Русско-персидский конфликт (1651—1653)

Русско-персидский конфликт 1651—1653 годов — вооружённый конфликт на Северном Кавказе, связанный с планами Сефевидов укрепить свои позиции в этом регионе и вытеснить Россию. Войска Сефевидов[1] и их союзников, предприняли несколько походов на земли, подконтрольные Русскому государству. В 1653 году русское правительство, которое вело переговоры о вхождении в состав России Войска Запорожского и не хотело распылять силы, направило в Персию посольство для мирного урегулирования конфликта. Шах Аббас II согласился, заявив, что конфликт был инициирован без его согласия.

Русско-персидский конфликт (1651-1653)
Основной конфликт: Русско-персидские войны
Atlas Van der Hagen-KW1049B13 013-PERSIA Sive SOPHORVM REGNVM.jpeg
Дата 25 октября (4 ноября1651 года1 (11) апреля 1653
Место устье реки Сунжи
Причина стремление Сефевидов подчинить Северный Кавказ и рейды черкесов на территории дагестана
Итог

Победа Сефевидов.

Черкесы прекращают нападки на территорию дагестана
Противники

Русское царство

Командующие

Муцал Черкасский
Иван Яцын

Хосров-хан
Сурхай Тарковский

ПредысторияПравить

Русские владения на Северном КавказеПравить

В XVII веке главной опорой Русского государства на Северном Кавказе была крепость Терки. Здесь находились царские воеводы и войска. В середине XVII века в пригородах Терского города жило семьдесят семей кабардинских узденей (дворян), много купцов (русских, армянских, азербайджанских и персидских) и ремесленники. Северокавказская знать переселялась в Терки вместе со своими людьми, принимая подданство русского царя. В Терках имел свой дом влиятельный кабардинский мурза Муцал Сунчалеевич Черкасский, который с 1645 года по царскому указу стал князем над нерусским населением Терского города[2]. Гарнизон состоял «из 2000 человек, которые находятся под наблюдением воеводы и полковника. В городе находятся три приказа или канцелярии, и каждой из них подчинены 500 стрельцов. Князь Мусал имеет в своем придворном штате ещё 500 человек, которые в случае необходимости должны действовать заодно с остальными»[3].

На правом берегу Терека у впадения в него реки Сунжи, северо-восточнее современного Грозного, в 1635 году русским правительством был восстановлен Сунженский острог[4]. Вскоре после 1645 года князь Муцал с «кабаками» (селениями) переселился из Терского города на Сунжу и около Сунженского острога образовалось предместье из кабардинских, чеченских и кумыкских выходцев. В 2 верстах от острога поселились брагунцы (барагунцы) во главе с Ильдар-мурзой, которые были в подданстве у русского царя. На запад от реки Сунжи жили кабардинцы, находившиеся под царским протекторатом со времён Ивана Грозного.

В 1629 году аварский хан просил у русского царя построить крепость на Койсу, обещая помочь в этом. Также он просился в подданство царя, напомнив в письме о том, что его дед помогал строить Терский город - первую царскую крепость на Кавказе [5] [6]. "Я, аварский хан учинился великому государю прямым холопом и милово сына отдал вам в руки" - писал аварский хан царю [7].

Агрессивная политика Ирана вынуждала кумыкских владетелей обращаться за помощью к России[8]. В 1637 году кумыкский шамхал получил грамоту, в которой русский царь принимал его в «холопство». Так как в это время кумыки уже были вассалами персидского шаха, они оказались в двойной вассальной зависимости — от Персии и от России. Однако захват Дагестана Ираном был не в интересах России. В 1642 году русское правительство твёрдо заявило иранскому послу в Москве Аджибеку, что «кумыцкие люди вечные холопы царского величества»[8][9]. Однако кумыки препятствовали усилению Ирана или России в регионе и проводили довольно-таки независимую политику. Шамхал Сурхай III воспрепятствовал строительству персидской крепости в Башлы[10]. Однако и усиление России было не в интересах шамхала. В 1650 году шамхал принял у себя ногайцев, ушедших из российских владений. Царские войска, вторгнувшиеся в пределы Шамхальства были разгромлены кумыкско-ногайским войском в Герменчикской битве[11]. Эндерийский шамхал Казан-Алп примирился с Сурхаем [12] и междоусобная война в кумыкских владениях, длившаяся с 1642 года, прекратилась.

Персидские владенияПравить

Персидское влияние распространялось на владения кумыкских феодалов в Дагестане. Самым крупным было Тарковское шамхальство, правители которого имели титул владетеля Буйнакского, вали (наместника) Дагестанского и некоторое время хана Дербентского. Другим важнейшим владением кумыков было Эндерийское шамхальство. В начале XVII века оно выделилось из Тарковского шамхальства. В 50-е годы XVII века там правил «Эндереевский владелец» мурза Казан-Алп. К северо-западу от Дербента находилось Кайтагское уцмийство. В 1645 году персидский шах изгнал отсюда лояльного к России правителя Рустам-хана и назначил кайтагским владельцем Амирхан-Султана[2].

Причины конфликтаПравить

В 1639 году закончилась длительная война между Персией и Турцией. Подписанный шахом и султаном Касри-Ширинский мирный договор разделил сферы влияния Персии и Турции на Кавказе. В новых условиях персидские шахи пытались утвердить свою политическую гегемонию на Северном Кавказе от Дербента вплоть до реки Сунжи, а Турция и крымские ханы — от Чёрного моря до Кабарды[2].

На Кавказе интересы Персии неизбежно сталкивались с интересами России. Шах Аббас II в начале своего правления поддерживал мирные отношения с Россией, предлагая царю дружбу и торговое сотрудничество, добившись положительного ответа. Однако вскоре шах повёл борьбу не только за овладение Дагестаном, но и за полное вытеснение русских с Северного Кавказа, стал вмешиваться во внутренние дела горцев[2].

Началу конфликта способствовало недовольство Хосров-хана Шемахинского казацкими разбоями на Каспийском море. В 1650 году гребенские казаки напали на караван ширванских и дагестанских купцов, которые направлялись в Кабарду. Среди похищенного имущества находились товары самого Хосров-хана. Выяснилось, что караван шёл, не оповестив о себе воевод Терского города, как должно было делаться по условиям соглашения, и поэтому был атакован и разграблен казаками. Шемахинский хан потребовал компенсации за убытки от астраханских воевод, обвиняя их в поддержке казаков. Хан писал в грамоте, что он готов «в один бы месяц Терской город и Астарахань с черною землею сравнять» и «казаков вывести».

Непосредственным поводом к началу военных действий между Россией и Персией стало восстановление Сунженского острога. Русские крепости на Тереке и Сунже мешали планам шаха по установлению своего влияния в Дагестане[2]. Правда, позже, в 1658 году, персидский посол Дакул Султан говорил в Москве, что конфликт произошёл не из-за острога, а из-за брагунцев[2]. Когда на Сунже «поставили городок и в нём поселились барагунцы, от них начались ссоры, задоры, убийства и грабежи, и персидским подданным проезду быть не учало»[13].

Зная о подготовке нападения, тарковский шамхал Сурхай в 1650 году тайно сообщил астраханскому воеводе князю Григорию Черкасскому о необходимости принять меры по укреплению Терского города на случай возможного нападения на него. Русское правительство направило к терским атаманам и казакам грамоты, призывая их, «чтоб они государевым людям, которые в Суншенском остроге, помочь чинили и в приход над воинскими людьми всякими мерами промышляли»[2].

Первый поход на Сунженский острогПравить

В 1651 году Хосров-хан Шемахинский получил шахский указ, по которому он должен был возглавить поход персидского войска на Сунжу и Терек. Задачи похода были гораздо шире, чем овладение небольшой крепостью на Сунже. Как рассказывал сам Хосров-хан, он получил от шаха Аббаса предписание готовиться к походу на Сунженский острог, разорить его, а потом «идти на Астрахань, не мешкая»[2].

Задачу по захвату Сунженского острога Хосров-хан возложил на Тарковского шамхала Сурхая. Войско состояло из сил Тарковского шамхала Сурхая, Эндерейского владельца Казан-Алпа и уцмия Кайтагского Амирхан-Султана. Для усиления войск шамхала Шемахинский хан направил к нему отряды персидских регулярных войск. В походе приняли участие 800 иранских «сарбазов» (солдат): «ратных людей из Шемахи 500 человек, да из Дербени (Дербента) 300 человек, а с ними две пушки». К кумыкам и персам также примкнули улусы ногаев Чебан-мурзы и Шатемир-мурзы. В составе ополчения горцев были представители чеченских обществ — мичкизяне и шибутяне, жившие по рекам Мичик и Аргун. Общая численность персидского войска достигала 12 тысяч человек[2].

25 октября 1651 года соединённое войско достигло реки Сунжи. Первый бой был «на яру под казачьим Шадриным городком». Оборону против Сухрая возглавил князь Муцал Черкасский с кабардинцами, барагунцами и терскими казаками, которые заняли оборонительные позиции и «стояли крепко… билися многое время… и кумытцких и кизилбашских ратных людей прогнали и побили и многих переранили».

Не добившись успеха, шамхал попытался, перейдя Терек в районе казачьего городка Верхнего Черленова, выйти к устью Сунжи. Но русские успели дополнительно укрепить острог: «с ратными людьми и с терскими и з гребенскими атаманы и казаки, которые в те поры приучились из-за Терка-реки, перешед к государеву Суншенскому острогу, и з братьей своею з барагунскими к Суншенскому острогу учинили крепь…». 1 ноября терский воевода князь Щетинин прислал на помощь к князю Муцалу «Бислан-мурзу Битемрюкова да голову стрелетцкого Воина Голикова с сотники с стрельцами, да сотенного голову Василья Вышеславцова з детьми боярскими и с новокрещены и с окочены, да табунного голову Тлева Тугашева с юртовскими татары»[2].

2 ноября шамхал попытался пойти на штурм. «Кумытцкие и кизылбашские ратные люди от Черленово пришли… на Асмановский перевоз изготовясь всеми своими полками на приступ, и к нам приступали». Попытка штурма провалилась, и Черкасский сам атаковал лагерь осаждающих. Как вспоминал князь: увидев, что «мы идем к ним навстречю, (они) побежали за Суншу реку без бою». Князь Муцал послал в погоню «государевых служилых людей и казаков, и узденей своих, и барагунцов». В результате решительных действий Муцала Черкасского и военной помощи, подоспевшей из Терского города, удалось отбросить неприятеля за Сунжу и далее «к Ондреевой деревне и к Оксаю-реке». 7 ноября разъезды Черкасского сообщили, что «кумытская и кизылбашская рать вся разошлася розно»[2].

Наибольший урон персидские войска нанесли окружающим селениям, включая селения людей самого князя Муцала. По словам князя, войска противника «многую шкоту починили, многих царского величества людей побили и переранили, а иных многих в полон поимали… И взяли, государь, те кумыцкие ратные люди в те поры с улусных моих татар лошадей с 3000, да верблюдов с 500, да рогатой животины с 10000, да овец с 15000»[2][14].

Для Персии поход окончился безрезультатно, и шамхалу Сурхаю пришлось оправдываться, говоря, что он направил главный удар на селение Брагуны, поскольку «барагунцы» закрыли для его людей путь в Кабарду и «худо учали делать».

Второй поход на Сунженский острогПравить

В течение 1652 года шах готовил второй поход. Шамхал Сурхай и Казан-Алп со своими войсками стояли на Акташе, готовясь выступить на Сунжу. В Крым было отправлено посольство с просьбой оказать военную помощь. Осенью 1652 года верные царю татары сообщили новому терскому воеводе Василию Волынскому, что «крымские рати 2 солтана, собрався со многою крымскою ратью, в Азов пришли, про Терек и про Астарахань говорят. Берегитесь, без приходу не будет»[2].

Русское правительство укрепляло Сунженский острог. Накануне второго похода на помощь русским пришёл отряд кабардинского мурзы Урус-хана Янсохова и его сына Шин-Гирея, отправленный на усиление гарнизона князем Муцалом Черкасским. Сам Муцал в этот раз остался вне стен крепости и в период осады беспокоил персидские войска набегами. Вскоре в Сунженский острог перешёл Шангирей Урусханов Черкасский, узнавший, что «шли кумыцкие и кизылбашские ратные люди з большим собраньем на государев Суншинский острог». «И он, Шангирей-мурза, с своими кабацкими людьми из своего владенья перешел в государев Суншинской острог к голове стрелецкому к Ивану Яцыну и ко государевым служилым людем, чтоб тот государев Суншинской острог от них отстоять»[2].

Гарнизон острога под командой Ивана Яцына насчитывал 800 человек: стрельцов и терских казаков — 212, кабардинских узденей и «черных людей» Урусхан-мурзы — около 20, брагунских узденей и «чёрных людей» Ильдар-мурзы — около 500[2].

7 марта 1653 года двадцатитысячное персидское войско, в составе которого были кумыки, кызылбаши-иранцы, ногайцы, татары и кавказские горцы, осадило Сунженский острог. Возглавлял его вновь шамхал Сурхай Тарковский. Войска шамхала предприняли несколько приступов. 5 дней шли бои, в которых приступы чередовались с вылазками гарнизона. Не сумев овладеть острогом, войска шамхала принялись разорять селения казаков и кабардинцев по берегам Терека[2].

Положение небольшого гарнизона было тяжёлым. Войска противника «зделали… за Суншею-рекою против Сушнинского острогу в стрельбище острог, и башню зделали выше Суншинского острогу, и с той башни в Суншинской острог ис пушек стреляли. А от барагунских кабаков от лесу к Суншинскому острогу привели дровяную гору сечеными дровами от острожной стены сажен за 15. А хотели де тое дровяную гору, приметав к Суншинскому острогу, облив нефтью зажечь. А от Терка реки против Суншинского острогу сажен за 15 поставили плетенные туры, насыпав землею, и из-за них стреляли по острогу из наряду и из мелкова ружья, и воду де у… государевых людей отняли»[2][15].

Из Терского города на помощь осаждённым был послан конный стрелецкий отряд Семёна Стромилова, Чепай-мурза с окочанами (чеченцами-аккинцами) и уздени Тонжехана-мурзы (всего 300 человек). Однако этот отряд не смог пробиться на помощь осаждённым и, отбитый неприятелем, вернулся в Терки. Положение осложнялось ещё и тем, что терский воевода не мог послать на помощь острогу большое количество людей из-за опасения нападения на Терки. 14 марта в Терки из Астрахани отправились 200 человек стрельцов головы Ивана Долгово-Сабурова. В Астрахани также было неспокойно, и больших сил выделить не удалось.

19 марта брагунцы Ильдар-мурзы, не выдержав осады, договорились с Сурхаем и покинули острог. После ухода Ильдар-мурзы «стало в том Суншинском остроге малолюдно… и сидеть не в мочь». Продержавшись ещё 4 дня, остатки гарнизона решили общим советом наряд с валов снять, свинец и другие запасы забрать и уйти в Терки, а острог сжечь. 25 марта остатки гарнизона (108 человек) пришли в Терки.

После ухода гарнизона противник подверг разорению окрестности Сунженского острога. 1 апреля шамхал Сурхай со своим войском вернулся в Тарки.

В июле 1653 года царь Алексей Михайлович послал терскому воеводе грамоту «об объявлении царского милостиваго слова мурзам, стрельцам и гребенским казакам за службу и за осадное сиденье в Суншинском остроге». В грамоте говорилось про «Урус-хана Янсохова да Шангирея Урусханова и иных иноземцов», которые «учинили добро, что в приход кумыцких и кизылбашских людей к Суншенскому острогу Государю служили, в осаде сидели и с кумыцкими и кизылбашскими людьми бились, и из Суншинского острогу из осады на Терк отошли, и Государеву казну, наряд и зелье и свинец, на Терк вывезли, — и Великий государь жалует их, милостиво похваляет…». Выражалась благодарность «Ивану Яцыну, и конного приказу сотнику стрелецкому Михайлу Молчанову, и терским стрельцом, и Гребенским атаманом и казаком, которые в Суншинском остроге, в приход Кумыцких и Кизылбашских ратных людей, сидели ж и из острогу на Терк отошли и Государеву казну вывезли, сказати же, что Великий государь за ту их службу и за осадное сиденье и за промысл милостиво похваляет, и они б служилые люди и впредь потомуж государю служили».

Урегулирование конфликтаПравить

В планы кампании 1653 года входило также взятие Терского города, полная ликвидация русских укреплений на Тереке и поход на Астрахань. Армия собиралась в Дербенте. Шамхал Сурхай также готовил свои отряды к походу на Астрахань. Сам шах Аббас II собирал крупные силы в своей столице — Исфахане.

Но положение шаха вскоре осложнилось. Войска Империи Великих Моголов атаковали восточные границы Персии и осадили Кандагар. Персия не могла воевать на два фронта. Мир нужен был и России, которая готовилась к войне с Польшей. В августе 1653 года из Астрахани в Иран выехали великие послы окольничий князь Иван Лобанов-Ростовский и стольник Иван Комынин. В апреле 1654 года послы встретились с шахом в иранском городе Фарабате. В результате русско-иранских переговоров и взаимных уступок конфликт был погашен. В октябре 1654 года «великое посольство» двинулось в обратный путь.

В Москве посол шаха Аббаса хан Дакул Султан уверял русское правительство, что Шемахинский хан Хосров сам, без шахского указа, совершил нападения на русские земли. Но наказать Хосров-хана за своевольство, чего требовали русские послы, шах не мог, так как Хосров-хан внезапно скончался.

ПоследствияПравить

Падение Сунжинского острога привело к некоторому усилению позиций Персии на Кавказе. Шах усилил давление на горцев, а в 1658 году объявил о строительстве на кумыкских землях двух крепостей. Это вызвало резкий протест дагестанцев, которые подняли восстание. В 1659 году шамхал Сурхай Тарковский, Ахмет-Хан Дженгутейский, Казан-Алп Эндиреевский, владелец Буйнака Будай-Бек Багоматов вступают в российское подданство.

ПримечанияПравить

  1. SAFAVID DYNASTY — Encyclopaedia Iranica
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Бабулин И. Б. Русско-иранский военный конфликт 1651—1653 гг.//«Рейтар» № 31, 2006
  3. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. Смоленск, 2003. С. 363
  4. Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. — М.: Издательство АН СССР, 1963. — С. 365—366.
  5. Р.Ризванов. Очерки истории Восточного Кавказа: X-ХХ вв - С.202
  6. Б.Г.Алиев, Ш.М.Ахмедов, М-С. К.Умаханов. Из истории средневекового Дагестана. - С.82
  7. Русско-дагестанские взаимоотношения в XVI-начале XX в: тематический сборник.Дагестанский филиал АН СССР, 1988 - С.25
  8. 1 2 Взаимоотношения кумыкских феодальных владетелей с Cефевидским Ираном в первой половине XVII в. / М. Б. Абдусаламов // Вестник Забайкальского государственного университета. — 2013. — № 10 (101). — С. 3—12.
  9. Очерки истории СССР: период феодализма, XVII в. / Под ред. А. А. Новосельского А. А., Н. В. Устюгова — М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. — С. 917. — 1032 с.
  10. https://cyberleninka.ru/article/n/politicheskaya-elita-shamhalstva-tarkovskogo-v-otnosheniyah-s-sosedyami-v-xvi-xvii-vekah-identichnost-i-ideologiya Идрисов Ю.М. Абдусаламов М.-П.Б.Политическая элита Шамхальства Тарковского в отношениях с соседями в XVI-XVII веках//Вестник Воронежского государственного технического университета
  11. Д. С. Кидирниязов, Ж. К. Мусаурова -Очерки истории ногайцев XV-XVIII вв - Изд-во дом "Народы Дагестана", 2003 - С. 199

    Где-то в 1649-1650 гг. для возвращения Чебан-мурзы на старые места направляется из Терского города экспедиция, едва ли не «с 7 и 8 тысяч конных, пеших окоцких и барагунских и ногайских и русских людей». Казаналип Эндиреевский также примкнул со своим ополчением к царскому войску. Собранным силам удалось подойти к самим Таркам, однако здесь они потерпели поражение. Шамхал Сурхай захватил даже войсковое знамя, которое отправил в Иран в знак почтения Аббасу II

  12. И.Д.Попко Терские казаки со стародавних времен: Гребенское войско, Том 1 - С.76
  13. Зевакин Е. С. Конфликт России с Персией в середине XVII столетия // Азербайджан в начале XVIII века. Баку, 1929
  14. Кабардино-русские отношения в XVI—XVII вв. М.,1957. Т.1. С.304
  15. Попко И. Д. Терские казаки с стародавних времен. Исторический очерк. СПб., 1880.

ЛитератураПравить

  • Бабулин И. Б. Русско-иранский военный конфликт 1651—1653 гг. // Рейтар, № 31, 2006
  • Потто В. А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях: в 5 томах. — 2-е изд. — СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1887. — Т. 1: От древнейших времён до Ермолова. — 738 с.
  • Зевакин Е. С. Конфликт России с Персией в середине XVII столетия // Азербайджан в начале XVIII века. Баку, 1929.
  • Умаханов М. С. Борьба народов Дагестана в 1600—1660 гг. против иранской агрессии. Махачкала, 1968.
  • Ахмадов Я. З. История Чечни с древнейших времён до конца XVIII века. М., 2001.