смысловского с руководителем РОА генералом Власовым.

Русский корпусПравить

Основная статья: Русский корпус

Русский корпус (Русский охранный корпус, Русский корпус в Сербии (нем. Russisches Schutzkorps Serbien) — организован в 1941 году после оккупации нацистами Югославии. В то время в Югославии жило много белых офицеров. Летом 1941 года по Югославии прокатилась волна убийств сербскими коммунистическими партизанами русских эмигрантов и их семей[23]. Генерал-майор М. Ф. Скородумов выступил с инициативой организации русской части для защиты эмигрантского населения. 12 сентября 1941 года он отдал приказ о формировании Отдельного Русского Корпуса, получив согласие немецкого полковника Кевиша. Скородумов пытался добиться максимальной автономности корпуса от немецкого командования, что вызвало конфликт и вскоре Скородумов был арестован немцами. Формирование корпуса однако продолжилось под командованием другого русского эмигранта — Бориса Штейфона.

Корпус в основном использовался для охраны югославской территории от коммунистических партизан Тито. С четниками Драголюба Михайловича корпус в основном поддерживал нейтральные отношения. В 1944 году немцы приказали корпусу прикрывать их отход из Греции. В это время корпус участвовал в боях не только с титовскими партизанами, но и с регулярными частями Красной армии и её новыми румынскими и болгарскими союзниками. Зимой 1944—1945 годов после создания Русской освободительной армии Б. Штейфон встретился с Власовым и они договорились о включении корпуса в состав РОА. В это время корпус отступал в Словению.

КазакиПравить

Казачий СтанПравить

Основная статья: Казачий Стан

В отличие от иных проектов формирования национальных частей из бывших граждан СССР, Гитлер и его ближайшее окружение благосклонно смотрели на идею формирования казачьих частей, так как придерживались теории о том, что казаки являлись потомками готов, а значит принадлежали не к славянской, а к арийской расе. К тому же, в начале политической карьеры Гитлера, его поддерживали некоторые казачьи лидеры[5].

Ещё в октябре 1942 в оккупированном германскими войсками Новочеркасске с разрешения немецких властей прошёл казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского. Начинается организация казачих формирований в составе вермахта, как на оккупированных территориях, так и в эмигрантской среде. Создание казачих частей возглавил бывший полковник царской армии Сергей Васильевич Павлов, в советское время работавший инженером на одном из заводов Новочеркасска. Инициатива Павлова была поддержана Петром Николаевичем Красновым.

В 1994 Гельмуту фон Паннвицу, Андрею Шкуро, Петру Краснову, Султану Клыч-Гирею, Тимофею Доманову и другим русским коллаборационистам в Москве был установлен памятник. Он был установлен с названием «Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество»[24] у храма Всех Святых, до сих пор вызывающий в прессе неоднозначную реакцию из-за своего статуса центрального места сбора неонацистских группировок. Памятник был установлен на деньги товарищества 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС им. генерала фон Паннвица, при содействии группы германских ветеранов Второй мировой войны и русских белоэмигрантов. 8 мая 2007 года, в преддверии Дня Победы памятник был разрушен неустановленными лицами[25][26].


15-й казачий кавалерийский корпус ССПравить

Очень колоритной фигурой среди командиров казачьих воинских частей был участник советско-финской войны, майор Красной Армии, награждённый орденом Красной Звезды, полковник вермахта, награждённый железными крестами I и II класса Иван Кононов[27].

ХивиПравить

Основная статья: Хиви

Боевой союз русских националистовПравить

1-я русская национальная бригада СС «Дружина»Править

ПамятьПравить

 
Мемориал А. А. Власову и бойцам РОА на кладбище Новодивеевского женского русского православного монастыря в Нью-Йорке

Попытки реабилитацииПравить

Националистические и монархические организации, как в Российской Федерации, так и за рубежом, неоднократно обращались в государственные органы РФ с просьбами о реабилитации отдельных русских коллаборационистов. Основным мотивом в этих просьбах звучало мнение о том, что русские коллаборационисты сражались не за Германию, а за наследие исторической России, продолжали Белое дело, исполняли долг православных христиан. В качестве примера приводились лидер черносотенцев Марков, черносотенец Мельский, глава РПЦЗ Анастасий, экзарх Прибалтики РПЦ МП Сергий (Воскресенский), белые генералы Краснов, Шкуро, Доманов, Туркул, Сахаров, Смысловский, Каульбарс, Скородумов, Штейфон и др.[источник не указан 215 дней]

Определением Военной коллегии Верховного суда РФ от 25 декабря 1997 года П. Н. Краснов, А. Г. Шкуро, Султан Клыч-Гирей, С. Н. Краснов и Т. И. Доманов признаны обоснованно осуждёнными и не подлежащими реабилитации, о чём уведомлены все инициаторы обращений по вопросу реабилитации указанных лиц.

Во имя чего человек принимает несвойственную человеческой природе пораженческую позицию? Если во имя человеческого существования — это одно; если во имя гитлеризма — это совершенно другое. Человек, воевавший на стороне Гитлера, мог надеяться только на то, что в России ужасающий строй будет заменён другим, ещё более ужасным. Некоторые бывшие друзья гитлеровцев теперь совершенно серьёзно утверждают, будто они рассчитывали сначала с помощью Гитлера уничтожить большевизм, а затем освободить Россию от гитлеризма уже каким-то другим, очевидно, им известным способом. Я не сомневаюсь, что у 99 из 100 никакого такого расчёта не было и быть не могло. Если же такой расчёт был, то он в лучшем случае свидетельствует о бесконечной политической простоте и наивности.

Однако, поскольку дело идёт о мне лично, скажу ещё раз, что я в мыслях не имел «травить» или «клеймить» бывших друзей гитлеровцев. Я отлично знаю, что как люди они (те, что жили в России) могли бы сослаться на «смягчающие обстоятельства».

Письмо Марка Алданова к Василию Маклакову от 7 сентября 1948 года.[29]

Основные коллаборационистские формированияПравить

СимволикаПравить

ПерсоналииПравить

Отражение в художественной литературеПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. М. В. Назаров — Миссия Русской Эмиграции. Вторая міровая и вторая гражданская.
  2. С. Штеенберг Генерал Власов.
  3. Ковалёв Б. Н. Коллаборационизм в России в 1941—1945 гг.: типы и формы. — Новгород Великий: Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, 2009. — С. 9. — 373 с. — ISBN 978-5-98769-061-1. Архивная копия от 8 ноября 2011 на Wayback Machine
  4. 1 2 3 4 Цыганок А. Русский коллаборационизм в ВОВ. «Личные деньги». Дата публикации 2009-02-09.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Андреева Екатерина. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение = Vlasov and the Russian Liberation Movement (англ.). — 1-е. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — 370 p. — ISBN 1-870128710.
  6. Борис Ковалёв. Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации.
  7. «Три года без Сталина. Оккупация: советские граждане между нацистами и большевиками», историк Игорь Геннадиевич Ермолов
  8. Большое интервью Кирилла Александрова // Исторический дискуссионный клуб. 12 марта 2010.
  9. Миф о героической работе верхушки НТС // «Наша страна», № 2963 от 04.05.2013. «В Вашей книге я нахожу много радующих меня, совпадением с моими, мыслей. Например, Вы утверждаете, что бояться гитлеровской помощи нам (националистам) было бы нечего, если б Гитлер был способен понять все выгоды такой помощи для Германии. Именно на этой мысли и основывалась моя „коллаборация“. Да моя ли одна?»
  10. Миф о героической работе верхушки НТС // «Наша страна», № 2963, 04.05.2013. — С. 3.
  11. Лидия Осипова // В сб. «Свершилось. Пришли немцы!»
  12. Олег Будницкий. Не так: Идейный коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны // Эхо Москвы. «После того, что они видели своими глазами, и то, что сами, особенно Лидия Тимофеевна, зафиксировала в своем дневнике. В сделке с дьяволом нельзя выиграть. Можно только проиграть».
  13. Олег Будницкий. За родину! С Гитлером // Радио Свобода. «Попытка сотрудничества с дьяволом (да простится мне высокий слог) в надежде, что ты этого дьявола как-то обманешь, это пустые надежды, так не бывает».
  14. Олег Будницкий. Сделка с дьяволом не приносит дивидендов // НИУ ВШЭ, 13 декабря 2012. «Нельзя бороться с Гитлером, надев форму гитлеровских войск, находясь на содержании нацистов или же печатаясь на страницах нацистских изданий, как это делали персонажи нашей книги. Сделка с дьяволом не приносит дивидендов».
  15. Ермолов И. Г. Три года без Сталина. Оккупация: советские граждане между нацистами и большевиками. Роман Редлих: «Он стоял на позициях: все равно с кем, хоть с чертом, лишь бы большевиков резать. Хорошие немцы, плохие, а мне какое дело… Он был зверский антикоммунист, как сейчас говорят — пещерный».
  16. Татьяна Морозова. Литературный обзор книг издательства «Посев» // «Знамя» 2012, № 11. «Однако „Третья сила“ остаётся одной из самых читаемых книг об этом трагическом периоде русской истории».
  17. Казанцев А. С. Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом.
  18. Oleg Beyda. «Iron Cross of the Wrangel’s Army»: Russian Emigrants as Interpreters in the Wehrmacht // Journal of Slavic Military Studies, 27, no. 3 (2014): 430—448.
  19. «Наше время», № 5 2002, «Хранить вечно», Роман Кунгуров (недоступная ссылка). Дата обращения: 29 апреля 2007. Архивировано 28 сентября 2007 года.
  20. РОНА. Бригада Бронислава Каминского. Архивная копия от 26 мая 2007 на Wayback Machine // Витебск в годы оккупации.
  21. Феликс ДУНАЕВ, участник Великой Отечественной войны, почётный сотрудник госбезопасности. О преступлениях коллаборационистов. Архивировано 3 мая 2013 года.
  22. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 2 мая 2007. Архивировано 23 мая 2007 года.
  23. «Русский Корпус на Балканах во время Второй Великой войны. Исторический очерк и сборник воспоминаний соратников», под редакцией В. Д. Вертепова. Издательство «Наши Вести», Нью-Йорк, 1963 г., с. 12.
  24. Памятник нацистам в Москве
  25. 1 2 Провокация не удалась (недоступная ссылка)
  26. 1 2 В Москве разрушен памятник фашистским коллаборационистам
  27. Событие. Русский коллаборационизм в ВОВ — События и даты — Личные деньги Архивная копия от 13 ноября 2013 на Wayback Machine
  28. Памятник атаману Петру Краснову на Дону (недоступная ссылка). Дата обращения: 28 июля 2008. Архивировано 25 октября 2008 года.
  29. А. Чернышев. «Они служили своим идеям, и служили им с честью…» Из политической переписки М. Алданова // Октябрь, 1996 г., № 6.
  30. Русско-еврейский Берлин (1920—1941) — Олег Будницкий, Александра Полян — Google Книги

Литература и искусствоПравить

ПублицистикаПравить

Кино и телевидениеПравить

СсылкиПравить